авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Теоретические и правовые аспекты судебной экспертизы диффамационных материалов

-- [ Страница 2 ] --

Разработанные диссертантом основные теоретические положения и практические рекомендации обсуждались при проведении обучающих семинаров для журналистов и представителей прессы по законодательству о средствах массовой информации: «СМИ и правоохранительные органы» (Москва, Истра, 1998); «Правовые аспекты рыночной экономики» (Иркутск, Новосибирск, Москва, Тольятти, 1999); «Техника юридической безопасности для журналиста» (Пермь, Лысьва, 1999); «Гласность и закон» (Республика Тыва, Кызыл, 1999); Летняя школа для студентов юридических вузов «Академия прав человека» (Тверь, 1999); «СМИ и выборы» (Москва, 1999), «Юридический разбор инструкции ЦИК» (Москва, 1999); НИП семинар в рамках Школы молодого журналиста на тему «Честь, достоинство и деловая репутация: основные правовые аспекты, иски к СМИ» (Москва, 2000); «Право и средства массовой информации» (Великий Новгород, 2000); «Правовые аспекты деятельности СМИ» (Кириши, 2000); «Юридические аспекты освещения в СМИ благотворительности бизнеса» (Москва, 2000); «Право доступа на информацию» (Бишкек, 2001); «Юридические клиники для журналистов» (Ташкент, 2001); «Правовые основы деятельности журналиста» (Ташкент, 2002); «Власть. СМИ. Информация» (Петрозаводск, 2002); «Защита чести и достоинства, деловой репутации» (Краснодар, 2002); «Защита чести, достоинства. Клевета, Оскорбление» (Орел, 2002); на круглом столе в Краснодарском Краевом суде «Вопросы назначения и проведения экспертиз» (Краснодар, 2011); III и IV Международных научно-практических конференциях «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (Москва, 2011, 2013).

Автор принимала участие в законопроектной работе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации путем подготовки заключений на законопроекты в области средств массовой информации, а также в проектной работе Верховного Суда Российской Федерации по формулированию положений Постановления Пленума «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Основные положения работы используются в учебном процессе Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) по курсам учебных дисциплин «Экспертиза диффамационных материалов», «Судебная лингвистическая экспертиза», «Теория судебной экспертизы», «Теория и практика судебной экспертизы», «Специальные знания в деятельности адвокатов»; в работе Фонда защиты гласности, Союза журналистов России, информационного агентства «Regnum», внедрены в практику мировых и районных судов Краснодарского края, а также используются в практической деятельности автора в качестве представителя стороны в судопроизводстве при рассмотрении дел о диффамации. Данные об использовании в учебном процессе и в практической деятельности полученных в рамках диссертационного исследования результатов оформлены актами о внедрении.

Структура работы определена целью и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются задачи и цели, методологические и теоретические основы исследования, раскрывается его научная новизна и значимость, положения, выносимые на защиту, определяются эмпирическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава диссертационной работы «Теоретические аспекты использования специальных знаний по делам о диффамации» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие диффамации. Механизмы защиты чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени» рассматривается эволюция понятия диффамации в российском и международном аспектах, а также способы защиты чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени.

Отмечается, что диффамация как понятие возникла еще во времена римского права. В переводе с латинского языка «diffamо» означает «порочить, лишать доброго имени».

Проведен сравнительный анализ путей развития международного и российского законодательства о диффамации, в ходе которого установлено, что в начале XX века законодательство в Европе и России формировалось по-разному. В Европе в 1950г.была принята Конвенция о защите прав человека и основных свобод, создан Европейский суд по правам человека. Статья 10 указанной Конвенции предопределила развитие правового регулирования проблем диффамации, отделив свободу мнений и свободу их высказывания от запретов, а решения Европейского суда по правам человека стали обязательными и имеющими прецедентный характер при рассмотрении дел в странах, присоединившихся к данной Конвенции. Таким образом, судебная практика по делам о диффамации в Европе стала единообразной.

В России же после Октябрьской революции понятие диффамации было исключено из законодательства. Гражданский кодекс РСФСР 1922г. не предусматривал таких объектов гражданских прав, как нематериальные блага. Понятие «честь» считалось пережитком дворянского прошлого и уделом белых офицеров, а понятие «достоинство» являлось несовместимым с классовым духом пролетариата.

Становление судебной практики по делам о диффамации (хотя такого термина законодательство не содержит до сих пор) в России началось с 1991г., когда был принят Закон РСФСР от 21 марта 1991г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Гражданский, Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный кодексы РСФСР и Кодекс РСФСР об административных нарушениях» и в ст. 7 ГК РСФСР внесены изменения, в соответствии с которыми для граждан была введена возможность взыскания морального вреда. До принятия указанного закона никакой ответственности для распространителя сведений, кроме опровержения законодательством, предусмотрено не было, поэтому норма, охватываемая понятием «диффамация», хотя формально присутствовала в законе, но распространения не имела, и судебная практика по таким делам практически отсутствовала.

В настоящее время правоприменительная практика базируется не только на законодательстве РФ, но и на положениях международного законодательства. Правовая коллизия состоит в том, что суды РФ призваны руководствоваться нормами прецедентного права, т.е. конкретными решениями Европейского суда, что не предусмотрено российским законодательством.

Отмечается необходимость унификации законодательства. Проведенный анализ нормативной правовой базы показал, что на сегодня в законодательстве отсутствует единообразие понятий, относящихся к диффамации. Например, Конституция РФ запрещает умаление достоинства, а Гражданский кодекс РФ защищает достоинство от унижения.

Проведенный анализ нормативной правовой базы, судебной практики и научной литературы показал отсутствие единого подхода к трактовке понятия «диффамация». Всего можно выделить три подхода к определению понятия «диффамация»:

1) диффамация - распространение любых порочащих сведений о лице, включая соответствующие действительности. В данном случае диффамация может как повлечь, так и не повлечь за собой правовые последствия;

2) диффамация - распространение порочащих, но исключительно ложных (заведомо и/или не заведомо) сведений о лице, правонарушение, злоупотребление правом, обязательно влекущее за собой правовые последствия;

3) определение диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности (не заведомо ложных) порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Различие приведенных выше трактовок состоит прежде всего в объеме сведений, охватываемых понятием «диффамация». Наиболее приемлемым, на наш взгляд, является первое из приведенных определений, поскольку оно наименее конкретизировано по сравнению с другими и охватывает больший объем сведений. Во втором определении речь идет только о ложных сведениях. В третьем определении ограничен способ распространения сведений (СМИ), а также отсутствуют такие объекты, как «доброе имя», «личная семейная тайна», «неприкосновенность частной жизни», обозначенные в числе прочих нематериальных благ в ст. 150 ГК РФ, которые могут содержать в себе подлинные, доказанные факты порочности лица, но не подлежащие оглашению и распространению как охраняемые Конституцией РФ.

Предлагается авторское определение диффамации: диффамация – распространение для одного и более лиц любым способом порочащих сведений (действительных или ложных) о физическом или юридическом лице без его согласия.

В работе акцентируется внимание на том, что категория дел о диффамации является оценочной, и установление факта унижения чести, достоинства, деловой репутации на практике порой вызывает определенные трудности. Иногда достаточно распространенных и общедоступных знаний, обращения к справочной и учебной литературе, консультации специалиста для рассмотрения и разрешения вопроса о наличии порочащих сведений. В ряде случаев требуется назначение и производство судебной экспертизы, например, когда сведения подаются в завуалированной, скрытой форме, заложены в контексте или подтексте, изложены с использованием специальных языковых приемов манипулирования сознанием респондентов.

Автор подчеркивает, что правовой базис зашиты от диффамации включает в себя не только ст. 152 ГК РФ, специально посвященную защите чести, достоинства и деловой репутации, но и ряд других норм, регулирующих вопросы компенсации морального вреда (ст.ст. 151, 1099-1101 ГК РФ), возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ), судебной защиты гражданских прав (ст. 11 Конституции РФ об охране достоинства личности государством и о том, что ничто не может быть основанием для его умаления; ст. 23 Конституции РФ о праве каждого на защиту своей чести и доброго имени; ст. 29 Конституции РФ о свободе слова и массовой информации; ст. 46 Конституции РФ, гарантирующая каждому судебную защиту его прав и свобод). Кроме того, в указанный институт входят соответствующие международные договоры Российской Федерации, ставшие составной частью ее правовой системы (например, ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также ст.128.1 УК РФ и ч. 3 ст. 5.61 КоАП РФ.

Отмечается, что в теории и судебной практике насущным является вопрос о способах защиты доброго имени. Несмотря на провозглашенное право на защиту доброго имени, механизма его защиты и даже определение содержания данного права, законодательно не предусмотрены. В работе предложена авторская формулировка определения доброго имени, под которым понимается совокупность объективных данных и сведений о лице, идентифицирующих его в обществе как добропорядочного гражданина.

Кроме того, обращается внимание, что роль уголовно-правовых норм о защите чести, достоинства и деловой репутации для отечественного законодательства является более традиционной, хотя в последние десятилетия нормы гражданского права о защите личных неимущественных прав приобретают все большую значимость.

Во втором параграфе «Возможности и формы использования специальных знаний в доказывании по делам о диффамации» определяется характер специальных знаний, требуемых для формирования доказательственной базы по делам о диффамации.

Проведенный нами анализ следственной и судебной практики показал, что для получения необходимой криминалистически значимой информации по делам, связанным с диффамацией, требуется использование специальных знаний.

С целью решения вопроса о необходимых областях знаний понятие диффамации и диффамационного деликта можно разложить на составляющие. Деликт, как любой поступок, любое деяние имеет объект, субъект, субъективную и объективную сторону. Объективную сторону при диффамации можно коротко обозначить как «высказывание во всеуслышание порочащих сведений». Отсюда следует, что средством диффамационного деликта всегда является, образно говоря, произнесенное/воспроизведенное слово, а говоря конкретнее - продукт речевой деятельности, и именно этот продукт является краеугольным камнем при рассмотрении дел о диффамации. Текст как продукт речемыслительной деятельности – не только коммуникативное и эстетическое явление, неотъемлемое от общения людей, массовой коммуникации, шоу-индустрии, рекламной, креативной, интеллектуальной деятельности, но и орудие, в том числе и орудие преступления. Учитывая специфику совершения большинства правонарушений, связанных с диффамацией, посредством слова – использования различного рода языковых средств, основным направлением применения специальных знания являются знания в области теории и практики судебной лингвистической экспертизы.

Кроме того, требуется использования специальных знаний в области бухгалтерского учета, поскольку вопрос убытков (ст. 15 ГК РФ) относится к специальным знаниям в указанной области, а диффамационный деликт влечет за собой возмещение вреда и ущерба. П. 5 ст. 152 ГК РФ устанавливает, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Особую актуальность в последние годы приобретают компьютерно-техническая и автороведческая экспертизы, назначаемые для установления автора и источника происхождения порочащих сведений, распространяемых с помощью ресурсов сети Интернет. Вследствие глобальной информатизации сеть Интернет стала одним из средств распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Число дел с участием в качестве ответчика лиц, распространивших информацию через Интернет, а также в электронных СМИ, в последнее время резко возросло. Причина этого явления заключается в том, что информация, представленная в сети, в отличие от информации, распространенной в печатных СМИ, циркулирует постоянно и может быть доступна любому пользователю сети Интернет.

Исходя из изложенного выше, по делам, связанным с диффамацией, целесообразно использование специальных знаний по ряду направлений:

  • для установления диффамационной направленности распространенных сведений и дифференциации сведений в форме утверждений и оценочных суждений, а также фактуальных сведений и субъективного мнения автора рекомендуется использовать специальные лингвистические знания в предусмотренной законом процессуальной форме;
  • в целях установления источника происхождения материалов диффамационной направленности, распространяемых с помощью ресурсов сети Интернет, целесообразно привлекать лиц, обладающих специальными знаниями в области компьютерной техники и информационных технологий;
  • для установления автора распространяемого диффамационного материала представляется целесообразным проведение экспертного исследования в области судебного автороведения;
  • для определения величины материального вреда, причиненного юридическому лицу в результате распространения дискредитирующих сведений, может быть осуществлено лишь с использованием специальных знаний в области бухгалтерского учета, а именно в области оценки нематериальных активов.

В третьем параграфе «Предмет, цель, задачи и объекты судебной лингвистической экспертизы по делам о диффамации» исследуются концептуальные основы судебной лингвистической экспертизы диффамационных материалов.

Средством диффамационного правонарушения всегда является продукт речевой деятельности, и именно он является предметом спора при рассмотрении дел о диффамации. В связи с тем, что исследование языковой материи невозможно без использования знаний о языке, то очевидно, что лингвистическая экспертиза является одной из наиболее востребованных при расследовании и рассмотрении дел о диффамации.

Отмечается целесообразность выделения в роде судебной лингвистической экспертизы отдельного вида – судебной лингвистической экспертизы диффамационных материалов – на основе специфики решаемых задач и объектов исследования. Предметом данного вида экспертизы являются факты и обстоятельства, имеющие значение для дела и устанавливаемые на основе исследования закономерностей существования и функционирования в устной и письменной речи естественного языка, которые могут быть положены в основу принятия правоприменителем решения о признании или непризнании распространенных сведений диффамационными.

При формулировании задания эксперту необходимо учитывать, что недопустима постановка перед экспертом правовых вопросов. По делам о диффамации вопросами правового характера являются вопросы о порочащем характере информации, о соответствии сведений действительности. Вопрос об отнесении информации к истцу, на наш взгляд, также является вопросом правового характера, поскольку ст. 152 ГК РФ предоставляет защиту только для лиц, в отношении которых распространены порочащие сведения. Таким образом, суд обязан в силу диспозиции ст. 152 ГК РФ самостоятельно разрешать обстоятельства о том, нарушены ли права истца распространением спорной информации.

При рассмотрении дел о диффамации подлежит установлению и правовой оценке не только достоверность, но и характер распространенных сведений, их содержательно-смысловая направленность, поэтому на разрешение эксперта целесообразно ставить вопросы в следующих формулировках:

  • Содержатся ли в тексте сведения о фактах и событиях или оценочные суждения, авторское мнение?
  • Допускают ли языковые формы высказываний верификацию распространяемых сведений?
  • Имеются ли в тексте бранные слова и выражения, словесные конструкции с оскорбительным значением или оскорбительной эмоциональной окраской?
  • В какой языковой форме выражены приведенные в тексте сведения: утверждение, предположение, вопрос и т.д.?
  • Каково смысловое значение определенного слова, словосочетания, выражения в контексте исследуемого текста?

Предлагаемые формулировки не исчерпывают перечень возможных вопросов, но демонстрируют пределы компетенции эксперта, проводящего судебную лингвистическую экспертизу диффамационных материалов. При этом риск вторжения эксперта в область компетенции правоприменителя существенно снижается.

Вторая глава «Правовые основы назначения, производства и оценки результатов судебной экспертизы диффамационных материалов» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Особенности назначения судебной экспертизы диффамационных материалов» автором акцентируется внимание на порядке назначения судебной экспертизы по делам о диффамации в судопроизводстве.

При рассмотрении и разрешении диффамационных дел стороны зачастую трактуют речевые высказывания с точки зрения собственного житейского опыта и наивного лингвистического знания. Претензии истцов по гражданским делам или потерпевших по уголовным делам часто связаны с субъективным восприятием сообщений, а не с объективным распространением порочащей, не соответствующей действительности информации.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.