авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Особенности расследования корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации

-- [ Страница 3 ] --

Определение типичных мест совершения корыстных преступлений в сфере строительства необходимо в целях конкретизации следовой информации о преступлении, а также для получения иной информации о криминалистически значимых признаках данного деяния. В данном контексте следует выделить места: 1) совершения действий по фальсификации проектно-сметной документации (помещение организации – подрядчика, реже – организации – заказчика строительных работ); 2) приема денежных средств дольщиков и иных категорий клиентов (если это место не совпадает с офисом застройщика); 3) непосредственного производства строительно-монтажных и ремонтных работ. Местом совершения действий по фальсификации проектно-сметной и отчетной документации может являться помещение организации – заказчика строительных работ в ситуациях, когда руководитель организации – заказчика подписывает акт приема-передачи выполненных строительно-монтажных работ, заведомо зная о том, что они произведены некачественно и (или) не в полном объеме соответствуют проектно-сметной документации и настоящему акту, действуя в преступном сговоре с организациями, производящими строительно-монтажные работы либо с прорабом, начальником строительного участка или иными лицами, непосредственно руководящими строительными работами. В работе анализируются особенности, присущие месту заключения договоров по производству строительно-монтажных работ, в аспекте привлечения большего объема денежных средств граждан. Соискатель критикует исследователей, не признающих в качестве места совершения указанных деяний место непосредственного производства строительно-монтажных или ремонтных работ, поскольку такой подход сужает познавательный потенциал криминалистической характеристики данной категории преступлений. Ведь участок местности или фрагмент помещения, в пределах которого непосредственно осуществлялись данные работы, несет ценную информацию относительно следовой картины преступного события. Исследование данного места позволяет уточнить реальный характер и размер причиненного вреда, способ совершения данных преступлений, согласованность действий руководителей организации и бригадиров (прорабов, начальников участков), либо, напротив, отсутствие согласованности как таковой.

Во втором параграфе первой главы проанализированы способы совершения корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации, а также особенности оставляемых следов в качестве элементов криминалистической характеристики названных преступлений.

Механизм совершения корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации, свидетельствует об организованном и серийном характере преступной деятельности. Организованный характер преступной деятельности предопределяет устойчивую мотивацию членов преступных групп на длительное и систематическое получение высоких доходов от преступных действий. Систематичность совершения преступлений, направленная на максимально возможное извлечение сверхдоходов, свойственна и для совершения иных корыстных деяний в сфере строительства, например, при производстве капитального ремонта зданий, сооружений. Вышеназванные обстоятельства предопределяют невозможность успешной реализации преступного умысла без осуществления действий по приготовлению и сокрытию данных деяний. С точки зрения криминалистического учения о способе преступления, указанным деяниям свойственен полноструктурный характер способов совершения преступлений.

Автор лишь частично может согласиться с точкой зрения отдельных исследователей о том, что для корыстных преступлений в сфере строительства характерна одновременность действий по подготовке, совершению и сокрытию следов преступления. Скорее, наблюдается ассимиляция приемов по сокрытию преступления в подготовительный этап к совершению преступления. Но в то же время приготовление и сокрытие преступлений имеют разные цели, поэтому представляется неправильным полное смешивание их приемов, лишь по причине более раннего проявления действий по сокрытию преступлений.

Хронологически приготовление к преступлению в любом случае предшествует непосредственному его совершению. В отличие от приготовления к совершению преступления, действия по сокрытию преступления направлены на предотвращение разоблачения преступного умысла виновных. Учитывая мотивацию виновных, направленную на получение, по возможности систематическое, крупных доходов, действия виновных, направленные на сокрытие данного деяния, могут совершаться не хронологически, после непосредственного его совершения, а предшествуя им, т.е. одновременно с действиями подготовительного характера или действиями по непосредственному совершению преступления. Вместе с тем, не все действия по сокрытию преступлений могут совершаться одновременно с подготовительным этапом совершения корыстных преступлений в сфере строительства.

По мнению диссертанта, действия виновных на этапе приготовления к совершению преступления могут быть объединены в 3 группы: 1) создание организованной преступной группы; 2) приготовление к непосредственному совершению корыстных преступлений в сфере строительства; 3) действия, направленные на предотвращение разоблачения преступного умысла. В работе представлена подробная иллюстрированная эмпирическими источниками классификация указанных групп действий.

В работе проанализированы следующие способы непосредственного совершения корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации: 1) производство строительно-монтажных или ремонтных работ в неполном объеме, предусмотренном проектно-сметной документацией, с включением в акты приемки и в иную документацию работ, заведомо не производившихся реально (фальсификация хозяйственных операций путем составления фиктивной проектно-сметной или отчетной документации); 2) производство строительно-монтажных или ремонтных работ с грубыми нарушениями проектно-сметной документации относительно размерных характеристик объекта, количества, качества, стоимости используемого материала или оборудования, определенных видов работ и т.п.; 3) заведомое подписание фиктивных актов приемки работ руководителями организаций – заказчиков, действующих в сговоре с подрядчиками либо привлекавших для производства данных работ подконтрольные им организации; 4) возведение жилых объектов с привлечением денежных средств граждан обманным путем, вопреки отсутствию разрешения на строительство (в т.ч. под видом строительства малоэтажного частного домовладения, предназначенного для односемейного индивидуального проживания, без коммерческих целей); 5) привлечение денежных средств граждан с введением их в заблуждение относительно оптимального порядка юридического оформления гражданско-правовой сделки; 6) продажа третьим лицам земельного участка, принадлежащего виновному, на котором имеется объект незавершенного строительства, возведенный за счет средств дольщиков с оставлением последних в неведении относительно данной сделки; 7) осуществление продаж одного и того же объекта долевого строительства нескольким лицам; 8) имитация производства строительно-монтажных работ по возведению жилья или иного объекта строительства, без намерений их реального осуществления, либо иное введение в заблуждение инвесторов о намерениях виновных осуществить строительство (в т.ч. путем создания финансово-строительных пирамид).

Сокрытие корыстных преступлений в сфере строительства хронологически дифференцируется разделить на 2 этапа. 1-й этап по времени совпадает с этапом приготовления к совершению преступления, но, в отличие от действий, направленных на обеспечение возможности реализации преступного умысла (т.е. действий по приготовлению к совершению преступления), данные действия направлены на минимизацию ситуаций разоблачения и привлечения к уголовной ответственности. Действия по сокрытию преступления на втором его этапе, согласно проанализированным эмпирическим источникам, следующие: - физическое исчезновение виновных вместе с привлеченными и похищенными денежными средствами и иными ценностями; - смена директора или иного руководителя; реорганизация (слияние, поглощение) юридического лица без правопреемства, ликвидация или заявление о банкротстве; - уничтожение бухгалтерской документации, подтверждающей прием денежных средств клиентов, факт их перечисления подставным организациям и иным субъектам, нецелевого расхода, обналичивания и т.

д.; актов приема-передачи выполненных работ, исполнительской документации; - уничтожение подложной документации; - корректировка проектно-сметной документации на возведенный объект; - редактирование содержания бухгалтерской, разрешительной, исполнительской или иной документации в зависимости от существа и результатов проводимой проверки в рамках исполнения административного, налогового или иного законодательства; существа возникшего подозрения в совершении корыстного преступления в сфере строительства; - корректировка показаний подозреваемых, обвиняемых в связи с поступающей в распоряжение субъекта проводимой административной или доследственной проверки либо предварительного следствия доказательственной информацией и с учетом результатов иных действий виновных по сокрытию преступления.

Анализируя особенности оставляемых виновными следов, автор признает значимость документальных источников информации, отображающих обстоятельства преступления. Вместе с тем, он критически оценивает позицию о том, что для данных преступлений в принципе не свойственны материальные следы на месте совершения преступления. Очевидно, что ошибочность данной позиции носит системный характер. Недооценка значимости материальных следов преступления, по мнению автора, является, с одной стороны, следствием чрезмерного ограничения типичного места совершения преступления (как элемента криминалистической характеристики) лишь рабочим местом (служебным кабинетом) виновных, осуществляющих фальсификацию документации (местом заключения гражданско-правовых договоров с клиентами). С другой стороны реализация такой позиции как данности диалектически обусловливает недооценку следственных действий, направленных на материально-фиксированное отображение доказательственной информации, и в первую очередь, осмотра места происшествия.

В третьем параграфе первой главы раскрыты криминалистически значимые признаки субъектов корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации. Отмечается, что комплекс криминалистически значимых качеств лиц, виновных в совершении преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документацией, в целом соответствует общим тенденциям экономической преступности, а именно: глобализация, профессионализация, интеллектуализация, а также феминизация. В работе анализируются данные тенденции. Глобализация преступности проявляется в высокой активности в данном сегменте преступных групп различной, в т.ч. высокой степени организации. Преступные группы в данной сфере криминалитета не являются многочисленными, включая в свой состав 2 – 3 человека, реже – больше. Но немногочисленность их состава компенсируется их профессиональными качествами и должностным положением. Высокая сплоченность членов преступных групп обеспечивается также вхождением в их состав субъектов, находящихся в отношениях близкого родства либо являющихся близкими лицами. Порой обманным путем привлекаются к эпизодическому участию в их криминальной деятельности различных должностных лиц государственных органов, например, оказывающих государственные услуги регистрационного характера, побуждая их выполнить какую-либо значимую для них операцию, частично или полностью обходя установленный порядок, не осведомляя вместе с тем относительно криминального характера их деятельности. Профессионализация проявляется в наличии у руководителей и привилегированных членов преступных групп высшего образования, связанного со сферой осуществления преступной деятельности (техническое, строительное, экономическое и др.). По нашим данным, высшее образование имело 77,76 % виновных; соответственно 22,24 % виновных имели среднее (чаще - среднее техническое образование). Виновные обладают высоким интеллектом, что позволяет им разрабатывать различные криминальные схемы перераспределения денежных средств и иных материальных ресурсов, предоставляющие им больше шансов на неуязвимость от воздействия правоохранительных и судебных органов. Социализация преступности проявляется в сфере строительства проявляется в их пребывании в различных устойчивых социальных связях, позволяющих создавать видимость респектабельного и перспективного представителя бизнес сообщества. Так около 70 % обвиняемых по делам данной категории преступлений состояли в браке и имели семью. Из них обвиняемые мужчины состояли в браке в 50,2 % случаев; обвиняемые женщины – в 19,8 % случаев. Таким образом, неустроенность семейной жизни в большей степени была присуща женщинам, что соответствует общим тенденциям соотношения женского и мужского населения в средней и старшей возрастной категории.

Тенденция феминизации проявляется в распространенности преступлений экономической направленности, в т.ч. и в сфере строительства, совершенных женщинами. На наш взгляд, данная тенденция является частным проявлением общей тенденцией ослабления патриархальных устоев и повышения экономической и социальной самостоятельности женщин в современных условиях, феминизации общественной жизни, постепенной экспансией женщин в сферу управления. По нашим данным, женщины привлекались к уголовной ответственности за преступления в сфере строительства в 30,2 % случаях, что в целом значительно чаще, чем за преступления общеуголовной направленности. Женщины совершали данные преступления как единолично, так и в составе преступной группы. В проанализированной судебной практике встречались случаи, когда женщины, являясь руководителями строительных организаций – 20,2 % (как созданных ими самими – 8,3 %, так и выдвинувших их на руководящую должность – 11,9 %), единолично совершали неоднократные мошеннические действия и иные преступления корыстной направленности, связанные с заключением сделок и последующим невыполнением обязательств. В других случаях женщины входили в организованную преступную группу, совершающую корыстные преступления в сфере строительства. Чаще всего, они не являлись руководителями преступной группы, специализируясь на ведении теневой бухгалтерии, оказании юридических услуг, либо являясь фиктивным руководителем строительной организации.

Потерпевшие от преступников в сфере долевого жилищного строительства преимущественно женщины – 68,7 %; работоспособного возраста (30 - 50 лет), по социальному статусу относятся к категории среднего класса, имеющие стабильный доход, готовые сами решать свои жилищные вопросы. Другая категория потерпевших представляет собой юридические лица – организации, учреждения и предприятия, чаще всего находящиеся в государственной или муниципальной, а также в общей долевой собственности. Этой категории потерпевших причиняется вред в результате производства строительно-монтажных или ремонтных работ не в полном объеме, с применением менее качественных материалов, оборудования и (или) технологий. Они могут иметь различную организационно-правовую форму, являться коммерческими или некоммерческими, однако чаще всего, как показало исследование, таковыми являлись: научно-исследовательские, лечебно-профилактические, учебные, культурно-просветительные заведения, иные организации и учреждения, оказывающие государственные или социально значимые услуги населению, а также товарищества собственников жилья. В качестве представителей потерпевших по делам о корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией документации, в уголовном процессе участвовали: - руководитель организации (генеральный директор, директор, председатель, начальник и т.п.) – 52,4 %; - заместитель руководителя – 20,3 %; - юрист (руководитель юридической группы, помощник по юридической работе и т.п.) данной организации – 21,5 %; - иное уполномоченное лицо – 5,8 %. Вместе с тем, в данном случае необходимо учитывать особенности не только представителей потерпевших, которым доверено участвовать в уголовном процессе от имени потерпевшего - юридического лица (представителей в уголовно-процессуальном смысле), но и сотрудников, непосредственно участвовавших в выборе подрядчиков, заключении гражданско-правовой сделки, а также осуществлении контрольных полномочий за ходом выполнения строительно-монтажных или ремонтных работ. В зависимости от конкретных обстоятельств преступления этим лицам были свойственны: - формальный подход к выполнению законодательства о проведении аукционов, коммерческих конкурсов при выборе организации – подрядчика; - халатность либо чрезмерная доверчивость при осуществлении контроля за ходом выполнения данных работ; - осведомленность об истинном объеме и содержании строительно-монтажных или ремонтных работ, количестве и качестве затраченных материалов и оборудования, уровне примененных технологий, в т.ч. и об отступлении от положений проектно-сметной документации, нарушениях при составлении отчетной документации, и попустительство, обусловленное наличием личной заинтересованности; - активное способствование выполнению строительно-монтажных и ремонтных работ не в полном объеме, уменьшению количества и снижению качества затраченных материалов и оборудования, применению более низкого уровня технологий, в том числе в виде отступления от положений проектно-сметной документации, нарушений при составлении отчетной документации, при наличий подконтрольных организаций, созданных либо неформально руководимых виновным.

Вторая глава «Организационно-тактические особенности расследования корыстных преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации», включая 2 параграфа, посвящена вопросам организации расследования данных преступлений. В первом параграфе рассматриваются особенности возбуждения уголовного дела по признакам преступлений в сфере строительства, связанных с фальсификацией проектно-сметной и отчетной документации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.