авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Влияние неосведомленности субъектов на их правовое положение в гражданском праве россии

-- [ Страница 2 ] --
  1. направленные на сохранение существующего правового положения неосведомленного субъекта (например, ст. 45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  2. опосредующие возникновение субъективного права у неосведомленного субъекта (например, ст. 234 ГК РФ);
  3. предоставляющие неосведомленной стороне право требовать изменения или расторжения договора, признания недействительным его части либо перевода прав и обязанностей по договору (например, ст. 562 ГК РФ);
  4. исключающие ответственность неосведомленной стороны и (или) возлагающие её на другое лицо (например, ст. 39 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»);
  5. ограничивающие ссылки контрагента неосведомленной стороны на оставшиеся скрытыми обстоятельства или допускающие отказ в удовлетворении требований контрагента (например, ст. 1202 ГК РФ).
  1. По аналогии с нормами ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» необходимо для целей признания недействительными сделок, требующих специального одобрения, установить в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и ФЗ «О кредитной кооперации» специальное требование добросовестности стороны - контрагента государственного (муниципального) унитарного предприятия или кредитного потребительского кооператива, определяемое критерием её неосведомленности о несоблюдении порядка совершения таких сделок. Неосведомленность должна быть закреплена с помощью сложной положительной формулы «не знала и не должна была знать».

В случае с жилищными накопительными кооперативами подобное решение должно сопровождаться также введением оспоримости данных сделок, ввиду чего ст. 48 ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» необходимо дополнить пунктом 6 следующего содержания: «Сделка, совершенная с нарушением ограничений, установленных настоящей статьей, может быть признана недействительной по иску кооператива или его члена. Суд отказывает в удовлетворении требований о признании такой сделки недействительной, если доказано, что другая сторона данной сделки не знала и не должна была знать о её совершении с нарушением ограничений, установленных настоящей статьей».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в предложении автором комплексного подхода к пониманию неосведомленности, который определяет сущность рассматриваемого явления, разносторонне отражает его юридически значимые характеристики, что в свою очередь позволяет адекватно оценить значение неосведомленности в механизме обеспечения потребностей гражданского оборота. Разработанный автором подход должен способствовать решению актуальных проблем, возникающих при применении основополагающих гражданско-правовых институтов, предусмотренных законодательством Российской Федерации, совершенствованию действующего, разработке нового законодательства по вопросам, относимым к предмету исследования.

Теоретические и практические выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения неосведомленности в праве, в научной и педагогической работе по курсам «Гражданское право» и «Предпринимательское право», спецкурсам «Защита права собственности» и «Ценные бумаги», в процессе подготовки учебных программ, методических материалов, пособий и учебников для студентов. Большое значение для будущих углубленных исследований приобретают выводы о правовой природе неосведомленности и месте данного явления в системе юридических фактов. Практические выводы, сделанные автором, применимы при разрешении конкретных гражданско-правовых споров в судах различной юрисдикции.

Сказанное свидетельствует о высокой степени практической значимости исследования, содержащего как теоретические разработки, так и конкретные рекомендации по совершенствованию нормативно-правового регулирования вопросов правотворчества, правоприменения, мониторинга действующего законодательства.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре гражданского и предпринимательского права ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы».

Положения диссертации изложены автором в опубликованных статьях – 7 работ, общим объемом 1,9 печатных листа, в выступлениях, дискуссиях на научных конференциях и апробированы при ведении лекционных и семинарских занятий в ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы».

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 8 параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень её научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, дается краткая характеристика его методологической и теоретической основы, раскрывается научная новизна работы и формулируются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость полученных выводов и сделанных предложений, а также приводятся данные об их апробации.

Первая глава работы «Неосведомленность субъекта гражданского права» посвящена определению юридически значимых характеристик неосведомленности в гражданском праве России.

В параграфе 1 первой главы «Понятие неосведомленности и её соотношение с добросовестностью» рассматривается юридическая сущность неосведомленности в соотношении с понятием добросовестности, имеющим древнюю историю и достаточно подробно изученным в правовой доктрине.

Автор приходит к выводу, что добросовестность следует рассматривать в качестве требования к поведению субъектов, которое может носить как общий, так и специальный характер, что находит отражение в четвертом положении, выносимом на защиту.

Исходя из предложенного понимания добросовестности, следует вывод о том, что неосведомленность в гражданском праве представляет собой состояние неинформированности субъекта правоотношения относительно юридически значимых обстоятельств, которое в случаях, специально закрепленных в законе, выступает в качестве критерия его добросовестности.

Параграф 2 первой главы «Неосведомленность в системе юридических фактов» посвящен анализу неосведомленности в системе юридических фактов.

На основе исторических и современных подходов к пониманию юридических фактов диссертант приходит к выводу, что неосведомленность является условием образования и функционирования юридических фактов, проявляясь в статике и динамике правового регулирования.

Так в процессе объективации правовых возможностей субъектов в качестве правообразующего юридического факта выступает нормативный акт, являющийся результатом нормотворческой деятельности. Адекватное правовое опосредование общественных отношений предполагает учет закономерностей их существования и развития, а также потребностей оборота. К числу последних относится потребность в стабилизации, обеспечиваемая, в том числе, посредством стабилизации правового положения неосведомленных, а потому добросовестных субъектов. Таким образом, идея укрепления положения неосведомленных субъектов находит отражение в объективном праве, что проявляется в использовании конкретных приемов юридической техники, основной целью которых является преодоление негативных последствий, являющихся результатом неосведомленности. Исходя из этого, неосведомленность в статике правового регулирования посредством влияния идеи стабилизации правового положения неосведомленного участника оборота на развитие законодательства выступает в качестве одного из условий формирования нормативного акта как юридического факта.

Действие неосведомленности в динамике правового регулирования проявляется при осуществлении конкретного правоотношения. Рассматривая юридические факты, лежащие в основании возникновения, изменения и прекращения конкретных правоотношений, с позиции деления на действия и события, автор приходит к выводу, что неосведомленность относится к числу состояний, не являющихся самостоятельными юридическими фактами. В то же время обосновано отнесение неосведомленности к числу юридических условий – обстоятельств, имеющих юридическое значение для наступления правовых последствий, но связанных с ними не прямо, а через одно или несколько промежуточных звеньев. Так, будучи критерием специального требования добросовестности, являющегося элементом сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), неосведомленность опосредованно влияет на наступление правовых последствий.

Проведенный анализ юридической сущности неосведомленности позволил диссертанту сформулировать развернутое определение гражданско-правового понятия «неосведомленность», которое нашло отражение в первом положении, выносимом на защиту.

В параграфе 3 первой главы «Значение неосведомленности для целей мониторинга действующего законодательства» обосновывается необходимость использования идеи защиты неосведомленных субъектов в качестве ориентира при совершенствовании действующего законодательства. С этих позиций доказывается необходимость изменения отдельных положений ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ФЗ «О кредитной кооперации» и ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» в части признания недействительными сделок этих юридических лиц, требующих специального одобрения. Содержание указанных предложений по совершенствованию законодательства отражено в восьмом положении, выносимом на защиту.

Вторая глава «Стабилизация правового положения субъекта гражданского права» в целях всестороннего анализа неосведомленности посвящена рассмотрению потребности гражданского оборота в стабилизации, выявлению отдельных направлений, по которым осуществляется укрепление оборота, а также детальному анализу законодательных решений, обеспечивающих стабилизацию положения субъектов гражданского права.

В параграфе 1 второй главы «Понятие и содержание стабилизации гражданского оборота» рассматриваются факторы, обеспечивающие укрепление гражданского оборота, проводится их систематизация, выявляется диалектическая взаимосвязь стабилизации с требованием обеспечения динамики оборота.

Автор выделяет отдельные взаимообусловленные направления, по которым осуществляется стабилизация гражданского оборота: 1) стабилизация системы источников гражданского права; 2) стабилизация процессов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, а также защиты прав; 3) стабилизация правового положения участников гражданского оборота; 4) стабилизация системы объектов гражданских прав; 5) стабилизация системы вещных прав; 6) стабилизация системы обязательств; 7) стабилизация системы прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

В то же время, стабилизация гражданского оборота – всего лишь одно из направлений обеспечения его эффективности, противопоставляемое требованию повышения динамичности оборота. Поиск решений, оптимально соответствующих требованиям как стабилизации, так и динамики оборота, – перманентная задача законодателя. Примерами таких решений являются: приоритетная защита добросовестного приобретателя и ограничение виндикации, защита экономически более слабой стороны в правоотношении (потребитель) и т. д.

На основании изложенного формулируется вывод о том, что потребности стабилизации и динамики гражданского оборота, будучи противоположно направленными, образуют противоречивое системное единство, тем самым подтверждая диалектику гражданского и экономического оборота.

В параграфе 2 второй главы «Обеспечение стабилизации правового положения субъекта в нормах гражданского права» детально исследуются нормативные способы преодоления возможной нестабильности правового положения участников гражданского оборота в рамках отдельных гражданско-правовых институтов.

Диссертант выявляет, анализирует и систематизирует обстоятельства, дестабилизирующие правовое положение участников гражданского оборота. Перечень этих обстоятельств отражен в шестом положении, выносимом на защиту.

В третьей главе «Преодоление последствий неосведомленности субъектов в целях стабилизации их правового положения» автор выясняет, как влияет идея необходимости стабилизации положения субъекта на развитие законодательства и закрепление в объективном праве тех или иных приемов и способов правового регулирования. В этих целях исследуются конкретные законодательные решения, направленные на преодоление возможной нестабильности положения субъекта, являющейся результатом его неосведомленности.

Параграф 1 третьей главы «Анализ и классификация законодательных решений, обеспечивающих стабилизацию правового положения неосведомленного субъекта» посвящен рассмотрению вопросов юридико-технического оформления в нормативных актах установлений, призванных укрепить положение неосведомленных субъектов, а также классификацию законодательных решений, учитывающих неосведомленность, по различным критериям.

Автор обосновывает необходимость использования понятия «формула неосведомленности» и его классификации по различным основаниям, что находит отражение в третьем положении, выносимом на защиту.

Далее диссертант обосновывает вывод о том, что, исходя из целей стабилизации положения субъектов, законодатель закрепляет презумпцию (не)добросовестности субъекта в конкретных правоотношениях. В законодательстве и правоприменительной практике проводится единая линия правового регулирования, в соответствии с которой неосведомленный субъект правоотношения, действовавший с требуемой степенью разумности, осмотрительности и осторожности, нуждается в защите. Но, прежде чем предоставить такую защиту неинформированному субъекту, в действующем гражданском праве нормативно презюмируется его (не)добросовестность, что приводит к распределению бремени доказывания, поскольку закрепление презумпции добросовестности стороны правоотношения освобождает её от необходимости доказывания собственной неосведомленности. При этом общая презумпция добросовестности применяется для целей распределения бремени доказывания между участниками гражданского оборота только в ситуациях, когда её действие не изменено конкретной юридической нормой, закрепляющей специальное требование добросовестности.

Примером ограничения действия общей презумпции добросовестности специальной нормой являются положения п. 1 ст. 302 ГК РФ. Анализируя эту норму в совокупности с разъяснениями высших судебных инстанций по её толкованию2, автор приходит к выводу о том, что действующий правопорядок исходит из презумпции недобросовестности приобретения имущества у неуправомоченного отчуждателя. При этом ответчик, защищаясь от виндикации, должен подтвердить собственное незнание о фактах путем раскрытия обстоятельств приобретения спорного имущества.

В заключение диссертант формулирует генеральный принцип построения норм, учитывающих неосведомленность: «Разумно-осмотрительное и осторожное лицо, которое не было осведомлено о наличии или отсутствии каких-либо юридически значимых обстоятельств, а потому действовало без реального учета этих обстоятельств, должно быть защищено от неблагоприятных последствий наличия или отсутствия таких юридически значимых обстоятельств».

Параграф заканчивается определением критериев классификации законодательных решений, учитывающих неосведомленность субъектов. В качестве таковых выступают характер оставшихся скрытыми обстоятельств и содержание стабилизирующих последствий. Классификация по указанным критериям отражена в седьмом положении, выносимом на защиту.

В параграфе 2 третьей главы «Стабилизация правового положения субъекта, неосведомленного о правах или обязанностях третьих лиц» детально рассматриваются нормы, учитывающие неосведомленность: 1) о существовании прав третьих лиц (ст. ст. 46, 147, 220, 223, 234, 302, 303, п. 3 ст.1109, 1252, 1361, 1405, 1456, 1466, 1472 ГК РФ; ст. ст. 16, 17 Положения о переводном и простом векселе; ст. ст. 2, 8 ФЗ «О рынке ценных бумаг»; ст. 48 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»); 2) о переходе прав кредитора к другому лицу или о переводе долга (ст. ст. 382, 562, 657 ГК РФ); 3) об отсутствии обязательства (ст. 366 и п. 4 ст. 1109 ГК РФ).

Анализируя положение добросовестного приобретателя имущества по возмездной сделке, диссертант предлагает решение двух проблемных вопросов практической реализации ст. 302 ГК РФ.

Во-первых, устанавливаются временные границы, в пределах которых неосведомленность субъекта предопределяет его добросовестность. Автор дифференцирует подход в зависимости от того, приобреталось ли движимое имущество или недвижимость. Так лицо, претендующее на признание его добросовестным приобретателем движимой вещи, должно быть обоснованно неосведомленным как на стадии заключения, так и на стадии исполнения сделки по отчуждению имущества неуправомоченным лицом. Применительно к недвижимости неосведомленность должна присутствовать, кроме того, при государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП), поскольку моментом приобретения недвижимого имущества для целей применения ст. 302 ГК РФ и второго абзаца п. 2 ст. 223 ГК РФ является завершение формирования сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), образующего основание перехода права собственности в ординарной ситуации с единственным пороком – незаконность отчуждателя. В этом случае предполагается выполнение всех процедур легитимации, включая государственную регистрацию.

Во-вторых, на основе анализа правоприменительной практики выявляются обстоятельства, наличие которых исключает ссылку на неосведомленность приобретателя с позиций обычного уровня заботливости и осмотрительности субъекта: наличие родственных и иных связей между приобретателем и отчуждателем имущества; приобретение имущества по явно заниженной цене; регистрация права собственности в ЕГРП не за отчуждателем имущества; наличие в ЕГРП отметки о судебном споре в отношении приобретаемого имущества.

Оценивая содержание ст. 302 ГК РФ с учетом положений, изложенных в постановлении Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П3, диссертант делает вывод о том, что собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя только путем виндикации и только в свое владение, но он ни в коем случае не вправе добиваться возврата имущества неуправомоченному отчуждателю.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.