авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Функциональная характеристикадосудебного производствав российском уголовном процессе

-- [ Страница 2 ] --

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что выводы и предложения, сформулированные в результате исследования, могут быть использованы для дальнейшей разработки теоретических проблем уголовного процесса, при совершенствовании законодательства, в ходе реформирования досудебных стадий, в правоприменительной деятельности судей, прокуроров, следователей, дознавателей, органов дознания, а также участников процесса со стороны защиты. Реализация данных выводов и предложений может способствовать более четкому определению основных направлений уголовно-процессуальной деятельности и повышению эффективности их реализации. Теоретические положения могут быть использованы в научной работе, а также в преподавании курса уголовного процесса в образовательных учреждениях МВД России, при подготовке научных трудов и учебно-методических материалов по данной проблематике.

Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования, сформулированные на их основе выводы, предложения и рекомендации прошли обсуждение на кафедре организации раскрытия и расследования преступлений Омской академии МВД России, использовались при подготовке научных публикаций, внедрены в учебный процесс Омской академии МВД России и Омского государственного университета им. Ф. М. Достоев­ского.

Теоретические и прикладные положения диссертации апробированы в вы­ступлениях на научно-практических конференциях, проводимых в Ом­ской академии МВД России (2004–2005 гг.), Омском государственном университете им. Ф. М. Достоев­ского (2005 г.), Башкирском государственном университете (2005 г.) и Омском юридическом институте (2006 г.). Основные результаты исследования опубликованы в научных статьях и тезисах общим объемом 2,8 п. л. Одна научная статья опубликована в ведущем рецензируемом журнале («Вестник Московского университета МВД России»), входящем в перечень, определяемый Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России.

Структура и объем работы. Структура работы предопределена целями и задачами диссертационного исследования и включает введение, две главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и список использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, излагаются его цели и задачи, объект и предмет, методологическая и эмпирическая основы исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы, а также апробация ее результатов.

Первая глава «Понятие и виды уголовно-процессуальных функций в досудебном производстве» включает два параграфа.

Первый параграф «Понятие уголовно-процессуальных функций в контексте досудебного производства» посвящен актуальной и широко обсуждаемой в научных кругах современной России проблеме опре­деления понятия и содержания категории «уголовно-процессуальные функции».

Соискателем рассмотрены подходы к трактовке термина «функция» в различных областях науки и техники, энциклопедической литературе, повседневной жизни.

Системный анализ определения понятия «уголовно-процессуальные функции» в теории уголовного процесса позволил диссертанту прийти к выводу, что при всем разнообразии точек зрения наибольшее признание имеют те дефиниции, где на первый план выдвигается деятельность, при этом ученые-процессуалисты придерживаются, главным образом, двух идей: одни (А. М. Баксалова, Ю. И. Великосельский, А. П. Гуляев, А. М. Ла­рин, Л. В. Попова, М. В. Танцерев, А. Л. Цыпкин, В. Е. Шманатова и др.) определяют функцию исходя из целей уголовного процесса, другие (Ф. А. Аба­шева, Н. С. Алексеев, С. И. Гирько, П. С. Ефимичев, С. П. Ефимичев, Т. З. Зинатуллин, В. З. Лукашевич, Я. О. Мотовиловкер, Р. Д. Рахунов, И. Ю. Таричко, М. Б. Улищенко, Г. П. Химичева, О. В. Хитрова, Н. А. Якубович, П. С. Элькинд и др.) — из роли субъектов в уголовном судопроизводстве.

Автор отмечает, что прежде уголовно-процессуальные функции рассматривались преимущественно в пределах судебных стадий уголовного процесса, диссертант же анализирует их реализацию на досудебном производстве, отслеживая, в частности, непосредственное влияние стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, составляющих содержание досудебного производства, на реализацию уголовно-процессуальных функций.

Детальное изучение категории «уголовно-процессуальная функция» позволило соискателю выделить факторы, определяющие содержание последней: стадия уголовного процесса, причинно-следственная связь, четко обозначенная цель, процессуальный статус участника.

В заключении параграфа автор резюмирует, что уголовно-процессуальные функции – это взаимосвязанные основные направления уголовно-процессуальной деятельности, направленные на достижение конкретной цели, определяемые правовым статусом участников и стадией уголовного процесса, в которой они реализуются.

Второй параграф «Функциональная модель современного досудебного производства и состязательность: проблема соотношения» посвящен сравнительному анализу состязательной модели, закрепленной в Уго­ловно-процессуальном кодексе Российской Федерации,­ и функциональной характеристике современного досудебного производства.

По результатам исследования соискатель делает вывод, что законодатель механически заключил процесс функционирования уголовного судопроизводства в рамки классической, но вряд ли приемлемой сегодня на досудебном производстве состязательной модели, выделив всего три уголовно-процессуальные функции, и тем самым искусственно сузил поле деятельности субъектов процесса, обеднив его содержание.

Рассматривая позиции ученых-процессуалистов по вопросу о количестве и видах уголовно-процессуальных функций, диссертант отмечает, что концепция трех уголовно-процессуальных функций не выдерживает критики и в теории уголовного процесса.

Соискатель разделяет позицию ряда авторов (З. З. Зинатуллин, Т. З. Зинатуллин, А. И. Макаркин, А. В. Ленский) о том, что состязательность сторон имеет место только в стадии судебного разбирательства и нет необходимости полномерной ее реализации на предварительном следствии.

Диссертантом представлена авторская позиция относительно классификации участников уголовного судопроизводства.

Детальный анализ функциональной характеристики уголовного судопроизводства на досудебных стадиях позволил автору предложить качественно новую функциональную модель досудебного производства.

Вторая глава «Функциональная характеристика деятельности участников досудебного производства» объединяет четыре параграфа.

В первом параграфе «Функциональная характеристика деятельности участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения» диссертант анализирует деятельность прокурора, следователя, начальника следственного отдела, органа дознания, дознавателя, потерпевшего, гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца и приходит к выводу, что данные участники уголовного судопроизводства неоправданно определены законодателем в круг субъектов исключительно со стороны обвинения.

На основании предложенной автором классификации участников досудебного производства надлежит отметить, что представленные лица отнесены соискателем к трем разным группам: следователь, дознаватель, орган дознания — к участникам, осуществляющим расследование уголовного дела; прокурор, начальник следственного отдела и начальник органа дознания — к участникам, осуществляющим контрольно-надзорные функции; потерпевший, гражданский истец, представители потерпевшего и гражданского истца — к участникам, защищающим в уголовном деле свой личный или представляемый законный интерес.

Соискатель видит острую необходимость выведения следователя из числа участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и закрепления в качестве самостоятельного субъекта уголовного процесса в контексте текстуального восстановления принципа всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Диссертанту представляется, что законом недостаточно четко определен процессуальный статус начальника органа дознания, в связи с чем автор обосновывает свою позицию о том, что последний должен быть позиционирован в качестве автономного участника уголовного судопроизводства с одновременным закреплением его процессуальных полномочий в отдельной норме Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Не разделяя мнения ученых, утверждающих, что потерпевший осуществляет функцию обвинения (А. М. Баксалова, З. З. Зинатуллин, Т. З. Зинатуллин, С. В. Кравцова, А. Г. Халиулин и др.), автор наделяет его функцией защиты личных прав и интересов, признавая при этом причастность последнего к реализации функций уголовного преследования, обвинения и возмещения ущерба, причиненного преступлением.

По результатам исследования соискатель резюмирует, что основным направлением деятельности следователя, дознавателя, органа дознания является расследование уголовного дела (центральная функция на досудебном производстве); прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания реализуют, соответственно, функции прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля; потерпевший осуществляет функцию защиты личных прав и интересов, являющуюся составной частью функции защиты в уголовном процессе; основным направлением деятельности гражданского истца выступает обеспечение возмещения ущерба, причиненного преступлением; представители гражданского истца и потерпевшего реализуют функции представляемых ими участников уголовного судопроизводства.

Осуществляя основные направления своей уголовно-процессуальной деятельности, участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, кроме того, являются субъектами реализации функций уголовного процесса, образуемых подфункциями последних — проверки сообщений о преступлениях, уголовного преследования, обвинения, защиты, розыска, профилактики преступлений, международного сотрудничества, реабилитации лиц, обладающих правом на нее, и разрешения уголовного дела.

Во втором параграфе «Функциональная характеристика деятельности участников уголовного судопроизводства со стороны защиты» соискатель отмечает, что появление участников уголовного судопроизводства со стороны защиты в процессе расследования, а также осуществление ими одноименной функции обусловлены реализацией представителями стороны обвинения, соответственно, функций уголовного преследования или обвинения.

В целях уяснения сущности функции защиты автор предлагает рассматривать ее в широком и узком смысле.

Диссертант анализирует позиции ученых-процессуалистов, существующие в теории уголовного процесса по этому вопросу (Д. Т. Арабули, Л. М. Володина, А. П. Гуськова, Э. Г. Дуйсенова, О. А. Зайцев, З. З. Зинатуллин, В. М. Савицкий, Н. А. Якубович и др.).

Защита в широком смысле, по мнению соискателя, представляет собой функцию уголовного процесса, которая охватывает защиту, реализуемую непосредственно участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты; деятельность следователя, дознавателя, прокурора, направленную на установление обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, обстоятельств, смягчающих наказание, обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, а также обеспечение прав и охрану интересов лиц, участвующих в деле; деятельность потерпевшего, гражданского истца, их представителей, направленную на защиту их личных или представляемых интересов в уголовном деле.

Защита в узком смысле — это функция участника уголовного судопроизводства со стороны защиты, т. е. уголовно-процессуальная деятельность подозреваемого, обвиняемого, гражданского ответчика, их представителей и защитника, направленная на опровержение подозрения, обвинения, установление смягчающих вину обстоятельств, обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, а также обстоятельств, могущих повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, и обеспечение всех прав и охраняемых законом интересов указанных лиц.

Диссертант анализирует содержание функции защиты в деятельности каждого участника представленной стороны и в результате исследования заключает, что подозреваемый осуществляет защиту от уголовного преследования, а обвиняемый — защиту от обвинения соответственно.

Гражданский ответчик, с одной стороны, защищает свой личный интерес в уголовном деле, который ассоциируется у него с вынесением оправдательного приговора, так как это влечет отказ в удовлетворении гражданского иска или оставление его без рассмотрения, а следовательно, реализует функцию защиты от обвинения, а с другой — может быть заинтересован в возмещении ущерба, причиненного преступлением. В этом­ случае деятельность гражданского ответчика сводится к реализации функции обеспечения возмещения ущерба.

Защитник реализует функцию защиты прав и интересов подзащитного, которая, в частности, может видоизменяться в зависимости от представляемого им лица — защита подозреваемого от имеющегося в отношении него подозрения, защита обвиняемого от выдвинутого обвинения.

Представитель по отношению к представляемому реализует функцию защиты прав и интересов последнего, а в контексте роли в уголовном процессе — функцию представляемого, а именно защиту от обвинения, защиту от уголовного преследования и т. д. И та, и другая функция входит в содержание функции защиты в широком смысле, т. е. функции уголовного процесса в целом.

Третий параграф «Функциональная характеристика деятельности суда» посвящен выявлению сущности судебного контроля и его соотношения с правосудием. В данном вопросе автор придерживается мнения о том, что осуществление правосудия — это функция суда исключительно в судебных стадиях уголовного процесса. На досудебных стадиях реализуется функция судебного контроля.

Вместе с тем существует потребность оптимизации судебной системы и введения в уголовное судопроизводство фигуры следственного судьи с наделением последнего исключительно прерогативами по реализации функции судебного контроля на досудебном производстве.

Основными положениями, характеризующими вышеназванное направление уголовно-процессуальной деятельности, по мнению диссертанта, являются:

— цель, которая сводится к защите прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство;

— задачи, к числу которых относятся:

а) ограждение личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

б) восстановление нарушенных прав;

в) охрана прав и свобод личности;

— направления судебного контроля:

а) обеспечение защиты граждан от необоснованного ареста;

б) обеспечение неприкосновенности жилища;

в) охрана неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны;

г) охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

д) охрана от любых форм насилия, в том числе от принудительной изоляции в психиатрических учреждениях;

е) рассмотрение жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя;

— формы судебного контроля, разграничивающиеся в зависимости от стадии уголовного процесса: в стадии возбуждения уголовного дела контроль реализуется в форме рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя (восстановительный), а в стадии предварительного расследования — в двух формах: 1) путем разрешения ходатайств прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя о производстве следственных действий, ограничивающих права и свободы граждан (предупредительный), к этой же форме контроля, как представляется, относится и дача судом заключения о наличии или отсутствии признаков преступления в действиях специальной категории лиц (ст. 448 УПК РФ); 2) посредством рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения указанных лиц (восстановительный);

— пределы судебного контроля распространяются на сферу прав, свобод и законных интересов граждан, которые могут быть ограничены действиями и решениями правоохранительных органов. Здесь имеются в виду право на свободу и личную неприкосновенность; право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны; право на неприкосновенность жилища; право частной собственности; гарантии судебной защиты прав и свобод; право на получение квалифицированной юридической помощи; право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Соискатель отмечает, что судебный контроль имеет ряд преимуществ перед иными формами контроля и надзора, обеспечивая при этом дополнительную гарантию конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В четвертом параграфе «Функциональная характеристика деятельности иных участников уголовного судопроизводства» анализируется деятельность эксперта, специалиста, свидетеля, понятого, переводчика, отнесенных диссертантом к участникам, содействующим расследованию.

Автор критически оценивает суждения некоторых ученых, считающих, что указанные субъекты не составляют круг участников процесса и не реализуют процессуальных функций (К. Ф. Гуценко, А. В. Макеев, Р. Д. Рахунов, М. С. Строгович, М. В. Танцерев, М. А. Чельцов). В данном вопросе соискатель придерживается мнения А. М. Ларина, признающего свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков и понятых участниками процесса и носителями функции, относящейся к числу основных.

Соискатель приходит к выводу, что деятельность эксперта и специалиста может рассматриваться как содействие расследованию уголовного дела только в широком смысле. В действительности же данные участники реализуют уголовно-процессуальную функцию — применение специальных познаний.

Функцию содействия расследованию уголовного дела в «чистом» виде реализуют понятой, свидетель и переводчик.

Диссертант не разделяет позиции Г. Е. Морозова о необходимости отнесения переводчика к числу специалистов и считает, что переводчик содействует расследованию путем перевода показаний участников уголовного судопроизводства и следственных документов, принесения жалоб, неразглашения данных предварительного расследования, а также в случае перевода документов, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела, но не являющихся еще следственными документами (например, важные для дела записи, сделанные участником на родном языке, бухгалтерские документы и т. д.). Последнее обстоятельство не регламентируется нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем соискатель предлагает коррекцию уголовно-процессуального законодательства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.