авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Гражданско-правовой режим инноваций в научно-технической сфере (на примере деятельности высших учебных заведений)

-- [ Страница 2 ] --

2. Обосновывается целесообразность выделения общих признаков патентоспособных (РИД, в том числе служебные изобретения)
и непатентоспособных (инновации) объектов, имеющих нематериальный характер, и способность выступать в качестве объектов инвестиций. При этом обозначается, что объекты интеллектуальной собственности, отвечающие критериям инновационной деятельности патентоспособные объекты (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, топологии интегральных схем), обладают критериями новизны и творчества. Установлено, что непатентоспособные объекты (инновации), не урегулированные ГК РФ, можно приравнять по правовому режиму к РИД, потому что их создание сопряжено с теми же критериями новизны и творчества. Кроме того, делается вывод о том, что ноу-хау не обладает такими особенностями, чем существенно отличается от инновации.

3. С учетом проведенного системного анализа норм гражданского и предпринимательского права, регламентирующих порядок инвестиционной деятельности, предлагается понимать инновационную деятельность как совокупность стадий инновационного цикла и с этой целью в дальнейшем рассмотреть вопрос о внесении дополнения в ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности в виде определения понятия инновационной деятельности в следующей редакции: «инновационная деятельность — это осуществление практических действий по реализации инноваций через такие виды изобретения, как продукт, способ
в любой сфере деятельности, полученный в результате совокупности стадий инновационного цикла, а именно: поиска, создания, осуществления испытаний, экспертизы и внедрения в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта».

4. Полагая, что инвестиции по смыслу и содержанию ст. 128 ГК РФ являются объектами гражданских прав, автор обосновывает целесообразность внесения изменений в действующее законодательство в виде закрепления определений соответствующих понятий:

1) в ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности:

«инвестиции это денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права на РИД и средст-
ва индивидуализации, имеющие денежную оценку и вкладываемые
в объекты предпринимательской и (или) инновационной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта»;

2) в ст. 2 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»:

«иностранные инвестиции это вложения иностранного капитала в объекты предпринимательской и инновационной деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте
в Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством, в том числе деньги, ценные бумаги (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), имущественные права на РИД
и средства индивидуализации, имеющие денежную оценку».

5. В связи с проведенным комплексным анализом норм законодательства субъектов РФ в инвестиционной сфере, а также выявлением расширения областей вложения инвестиций за счет инновационной деятельности, направленной на создание новых или (и) расширение существующих производственных мощностей и нематериальных активов, предлагается уточнить определение понятия «инвестиционная деятельность» путем внесения изменения в ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности:

«инвестиционная деятельность — это процесс вложения инвестиций в объекты предпринимательской и инновационной деятельности, представляющий собой систему последовательных практических действий по реализации инвестиционного проекта и по созданию новых и (или) расширению существующих производственных мощностей и нематериальных активов, в том числе и в имущественные права на РИД и средства индивидуализации, имеющие денежную оценку в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта».

6. Анализ объектного состава имущественных отношений, складывающихся в сфере реализации капитальных вложений, а также расширение описания объектного ряда гражданских прав, предусмотренных ст. 128 ГК РФ, позволили автору сформулировать предложения о необходимости внесения дополнения в п. 1 ст. 3 Закона об инвестиционной деятельности в виде абзаца второго следующего содержания:

«объектами капитальных вложений в Российской Федерации являются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права на РИД и средства индивидуализации, имеющие денежную оценку».

7. С учетом проведенного системного анализа норм гражданского права, регламентирующих порядок рискового предпринимательства, предлагаются новые подходы к определению предметного содержания понятия «венчурное инвестирование» как вида инвестиций, которое предлагается сформулировать следующим образом: «венчурное инвестирование — это прямое вложение денежных средств в уставный капитал предприятий, осуществляемое инвесторами на свой риск и без обеспечения исполнения обязательств по уровню доходности и возврату инвестиций через специализированные финансовые институты — венчурные фонды».

8. Учитывая комплексный характер института интеллектуальной собственности, научно обосновывается вывод о необходимости урегулирования вопросов, связанных с распределением объема прав на служебные изобретения (технические инновации) в государственном вузе РФ непосредственно в таких локальных актах вуза, как соглашения
о сотрудничестве между университетом и промышленными предприятиями, между университетом и инвесторами.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит
в том, что содержащиеся в ней выводы расширяют знания об актуальных проблемах правового режима объектов интеллектуальной собственности в инновационной и инвестиционной деятельности, связанных с внедрением изобретений (инноваций) в научно-техническую сферу,
в том числе в государственном вузе РФ. Предложения и выводы диссертации могут быть использованы в законотворческом процессе,
в том числе путем унификации понятийного аппарата, используемого
в рассматриваемой сфере.

Значимость работы также состоит в том, что ряд положений исследования вводятся в научный оборот впервые и могут быть использованы при разработке лекционных курсов по дисциплинам тематики диссертации.

Апробация результатов исследования. Основные положения
и материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, нашли свое отражение в четырех публикациях автора в юридических, научно-практических журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии. Всего по теме исследования опубликовано семь работ. Кроме того, результаты исследования были использованы при проведении занятий по дисциплинам «Предпринимательское право», «Право интеллектуальной собственности» в Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Структура диссертации. Выполненная работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность и перспективность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, анализируется степень научной разработанности темы, раскрываются теоретическая, методологическая, правовая и эмпирическая базы исследования, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре исследования.

Первая глава «Правовая природа инноваций в научно-техни-
ческой сфере» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Инновация: понятие, признаки, классификация» раскрывается проблема внедрения результатов инновационной деятельности в промышленность с выходом на рынок путем применения как экономических, так и правовых механизмов реализации. При этом приоритетными составляющими существующей проблемы в научно-технической сфере остаются отсутствие как унифицированного доктринального применения понятийного аппарата, так и законодательной основы для закрепления понятия «инновационная деятельность». В этой связи проведение модернизации законодательства в инновационной деятельности предлагается обеспечивать следующими базовыми компонентами: национальной инновационной моделью
в научно-технической сфере; системой инвестиционного финансирования, включающей изменения налогового регулирования; системой высшего профессионального образования и культуры. И здесь законодателю следует помнить, что вложение инвестиций в интеллектуальную собственность — это рисковый бизнес.

Сравнительный анализ показал, что содержание понятия и правовая природа инновации состоит из двух основополагающих критериев: новизна и творчество. При этом последний не может быть реализован, если нет причинно-следственной связи с критерием новизны, с помощью которого возникает инновация как объект гражданского оборота. Именно введенная в действие с 01 января 2008 г. часть четвертая ГК РФ стала тем комплексным законодательным актом, который позволил государству выделить новизну и творчество как общие признаки некоторых объектов интеллектуальной собственности, входящих в научно-техническую сферу и являющихся патентоспособными (изобретение, промышленный образец, полезная модель, топология интегральной микросхемы) и непатентоспособными (инновации), так как все они обладают нематериальным характером (инновационной функцией) и могут применяться в качестве объектов инвестиций.

В то же время, приводя многочисленные точки зрения ученых
и законодателей относительно понятия «инновация», автор приходит
к выводу о том, что единства мнений в этом вопросе нет. Одни соотносят инновацию с правовой категорией продукта (устройство, вещество, способ), другие — с правовой категорией производственного процесса поколения уже новой техники (создание и внедрение инновации как продукта). Тем не менее предпринятые попытки законодательных органов субъектов РФ оказали существенное влияние на развитие регионального инновационного законодательства. Вместе с тем проведенный анализ показал, что действующие нормативные правовые акты субъектов РФ носят характер административного, налогового и иного регулирования, что подчеркивает факт наличия публично-правового интереса в сфере инновационной деятельности, который тесным образом соотносится с его частноправовой характеристикой.

Останавливаясь на законодательстве стран СНГ (Украина, Беларусь), автор исследования делает вывод о том, что в этих странах положения об инновациях, инновационной деятельности урегулированы в кодифицированных актах, но не отражают полноты содержания данного явления. В законодательстве стран дальневосточной правовой семьи (Япония, Вьетнам), наоборот, не только раскрывается правовая природа инновации через ее правовые категории, каковыми являются процесс и продукт, но и указывается на новые методы получения инновации.

На основе комплексного анализа правовой природы и признаков инновации, а также существующих ее классификаций автор обосновывает необходимость введения единой системы классификации видов инноваций, а также предлагает собственное определение понятия «инновации».

Во втором параграфе «Правовые категории и объектный состав инновационных отношений» путем сравнительного анализа автор обосновывает позицию о том, что как в зарубежном, так и в инновационном законодательстве субъектов РФ предусматривается возможность распространения права интеллектуальной собственности на все объекты инновационной деятельности (продукты), которые были разработаны и созданы в результате процесса инновационной деятельности. Безусловно, реализация инновации (объектов инновационной деятельности) должна проходить через определенные этапы, такие, как: стадия разработки инновационного продукта, стадия промышленного применения. Выражая свою солидарность с позицией А. А. Подопригоры, автор видит схематическое изображение этого цикла следующим образом: производство — наука — производство, а задачи, поставленные производством на разрешение науки, научные исследования — научное открытие — технические решения (изобретения) — новая техника — производство — наука (задачи, поиски, гипотезы).

Устанавливая зависимость категории «инновационный продукт» от других категорий (например, «процесс» или «способ»), реализуемых в процессе инновационной деятельности, автор работы приводит сравнительный анализ нормативных правовых актов субъектов РФ и зарубежного законодательства (Австралия, США). Так, анализ норм зарубежного законодательства показал, что правовое регулирование инновационного процесса не только снижает риски, но и стимулирует изобретателей на создание инноваций.

По результатам ретроспективного анализа становления законодательства США и Канады автором сделан вывод о том, что в том числе положения Свода законов США дают возможность изобретателю использовать достаточно широкий диапазон для своих разработок, которые в дальнейшем находят свое применение в различных сферах деятельности, в том числе предоставление их автору исключительного права на патент. Аналогичная ситуация складывается в законодательстве Нидерландов и Португалии.

Анализируя законодательство Германии, автор работы и разграничивает, и соотносит правовую природу изобретения и инновации. При этом, отмечая единство взглядов как в законодательстве, так и в науке (К. Кирхнер, Г. Ульрих) относительно категорий инноваций, автор делает вывод о том, что немецкое законодательство уделяет большое внимание не только развитию и защите инноваций, но и условиям конкуренции, в которых инновация может быть реализована.

И наконец, рассматривая законодательство дальневосточной правовой семьи (Япония), автор работы приходит к однозначному выводу, что в этой стране самое прогрессивное законодательство, легально урегулировавшее саму идею как объект оборота, так как инновация —
это материальное и нематериально ее воплощение.

В третьем параграфе «Сравнительно-правовая характеристика ноу-хау» рассмотрено правовое содержание ноу-хау и выявлены признаки, позволяющие отграничить ноу-хау от инновации. Представлено обоснование такого отличительного признака, устанавливающее, что
в отношении секрета производства всегда введен режим коммерческой тайны, предметом которой является конфиденциальная информация.

Установлено, что в России правомочия обладателя секрета производства включают право его использования, а также возможность
распорядиться и раскрыть его третьим лицам, т. е. наблюдается отсутствие триады правомочий, предусмотренных ч. 1 ст. 209 ГК РФ. Поэтому автор соглашается с высказыванием В. А. Дозорцева, полагающего, что за обладателем секрета производства закрепляется своеобразное исключительное право, не являющееся абсолютным, это квазиабсолютное право, которое может принадлежать одновременно нескольким лицам. Такое исключительное право является чисто гражданско-правовой категорией.

Рассматривая положения англо-саксонской системы права (США), диссертант указывает на то, что существующие различия между законодательной базой по защите секретов производства и судебной практикой позволили сформировать следующие теории: теорию права собственности и теорию конфиденциальности отношений. Несмотря на наличие различных теорий, практика предпринимательской деятельности и доктрина гражданского права определяют права собственника как неимущественные и признают, что секрет производства должен быть лицензируемым, продаваемым, инвестируемым, т. е. обладать триадой правомочий. В связи с этим возникает правомерный вопрос: право на секрет производства является относительным или абсолютным? Современные зарубежные исследователи пришли к выводу, что
в США секрету производства присущи обе категории прав.

Анализируя нормы законодательства стран Европейского союза, автор делает вывод о том, что признание субъективного права в отношении секрета производства в этих странах невозможно (Германия, Польша, Швейцария).

Результаты проведенного исследования позволили автору сделать вывод, что достоинством законодательства стран англо-саксонской правовой системы (Англия, США) и стран Западной и Восточной Европы следует признать наличие положений о том, что секрет производства не только является имущественным правом ее законного владельца, но так же как и имущество, может быть объектом налогообложения и быть защищенным от изъятия. В России же в отношении секрета производства не возникает права собственности владельца, вводится только режим коммерческой тайны.

Вторая глава «Правовая природа инновационной деятельности в высшем учебном заведении» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Инновационная деятельность: понятие, признаки, содержание» анализируются положения так называемого инновационного законодательства субъектов РФ и стран СНГ, исходя из классического содержания таких понятий, как «предпринимательская деятельность» и «экономическая деятельность». С учетом специфики понятия «инновационная деятельность» делается вывод о том, что она является видом предпринимательской деятельности.

Научно обосновывается, что одной из разновидностей инновационной деятельности является венчурная деятельность, развитие которой в России приобретает все большую актуальность в связи с изменением долей участия государства и частных лиц в экономике, развитием науки и технологий, одним из приоритетных направлений государственной инновационной политики, условием повышения конкурентоспособности отечественной промышленности.

Предпринятые шаги пока что недостаточны, поэтому в сложившейся ситуации необходимо выявить наиболее приемлемые подходы, которые были в свое время разработаны и приведены в действие в зарубежных странах, например в США.

По результатам анализа законодательных актов США автором делается вывод о том, что, во-первых, все они нацелены на учреждение организаций и центров, которые способствуют коммерциализации информационных технологий, во-вторых, с их помощью происходит стимулирование совершенствования и использования разработок, в-третьих, государственную поддержку имеют не только разработки, но и их создатели. Однако у исследованных законодательных актов США есть и недостатки, среди которых второстепенное внимание к понятийному аппарату в сфере инновационной деятельности.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.