авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Политико-правовая организация антисоветских государственных образований в поволжье и сибири в годы гражданской войны и иностранной интервенции ( 1918 -1920 г.г. )

-- [ Страница 3 ] --

15. В области снабжения и торговли, так же как и в промышленности и транспортной сфере, наблюдалась неспособность антибольшевистских правительств наладить действенное их регулирование и необходимое обеспечение продуктами и товарами армии и населения. Несмотря на законодательное введение значительных ограничений на частную торговлю в нарушение провозглашенного принципа «фритредерства» и поощрение торговли через кооперацию, контролируемую государством, спекуляция приводила к расцвету «черного рынка» и ухудшению положения населения. В немалой степени этому способствовали законодательство, которое не отделяло «спекуляцию» от добросовестной коммерческой деятельности, коррумпированность государственных чиновников, развал транспорта и финансов.

16. Реформирование социально-трудовых отношений выступало необходимым условием увеличения объема производства и поднятия его уровня. Однако проекты законов и правительственные постановления Комуча, ВСП и колчаковского правительств о социальном страховании, 8-ми часовом рабочем дне и т.д. ограничивали привычные права владельцев предприятий и вызывали их сопротивление, а правовые установления о ликвидации фабрично-заводских комитетов и ограничении компетенции профсоюзов рамками только хозяйственной деятельности противоречили анархо-синдикалистскому правосознанию рабочих. Таким образом, регулирование социальных и трудовых отношений наталкивалось на неприятие как со стороны рабочих, так и предпринимателей. В условиях острого классового противостояния государство, как правило, поддерживало владельцев предприятий, что делало рабочих злейшими врагами практически всех антибольшевистских политических режимов в данных регионах.

17. Агарное законодательство Комуча и колчаковского правительства в целом оказалось несостоятельным и не смогло обеспечить антисоветской государственности массовой социальной опоры на селе даже в Сибири, где практически отсутствовало помещичье землевладение. Законодатель, скованный принципом «непредрешения», изданием временных нормативных актов, призванных «до победы над большевизмом» «успокоить» крестьянство, вынужден был лавировать между принципом «незыблемости» прав частной собственности и притязаниями крестьянства на частновладельческие земли, обещая в будущем за выкуп передать владельческие права на помещичьи имения «в руки тех, кто их обрабатывает». Это не могло удовлетворить крестьян, так как советский декрет о земле давал ее им совершенно бесплатно.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Результаты диссертационного исследования имеют как теоретическое, так и практическое значение. Теоретические положения и выводы диссертации могут быть использованы при дальнейшем научном исследовании и осмыслении различных аспектов антисоветского государственного и правового строительства в России в годы гражданской войны, их можно применять при чтении лекций по курсам истории и теории государства и права, истории политических и правовых учений, а также различных специальных курсов. Некоторые выводы работы об особенностях политико-правового строительства и осуществления государственной деятельности в условиях политической, экономической и социальной нестабильности, правового нигилизма большей части населения и деградации моральных и нравственных ценностей в обществе могут найти свое место в современной теории государства и права, политологии и социологии.

Результаты диссертационного исследования также можно использовать в практической деятельности общественных и государственных структур, органов местного самоуправления, правовой и организационный механизм которых требует дальнейшего улучшения и обращения к историческому опыту.

Апробация работы. Материалы исследования используются автором в учебном процессе при преподавании курса истории права и государства в Институте права и государственной службы Ульяновского государственного университета и Ульяновском филиале Славянского государственного университета. Важнейшие положения диссертации излагались автором на всероссийских и региональных научных конференциях, проводившихся в Ульяновском государственном университете в течение последних пяти лет и в выступлениях перед слушателями и преподавателями Чебоксарского филиала Нижегородской академии МВД.

Основные теоретические положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования получили отражение в трех монографиях и учебном пособии общим объемом в 53,4 п.л. Кроме того, автор имеет ряд публикаций в центральной и местной печати в объеме 11 п.л.

Структура диссертации обусловлена поставленными целями и вытекающими из них задачами. Она состоит из введения, шести глав, включающих двадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, его научная новизна, определяется объект и предмет исследования, методологическая и эмпирическая база работы, устанавливается теоретическая и практическая значимость исследования и основные положения, выносимые на защиту.

П е р в а я г л а в а Социально-экономические и политико-правовые факторы зарождения антисоветской государственности – состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются социально-экономические факторы возникновения контрреволюции и антисоветского государственного строительства, связанные с невозможностью в силу классовых противоречий в обществе эволюционного перехода от политического этапа революции –ликвидации самодержавной формы правления, к социальному этапу, в основе которого лежали проблемы коренного изменения прав собственности на средства производства и в первую очередь – на землю. Автор показывает, что, несмотря на демократическое законодательство Временного правительства, государство, выражавшее интересы политически и экономически господствовавших классов – буржуазии и дворянства – не способно было в полной мере осуществить и юридически закрепить необходимые социально-экономические преобразования в интересах большинства населения.

Во втором параграфе анализируются политико-правовые основания возникновения антибольшевистского движения и его государственного оформления, связанные с несостоятельностью отечественного парламентаризма. Автор считает, что институализация государственной власти в форме советов и роспуск Учредительного собрания (УС) в целом не противоречили революционному правосознанию рабочих, крестьян, солдат, так как декреты советской власти о земле, мире и рабочем контроле в основном разрешили их ожидания. Однако революционная демократия в лице правых эсеров, народных социалистов и меньшевиков, получивших на выборах в УС большинство мест, перешла в оппозицию к новой власти и на территориях Поволжья и Сибири, захваченных летом 1918 года чехословаками, приступила к формированию антисоветских государственных образований.

В третьем параграфе автор характеризует «советский» фактор краха идеи буржуазного парламентаризма и возникновения антибольшевистской государственности. Несостоятельность отечественного парламентаризма диссертант обосновывает неспособностью Временного правительства и политической элиты стать во главе буржуазно-демократических преобразований после Февраля 1917 года, что заставило огромные массы людей апеллировать к Советам, которые стали реальными органами народного правотворчества и администрирования. Большевизация Советов, по мнению диссертанта, вызвала к жизни государственно-охранительное движение, которое после Октябрьского вооруженного восстания переросло в разнородное по составу антибольшевистское движение. Его политико-правовым оформлением на востоке страны явились демократические государственные образования, главную роль среди которых играл Комуч.

В четвертом параграфе раскрывается фактор большевизации советского государства и формирования чрезвычайного политического режима, выражавшего господство государства над обществом. Нормативный характер зарождавшейся правовой системы и административная деятельность, основанные на принципе классовой борьбы и революционной целесообразности, не обеспечивали гарантий прав и свобод личности, правовое равенство и равное пользование правами всех субъектов правоотношений. Государственная власть не предусматривала правовой безопасности и взаимной ответственности государства и гражданина. Государственное управление экономикой и социальной сферой вело к расколу общества на два непримиримых лагеря. Все это, по мнению диссертанта, обусловило стремление окраинных регионов страны к собственному антисоветскому государственному строительству.

В т о р а я г л а в а Общее и особенное в сущности и содержании

антисоветской государственной власти в Поволжье и Сибири состоит из трех параграфов.

Первый параграф посвящен выявлению роли политических партий и общественных объединений в становлении и развитии антисоветских государственных образований на востоке России и влиянию их на процессы правотворчества и правоприменения. Автор полностью отвергает бытующее в исторической науке и публицистике мнение о независимости от них военных вождей. По его мнению, решить задачу свержения советской власти и овладеть государственным инструментарием только военными средствами не представлялось возможным, и страны Содружества при оказании содействия в формировании антибольшевистских режимов в первую очередь ориентировались не на военных, а на политические силы.

В параграфе подробно рассматриваются политико-правовые установки партий «во власти» по вопросам форм правления, государственного устройства, политических режимов и осуществления государственной деятельности, которые находили свое закрепление в законах и подзаконных нормативных актах антисоветских правительств. По мнению диссертанта, партийные разногласия сыграли дезорганизующую роль в становлении и работе государственных структур, а неготовность политических сил к компромиссам обусловила отсутствие коалиционных правительств, способных к эффективному выполнению функций государственного управления.

Во втором параграфе анализируются основные функции государственной власти Комуча. Автор показывает, что в основном они выражались в посредничестве между «трудом и капиталом» по преимуществу правовыми и демократическими методами. Однако, по мнению автора, в условиях острого социального противостояния в обществе власть вынуждена была вольно или невольно становиться на позиции того или иного его сегмента, что делало невозможным обозначить пределы «классовости» и «партийности», допустимые для демократии, и отграничить государство и его аппарат от быстро поляризовавшегося общества. Это обусловливало внутреннюю противоречивость процессов государственного регулирования.

С одной стороны, правоустанавливающая деятельность Комуча была направлена на обеспечение интересов торгово-промышленных и финансовых кругов, о чем говорят постановления о денационализации промышленных предприятий и банков (Приказ Комуча № 16 от 12.07.1918 г.); о ликвидации органов рабочего контроля на заводах и фабриках (Приказ Комуча № 101 от 12.07.1918 г.), а также ряд других нормативно-правовых актов. В дополнение к этому в процессе правореализации в интересах помещиков власть допускала значительные изъятия из собственных узаконений. Так, несмотря на запрет продажи землевладельцами своих имений (Приказ Комуча № 51 от 25.06.1918 г.), многие из них получали право на продажу значительной части земли, что вызывало открытое недовольство крестьянства, которое ждало от правительства закона о передаче помещичьих владений в свою собственность.

С другой стороны, власть поддерживала и нуждавшиеся в государственной защите слои населения за счет предпринимателей, о чем говорят постановления от 4.19.1918 г. о 8-ми часовом рабочем дне, о сохранении в силе декретов советской власти при приеме и увольнении рабочих и служащих, об охране и регулировании труда в промышленности, торговле, домашнем и сельском хозяйстве (Приказ Комуча № 89 от 7.07.1918 г.); о запрещении локаутов (Приказ Комуча № 88 от 7.07.1918 г.) и т.д.

Автор считает, что попытка государственной власти занять нейтральную «надклассовую» и «надпартийную» позицию «ночного сторожа», а также законодательное установление достаточно широких прав и свобод в условиях нарастания социального противостояния и накала вооруженной борьбы формировали в правых кругах общества стремление захватить «инструментальные» силы государства и использовать их в своих интересах.

В третьем параграфе анализируется функциональная направленность государственной деятельности в Сибири после ликвидации Комуча и Директории. Она, по мнению автора, была основана на политико-правовой идеологии «белого движения», определяющим принципом которой являлось проведение «левой политики правыми руками» при максимальном усилении уголовной репрессии в отношении «участников установления советской власти» и «непредрешении» будущей формы правления, государственного устройства и юридических основ разрешения социальных противоречий.

В целом функции государства и права в «белой» Сибири как выражение их социального назначения и правового воздействия на общественные отношения возвращали население освобожденных от большевиков территорий к быту, существовавшему до Октября 1917 года. Это не отвечало потребностям большей части населения и не могло дать крестьянам, солдатам, рабочим, демократически настроенной интеллигенции четких и конкретных ориентиров государственного и общественного развития. «Национальная диктатура», как тогда говорили, адмирала А.В. Колчака приобрела в их глазах не только антибольшевистский и антисоветский, но и контрреволюционный, реставрационный характер, в результате чего не получила широкой поддержки населения и оказалась обреченной на поражение.

Т р е т ь я г л а в а Роль иностранной военной интервенции в создании и поддержке антисоветских государственных образований состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматривая политико-правовую сущность иностранной интервенции, автор заключает, что правительства западных держав при ее осуществлении декларировали стремление придать антисоветской власти на востоке страны рационально-правовую легитимность (меморандум союзной Лондонской конференции от 15 марта 1918 г. и ноябрьское 1917 г. «соглашение Лансинг-Исии» – государственного секретаря США и японского посла в Вашингтоне), однако на деле поддерживали диктаторский политический режим адмирала А.В. Колчака.

Юридическим основанием интервенции, по мнению диссертанта, явилась «программа мира» американского президента В. Вильсона, принятая на Парижской мирной конференции в январе 1919 года. В соответствии с 6-м пунктом программы «русский вопрос» предполагалось решить созданием общероссийского правительства, власть которого распространялась бы на территорию Великороссии и Сибири. В окраинных регионах страны планировалось формирование марионеточных правительств.

Таким образом, политико-правовая сущность интервенции заключалась в расчленении России и формировании в отдельных ее регионах зависимых от западных держав антисоветских государственных образований. Это негативно воспринималось Верховным правителем адмиралом А.В. Колчаком и его правительством и сыграло дестабилизирующую роль в налаживании тесного сотрудничества между ними и оккупационной администрацией.

Второй параграф посвящен анализу зависимости антисоветских государственных структур и юридической деятельности в Поволжье и Сибири от политики оккупационной администрации, которая, по мнению автора, была направлена главным образом на удовлетворение интересов великих держав. Так, при создании Межсоюзного железнодорожного комитета (Постановление Совета Министров РП от 5 марта 1919 года.) оккупационная администрация получала широкие права на эксплуатацию железных дорог, в результате чего подчинила себе практически весь железнодорожный транспорт Сибири и Дальнего Востока, а через него и значительную часть экономики сибирского государственного образования.

Автор считает, что, с одной стороны, в материальном, финансовом и военном плане деятельность оккупационной администрации способствовала созданию единого для всего региона государственного механизма «белой» Сибири, военной организации и законодательства, особенно по части формирования юстиции, при этом последнее союзное командование стремилось распространить и на другие антисоветские территории. Так, под давлением английской администрации в Северной области были приняты постановления омского правительства «О сформировании следственных комиссий» (СУР ВУ и ВП СО. – 1918. - № 1.– Ст. 11), «Об изменении постановления о Военно-окружном суде и Кассационном присутствии Северной области» (СУР ВУ и ВП СО.–1918.- № 1.– Ст. 127,136), «О полевых судах Северной области» (СУР ВП СО. – 1918. - № 3.– Ст. 234) и ряд других нормативно-правовых актов.

С другой стороны, противоречия между государствами Содружества обусловили непрочность сложившегося здесь политического режима и административно-территориального устройства сибирского государственного образования. Причиной тому явилась не совпадающая с интересами Антанты в данном регионе деятельность японского правительства, которое преследовало цели расширения своей территории за счет Приморья и Забайкалья и всячески поддерживало в связи с этим «казачий сепаратизм».

В параграфе также на основе анализа архивных фондов А.В. Колчака и омского Совета Министров раскрываются положения о том, что навязывание оккупационной администрацией своей воли правительству «белой» Сибири при осуществлении им функций государственной власти и управления во внутренней и внешней деятельности в значительной степени лишало его оперативной самостоятельности и дезорганизовывало работу государственного аппарата.

Ч е т в е р т а я г л а в а Государственный механизм и властно-управленческая деятельность Комуча и Директории – состоит из трех параграфов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.