авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Добросовестное приобретение имущества по договору в гражданском праве россии

-- [ Страница 3 ] --

При исследовании правового значения притязаний залогодержателя недвижимого имущества диссертант обосновывает неправомерность наделения залогодержателя правом в случае продажи предмета залога третьему лицу без его согласия требовать признания сделки по отчуждению предмета залога недействительной и применения реституции. У залогодержателя нет самостоятельного юридически значимого интереса сохранить имущество именно у конкретного залогодателя. Интерес залогодержателя состоит в том, чтобы иметь возможность исполнить обеспеченное залогом требование за счет стоимости заложенного имущества.

При исследовании влияния притязаний кредиторов об отобрании индивидуально определенной вещи диссертант отмечает фактическое отсутствие в ГК РФ прямых норм о приоритете в определении собственника недвижимости, что не дает оснований ограничивать собственника в праве распоряжаться своей вещью.

Получение вещного права вторым или последующим покупателем погашает обязательственное притязание первого покупателя на основании статьи 398 ГК РФ. Притязания первого кредитора, пользующегося правом старшинства, направлены не против приобретателя, а против управомоченного отчуждателя, который не исполняет свою обязанность по передаче в собственность индивидуально-определенной вещи.

Только известные приобретателю требования третьих лиц, основанные на праве собственности на спорное имущество (о признании права собственности, об истребовании из чужого незаконного владения, об освобождении из описи и ареста, о признании недействительным зарегистрированного права и т.п.), исключают добросовестное приобретение, т.к. у одной вещи может быть только один собственник.

Требования, основанные на праве аренды, сервитуте, залоге (кроме требований залогодержателя недвижимого имущества, которому предоставлены те же формы защиты гражданских прав, что и собственнику) не исключают добросовестности приобретения.

В диссертационном исследовании делается вывод о том, что юридическое значение для признания приобретателя добросовестным имеют также притязания третьих лиц о признании сделок по приобретению спорного имущества между отчуждателем и третьими лицами недействительными.

Глава третья «Проблемы добросовестного приобретения прав на отдельные объекты прав, не являющиеся объектами недвижимости» состоит из пяти параграфов.

Непосредственным предметом исследования в настоящей работе являются отношения, связанные с добросовестным приобретением имущества, не являющегося недвижимостью. Законодательно установлена возможность добросовестного приобретения только одного вида имущества – недвижимости (статья 223 ГК РФ). Диссертант предпринял попытку доказать, что добросовестность поведения стороны по договору влияет не только на приобретателя недвижимости, но и приобретателя иных объектов прав, которые не относятся к объектам недвижимого имущества.

Диссертант считает невозможным распространить механизм добросовестного приобретения имущества на все без исключения объекты гражданских прав, но доказывает, что добросовестность стороны по договору всегда должна иметь положительные для добросовестной стороны правовые последствия, а не быть юридически безразличным принципом при рассмотрении споров, не связанных с недвижимостью.

В параграфе первом «Проблемы добросовестного приобретения доли в общей собственности на недвижимое имущество» исследуются вопросы, связанные с гражданским оборотом недвижимых вещей, находящихся в общей долевой собственности, а также долей в праве собственности на недвижимые вещи.

Делается вывод о том, что собственник объекта недвижимости, находящегося в единоличной собственности, не вправе продать долю в праве общей собственности, а покупатель, соответственно, не может получить эту долю по договору купли-продажи (мены), поскольку до момента возникновения общей долевой собственности такая доля не существует в природе, а правомочие распоряжения долей в общей собственности принадлежит исключительно участнику долевой собственности.

Доля в праве общей долевой собственности не является кредиторским притязанием, что исключает ее квалификацию как имущественного права.

Диссертант обосновывает свои возражения против позиции, в соответствии с которой считается, что при общей собственности вещь, разделенная на идеальные части, перестает быть объектом гражданских прав, и в качестве объекта прав выступает уже доля, а, следовательно, распоряжение вещью в целом возможно лишь посредством отчуждения всех идеальных долей.

Основное возражение: вещь, находящаяся в общей собственности, может быть отчуждена одним участником общей собственности без согласия иных сособственников, и такая сделка может быть признана действительной, следовательно, предмет распоряжения юридически должен существовать как объект гражданских прав.

Доказывается, что режим обращения долей в праве собственности на конкретный объект гражданских прав (недвижимость), предопределяется характеристиками, свойствами и режимом обращения самого объекта гражданских прав, доля в праве собственности на который отчуждается.

Соответственно пункт 2 статьи 251 ГК РФ должен быть развитием нормы пункта 2 статьи 223 ГК РФ, а необходимость государственной регистрации должна связываться не с формой договора, а с видом объекта гражданских прав, его характеристиками, свойствами и режимом обращения.

В диссертации доказывается, что доля в праве на недвижимое имущество, не являющаяся недвижимой вещью, между тем, является объектом, способным к добросовестному приобретению, несмотря на отсутствие телесной оболочки, в силу юридических свойств и качеств доли как объекта гражданских прав.

Во втором параграфе – «Проблемы добросовестного приобретения автотранспорта» при анализе оснований для отказа в постановке на регистрационный учет транспортного средства диссертант исходит из следующей позиции: если вопрос находится в плоскости административного права, а транспортное средство не соответствует предъявляемым к нему как к источнику повышенной опасности обязательным нормам и требованиям, то запрет на допуск к эксплуатации транспортного средства в форме отказа постановки на регистрационный учет обоснован и действительно не затрагивает вопросы собственности, будь оно приобретенным собственником либо добросовестным приобретателем.

Во всех иных случаях, когда а) транспортное средство соответствует всем предъявляемым к нему обязательным нормам и правилам; б) принадлежность транспортного средства не оспаривается, а органы ГИБДД отказывают в регистрации транспортного средства по причинам «перебитых» номеров и т.п., то фактически нарушается право гражданское, а именно право собственности, которое должно подлежать судебной защите.

Реализация права пользования в отношении транспортного средства (использования его по назначению), как одного из трех составляющих права собственности вообще может осуществляться только при условии разрешения вопроса допуска транспортного средства к участию в дорожном движении посредством процедуры регистрации, с выдачей соответствующих документов, осуществляемых в соответствии с законодательством.

В третьем параграфе «Проблемы добросовестного приобретения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью» доказывается тождество прав, удостоверяемых акцией и долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и, соответственно, обосновывается возможность приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью пользоваться защитой добросовестного приобретателя.

Исходя из принципиальных позиций автор возражает против защиты прав лица, утратившего долю (часть доли), посредством иска о признании за ним права на данную долю (часть доли) в уставном капитале общества с одновременным лишением права на эту долю (часть доли) добросовестного приобретателя при условии, что эта доля (часть доли) была утрачена в результате противоправных действий третьих лиц или иным путем помимо воли лица, утратившего долю (часть доли).

Формула виндикационного иска предполагает существование права на вещь у истца на момент обращения с иском, а потому и не требуется дополнительное признание права; именно поэтому ответчик по виндикационному иску назван добросовестным приобретателем, а не собственником. Кроме того, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения последствия пропуска срока исковой давности подлежат применению, а к искам о признании права – нет.

Добросовестный приобретатель доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью имеет возможность противопоставить истцу свое право, но защищаться таким правом против иска о признании права невозможно.

В четвертом параграфе «Проблемы ограничения реституции как правового последствия добросовестного поведения стороны по договору» диссертант предпринимает попытку обосновать существование такого института, как ограничение реституции, с точки зрения догмы гражданского права.

Недействительная сделка не порождает никаких иных правовых последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Общим правилом является приведение сторон в первоначальное состояние.

Диссертантом доказывается, что приведение сторон в первоначальное состояние не может и не должно осуществляться автоматически, лишь по факту совершения недействительной сделки. История развития института реституции свидетельствует о том, что данный способ защиты права носил всегда экстраординарный характер.

В Древнем Риме в каждом отдельном случае претор исследовал дело лично (causae cognito), т.е. без передачи его судье, и определял по собственному усмотрению, заслуживает ли проситель реституции.

Доказывается, что в современном праве цель реституции также состоит в восстановлении положения, существовавшего до нарушения права. Если проситель реституции просит о ее применении, а суд установит, что проситель злоупотребляет своим правом на защиту, соответственно цель реституции фактически не достигается, то в применении реституции следует отказывать.

Условиями применения судом ограничения реституции являются, во-первых, добросовестное исполнение внешне безупречного договора одной стороной, во-вторых, ущерб истца (просителя реституции) гораздо меньше тех невыгод, которые произошли бы от реституции для других лиц.

В параграфе пятом «Правовые последствия исполнения лицензионного договора, основанного на недействительном патенте» диссертант анализирует правовые последствия признания недействительным патента, когда на основе такого патента был заключен лицензионный договор.

Диссертантом обосновывается, что, признавая исполнявшийся лицензионный договор действительным и, соответственно, исключая реституцию, законодатель преследует цель соразмерно распределить риски при признании патента недействительным, придав соответствующему государственному реестру (изобретений, промышленных образцов и т.п.) некоторые признаки публичной достоверности, оградив добросовестного патентообладателя от притязаний со стороны лицензиата, а государство – от притязаний со стороны бывших добросовестных патентообладателей.

Лицензиат, заключая и исполняя лицензионный договор, исходит из того, что его контрагентом является «действительный» патентообладатель, исключительные права которого удостоверены выданным патентом.

Законодатель, по сути, идет на создание юридической фикции использования лицензиатом исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности при отсутствии таковых с момента подачи заявки.

Коль скоро предполагается фактическое использование исключительных прав, то основания (никто не вправе передать больше прав, чем имеет сам) для признания недействительным лицензионного договора, основанного на патенте, признанном в последующем недействительным, отпадают, сделка считается действительной, в связи с чем исключается реституция, а, следовательно, не может использоваться в субсидиарном порядке и кондикция.

Оставление юридических отношений по поводу прав на результат интеллектуальной деятельности на будущее время невозможно из-за отсутствия объекта гражданских прав.

По мнению автора, такой общий подход в целом соответствует принципам публичности и достоверности соответствующего реестра (изобретений, промышленных образцов и т.п.).

В заключении излагаются итоги проведенного исследования, делаются обобщения и выводы, а также формулируются предложения по совершенствованию законодательства в данной сфере.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК РФ:

  1. Кочергин П.В. Некоторые правовые последствия добросовестного поведения стороны по договору // Журнал российского права – М.: Норма, 2007, № 9. – С. 80-88, 0,65 п.л.
  2. Кочергин П.В. Лицензионный договор, основанный на недействительном патенте // Патенты и лицензии – М., 2008, № 10. – С. 41-47, 0,6 п.л.

II. В иных изданиях:

  1. Кочергин П. Реализация прав залогодержателя, не являющегося лицом, участвующим в деле о банкротстве залогодателя // Корпоративный юрист – М.: Волтерс Клувер, 2008, № 12. – С. 54-57, 0,3 п.л.
  2. Кочергин П.В. Вопросы приобретения доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество по договору // Собственность, право собственности, товарно-денежные отношения: проблемы теории и арбитражной практики. Сборник докладов и тезисов выступлений на Второй международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 2 марта 2007 г.). – Ростов н/Д: Эверест, 2007. – С. 124-128, 0,24 п.л.
  3. Кочергин П.В. Защита прав добросовестного приобретателя доли в обществе с ограниченной ответственностью // в кн. Проблемы совершенствования российского законодательства – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2005, 0,2 п.л.
  4. Кочергин П.В. Притязания третьих лиц: вопросы добросовестности приобретения // Правосудие в Поволжье – М.: Фонд "Правовая поддержка", 2005, № 1. – С. 102-116, 1,45 п.л.
  5. Кочергин П.В. Защита доли приобретателя // ЭЖ-Юрист, 2005, № 1. – 0,3 п.л.
  6. Кочергин П.В. Карты предварительной оплаты как средство получения платежа // Финансовые и бухгалтерские консультации, ФБК-ПРЕСС, 2004, август, № 5, – 0,54 п.л.
  7. Кочергин П.В. Нежилые помещения – общая собственность // ЭЖ-Юрист, № 48, декабрь, 2003, – 0,37 п.л.

1 Аверьянова М.В. Защита добросовестного приобретателя имущества в российском гражданском праве. Дис. … канд. юрид. наук: – М., 2001; Потапенко Е.Н. Право собственности добросовестного приобретателя на недвижимое имущество. Дис. … канд. юрид. наук: – М., 2006; Осташевский М.А. Защита прав добросовестного приобретателя. Дис. … канд. юрид. наук: – Краснодар, 2006.

2 Трепицын И.Н. Приобретение движимостей в собственность от лиц, не имеющих права на их отчуждение – Варшава: Тип. Варш. учеб. окр., 1907. С. 4.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.