авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Производство следствия в уголовном судопроизводстве кыргызской республики

-- [ Страница 3 ] --

Стадия производства следствия призвана обеспечить быстрое и полное раскрытие преступлений, установление и изобличение лиц, их совершивших, создание необходимых условий для правильного и всестороннего рассмотрения уголовного дела в суде. Выполнение указанных задач преследует цель, направленную на успешную борьбу с преступностью. Вместе с тем, автор полагает, что, помимо указанных задач, необходимо законодательно закрепить и такие как: обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба; выявление по каждому уголовному делу причин и условий, способствовавших совершению преступления. По мнению диссертанта, стадия производства следствия будет полной, всесторонней и объективной только в том случае если по каждому уголовному делу будут решены все вышеперечисленные задачи в совокупности.

Конституция Кыргызской Республики закрепила общеправовые принципы которые, выражая природу и сущность демократического государства, содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 4, 5, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 21, 39). Эти принципы исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью (ст. 16 Конституции КР). В соответствии с конституционными принципами в отраслевом законодательстве содержатся нормы, имеющие основное, определяющее значение для всего судопроизводства и отдельных его стадий. Автор считает, что с практической и теоретической точек зрения представляется оправданным конструирование системы принципов применительно к стадии производства следствия. Такая конкретизация принципов будет служить совершенствованию правоприменительной деятельности следователя в строгом соответствии закону.

Автор приходит к выводу о том, что под принципами стадии производства следствия понимаются выраженные в нормах права и адресованные следователю руководящие положения, отражающие содержание общеправовых и уголовно-процессуальных принципов и определяющие основные свойства этой деятельности, а в совокупности, с функциями следователя – и ее сущность. К системе принципов стадии производства следствия следует отнести: а) своевременное начало производства следствия и соблюдение процессуальных сроков; б) привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений; в) обеспечение прав и свобод лиц, участвующих в стадии производства следствия; г) недопустимость разглашения данных следствия; д) обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела; е) право на обжалование действий следователя; ж) принятие мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления; з) надзор прокурора за исполнением законов при производстве следствия; и) процессуальная самостоятельность следователя.

Вторая глава - «Совершенствование стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики» - посвящена рассмотрению вопросов по совершенствованию стадии производства следствия путем развития форм уголовного судопроизводства; определению процессуального положения следователя в стадии производства следствия; определению правовых основ совершенствования стадии производства следствия; изучению проблем ведомственного контроля и прокурорского надзора за деятельностью органов следствия.

Автором исследованы процессуальные меры, направленные на дальнейшее совершенствование стадии производства следствия в Кыргызской Республике, путем рассмотрения перспективы стадии производства следствия с учетом общих закономерностей развития форм уголовного судопроизводства в зарубежных государствах. Автор считает, что знание правовых, процедурных норм различных государств, общего положения стадии производства следствия поможет четче высветить современное состояние следствия в Кыргызской Республике, наметить пути его совершенствования. Диссертант отмечает, что общей тенденцией дальнейшего совершенствования стадии производства следствия в Кыргызской Республике является проникновение в эту часть уголовного процесса все большего числа элементов состязательности.

Анализируя уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств диссертант полагает, что такой опыт, следует условно разделить на три уровня возможного заимствования. Первый - уровень общих закономерностей и принципов развития форм уголовного судопроизводства является единым для любого государства. Это естественный путь эволюционного развития в данной области. Различные государства сейчас находятся на различных этапах данного пути, но движутся они по нему в одном направлении - к состязательной форме. Убедительный тому пример - уголовное судопроизводство зарубежных государств. По мнению автора, представляется целесообразным при дальнейшем совершенствовании стадии производства следствия придерживаться этой перспективы. Второй уровень - это схема организационного строения правоохранительной системы в целом, и, в частности, органов следствия. Здесь в законодательстве и практике государств наблюдаются наиболее существенные различия. На этом уровне можно выделить какие-либо общие начала лишь для отдельных групп государств. Представляется, что Кыргызстан на этом уровне может пойти путем, обусловленным собственным историческим опытом и сложившейся практикой. При этом необходимо учесть все негативные моменты, выявившиеся в зарубежных странах, чтобы не повторять допущенных ими ошибок. И третий уровень - это законодательное регулирование процессуальной деятельности органов следствия и других участников стадии производства следствия. Автор считает, что это наиболее подходящая область для заимствования всего положительного в зарубежном опыте для правовой реформы Кыргызстана.

Диссертант приходит к выводу, что с целью совершенствования стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики целесообразно опираться на общие закономерности развития форм уголовного судопроизводства зарубежных государств, которые, основываясь на состязательной форме, в наибольшей степени обеспечивают защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Диссертант отмечает, что несовершенность уголовно-процессуального закона вызывает наибольшую обеспокоенность, прежде всего следственных органов МВД, так как в соответствии с установленной законом подследственностью (ст. 163 УПК КР), как говорилось выше, на следователей органов внутренних дел приходится расследование 85% совершаемых в республике преступлений.

Автор полагает, что данная проблема вызвана прежде всего недостаточным урегулированием этого вопроса в законодательстве, в связи с чем на практике нередки споры об определении подследственности как на первоначальном, так и на последующем этапах стадии производства следствия, приводящие, порой, к необоснованному дублированию, ведомственным спорам, а в конечном итоге к волоките при производстве следствия, тем самым нарушению законных прав и интересов человека и гражданина.

Проведенный автором опрос показал: 46% респондентов отметили, что если в ходе осуществления своих функций органы внутренних дел выявляют преступление по линии финансовой полиции, предусматривающее альтернативную подследственность, то в соответствии с ч. ч. 16, 17 ст. 163 УПК КР, по уголовному делу, подследственному разным органам, производство следствия осуществляется следователем органа, возбудившим его, а при совокупности преступлений, предусмотренных данной статьей, относящихся к подследственности разных органов, подследственность определяется по более тяжкому преступлению. При этом передача по подследственности в следственные подразделения других правоохранительных органов происходит лишь в том случае, если это уголовное дело, с точки зрения следователя органа внутренних дел, не является достаточно перспективным. Те же, в свою очередь, также, не видя судебной перспективы и, не желая ухудшать свои показатели работы, стараются вернуть уголовное дело по надуманным основаниям назад в ОВД. В результате часть материалов уголовного дела теряет доказательственное значение, либо со стороны «заинтересованных» в исходе дела лиц принимаются соответствующие меры, препятствующие нормальному ходу следствия.

Изложенное позволяет диссертанту заключить, что в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо исключить подобные положения об альтернативной подследственности, регламентирующие вопросы подследственности, строго разграничив ее между следователями правоохранительных органов по предметному, территориальному либо персональному признакам, исключив их расширительное толкование.

Ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики, как уже говорилось выше, предусматривает только производство следствия, исключив дознание и протокольную форму досудебного производства. В общей структуре предварительного производства теперь ведущее место занимает стадия производства следствия, хотя ранее дознание и протокольная форма досудебного производства материалов охватывало значительный круг, хоть и уголовно-наказуемых, но не представляющих значительной общественной опасности деяний.

Обращаясь к данной проблеме, автор отмечает, что в науке уголовного процесса многие авторы приходили к выводу о ненужности дознания как самостоятельной формы предварительного расследования, самостоятельной, наряду со следствием, формой предварительного производства. По их мнению, это привело бы «к устранению искусственного деления предварительного расследования на дознание и предварительное следствие и к установлению единого процессуального порядка расследования для всех уголовных дел»11. Подытоживая различные высказывания ученых, диссертант соглашается с мнением русского ученого-процессуалиста XIX века А. А. Квачевского, считавшего, что: «Дознание дает основание к начатию следствия, устанавливает известный взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию преступления. Но дознание вырабатывает только сведения и указания, которые не имеют судебный характер, вся его роль ограничивается изысканием данных для следователя, содействием ей, облегчением ее, она не имеет дело с судебными формами и обрядами, не оценивает фактов, не делает никаких определений из них и поэтому может быть произведено лицом, не принадлежащим к судебному ведомству. Предварительное следствие же направлено к установлению доказательств противозаконности действия и вины преступника, которая проверяется в суде, занимается обсуждением, оценкою обстоятельств дела, формы и акты его имеют значение судебное, поэтому оно проводится только лицом судебного ведомства»12.

Изложенное позволило автору обоснованно заключить, что в уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики необходимо вновь предусмотреть дознание и протокольную форму досудебной подготовки материалов.

При рассмотрении процессуального положения следователя в стадии производства следствия, автор замечает, что основой полномочий следователя является его процессуальная самостоятельность. Так, в ст. 35 УПК КР указано, что в стадии производства следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора. Процессуальную самостоятельность следователя подтверждает закрепленное в действующем законе положение о том, что никто не может принудить следователя принять решение, противоречащее его внутреннему убеждению.

Исходя из этого, автор пришел к мнению о том, что полная ответственность на следователя может быть возложена только при условии отсутствия воздействия и влияния на него извне, то есть наличия у него хотя бы относительной процессуальной самостоятельности, так как в силу поднадзорности и подконтрольности прокурору и руководителю следственного подразделения, по мнению А.П. Гуляева, «процессуальной независимости следователя объективно не существует»13.

Автор отмечает, что проблема правового статуса следователя являлась предметом исследования многих ученых-специалистов в области уголовного судопроизводства. Но, несмотря на большое количество серьезных работ, вопросы процессуальной независимости и самостоятельности следователя до настоящего времени носят дискуссионный характер. Одни авторы признают процессуальную самостоятельность, существующую вместе с ответственностью и сочетающуюся с прокурорским надзором и ведомственным контролем (А.П. Гуляев), но отрицают процессуальную независимость следователя. Сторонники второго подхода отождествляют процессуальную самостоятельность с его процессуальной независимостью (Ю. В. Манаев, Р.Д. Рахунов). Сторонники третьего подхода рассматривают процессуальную самостоятельность не как основной принцип уголовного процесса, а лишь как условие осуществления независимости судей и их подчинения только закону или как положения, ограждающего внутреннее убеждение следователя (С.В. Бородин, И. Д. Перлов). Наконец, существует еще одна точка зрения, согласно которой действующее законодательство подчеркивает процессуальную самостоятельность процессуальных решений следователя и независимость его как участника процесса (М. М. Выдря). Объясняется это тем, что сложившаяся практика показывает, что в уголовном процессе понятия «самостоятельность» и «независимость» следователя, несмотря на трактовку их как синонимичных понятий, не совсем тождественны. Анализируя различные высказывания ученых, диссертант придерживается мнений большинства ученых-процессуалистов: А.А. Власов, А.П. Гуляев, В.А. Дубривный, А.А. Жидких, Л.М. Карнеева, А.М. Ларин, Ю.В. Манаев, В.Ф. Статкус, В.С. Чистякова, которые рассматривают процессуальную самостоятельность, как один из основополагающих принципов деятельности следователя в стадии производства следствия, так как успешно руководить следствием может только процессуально и организационно самостоятельный следователь.

Таким образом, автор приходит к выводу, что процессуальная самостоятельность следователя имеет принципиальное значение для успешного осуществления задач уголовного судопроизводства и является необходимым условием, обеспечивающим оперативность и инициативу следователя при производстве следствия по уголовным делам, возлагает на него ответственность за качество и сроки производства следствия, а также гарантирует независимость следователя при решении важнейших процессуальных вопросов.

Рассматривая вопросы осуществления ведомственного контроля и прокурорского надзора, диссертант обращает внимание на то, что они выступают как средства охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и их значение в обеспечении законных прав граждан при производстве уголовных дел все более возрастает.

В осуществлении охраны прав и свобод человека и гражданина в ходе производства уголовных дел важное место занимает ведомственный контроль. Ведомственный контроль за производством следствия осуществляет руководитель следственного подразделения путем осуществления процессуальных действий и решений, связанных с проверкой процессуальной деятельности следователя по обеспечению им охраны прав и свобод участников уголовного процесса.

На основе проведенного анализа норм УПК КР автор делает вывод о необходимости расширения полномочий руководителя следственного подразделения, в связи с тем, что он является одним из гарантов охраны конституционных прав и свобод участников процесса. Отсутствие контроля со стороны руководителя следственного подразделения на несвоевременное производство следственных и иных процессуальных действий следователем может сказаться на соблюдении законных прав, свобод и интересов участников уголовного процесса. В УПК РФ (ст. 39), в отличие от УПК КР (ст. 37), более расширены полномочия руководителя следственного подразделения по контролю за деятельностью следователя, что свидетельствует о дальновидности российского законодателя.

Проведенное исследование позволяет автору внести предложение о дополнении ч. 1 ст. 37 УПК КР следующим положением, предусматривающим права руководителя следственного подразделения: «отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении производства следствия и необоснованные постановления о прекращении уголовного дела, вносить прокурору ходатайства об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя».

Диссертант полагает, что письменные указания руководителя следственного подразделения - это самостоятельный процессуальный акт, что подтверждает его обязательность для следователя. Во-вторых, процессуальная самостоятельность письменных указаний обусловлена теми серьезными правовыми последствиями, которые они могут порождать: изменение квалификации преступления, изменение меры пресечения или изменение обвинения и другие последствия, вытекающие из ст. 37 УПК КР. В этой связи, диссертант считает, что как и любой другой документ, порождающий определенные правоотношения между участниками процесса, письменные указания руководителя следственного подразделения должны приобщаться к материалам уголовного дела.

Таким образом, автор предлагает закрепить в ч. 2 ст. 37 УПК КР положение об обязательном приобщении письменных указаний руководителя следственного подразделения к материалам уголовного дела.

Диссертантом рассмотрены основные направления деятельности прокурора в стадии производства следствия. Осуществляя надзор за исполнением законов органами следствия, прокурор реализует данное направление своей деятельности в неразрывном единстве законности и соблюдения прав граждан в процессуальной деятельности должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам.

Анализ уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики свидетельствует о том, что прокурору предоставлены широкие полномочия для предотвращения необоснованного вмешательства органов уголовного преследования в охраняемые законом права и интересы участников процесса. Так, прокурор санкционирует производство обыска, заключение под стражу и другие решения следователя в случаях, предусмотренных УПК Кыргызской Республики; продлевает сроки следствия и содержания под стражей (ст. ст. 110, 111, 166, 184 УПК КР). Прокурор вправе отменять незаконные и необоснованные постановления следователя, выносить постановления о приостановлении, прекращении производства по делу. Кроме того, осуществляя надзор за исполнением законов органами следствия, прокурор в пределах своей компетенции разрешает жалобы на решения и действия следователя; отстраняет следователя от дальнейшего участия в осуществлении уголовного судопроизводства по данному делу, если им допущено нарушение закона.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.