авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Совершенствование методики расследования преступлений против жизни и здоровья, совершенных лицами, страдающими психическими расстройствами, не исключающими вмен

-- [ Страница 4 ] --

Автором проанализированы патопсихологические особенности подозреваемых (обвиняемых), имеющих различные психические расстройства (олигофрению, органическое поражение головного мозга, психопатии), с точки зрения их влияния на формирование показаний и определения оптимальной линии поведения следователя. Специфический контингент подозреваемых по анализируемой категории дел лиц предопределяет необходимость соблюдения следователем при допросе ряда процессуальных условий, невыполнение которых может повлечь признание допроса в качестве недопустимого доказательства. Это касается обеспечения участия защитника и иных лиц, в частности специалиста. Наличие психического недостатка влечет необходимость приглашения защитника не позже, чем с момента, когда следователю становится достоверно известно о психическом недостатке. Это касается случаев, когда отсутствуют результаты судебной психолого-психиатрической (психологической, психиатрической) экспертизы, но действия и поведения данного лица указывают на высокую вероятность наличия определенных психических дефектов или аномалий. В дальнейшем это позволит избежать процессуальных споров по признанию допросов и других следственных действий, проведенных с участием данного подозреваемого, обвиняемого в отсутствие защитника, в качестве недопустимых доказательств. Выявлять высокую вероятность возникновения конфликтной ситуации и упреждать ее развитие целесообразно и путем консультаций следователя со специалистами – психологами, психиатрами, предметом которых явилась бы предварительная (предшествующая производству следственных действий с участием данного лица) диагностика психолого-криминалистического портрета подозреваемого, обвиняемого. Данная консультация должна предшествовать допросу этого лица, а при необходимости – совершению и других следственных действий с его участием. На наш взгляд, приемлемой процессуальной формой фиксации консультации специалиста является заключение специалиста, оформленное в соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК РФ.

Полагаем, что особенности психики анализируемой категории подозреваемых и обвиняемых обусловливают целесообразность участия специалиста – психолога или психиатра и в непосредственном производстве допроса. Данный специалист способен оценить, понятно ли подозреваемому или обвиняемому сущность выдвигаемого подозрения или предъявленного обвинения, самостоятельно ли либо под воздействием внушения даются им показания. Специалист психолог или психиатр также способен оказать следователю посильную помощь в установлении психологического контакта, в формулировании вопросов, понятных подозреваемому (обвиняемому). Считаем целесообразным выразить тактико-криминалистическую рекомендацию о том, что допрос и иные следственные действия познавательного характера, направленные на отображение вербальной информации (очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, следственный эксперимент) должны производиться с участием специалиста – психолога или психиатра. Эта рекомендация вытекает из права следователя приглашать специалиста для участия в следственных действиях, предусмотренного ст. 168 УПК РФ.

Установление психологического контакта с допрашиваемым всегда имело решающее значение для получения правдивой и достоверной доказательственной информации по делу. Однако значимость достижения психологического контакта существенно возрастает в случаях введения в орбиту уголовно-процессуальных отношений лиц, страдающих психическими расстройствами. Значительная часть лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, характеризуется интроверсией, замкнутостью, подозрительностью, сложностью в установлении доверительных отношений с другими людьми, раздражительностью, нигилизмом, агрессивностью в отношении людей вообще либо отдельных категорий людей. Важным аспектом установления психологического контакта является учет таких особенностей личности, как субъективная самооценка этих лиц в качестве непонятых людьми, иллюзорное самовосприятие в качестве сверхчеловека, имеющего право распоряжаться чужими судьбами на фоне пережитой в детском или юношеском возрасте психотравмирующей ситуации, оказавшей существенное влияние на формирование характера и т.п. Подобная категория подозреваемых при условии достижения с ними психологического контакта охотно идет на сотрудничество со следствием, без принуждения и весьма детально рассказывая обо всех своих деяниях, рассчитывая на проявление сопереживания со стороны собеседника (неважно, будет ли это восхищение, страх или ужас).

Законодательный запрет на постановку наводящих вопросов (ч. 2 ст. 189 УПК РФ) приобретает специфический контекст в отношении допроса подозреваемых, обвиняемых, страдающих психическими недостатками вследствие повышенной внушаемости и мнительности, неуравновешенности ряда категорий психически неполноценных лиц. Выражены рекомендации по недопустимости или неэффективности применения ряда существующих тактических приемов допроса в отношении лиц, имеющих психические расстройства. В основном это касается приемов психологического воздействия: форсирование темпа допроса, создание напряжения, использования конфликтов во взаимоотношениях допрашиваемого с другими людьми, использование чувства антипатии, питаемой допрашиваемым к какому-либо человеку и т.д. С целью мобилизации мышления подозреваемого, обвиняемого следователю необходимо более активно использовать тактические приемы, направленные на оживление памяти: деление предмета допроса на события, произошедшие в хронологической последовательности, использование ассоциативных связей (допрос не только относительно обстоятельств, имеющих значение для расследования, но и иных взаимосвязанных с ними обстоятельств); допрос на месте события, имеющего отношение к расследованию, предъявление доказательств (документов, фотографий). Нельзя применять тактические приемы допроса, в основе которых идет использование «слабых мест» психики допрашиваемого. Мало того, что они снижают гарантии лица на защиту его прав и законных интересов, вследствие аномальности психического развития и неадекватности поведения подозреваемого, такие приемы также способны с высокой вероятностью повлечь неоправданное усложнение следственной ситуации. Под «слабыми местами» психики понимаются особенности проявления негативных эмоций данным лицом: повышенную раздражительность, вспыльчивость, ревность, месть, ненависть и т.п. На наш взгляд, с точки зрения криминалистической тактики к слабым местам психики не следует относить и недостаточность мыслительных процессов, ибо криминалистическая тактика как таковая призвана обеспечить следователю в результате верного и тактически своевременного применения правомерных тактических приемов интеллектуальное превосходство над противоположной стороной. Именно с учетом мыслительных процессов и возможных ошибок в оценке ситуации в науке криминалистики разработаны приемы логического воздействия. Далее автором проанализирован типичный предмет допроса подозреваемых по делам данной категории.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит нормы о возможности собственноручной записи показаний подозреваемого, обвиняемого, как это было в УПК РСФСР 1960 г. Наличие данной нормы было оправданным. Этот документ являлся ценным источником доказательственной информации, из первых уст отражая информацию не только о действиях преступника и жертвы на месте события преступления, но и порой проливал свет на деструктивные особенности психологии виновного, объясняя причудливость и нелепость его мотивов и побуждений. Несмотря на то, что в протоколах допроса следователь стремится изложить показания дословно, все же он неизбежно допускает элементы редактирования, хотя бы в форме синтаксического построения предложений, стилистики и лексики. Поэтому собственноручно изложенные показания с большей очевидностью демонстрируют, например, низкий уровень интеллекта, неспособность к абстрактному мышлению, низменность побуждений, а также подлинные порой алогичные мотивы, его отношение к совершенному преступлению в целом, к своим действиям и лично к его жертве.

Собственноручная запись обвиняемым показаний позволяет увидеть его глазами момент зарождения умысла на совершение убийства, иного насильственного преступления, вынашивание плана его совершения, причину выбора в качестве жертвы конкретного лица, а также непосредственные действия виновного в момент совершения преступления и после его сокрытия. В совокупности такой документ может явиться ценнейшим объектом для глубинного познания личности виновного, в том числе и на уровне судебного психолого-психиатрического исследования.

Находясь под воздействием перенесенной психотравмирующей ситуации непосредственно после покушения, потерпевший не всегда психологически готов дать объективные и полные показания. В арсенале криминалистической тактики существуют различные тактические приемы, направленные на установление психологического контакта: беседа, снятие напряжения, подчеркивание значимости общения с потерпевшим и данных им показаний, проявление эмпатии (сочувствия) к потерпевшему, обращение к положительным качествам допрашиваемого. Способность потерпевшего давать показания находится в зависимости от характера реального вреда его здоровью, причиненного вследствие совершения в отношении него преступления. Допрос потерпевшего следует проводить с учетом рекомендаций врача о его возможности и продолжительности. Далее раскрыты вопросы, требующие установления в ходе допроса потерпевшего и свидетелей.

Во втором параграфе проанализированы особенности производства иных следственных действий по делам о преступлениях против жизни и здоровья, совершенных лицами, имеющими психические расстройства.

Наряду с общим анализом обстановки места происшествия и обнаружением, фиксацией и изъятием следов, одной из важных целей осмотра места происшествия является выявление признаков, свидетельствующих о наличии у причастного к преступлению лица психического расстройства. Типичными осматриваемыми в рамках осмотра места происшествия объектами являются: - участок местности, где обнаружен труп жертвы (на территории населенного пункта или вне его пределов); - жилище или иное помещение, являвшееся местом постоянного пребывания жертвы до ее исчезновения; - участок местности, помещение, в пределах которого виновным были причинены телесные повреждения жертве в условиях очевидности; - участок местности, помещение, где были обнаружены вещественные доказательства непосредственного совершения преступления. В ходе осмотра места происшествия с целью констатации признаков психического расстройства виновного следователю необходимо обращать внимание на следующие детали обстановки: - неоправданная множественность телесных повреждений на трупе, не сопоставимая с потенциальным сопротивлением потерпевшего; причинение ударов или иных телесных повреждений жертве после ее смерти; - изувечение, расчленение трупа, вырезание или отсечение отдельных органов или тканей потерпевшего; - действия виновного, свидетельствующие о наличии противоестественного интереса к анатомическому строению тела жертвы либо ее физиологии; - осуществление различных неэтичных действий с трупом, его одеждой или иными сопутствующими предметами; - наличие предметов, веществ или иных объектов, свидетельствующих о различных противоестественных действиях на месте происшествия в связи с наличием трупа: следов длительного пребывания вместе с трупом (остатков одежды, алкоголя, различных предметов бытового обихода); - признаки деструктивных действий виновного религиозного или иного идеологического характера в отношении жертвы: например, причинение специфических телесных повреждений, «значимых» с точки зрения адептов какого-либо деструктивного образования; - орудие пыток, оружие, иные предметы, используемые для причинения смерти или нанесения телесных повреждений, а также следы его применения в пространстве; - особенности окружающей обстановки, свидетельствующей о совершении преступления на религиозной или иной идеологической почве; - признаки в окружающей обстановке, свидетельствующие о сексуальной мотивации действий виновного; - отсутствие на трупе одежды или иных вещей, не представляющих существенной ценности при наличии на нем ювелирных украшений и иных предметов, имеющих высокую стоимость (что свидетельствует о признаках фетишизма в отношении определенной категории предметов); - наличие на теле жертвы специфических телесных повреждений, индивидуализирующих виновного (т.е. действий, повторяющихся в ходе серийного совершения убийств различных лиц); - объекты, свидетельствующие о систематическом совершении виновным преступлений против жизни и здоровья на почве психического расстройства: наличие дневников, видеозаписей истязаний; записей со стихами и т.д.

Типичными искомыми объектами в рамках обыска у подозреваемого или обвиняемого являются: - орудия преступления; - предметы преступления; - одежда подозреваемого, обвиняемого, в которой он находился в момент совершения преступления или иные его личные вещи, находившиеся при нем в момент совершения преступления; - предметы и документы, находящиеся при жертве в момент совершения преступления, изъятые виновным в виде трофеев либо случайно оставшиеся у обыскиваемого; - вещества биологического происхождения, ранее принадлежавшие жертве; - медицинские документы, подтверждающие наличие у обыскиваемого психического расстройства и характер лечения; - препараты психотропного характера, которые принимал подозреваемый, обвиняемый, как по назначению врача, так и изготовленные в кустарных условиях; - литература по медицине и психиатрии, патопсихологии в виде книг, конспектов, рецептов и т.п.; - специальная литература: эзотерическая, религиозная, иная идеологическая радикально-деструктивного содержания; - дневники, личные записи, рисунки подозреваемого, обвиняемого, подтверждающие психическое состояние и намерения обыскиваемого, свидетельствующие о его реализованном и (или) планируемом замысле.

Механизм совершения анализируемой категории преступлений, а именно, активные, алогичные, а потому запоминающиеся действия страдающего психическими отклонениями подозреваемого, обвиняемого, в том числе и в присутствии третьих лиц, обусловливает возможность запечатления и сохранения в сознании потенциальных свидетелей мысленного образа виновного. Серийные насильственные преступления зачастую совершаются в отношении незнакомых виновному жертв, вместе с тем, во время самого по себе контакта виновного и жертвы последняя имеет возможность воспринять и запомнить признаки внешности нападающего. Анализ эмпирических данных позволяет назвать типичными для данных категорий уголовных дел следующие разновидности предъявления для опознания: - предъявление для опознания лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении данного преступления потерпевшим или свидетелям; - предъявление для опознания принадлежавших погибшим носильных вещей, украшений или иных сопутствующих предметов их родственникам; - предъявление для опознания трупа его родственникам или близким лицам; - предъявление для опознания по фотоснимкам пострадавшего свидетелям; - предъявление для опознания по фотоснимкам пострадавшего подозреваемому или обвиняемому.

Предъявление для опознания по фотоснимкам пострадавшего подозреваемому или обвиняемому является специфическим видом предъявления для опознания и осуществляется именно по делам анализируемой категории. Прижизненные фотоснимки пострадавшего от рук серийных убийц предъявляются самим подозреваемым, обвиняемым с целью их отождествления. Это целесообразно осуществлять в отношении подозреваемых, обвиняемых, вставших на путь сотрудничества со следствием или хотя бы дающих признательные показания. С учетом специфической мотивации виновных – вызвать высокий общественный резонанс, эпатировать собеседников, самоутвердиться и т.п., эти лица способны давать признательные показания, но при условии установления с ними психологического контакта. Выявлены типичные недостатки, допускаемые при предъявлении для опознания с участием потерпевших, свидетелей, подозреваемых или обвиняемых, и представлены рекомендации по их минимизации.

По делам данной категории характерно проведение следующих разновидностей следственного эксперимента: - установление возможности восприятия виновного, его действий, а также действий иных лиц на месте происшествия – с участием свидетелей; - установление возможности и (или) механизма совершения определенных действий: изготовления орудий и средств преступления, преодоления определенного расстояния в определенных условиях – с участием подозреваемого, обвиняемого;- установление механизма причинения телесных повреждений – с участием подозреваемого, обвиняемого.

Наиболее типичными целями проверки показаний на месте являлись: 1) выявление и установление новых фактов и обстоятельств совершения и сокрытия преступления против жизни и здоровья подозреваемым, обвиняемым, страдающим психическим расстройством: - показ ранее неизвестного следствию места совершения преступления и пояснения относительно обстоятельств совершения преступления; - показ ранее неизвестного следствию места сокрытия трупа и пояснения относительно обстоятельств захоронения или иного сокрытия трупа; - показ следствию ранее неизвестного места сокрытия орудий и средств преступления, мест хранения предметов и документов, принадлежавших пострадавшему, и пояснения относительно обстоятельств их использования; 2) Получение новых доказательств совершения подозреваемым, обвиняемым, страдающим психическим расстройством, преступлений против жизни и здоровья: - показ участков пространства, известных следствию и ранее обследованных процессуальным путем: места совершения преступления, места сокрытия трупа, места сокрытия орудий или средств преступления, предметов и документов, принадлежавших пострадавшему и пояснения по поводу значимых для установления обстоятельств преступления своих действий и действий других лиц на данном месте; - устранение неточностей и противоречий, содержащихся в показаниях подозреваемого, обвиняемого, разоблачение ложных показаний, в результате анализа данных показаний и обстановки обследуемого места.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.