авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Категория абстрактное в российском гражданском праве

-- [ Страница 2 ] --

- аналогия закона и аналогия права в целом должны представлять собой единый прием законодательной техники, позволяющий органично вписать неурегулированные абстрактно-всеобъемлющей волей законодателя общественные отношения в существующую отраслевую систему, выстроенную на основе общих (основных) начал, принципов. В связи с чем, п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации предлагается изложить в следующей редакции: «В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса, отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон, и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, общим началам и смыслу гражданского законодательства, требованиям добросовестности, разумности и справедливости, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)»;

- de lege lata возможна выработка алгоритма применения закона и права по аналогии, где правоприменителю следует:

1) определить типические признаки рассматриваемого отношения и сделать заключение о его урегулированности правом, исходя из буквального содержания нормы права;

2) при отрицательном ответе на первый вопрос, исключить тождественность набора типических признаков с признаками действующей нормы права, регулирующей схожие отношения, уяснить смысл нормы – истинную волю законодателя, и, в результате, прийти к выводу о возможности или невозможности ее расширительного толкования;

3) в случае, если истинная воля законодателя действительно не охватывает рассматриваемые отношения и расширительное толкование недопустимо – наличие пробела в праве, требуется определение типического признака (признаков), благодаря которому неурегулированные отношения нетождественны существующей правовой модели, регулирующей схожие отношения;

4) установить специфику отношений, проявляющуюся в нетождественном типическом признаке, и применить аналогию закона в соответствии с основными принципами, системой правового регулирования отрасли права;

5) в случае невозможности применения аналогии закона, применить аналогию права, а также руководствоваться требованиями добросовестности, разумности и справедливости.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключаются в том, что проведённое исследование расширяет и углубляет научные знания в отношении категории «абстрактное», механизма формализации моделей социальной практики и их последующего применения; позволяет унифицировать научные подходы к определению абстрактного элемента в различных институтах гражданского права, что должно способствовать решению актуальных проблем, возникающих при применении основополагающих гражданско-правовых институтов, предусмотренных законодательством Российской Федерации, совершенствованию действующего, разработке нового законодательства по вопросам, относимым к предмету исследования.

Теоретические и практические выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения «абстрактного» в праве, научной и педагогической работе по курсу «Гражданское право», спецкурсу «Ценные бумаги», в процессе подготовки учебных программ, методических материалов, пособий и учебников для студентов. Практические выводы могут быть применены при разрешении конкретных гражданско-правовых споров в судах различной юрисдикции.

Сказанное свидетельствует о высокой степени практической значимости исследования, содержащего как теоретические разработки, так и конкретные рекомендации по совершенствованию нормативно-правового регулирования вопросов правотворчества, правоприменения, мониторинга действующего законодательства.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре гражданского и предпринимательского права Северо-Кавказской академии государственной службы.

Положения диссертации изложены автором в опубликованных статьях – 5 работ, общим объемом 2,9 печатных листа, в выступлениях и дискуссиях на научных конференциях и апробированы при ведении лекционных и семинарских занятий в Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 11 параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются проблемы, цели и задачи исследования, характеризуется состояние научной разработанности темы, дается краткая характеристика методологической и теоретической основы исследования, раскрывается научая новизна выносимых на защиту положений, показана теоретическая и практическая значимость полученных выводов и сделанных предложений.

Первая глава работы «Многозначность категории «абстрактное» для целей описания правовых явлений и приемов законодательного регулирования» посвящена определению основных подходов в понимании сущности категории «абстрактное» в теории права, доктрине гражданского права, предпосылкам ее использования. Отдельное внимание уделено ослаблению взаимообусловленности в динамике взаимооценочных имущественно-стоимостных общественных отношений, составляющих непосредственно предмет гражданского права, вопросам определения границ правового регулирования. Способы и приемы законодательной техники, включающие «абстрактное» в многочисленные общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, последовательно демонстрируются с учетом функционирования основополагающего метода гражданского права – юридического равенства сторон.

В первом параграфе «Формализация идеальных моделей социальной практики» рассматривается механизм правообразования.

Диссертантом отмечается, что «абстрактное» на этапе формирования норм права не сводится исключительно к соответствующему технико-юридическому приему изложения нормативного материала. Абстрактность формы права на современном этапе является следствием внутреннего усовершенствования процесса правового регулирования. Итог законотворчества в настоящее время – абстрактная «оптимальная модель построения прав, обязанностей, ответственности, соответствующих юридических фактов»1, рассчитанная на многократное применение к определенной группе общественных отношений, объединенных положенными в основу правового регулирования общими необходимыми, а, в своей совокупности, достаточными типическими признаками, которые вырабатываются из достаточного числа повторяющихся общественных явлений, наблюдаемых эмпирически. Вычленение каких-либо сторон объективной реальности возможно именно с помощью абстрагирования. Как правило, в основу регулирования закладывается не один, а несколько типических признаков, которые через осознание их значения в системе регулирования вплетаются в правовую материю. Полученный результат восхождения от конкретного к абстрактному вписывается в отраслевую систему, исходя, например, из субъектного состава, объекта отношений, поиска баланса интересов и т.д. Указанные выводы продемонстрированы на примере генезиса института купли-продажи. На этапе изложения норм также происходит определение тех абстрагированных признаков, которым волей законодателя будет придано юридическое значение. Так происходит рациональное осмысление накопленного эмпирического знания, изменение границы общественных отношений, подлежащих урегулированию правом. Современная норма права максимально широко охватывает круг отношений, который становится урегулированным волей законодателя, если воля не искажена недостатками законодательной техники. Предопределяется указанное обстоятельство именно использованием на этапе изложения норм «абстрактного» начала, которое позволяет учитывать и возможную будущую динамику общественных отношений.

Обращаясь к институту аналогии автор, во-первых, приходит к выводу о том, что аналогия может быть использована только тогда, когда неурегулированное общественное отношение, при всем абстрактно-широком содержании нормы права, не может быть урегулировано волей законодателя, в том числе с помощью расширительного толкования. Во-вторых, сходные отношения, упоминаемые законодателем при описании порядка применения закона по аналогии, не являются тождественными по типическим признакам-абстракциям, поэтому модель применения законодательства по аналогии закона изначально несамодостаточна за счет неразрешенного законодателем вопроса о порядке восполнения нетождественных типических признаков. Каждый из таких признаков может кардинально менять характер правового регулирования. Не исключено, что законодателем использован только один признак, тождество с которым исключается. Диссертант в выводах, выносимых на защиту, предлагает внести изменения в п. 1 ст. 6 ГК РФ, а также алгоритм корректного применения аналогии с учетом существующей законодательной модели.

В заключении автором выделяются этапы процесса формализации моделей социальной практики и объективирования правовых возможностей субъектов. Также определяется основное функциональное значение «абстрактного» в механизме правового регулирования. Указанные размышления находят свое отражение в выводах, выносимых на защиту.

Второй параграф «Значение основания («causa») для целей раскрытия понятия «абстрактное»» посвящен анализу многоаспектности, многозначности указанных категорий и демонстрации их взаимосвязи, понятиям абстрактной сделки, абстрактного обязательства.

Диссертант рассматривает понятия «causa» и «абстрактное» как парные категории, аналогично философским, так как основание всегда означает некую обусловленность, абстрактность – напротив, отвлеченность, оторванность. Особое внимание уделяется вопросу о влиянии не нашедшего отражения в содержании обязательства основания («causa») на его наличность и действительность.

Рассматривая различные теоретические подходы к определению «causa», автор находит сопряженность с «абстрактным», определяя «causa», как раскрытие обусловленности совершения участниками гражданских правоотношений юридически значимых действий для иных участников оборота.

Невозможным представляется отвлечение основания в конкретном правоотношении для его сторон, так как отношение представляет собой результат волевых осознанных действий участников гражданского оборота. Однако интересы динамичности оборота в совокупности со специальными приемами законодательной техники позволяют абстрагировать основание в целях сокрытия обусловленности действий сторон для иных лиц. Такое сокрытие обусловленности может иметь различные правовые последствия. В качестве одного из примеров диссертант анализирует акт традиции совершаемый отдельно от сделки, в котором не находит выражения основание передачи вещи.

Автор приходит к выводу, что целесообразно выделить два основных значения в которых может быть использована категория «абстрактный (-ое, -ая, -ые)» для целей описания правовых явлений и приемов законодательного регулирования в гражданско-правовой сфере: абстрактность как неявность, абстрактность как независимость. На примере поименованных законодателем договорных конструкций, сделки уступки права, векселя диссертант демонстрирует возможную диспозитивность и императивность абстрактности в смысли неявности. Однако с учетом необходимости дополнительных приемов законодательной техники, а не только воли сторон, если рассматривать абстрактность в смысле независимости, автор приходит к выводу, что абстрактность в последнем случае может быть только императивно предписанной законом.

На основе вышеуказанных размышлений диссертант предлагает определения абстрактной сделки, абстрактного обязательства, что находит отражение в выводах, выносимых на защиту.

В третьем параграфе «Абстрактность и стабилизация положения субъекта» рассматриваются приемы и способы, обеспечивающие использование абстрактности для целей стабилизации оборота, предпосылки их использования законодателем.

Идея стабилизации несет в себе внутреннее противоречие, так как товарно-денежные отношения, как правило, построены по принципу противостояния интересов. Стабилизация положения одного субъекта всегда влечет некоторые, а возможно и значительные, ущемления для иных. Поиск оптимальной модели регулирования – основная задача законодателя.

При всех различиях сделок (уступка права, поручительство третьего лица и пр.), оставляющих закрытой цель стороны, возможность их абстрактности в смысле неявности обусловлена тем, что обеспечение взаимодействия сторон по сделке и достижения цели самой сделки (ее основного правового результата, определенного ее функциональным назначением), возможно без раскрытия в тексте сделки информации о цели одной из ее сторон, причине, по которой она совершает юридически значимое действие. Таким образом, реализуется идея упрощения гражданского оборота, его динамичности. Кроме того, исключение взаимообусловленности в действиях сторон и укрепление правового положения кредитора в абстрактной сделке достигается за счет снижения мотивации должника к возражениям в отношении действительности и наличия основания совершения такой сделки, в связи с перераспределением риска ненадлежащего исполнения с должника на кредитора.

Абстрактность в смысле неявности, обеспечивая упрощение и динамику гражданского оборота, сама по себе стабилизации положения неинформированного лица, т.е. его независимости от обстоятельств, оставшихся для него скрытыми и способных негативно повлиять на его положение, не обеспечивает, но обусловливает востребованность решений, призванных обеспечить такую независимость. При закреплении в законодательстве соответствующих приемов абстрактность приобретает самостоятельное стабилизирующее значение.

Вторая глава «Абстрактность как неявность» посвящена комплексному исследованию и внутренней дифференциации случаев неявности (неочевидности) основания совершения юридически значимого действия, закрытости ответа на вопрос об обусловленности совершения такого действия.

В первом параграфе второй главы «Неявность основания в смысле причин совершения юридически значимого действия» диссертант демонстрирует соответствующие случаи абстрактности, анализируя успешность достижения законодателем баланса интересов сторон.

Договор, предполагающий совершение сторонами активных действий, направленных на его исполнение, как правило, должен позволять разрешить вопрос о наличии либо отсутствии встречного предоставления и его характере, поскольку в противном случае он не обеспечивает последовательного регулирования соответствующего взаимодействия. Однако законодатель допускает отдельные исключения. Например, договор уступки права, который не содержит информацию о получении цедентом предоставления. Из обеспечительного обязательства, в котором должником выступает лицо, отличное от должника в основном обязательстве, кредитору, как правило, неясны причины, по которым оно (поручитель, залогодатель) принимает на себя обязанность ради иного субъекта.

Действующее законодательство допускает и возможность сокрытия причин, по которым должник в обеспечительном обязательстве согласился связать себя этим обязательством, от должника в основном обязательстве (поручительство). К абстрактным сделкам в рассматриваемом значении могут быть отнесены также соглашение о переводе долга, договор в пользу третьего лица (в части обусловленности предоставления кредитором возможностей бенефициару), прощение долга, выдача векселя и акцепт переводного векселя трассатом, гарантия платежа по векселю, чеку.

На основе анализа договора в пользу третьего лица диссертант подтверждает вывод о том, что предпосылка абстрактности – потребность в защите неинформированного субъекта (должника) от обстоятельств, в выяснении которых он не нуждается для реализации правоотношения, стороной которого является. Второстепенный, в сравнении с должником, приоритет защиты интереса отдан третьему лицу. Риск исполнения в пользу третьего лица, хотя у кредитора и отпало по различным обстоятельствам основание, по которому им было выговорено предоставление, возлагается на кредитора. Законодатель, обеспечивая динамику оборота, отдавая приоритет «меньшему злу», в том числе, преследовал цель исключения злоупотреблений со стороны недобросовестного кредитора, которому в ином случае удавалось бы создать лишь видимость наличия субъективной возможности третьего лица, блокируемой любыми возражениями относительно основания совершения юридически значимого действия. Противоположный подход законодателя в отношении договора реализации туристического продукта оценен диссертантом критически.

Закон не исключает возможность заключения договоров поручительства между кредитором, должником и не стороной основной сделки. Неявным может оставаться основание, по которому лицо принимает на себя соответствующее обязательство, как для кредитора, так и для должника. Для последнего может оставаться закрытым и сам факт заключения такого договора, что очень часто используется недобросовестными кредиторами. В указанном случае, по мнению автора, не находит реализации защита неинформированного должника, так как в этом отсутствует необходимость. Дополнительная обусловленность негативно отражалась бы на экономической ценности и привлекательности обеспечительного обязательства. Как правило, выяснение основания совершения сторонним лицом юридически значимого действия предпринимается недобросовестным участником, желающим отсрочить исполнение обязательства. Использование модели субсидиарной ответственности снимало бы возможные злоупотребления недобросовестных участников оборота при поручительстве. Абстрактностью, по мнению автора, также характеризуется залог и банковская гарантия.

Особое внимание уделено вопросу о соотношении законодательного запрета дарения между коммерческими организациями и отношений поручительства и залога между указанными субъектами. Диссертант пришел к выводу, что не имеет правового значения для действительности и наличности основания обеспечительного обязательства вопрос о возмездности во взаимоотношениях между поручителем, залогодателем и должником - коммерческими организациями. Противоположный вывод сделан в отношении договоров в пользу третьего лица.

Во втором параграфе второй главы «Неявность обусловленности юридически значимых действий сторон связывающим их обязательством» исследуются ситуации, в которых стороны, без осложнения правовым положением стороннего неинформированного субъекта, при совершении различных действий сознательно оставляют неявным его основание.

Абстрактность в смысле неявности может наблюдаться не только на примере порождающих правоотношение юридических фактов, но и на примере юридических фактов, опосредующих динамику обязательственного правоотношения.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.