авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Иорганизационные функции защитникаобвиняемого на предварительномследствии

-- [ Страница 4 ] --

Как видим, вуголовно-процессуальной литературе, в частиопределения «достаточных доказательств»отсутствует единое мнение. Вуголовно-процессуальномзаконодательстве законодатель неустанавливает «совокупностьдоказательств», не определяет «объемдоказательств» и каким должно быть«убеждениеследователя», не устанавливает временныерамки вынесения постановления опривлечении в качестве обвиняемого. Вто же время,в п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ законодательустанавливает «описание преступления суказанием времени, места его совершения, атакже иных обстоятельств, подлежащихдоказыванию в соответствии со ст. 73настоящего Кодекса».

Таким образом,законодатель требует от субъектарасследования в полном объеме собратьдоказательства, предусмотренные в ст. 73 УПК, но наэтом этапе расследования ещепредварительное следствие не завершено,собирание и исследование доказательствпродолжается, показания обвиняемого еще неполучены и не проверены, т.к. в отношении его не избран ине определен его процессуальныйстатус, изащитник не вовлечен в уголовный процесс. Вэтом плане импонирует подход законодателяУкраины, где в ст. 131 УПК Украины указано«если имеется достаточно доказательств»,т.е. по мнению соискателя, это означает хотябы однодоказательство в совершении конкретногопреступления. В ч. 1 ст. 171 УПК РФ указано«достаточных доказательств», т.е. вомножественном числе.

С учетом изложенногосоискатель считает возможным в ч. 1 ст. 171УПК РФ слово «достаточных» заменить словом«достаточно». При таком подходе,основанием привлечения в качестве обвиняемоговыступают юридически значимыеобстоятельства, предусмотренные в п.п. 1, 2 ч. 1ст. 73 УПК РФ, т.е. событие преступления ивиновность лица в совершении преступления, формаего вины и мотивы. Размер ущерба и другиеобстоятельства (п.п. 3-7 ч. 1 и ч. 2 ст. 73 УПК) должныбыть обязательно доказаны к моментупривлечения лица в качестве обвиняемого только втом случае, если они имеют юридическоезначение для квалификации совершенного деяния.В ином случае их исследование возможно наболее позднем этапе производства по делу.

В судебной иследственной практике известны случаи,когда у защитников возникают вопросы и они вносятходатайства, в связи с неустановлениемвсех обстоятельств, подлежащихдоказыванию (ст. 73 УПК), онецелесообразности предъявленияобвинения. Полагаю, что следует согласиться с мнением М.Е. Токарева о том, что«искусственное затягиваниес принятием поста­новления о привлечении данноголица в качестве обвиняемого порож­дает ущемление нетолько процессуальных, но иконституци­онных прав человека, при которомлицо, фактически находящееся в положенииобвиняемого в совершении преступ­ления, но по волеследователя не обретает адекватный егореальному положению правовой статус».

Уголовно-процессуальный законпридает важное значе­ниепоказаниям обвиняемого, рассматривая ихкак средство защиты и как источникполучения имеющих отношение к пред­метудоказывания фактических данных(доказательств). Уровень значения показанийобвиняемого обусловли­вает установление в законетребования: «Следователь обязан допроситьобвиняемого немедленнопосле предъявления емуобвинения»(ч. 1 ст. 173). Вэтом положении присутствует два важныхмомента: 1) нельзя допрашивать лицо вкачестве обви­няемого, пока ему не предъявленообвинение; 2) предъявление лицу обвинения– юридический факт,порождающий обязан­ность следователя немедленнодопросить обвиняемого. Но обязанностьследователя немедленно допроситьобвиняемо­го неозначает для обвиняемого обязанностинемедленно дать показания, ибо дача импоказаний – этовсего лишь его право, а не обязанность.Поэтому он может поставитьперед следова­телем вопрос о переносе допроса наболее позднее время (на­пример, после консультации сзащитником), как, впрочем, и отказаться отдачи показаний вообще, что следовательдолжен отразить в протоколе допроса(несостоявшегося).

Существеннойпредпосылкой допроса обвиняемогоявля­етсяразъяснение ему принадлежащихпроцессуальных, кон­ституционных прав и значениекаждого доказательства. В этом плане права М.А.Дереберг, которая считает, что«предъявление доказательств – по нарастающей силе ихвоздействия на допрашиваемого, либо,начиная с наиболее веского доказательства– полезноразъяснить подозреваемому или обвиняемомуи его защитнику значение каждогодоказательства, особенно еслидоказательство получено с помощьюнаучно-технических средств илиспециальных знаний». И еще один важныймомент нужно иметь в виду: готовясь кдопросу обвиняемого, следователь долженстрого соблюдать установленное законом правило,согласно которо­му защитник вправе участвовать вдопросе обвиняемого, в том числе и с первого допроса,проводимого сразу же после предъяв­ления обвинения (п.4 и 5 ч.1 ст.53 УПК). Здесь, однако, надозаметить, что для защитника обвиняемого - это не толькоправо, но обя­занность, особенно если таковым являетсяадвокат, который не вправе отказаться отпринятой на себя защиты обвиняемого (п. 7 ч.3 ст. 49 УПК).

В соответствии с ч. 2ст. 53 УПК РФ «Защитник, участвующий впроизводстве следственного действия, в рамкахоказания юридической помощи своемуподзащитному вправе давать ему вприсутствии следователя краткиеконсультации, задавать с разрешенияследователя вопросы допрашиваемым лицам,делать письменные замечания по поводуправильности и полноты записей в протоколеданного следственного действия.Следователь может отвести вопросы защитника,но обязан занести отведенные вопросы впротокол». Диссертант считает неудачной редакциюч. 2 ст. 53 УПК, предоставляющую защитникуправо задавать вопросы допрашиваемым лицамтолько с разрешения следователя. Избуквальноготолкования этой статьи вытекает, чтоследователь может вообще не разрешить защитнику задаватьвопросы, что не соответствуетсостязательному процессу в уголовномсудопроизводстве. Воизбежание этогопредлагается закрепить в законе следующееположение: «Защитник, участвующий впроизводстве следственного действия,вправе использоватьнаучно-технические средства фиксации, задавать вопросыдопрашиваемым лицам» и далее по тексту закона.

Уголовно-процессуальнымзаконодательством не решен вопрос овозможности использования защитником техническихсредств при производстве следственныхдействий.

По УПК РФ, защитникможет участвовать в допросе в двухситуациях. Во-первых, когда оносуществляет защиту прав и интересовподозреваемых и обвиняемых и оказывает им юри­дическую помощьпри производстве по уголовному делу. Наосновании п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитниквправе участвовать в допросеподозреваемого и обвиняемого, а также виных след­ственных действиях, производимых сучастием подозреваемо­го, обвиняемого либо по егоходатайству или ходатайству са­мого защитника.Хотя это прямо не предусмотрено в п. 5 указанной статьиУПК РФ, участвуя в следственных действиях,защитник вправе задавать вопросыдопрашиваемым, что, на наш взгляд,обусловлено характером его деятельности. Во-вторых,согласно прежней редакции ч. 5 ст. 189 УПК РФ,если свидетель явился на допрос садвока­том,приглашенным им для оказания юридическойпомощи, тоадвокат присутствует при допросе, но приэтом не вправе был задавать вопросысвидетелю и комментировать его ответы.Данное положение Федеральным законом от04.07.2003 г. №92-ФЗ изменено, и в ч. 5 ст. 189 УПК РФ были внесеныизменения: адвокат свидетеля пользуетсяправом, предусмотренным ч. 2 ст. 53 УПК РФ, а именно:давать краткие консультации, задаватьвопросы и т.д.

Итак, представим себеситуацию, что защитник участву­ет в допросеподозреваемого, обвиняемого, задаетвопросы подзащитному. Превращает ли этозащитника в полноцен­ную сторону судопроизводства,можно ли говорить здесь о состязательностии о наличии перекрестного допроса? Ду­мается, что на всеэти вопросы может быть дан только от­рицательныйответ. Тообстоятельство, что защитник уча­ствует в допросе,не наделяет его по закону правами, которыеимеются у следователя, расследующегопреступление. При­чем для досудебных стадийотечественного судопроизвод­ства такоеположение вполне логично. Вряд ликакие-то дей­ствия следователя при допросебудут предметом обжалования в суд впорядке ст. 125 УПК РФ. Если даже это и будетсделано, то скорее это исключительнаяситуация. Да и сам факт обжалования еще несвидетельствует о рав­ноправии сторон иналичии полноценной состязательности,свойственной судебным стадиям. На нашвзгляд, и здесь нет оснований говорить оналичии перекрестного допроса.

В теории перекрестныйдопрос обычно понимается как особая формадопроса в суде с позиций сторон. Так, М.С.Строгович писал, что путем перекрестногодопроса можно проверить достоверность показаний спозиций обви­нения и защиты. Допрос становитсяперекрестным только тогда, когда в неговключаются равноправные участникиуго­ловно-процессуальной деятельности- прокурор, подсуди­мый, защитник, потерпевший,гражданскийистец и их пред­ставители, общественныйобвинитель и общественный защитник,наделенныепо закону правом отстаивать свои интересы,представлять и участвовать в исследовании до­казательств,оспаривать выводы других участниковпроцес­са,защищать свою позицию по делу.Термин «перекрестныйдопрос» вУПК РФ неиспользуется. Однако приме­нительно к судебному следствиюон подразумевается в ст. 275 и 278 УПК РФ. Так всоответствии с ч. 1 ст. 275, при согласииподсудимого дать показания, первым егодопраши­вает защитник и участники судебногоразбирательства со стороны обвинения.Собственно в этом в понимании законо­дателязаключается перекрестный допрос в суде.Судьи, согласно ч.3 той же статьи, задают вопросы подсудимомупосле его допроса сторонами. Такой жеподход имеет место и в ст. 278 УПК РФ,регламентирующей порядок допроса в судесвидетеля и потерпевшего.

В ходе допросапри участии защитника идругих лиц со сторонызащиты может быть состязательныйпроцесс. Состязательность предполагаетналичие трех обяза­тельных факторов: сторонобвинения изащиты, спора меж­ду ними по правоприменению испециального органа – суда,предназначенного для разрешения этогоспора. Неоспоримо, что в таком видесостязательность существует только всудебных стадиях уголовногосудопроизводства. Примени­тельно кдосудебным стадиям более правильноговорить о наличии элементовсостязательности в тех сравнительно редкихслучаях, когда между сторонами возникаетспор о правоприменении, обжалуемый в суд иразрешаемый после­дним. В ситуации, когда в допросеучаствуют два следователя, следователь иоперативный работник, следователь ируководитель следственного органа,дознавательи начальник подразделения органа дознания,относящиеся к стороне обвинения, отсутствует стороназащиты, нет спора по поводуправоприменения и вообще нетнеобходимости в его разрешении при помощисуда. Совер­шенно очевидно, что здесь нетсостязательности, а отсюда нетоснований говорить о наличииперекрестного допроса.Представляется, что речьздесь идет об обычном доп­росе, однакопроводимом двумя участниками судопроизвод­ства со стороныобвинения. В настоящее время по общемуправилу допрос производится однимдопрашивающим (доз­навателем, следователем и т.д.), а случаи уча­стия в допросеиных лиц специально оговорены в УПК РФ.В части 2 ст. 189 УПК РФпредусмотрено, что следо­ватель, не имеяправа задавать наводящие вопросы, свободенпри выборе тактики допроса. Тактическимправилом, очевидно, должно статьпредложение при проведении допросапредъявлять доказательства таким образом, чтобыдопрашиваемый имел возможность выйти запределы содержащейся в них информации ирассказать о фактических данных, о которыхему на допросе не сообщалось. Чтобы исключитьдвоякое, противоречивое толкованиесуществанаводящего во­проса, необходимо в ст. 5 УПК РФвнести разъяснение, что наводящий вопрос – это «такойвопрос,который в момент его постановки рассчитанна повторение со­держащихся в нем илиподсказываемых им сведений, и при ответе нанего и другие связанные с ним вопросыдопрашиваемый не вышел за пределысообщенных при постановке вопросафактических данных», о чем п. 21.1 дополнить ст. 5 УПКРФ».

В УПК РФ законодательвпервые зафиксировал, не раскрывая,понятие «тактика допроса». В ч. 2 ст. 189 УПКРФ,посвященной общим правилам проведениядопроса,ука­зывается, что «следовательсвободен при выборе тактики допроса».Данная формули­ровка законодателя представляетсятерминологически нестрогой и потомутребует уточ­нения. Криминалистической науке известно, чтособственно тактика допроса, как и тактикалюбого другого следственного действия,представляет собой единство теорети­ческих положений исистемы тактических приемов,сформированных в целях обеспеченияоптимальных условий деятельностиследователяпо получению доказательственнойинформации и избираемых следователем взависимостиот типичной ситуации органи­зации ипроизводства данного следственногодействия.При этом необходимо особо подчеркнуть, чтосущность тактики как таковой заключаетсяне в свободевыбора таких приемов, а в правильности ихвыбора. Поэтому точнее было бы указать в ч. 2 ст. 189 УПКРФ, что «следователь вправе использоватьтактические приемы допроса, не противоречащие настоящемуКодексу».

Следователь всегодняшних условиях нередко пользуется«так­тическими комбинациями»,совокупность которых позволяет достичьцели допроса. К таким комбинациям,допустим,можно отнес­ти предъявление на допросевещественных доказательств, изобличаю­щихдопрашиваемого, последующее выслушиваниезаведомо ложных показаний относительнопроисхождения этого доказательства (этотприем называется «допущение легенды»), азатем, фактически без пе­рерыва -продолжение допроса, но уже сиспользованием другого тактического приема -«детализации показаний», в большинствеслу­чаевпозволяющего разоблачить глубоко непродуманную инеподготовленную ложь.Достаточно распространенытакие приемы, как «сжиганиемостов», который используется в ситуации,когда следователь, допод­линно зная оложности сообщаемых ему на допросесведений, не пре­секает их, а подробно фиксирует впротоколе допроса. Затем в уста­новленном закономпорядке знакомит допрашиваемого с егозафикси­рованными показаниями, которыйрасписывается в протоколе допро­са послесобственноручной записи «протоколдопроса прочитал лич­но, с моих словзаписано верно». На этой стадии целесообразнопред­ложитьи защитнику расписаться в протоколедопроса, темсамым пре­секая возможные в дальнейшемобъяснения защитника, что «он этого неслышал».

Другой прямопротивоположный прием именуется «пресече­ние лжи» и его нередко используют придостаточно полной доказа­тельственной базе,однозначно свидетельствующей о сообщениидоп­рашиваемым ложной информации. Вподобной ситуации следователь, с первых словдопрашиваемого убедившись, что он нежелает добро­вольно давать правдивые показания, как правило,уже в начале допро­са прерывает свободный рассказ изаконными методами принуждает говоритьправду. При выполненииэтого приема вновьцелесообразно предложить защитникузафиксировать факт пресеченияследователем ложной информации, исходившей отдопрашиваемого лица. Полага­ем, что подписьзащитника в протоколе допроса в подобнойситуациипозволит судье более объективно оценитьпоказания подсудимого, да­ваемые им напредварительном следствии.

Хорошо показал себя напрактике прием «маскировкацели допроса», который заключается впринуждении допрашиваемого да­вать подробныепоказания относительно второстепенных целейдоп­роса,вынуждая его досконально сосредоточитьвнимание именно на них и одновременноспособствуя ослаблению вниманияотносительно истинной цели допроса. Также успешноиспользуется прием «изменение темпа допро­са». Он заключается вдвух направлениях: форсирование или за­медлениетемпа.

Особое место в системетактических приемов занимают те, ко­торые основаны наиспользовании рефлексии, котораяпозволяет сле­дователю прогнозировать ходрассуждений допрашиваемого и его за­щитника с цельюопережения их реакций на применение техили иных тактических приемов и комбинаций.Именно использование рефлек­сии должно бытьположено воснову модернизациитрадиционных так­тических приемов, окоторых, в частности, речь шла выше(«сжигание мостов», «пресечение лжи»,маскировка цели допроса, изменение тем­па допроса,предъявление предметов или документов ит.д.)

Следующая группатактических приемов, которые используютпри участии защитника на допросе, основана на криминалистическойдезинформации. В научной литературе как-то непринято рассматри­вать эту группуприемов, и ее существование,как верно отмечено в криминалистическойлитературе, «стыдливо замалчивали».

Поскольку в последнеевремя выявлены факты, когда защитниксознательно «обслуживает» организованные преступные группы,и его участие в следственных действияхявляется способом получениякриминалистически значимой информации длялидера этой группы, то следователь, какправило, не посвящает защит­ника во вседетали процесса расследования. Более того,следователь обязан та­ким образомдезинформировать защитника, не ущемляя приэтом прав и интересов обвиняемого, чтобытот не смог организовать эффектив­ноепротиводействие деятельности следователя.

Необходимо такжеуказать на проблему предъявления доказательств входе допроса допрашивае­мому, которыенаходятся при уголовном деле опечатаннымив упаковке, через которую их нельзя рассмотреть. Вданном случае, на наш взгляд, следует,основы­ваясь на положении ч. 2 ст. 170 УПК РФ, планироватьучастие в допросе понятых, в присутствиикоторых нужно распаковать и вновьупаковать эти вещественные доказа­тельства.

Втретьем и четвертом параграфе второй главы соискатель рассматривает процессуальные иорганизационно-тактические аспекты участия защитника в ходе производстваобыска, а также проверочных следственных действий, т.е. следственный эксперимент, очнаяставка, предъявление для опознания ипроверка показаний на месте.

По мнению соискателя,участие защитника вследственных действиях по­лезно обвиняемому, но оно может бытьполезно и следователю, получающемувозможность исправить допускаемые иногдапро­махи,обратить внимание на обстоятельства, мимо которых он прошел или считал ничего незначащими. Участие защитника в следственныхдействиях снижает также возможность обвиняемомуссылаться затем в суде наякобы имевшие местоущемления его законных прав и интересов,при­мененияв отношениинегонасилия.

Интервьюированиеследователей и адвокатов-защитниковпоказало, в каких следственных действияхвозникают проблемы по оказаниююридической помощи подозреваемому(обвиняемому): предъявление обвиненияи допрос обвиняемого – 38,6%; следственный осмотр – 43,6%; следственный эксперимент– 56,2 %; выемка и обыск– 79,3 %; допрос и очнаяставка –48,6 %; проверка показанийна месте –39,6%; предъявление для опознания – 49,8%. В связи сэтим, диссертант обращает внимание на этиследственные действия и иные процессуальныедействия1

1.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.