авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Гражданско-правовой режим культурных ценностей в российской федерации

-- [ Страница 2 ] --

В работе отмечается, что объекты культурного наследия, в свою очередь, также могут быть классифицированы по различным основаниям. Автором дается характеристика основных видов и категорий историко-культурного значения объектов культурного наследия, рассматриваются проблемы легального определения понятия «особо ценный объект культурного наследия».

Большое внимание уделено делению исследуемых вещей на простые и сложные. Отмечается, что большим удельным весом среди исследуемых объектов обладают так называемые «сложные» объекты, к которым могут быть отнесены коллекции культурных ценностей, помещения, содержащие отделимые элементы декора и предметы интерьера, различные архитектурные, музейные и т.п. ансамбли. Указанные объекты могут быть признаны сложными вещами. Автором делается вывод о том, что в отношении определенных видов культурных ценностей, поставленных на государственный учет, законодателем установлены исключения из общего правила о диспозитивности правового режима неделимости сложных вещей.

В настоящем параграфе исследуется и вопрос об оборотоспособности культурных ценностей. Систематическое толкование п.1 и абз.1 п.2 ст. 129 ГК РФ, а также п.1 ст.50 Закона об ОКН и абз.1 ст.15 Закона о музейном фонде позволяет сделать вывод о том, что культурные ценности, поставленные на государственный учет в установленном законом порядке и не подлежащие отчуждению из государственной собственности, являются изъятыми из оборота вещами. Ряд культурных ценностей отнесен законодателем к вещам, ограниченным в обороте. Таковыми следует признать музейные предметы, включенные в состав музейного фонда РФ, которые согласно ст. 12 Закона о музейном фонде могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом только по специальному разрешению уполномоченного государственного органа.

Вторая глава «Право собственности на культурные ценности» - состоит из двух параграфов.

Первый параграф – «Некоторые особенности приобретения и прекращения права собственности на культурные ценности» - посвящен исследованию тех способов приобретения и прекращения права собственности на культурные ценности, которые, по мнению автора, являются наиболее специфичными.

К указанным способам следует, в первую очередь, отнести приобретение права собственности на культурные ценности вследствие обнаружения клада. В работе исследуются основные признаки понятия «клад», анализируется механизм приобретения права собственности на обнаруженные в составе клада «вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры». На основании проведенного анализа предлагается обратить внимание на некоторые спорные аспекты рассматриваемой нормы. В частности, из содержания п.2 ст. 233 ГК РФ следует, что лица, обнаружившие указанные предметы, должны самостоятельно определить, относятся ли обнаруженные ими предметы к категории объектов культурного наследия. Подобная норма противоречит здравому смыслу: очевидно, что решение об отнесении той или иной вещи к объектам культурного наследия не может быть принято при отсутствии специальных знаний. Кроме того, рассматриваемая норма не содержит четкого ответа на принципиальный вопрос о том, в чьей собственности находятся указанные вещи с момента их обнаружения и до момента их передачи публичному субъекту. Результатом буквального толкования пп.1 и 2 ст.225 ГК, а также абз.1 п.1 и абз.1 п.2 ст. 233 ГК РФ является вывод автора о том, что обнаруживаемые в составе кладов вещи, относящиеся к объектам культурного наследия, первоначально являются бесхозяйными вещами. Наконец, одним из наиболее серьезных недочетов рассматриваемой нормы ГК РФ представляется установленный в ней размер вознаграждения, выплачиваемого при обнаружении вещей, относящихся к объектам культурного наследия, соответствующему лицу (лицам). Перспектива получения полагающихся пятидесяти процентов от стоимости обнаруженных вещей лишь стимулирует развитие «черного рынка» культурных ценностей.

На основании проведенного анализа норм ст. 233 ГК РФ в целях совершенствования механизма приобретения права собственности на культурные ценности, содержащиеся в составе кладов, предлагается изложить пп.1 и 2 ст. 233 ГК РФ в следующей редакции:

Статья 223. Клад

«1. Кладом являются зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные вещи, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право. Лица, обнаружившие клад, обязаны уведомить компетентные государственные органы об обнаружении указанных вещей для решения вопроса об их постановке на государственный учет в качестве объектов культурного наследия в установленном законом порядке.

2. В случае если компетентным государственным органом в установленном законом порядке принято решение об отказе в постановке обнаруженных вещей на государственный учет в качестве объектов культурного наследия, указанные вещи поступают в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

В случае если компетентным государственным органом в установленном законом порядке принято решение о постановке обнаруженных вещей на государственный учет в качестве объектов культурного наследия, компетентный государственный орган должен в течение одного месяца с момента принятия соответствующего решения вынести решение об обращении указанных вещей в государственную собственность или о передаче данных вещей в собственность лица, которому принадлежит имущество, где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

В случае обращения указанных вещей в государственную собственность лицу, которому принадлежит имущество, где клад был сокрыт, и лицу, обнаружившему клад, в равных долях, если иное не предусмотрено соглашением между ними, выплачивается вознаграждение в размере рыночной стоимости обнаруженных вещей. Споры по поводу стоимости указанных вещей разрешаются судом.

Если указанные вещи были обнаружены лицом, производившим раскопки или поиск клада, без согласия собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, данные вещи или причитающееся за их обнаружение вознаграждение подлежат передаче в собственность лицу, которому принадлежит имущество, в котором был обнаружен клад.»

Далее в работе рассматриваются проблемы приобретения права собственности на археологические находки. Исследуется правовая природа археологической находки, анализируется механизм приобретения права собственности на указанные объекты. Автор приходит к выводу о том, что по ряду причин археологическая находка не может быть признана разновидностью клада. В частности, указывается, что, в отличие от кладов, «имущественная ценность» археологических находок имеет второстепенное значение. Кроме того, в работе указывается, что археологические находки не являются бесхозяйными вещами, так как по прямому указанию закона с момента их обнаружения они находятся в государственной собственности. Анализ норм Закона об ОКН, посвященных археологической деятельности, позволяет сделать вывод о необходимости совершенствования механизма приобретения права собственности на археологические объекты. В первую очередь, перспективной представляется практика выдачи разрешений на проведение археологических раскопок не только государственным организациям, но и иным лицам. Во-вторых, указывается на целесообразность закрепления в законе права государства на отказ от принадлежащего ему права собственности на объекты археологического наследия. По аналогии со схемой, предложенной для приобретения права собственности на клады, лиц, производящих раскопки по специальному разрешению, следует обязать предъявлять все обнаруженные предметы специально уполномоченному государственному органу. В компетенцию данного органа должно входить проведение экспертизы найденных предметов, решение о необходимости их постановки на государственный учет в качестве объектов культурного наследия народов РФ и определение их дальнейшей судьбы. Если предметы были обнаружены «государственными» археологами, эти вещи во всех случаях должны поступать в собственность государства. Если же предметы обнаружены «частными» археологами, в установленном законом порядке получившими разрешение на соответствующие работы, государственный орган может принять решение о передаче некоторых наименее ценных из обнаруженных предметов лицу либо организации, обнаружившей предметы, с выдачей соответствующего документа, подтверждающего законность приобретения права собственности на соответствующие культурные ценности. Указанные положения следует закрепить в п.9 ст. 45 Закона об ОКН.

Далее в параграфе рассматриваются вопросы, связанные с приобретением права собственности на культурные ценности по давности владения. Статья 43 сугубо специального по значению Закона о вывозе устанавливает, что физическое или юридическое лицо, не являющееся собственником культурной ценности, но добросовестно и открыто владеющее ею как собственной не менее 20 лет, приобретает право собственности на эту культурную ценность. Автор отстаивает мнение о том, что особая значимость культурных ценностей не должна служить поводом к увеличению установленного ГК РФ общего срока приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ). На этом основании делается вывод о необходимости исключения названной нормы из Закона о вывозе.

Следующая часть первого параграфа второй главы диссертационного исследования посвящена вопросам приобретения права собственности на культурные ценности в порядке приватизации. Автором анализируется законодательство о приватизации в части приватизации объектов культурного наследия, рассматриваются проблемы разграничения государственной собственности на объекты культурного наследия федерального значения в свете последних изменений законодательства, формулируется позиция в отношении исключения из п.2 ст.63 Закона об ОКН нормы, устанавливающей мораторий на приватизацию объектов культурного наследия федерального значения. При этом в работе подчеркивается, что единственной «безопасной» схемой для приватизации рассматриваемых объектов является продажа указанного имущества на конкурсе. По условиям таких конкурсов право собственности на приватизируемое имущество не должно переходить к покупателю до выполнения им принятых в отношении объекта культурного наследия обязательств (например, обязательств по реставрации объекта культурного наследия). Кроме того, приватизация объектов культурного наследия федерального значения не должна, по мнению автора, производиться до принятия Правительством РФ пакета предусмотренных Законом об ОКН подзаконных нормативных актов.

Далее в работе рассматриваются проблемы выкупа бесхозяйственно содержимых культурных ценностей. Исследуются правовая природа, субъекты и объекты отношения, возникающего при бесхозяйственном содержании культурных ценностей. Автор присоединяется к мнению тех исследователей, которые признают бесхозяйственное содержание культурных ценностей злоупотреблением правом. На основании проведенного анализа норм ст. 240 ГК РФ обосновывается необходимость совершенствования норм о выкупе бесхозяйственно содержимых культурных ценностей. В частности, целесообразным представляется изменение формулировки нормы ст. 240 ГК РФ, устанавливающей, что объектом выкупа могут выступать «культурные ценности, отнесенные в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством». Отмечается, что нормы рассматриваемой статьи должны распространяться на культурные ценности, поставленные на государственный учет. В работе также исследуется ст. 54 Закона об ОКН, которая в ее нынешнем виде, по мнению автора, не может быть признана специальным случаем выкупа бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст.240 ГК РФ), так как между указанными нормами имеются существенные различия. Например, норма Закона об ОКН очерчивает иной, по сравнению с нормой ГК РФ, круг противоправных действий, за совершение которых применяется указанная санкция. Согласно ст. 240 ГК РФ, основанием принудительного прекращения права собственности на культурные ценности является только такое неисполнение собственником культурных ценностей обязанностей по их надлежащему содержанию, которое угрожает утратой ими своего значения. Норма Закона об ОКН предусматривает ответственность не только за совершение действий, угрожающих сохранности объекта и влекущих утрату им своего значения, но и за невыполнение любых требований к сохранению объекта культурного наследия. Кроме того, в отличие от ст. 240 ГК РФ, ст. 54 Закона сужает круг лиц, имеющих право на обращение в суд с требованием об изъятии объекта культурного наследия. По Закону этими полномочиями наделены лишь государственные и муниципальные органы. Такое решение представляется неоправданным. Полагаем, что законодатель в ст. 240 ГК РФ намеренно не очерчивает круг лиц, наделенных соответствующим правом. Представляется, что указанными полномочиями по Закону следует наделить любых заинтересованных лиц. Данное положение особенно актуально в отношении объектов культурного наследия. Не секрет, что наиболее часто бесхозяйственным собственником недвижимых памятников истории и культуры оказывается само государство.

Во втором параграфе – «Содержание и осуществление права собственности на культурные ценности» - раскрываются вопросы, касающиеся пределов и ограничений права собственности на культурные ценности. Анализируются нормы Закона об ОКН, устанавливающие требования по сохранению объекта культурного наследия, а также нормы, касающиеся обязательств по сохранению объектов культурного наследия и охранных обязательств. На основе систематического толкования норм Закона автор приходит к выводу, о том, что под обязательством по сохранению объекта культурного наследия законодателем понимается совокупность требований по сохранению объекта, под охранным же обязательством - лишь документ, в который должны включаться указанные требования. В ходе исследования вопроса о правовой природе обязательства по сохранению объекта культурного наследия автор приходит к выводу, что концепция указанного обязательства как ограничения (обременения) права собственности на объект, закрепленная в п.4 ст. 48 Закона об ОКН, наиболее полно отвечает целям и задачам государственной охраны объектов культурного наследия. В работе также указывается на нецелесообразность закрепления в законе обязанности собственников объектов культурного наследия по выдаче органам государственной охраны объектов культурного наследия охранных обязательств, так как требования по сохранению указанных объектов содержатся непосредственно в Законе и в соответствии с ним закрепляются в третьем разделе Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество (далее – ЕГРП). В связи с этим предлагается исключить из п.4 ст.48 Закона об ОКН норму, устанавливающую обязанность собственников по выдаче охранных обязательств.

Далее в работе указывается, что одним из наиболее ярких примеров ограничения правомочий собственников движимых культурных ценностей в публичных интересах является установленный в России порядок вывоза культурных ценностей. Автором анализируется российское и зарубежное законодательство, посвященное указанной тематике. На основе проведенного анализа делается следующий вывод: существующая в России система вывоза культурных ценностей за границу, в целом, не отражает необходимого баланса между публичным интересом в сохранении культурного богатства страны и интересами частных собственников культурных ценностей. В частности, доказывается необходимость исключения ст. 37 из Закона о вывозе, предусматривающей возможность вывоза гражданами, выезжающими за рубеж на постоянное место жительства, коллекций культурных ценностей, по общему правилу запрещенных к вывозу, при условии заключения договоров дарения наиболее ценных предметов из данных коллекций государственным учреждениям и организациям. Отмечается, что указанная норма является рудиментом старой системы и не соответствует ч.3 ст.35 Конституции РФ, в соответствии с которой принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено лишь при условии предварительного и равноценного возмещения, а также п.1 ст. 421, провозглашающему свободу договора. Кроме того, в работе указывается, что круг культурных ценностей, в отношении которых установлен запрет вывоза из РФ, должен быть сужен. К данной категории должны относиться лишь культурные ценности, поставленные на государственный учет и хранящиеся в государственных учреждениях. В отношении иных категорий культурных ценностей, имеющих сравнительно высокую стоимость (например, более 50 тыс. МРОТ12

) может быть установлено ограничение права на вывоз, заключающееся в праве государства на выкуп данной культурной ценности по цене, заявленной собственником.

Глава третья «Культурные ценности как объект обязательственных правоотношений» - состоит из двух параграфов.

Содержание первого параграфа - «Особенности купли-продажи культурных ценностей» - составляет краткая характеристика наиболее специфических черт указанного обязательства. В частности, в работе анализируются нормы, касающиеся правил оформления сделок по купле-продаже культурных ценностей. Отмечается, что ГК РФ не содержит специальных правил о форме и государственной регистрации сделки в отношении движимых культурных ценностей. В то же время, согласно ст. 45 Закона о вывозе, соответствующие сделки в отношении культурных ценностей, подпадающих под действие Закона, должны совершаться в простой письменной форме. По мнению автора, установление подобного правила лишено смысла, так как не решает проблему учета движимых культурных ценностей. Кроме того, остается неясным, почему указанная норма помещена в специальный нормативно-правовой акт, касающийся исключительно вопросов вывоза и ввоза культурных ценностей, а не в общий нормативно-правовой акт, посвященный регулированию рассматриваемых отношений. На основе изложенного делается вывод о необходимости исключения указанной нормы из Закона о вывозе.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.