авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Эквивалентность в российском гражданском праве

-- [ Страница 3 ] --

Исследуются оценочные модальные понятия, характеризующие объекты с точки зрения определенной системы ценностей. Приводится деление оценочных модальных понятий на абсолютные оценочные понятия и сравнительные оценочные понятия. Отмечается, что в юридической литературе широко изучены оценочные понятия, однако сравнительные оценочные понятия не исследовались. Анализируются взгляды на оценочные правовые понятия и на основе этого анализа дается характеристика, в соответствии с которой сравнительные оценочные понятия права суть понятия: 1) явно или имплицитно содержащиеся в тексте нормативных актов; 2) конкретизируемые в процессе применения норм права правоприменительным органом, дающим сравнительную оценку различных объектов в рамках конкретной ситуации; 3) конкретизируемые на основе усмотрения; 4) способствующие осуществлению индивидуального регулирования. Понятие эквивалентности имплицитно содержится в правовых нормах, при применении которых правоприменителю необходимо оценить в сравнительном плане различные объекты, как материального, так и нематериального характера. Такая оценка осуществляется либо по количественным показателям (неаксиологическая оценка, т. е. измерение), либо по качественным (аксиологическая оценка, т. е. определение ценности). Сравнение в количественном отношении приведет к определению эквивалентности по таким признакам, как «цена» (п. 3 ст. 393, ст. 424 ГК РФ и др.), «размер» (п. 2 ст. 247, п. 2. ст. 258 ГК РФ и др.), «количество единиц» (п. 2 ст. 343, п. 3 ст. 455 ГК РФ и др.), сравнение в качественном отношении – по таким признакам, как «степень вины» (ст. 151, п. 2 ст. 1081, п. 2 ст. 1083 ГК РФ и др.), «степень физических и нравственных страданий» (ст. 151, ст. 1101 ГК РФ), «степень заботливости» (п. 2 ст. 184, п. 1 ст. 401, п. 2. ст. 451 ГК РФ), «степень осмотрительности» (п. 1 ст. 401, п. 2. ст. 451 ГК РФ), «степень соответствия» (п. 3 ст. 1544 ГК РФ), «индивидуальные особенности лица» (ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ), «степень утраты трудоспособности» (п. 1 ст. 1086, ст. 1090 ГК РФ). Диссертант приходит к выводу, что эквивалентность представляет собой сравнительное оценочное понятие, фиксирующее сравнительную ценность нескольких объектов. Такая фиксация осуществляется либо путем применения количественных параметров (цена, вес, метраж и т. д.) при актуализации количественного признака, либо качественных (ценность, равнозначность, взаимозаменяемость) – при актуализации качественного признака. Отмечается, что количественная оценка есть неаксиологическая, в то время как качественная – аксиологическая.

По результатам проведенного исследования делается вывод, что «эквивалентность» есть сравнительное оценочное понятие права, отражающее отношение между какими-либо сравниваемыми объектами, идентичными по отношению к одному признаку, но неидентичными по отношению к другому признаку. Установление эквивалентности осуществляется правоприменителем путем аксиологической или неаксиологической оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации на основе усмотрения.

Во втором параграфе исследуется эквивалентность как основа правового взаимодействия. Рассматриваются научные воззрения на категорию «обмен» в историческом аспекте и исследуются исторические формы обмена: немой обмен, дарообмен, обмен в «престижной экономике», взаимопомощь. Показано, что во всех этих формах учеными выделяется одна особенность – обменные отношения практиковались между группами людей, не поддерживавшими никаких иных отношений, между «чужими» (т. е. между людьми, которые не были связаны кровными узами и не являлись членами одной общины), в то время как между «своими» таких отношений не существовало. Отмечается, что правила обмена формировались именно в рамках отношений между «чужими».

Анализируется концепция Ю. И. Семенова о происхождении права, в соответствии с которой последнее возникло в связи необходимостью регулирования отношений между различными группами, коллективами (вначале общинами, а затем обособившимися в виде «дележных кругов» группами внутри общин). Эти отношения являлись отношениями обмена, предполагавшими эквивалентное возмещение, а виды обмена были самыми различными и включали обмен помощью, платеж за услуги, заем и возврат долга, обмен дарами (товарами). Поскольку мораль не могла регулировать эти отношения, роль социального регулятора стало выполнять обычное право, которое вначале действовало только в отношениях между различными общинами, а затем и внутри них. Исследуются взгляды в соответствии с которыми: обменные отношения выражают социальную закономерность, согласно которой все взаимные предоставления в обществе должны быть сбалансированы согласно принятым критериям, главным из которых является эквивалентность; право возникает и развивается как социальный регулятор, упорядочивающий взаимодействие свободных субъектов в отношениях эквивалентного социального обмена (Г. В. Мальцев, В. А. Четвернин).

Анализируется позиция Е. В. Скурко, которая определяет право как «меру возмездности в социальных отношениях». Соискатель считает это определение неточным и приходит к убеждению, что материалы, исследованные в параграфе, дают основания для определения права не как меры возмездности в социальных отношениях, а как меры эквивалентности в таких отношениях.

По результатам проведенного исследования сделан вывод о том, что нормальное социальное взаимодействие неизменно сопровождается эквивалентным обменом, что позволяет говорить о нем, как о всеобщей объективной социальной закономерности. В свете этой закономерности право есть всеобщая мера (эквивалент) социального обмена. В гражданском праве эквивалентность есть категория, отражающая данную закономерность. Соискатель аргументирует возражения против сведения отношений социального обмена, входящих в предмет гражданского права, к возмездным отношениям и делает вывод, что эквивалентность охватывает все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, как имущественные, так и неимущественные.

Третий параграф посвящен исследованию эквивалентности как принципа гражданского права. Исследуется учение о принципах гражданского права, в котором выделяются аспекты: 1) признания обусловленности правовых принципов объективными социальными законами, их способности отражать закономерности, потребности и тенденции общественного развития (С. Н. Братусь, В. П. Грибанов); 2) возведения принципов в ранг юридических закономерностей (В. М. Сырых); 3) соотношения принципов и законов (С. А. Муромцев). Рассматриваются положения о структурных принципах, т. е. принципах строении той или иной системы. Делается вывод, что понятие эквивалентности применяется в гражданском праве в тех случаях, когда исследуются связи между элементами различных правовых образований системного характера.

По результатам проведенного исследования сделаны выводы о том, что: 1) с онтологических позиций эквивалентность есть онтологическое начало, лежащее в основе построения гражданского права, возникшего и развивающегося как регулятор общественных отношений, призванный обеспечить всеобщую меру (эквивалент) социального обмена. Онтологический характер эквивалентности проявляется в том, что она выражает объективные закономерности развития отношений, составляющих предмет гражданского права; 2) с гносеологических позиций эквивалентность представляет собой идею (принцип), отражающую представления законодателя о регламентации отношений субъектов гражданского права как взаимовыгодных и равноценных, т. е. эквивалентных. Это представление о структурной организации отрасли гражданского права как устойчивого закономерного порядка связи элементов в составе системы предмета гражданско-правового регулирования и соответствующей ей системы правовых средств в механизме гражданско-правового регулирования, а именно, их соразмерной структурной организации; 3) по своей характеристике принцип эквивалентности в гражданском праве есть структурный принцип, отражающий строение различных системных образований гражданско-правового характера.

Глава третья «Реализация принципа эквивалентности в гражданском праве» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе соискатель обращается к понятиям «структура системы», «цель системы» и «функции системы». Анализируется понятие структуры и положения, значимые для ее понимания: об устойчивости структуры; о том, что структура есть не просто способ связи элементов, а закон их связи; о полиструктурности системы. Рассматривается вопрос об идеальной структуре гражданского права, которой признается правовая конструкция.

Исходя из положения о том, что знание структуры можно получить путем выявления цели системы и ее функций, соискатель исследует цели гражданского права и его функции. Анализируются взгляды ученых на цели права. Отмечается, что цель отрасли гражданского права можно обозначить, как обеспечение частным лицам возможностей достигать желаемых позитивных результатов по удовлетворению своих признаваемых законом потребностей и интересов. Однако реализация частными лицами предоставленных им правопорядком возможностей самоорганизации деятельности по удовлетворению своих потребностей и интересов возможна только в тех случаях, когда другие субъекты этих возможностей не нарушают, недаром в числе основных начал гражданского законодательства закреплены начала необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (ст. 1 ГК РФ). Следовательно, целями гражданского права являются обеспечение частным лицам возможностей достигать желаемых позитивных результатов по удовлетворению своих признаваемых законом потребностей и интересов и охрана этих возможностей от нарушения. Структура элементов системы гражданского права призвана обеспечить достижение этих целей в процессе функционирования системы.

Анализируется положение Т. И. Илларионовой о том, что «само право есть форма закрепления конкретного уровня долженствования в разнообразных сферах жизни общества и обеспечения его соблюдения»6. Обосновывается, что это положения дает основания для вывода о том, что в виде модельного представления структура гражданского права может быть описана как соотношение двух элементов, в котором первый элемент – «уровень долженствования» – эквивалентен второму элементу – «обеспечению его соблюдения», т. к. «обеспечение» по объему (мере) равно «уровню долженствования». Эквивалентная структура указанных элементов присуща всем отношениям, входящим в предмет гражданского права, что демонстрируется на примере абсолютных и относительных правоотношений.

Освещается вопрос о безвозмездных сделках. Отмечается, что тезис о признании безвозмездных сделок исключительным случаем в гражданском праве (А. С. Кривцов) может быть опровергнут положениями: 1) о предназначенности структуры целям системы и 2) о полиструктурности системы, которая обусловливает наличие не одного, а нескольких инвариантных ее свойств, в результате чего одни и те же элементы, взаимодействуя различными сторонами, могут образовывать различные структуры. Обосновывается вывод о существовании в гражданском праве другого структурного принципа – приоритета автономии воли субъекта при осуществлении правомерной деятельности. Этот последний принцип позволяет говорить, что: 1) избираемый субъектами вариант неэквивалентных (безвозмездных) отношений отвечает целям гражданско-правового регулирования и обеспечивается его структурой и 2) в данном случае принцип автономии воли парализует действие принципа эквивалентности. Отмечается, что принцип эквивалентности взаимодействия субъектов гражданского права может подвергаться ограничениям в публичных интересах, например, в случае конфискации имущества. Рассматривается вопрос о взыскании штрафной неустойки. Соискатель соглашается с высказанными в литературе мнениями о том, что одновременное взыскание с должника неустойки и убытков не характерно для гражданского права, и отмечает, что в современных условиях оправдать существование штрафной неустойки можно только для тех случаев, когда речь идет об обязательствах, возникающих из договоров, направленных на удовлетворение государственных нужд, т. е. о публичных интересах.

По результатам проведенного исследования сделан вывод о том, что цели гражданского права для своей реализации нуждаются в двух видах структуры: эквивалентной и неэквивалентной. Реализацию эквивалентной структуры можно представить в виде вариантов: 1) если субъекты избирают вариант эквивалентного обмена, то в рамках регулятивного правоотношения они сами обеспечивают осуществление целесообразной правовой связи в виде эквивалентности; 2) если субъект нарушает правовые предписания и разрушает требуемую целесообразную правовую связь в виде эквивалентности, то в рамках охранительного правоотношения она осуществляется принудительно по решению суда.

Во втором параграфе рассматривается вопрос о понимании эквивалентности как структуры гражданско-правовых конструкций.

Исследуются взгляды на юридические конструкции, их свойства, строение и функции. Рассматривается положение о связи таких феноменов, как правовая идея (принцип) и правовая конструкция: второе есть необходимое средство для «внедрения» идеи в нормативный материал, ее «материализации», воплощения в регулятивных правовых средствах (Г. И. Муромцев). Отмечается, что объективная социальная закономерность эквивалентного взаимодействия, нашедшая отражение в идее эквивалентности, не могла бы быть воплощена в нормативном материале без соответствующих правовых конструкций. Идея эквивалентности («равной меры») получила воплощение в структуре гражданско-правовых конструкций, которые характеризуются эквивалентностью в виде равенства, корреспонденции, пропорциональности или соразмерности и функционируют во всех случаях гражданско-правового регулирования, за исключением того случая, когда субъект на основе свободы и автономии воли избирает вариант неэквивалентной правовой связи.

Анализируются взгляды на: 1) обусловленность правового регулирования необходимостью разрешения жизненных ситуаций, имеющих характер конфликта, обусловленного противоречиями, возникающими между людьми в связи с различием их интересов (С. С. Алексеев); 2) римское частное право как систему исков (В. А. Краснокутский); 3) иск как «разрыв нормального общения и вытекающий отсюда конфликт» (Е. Б. Пашуканис); 4) выявленную И. Кантом закономерность феномена эквивалентности, характерной для практики правового регулирования конфликтов в древнейшие времена (Э. Ю. Соловьев). Делается вывод, что взаимодействие, основанное на эквивалентном обмене, не ведет к конфликтам, тогда как неэквивалентный обмен есть источник конфликтов. Возвращая стороны в эквивалентное русло, юристы погашали конфликт и разрешали «жизненную ситуацию». Таким образом, правовые нормы с древнейших времен определяли эквивалентность одного действия другому, в результате чего в правовом регулировании именно эквивалентность и стала доминирующей структурой гражданского права. Делается вывод о том, что главное назначение юридических конструкций заключается в фиксации особого способа связи элементов тех или иных системных образований правового характера.

Рассматривается вопрос об абстракции как способе образования юридических конструкций. Обращается особое внимание на положения о недопустимости отождествления теоретической модели и представляемого ею объекта (Н. М. Коркунов) и анализируются положения о модельных представлениях и юридических конструкциях, как способе «юридически помыслить действительность» (Н. Н. Тарасов). Отмечается, что процесс научной разработки юридических конструкций не сводится к механической фиксации имеющихся практических способов и средств правового регулирования.

Указывается, что «онтологическими утверждениями о природе вещей» (М. Вартофский) следует признать утверждения об объективной необходимости эквивалентного взаимодействия участников социального общения, поскольку при неэквивалентном взаимодействии природа такой «вещи», как общество, будет разрушена. Мыслить действительность юридически означает связывать значимые юридические обстоятельства с определенными правовыми последствиями. Юрист, выделяя из социальной действительности то, что является для него в данный момент юридически значимым, тем самым актуализирует какой-либо аспект социальной действительности, оценивая выделенные факты применительно к данному аспекту. При этом «работает» модельное представление, в соответствии с которым взаимодействие субъектов должно соответствовать и интересам вступивших в него лиц, и интересам общества в целом.

Делается вывод, что широко распространенное в цивилистической литературе суждение о неприменимости категории эквивалентности к неимущественным отношениям не учитывает положений о теоретических моделях и модельных представлениях, которые не должны буквально воспроизводить действительность.

Рассматриваются такие системные образования гражданско-правового характера, как гражданско-правовая норма и гражданское правоотношение, на примере которых обосновывается вывод об эквивалентности структуры системных образований гражданско-правового характера.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и излагаются наиболее значимые выводы, сделанные в диссертации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В ведущих, рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК РФ:

1. Романенко Н. С. Об эквивалентности в российском гражданском праве // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2007. – № 6. (0,20 п. л.)

2. Романенко Н. С. Характеристика эквивалентности в российском гражданском праве // Право и политика. – 2007. – № 11. (0,58 п. л.)

3. Романенко Н. С. Экономическая сущность эквивалентности // Общество и право. – 2008. – № 3. (0,22 п. л.)

II. В иных изданиях:

4. Романенко Н. С. Особенности осуществления прав по договору дарения // Актуальные проблемы российского права: Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2006 г.). Вып. 2. – Краснодар: Институт экономики, права и гуманитарных специальностей, 2006. (0,27 п. л.)

5. Романенко Н. С. К вопросу об эквивалентности в римском частном праве // Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2007: Материалы IX Международной научно-практической конференции 29-30 марта 2007 г. Ч. II. – Челябинск: «Цицеро», «Тираж-сервис», 2007. (0,21 п. л.)

6. Романенко Н. С. Дореволюционные представления об эквивалентности // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы: Сборник статей (по материалам конференции 18 мая 2007 г.). Т. 1. – Краснодар: «Вариант», 2007 г. (0,20 п. л.)


1 Пугинский Б. И., Сафиуллин Д. Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. С. 52-53.

2 Там же. С. 53.

3 Муромцев С. А. Очерки общей теории гражданского права // Муромцев С. А. Избранные труды по римскому и гражданскому праву. М., 2004. С. 214-215.

4 В числе работ, содержащих в названии термин «эквивалентность», следует указать только на две статьи, одна из которых – статья С. Раевича, написанная

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.