авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Добросовестное приобретение имущества по договору в гражданском праве россии

-- [ Страница 2 ] --

В других случаях принимается во внимание добрая совесть в субъективном смысле, как определенное сознание того или иного лица, как неведение некоторых обстоятельств, с наличностью которого закон считает возможным связать те или иные юридические последствия.

При анализе доброй совести в объективном смысле автор приходит к выводу о невозможности сведения доброй совести, хотя бы и в других выражениях, к категории социального идеала. Осуществление социального идеала состоит в том, что лицо чужие интересы и чужие цели как бы делает своими. Данное требование к участнику гражданского оборота представляется излишне возвышенным: так высоко положительное право и судебная практика подняться не могут. Достаточно сообразования собственного интереса с чужими, установления известных границ для проявления эгоизма, признания интересов общества; именно такое признание интересы общества и должны получить в доброй совести.

При анализе доброй совести в субъективном смысле автор приходит к выводу, что в основе добросовестности лежит извинительное заблуждение; независимо, будет ли то незнание тех или иных действительных фактов, влияющих на права и обязанности лиц, участвующих в соответствующем правоотношении, а равно или ошибочная уверенность в их наличности.

Автором доказывается недопустимость признания лица добросовестным, основываясь лишь на субъективных воззрениях и переживаниях лица о том, что оно действует в соответствии с правовым порядком. Вместе с тем для решения вопроса о наличности bona fides в субъективном смысле, требуется, чтобы эти субъективные воззрения находили себе опору в объективной обстановке, по которой и приходится судить, извинительно ли неведение или заблуждение лица или нет.

Второй параграф «Понятие добросовестного приобретения имущества в гражданском праве» посвящен анализу характеристик понятия добросовестного приобретения имущества по договору.

В диссертации обосновывается авторское понимание данного института гражданского права как института, направленного во всяком случае на защиту права собственности, независимо от того, защищается ли право собственности собственника, утратившего владение, либо право собственности добросовестного приобретателя, получившего право собственности по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Сколько существуют ограничения виндикации, ровно столько стоит вопрос о правовой судьбе имущества после отказа в его выдаче по виндикационному иску, так как положение имущества в режиме фактического незаконного владения делает его непригодным к участию в гражданском обороте. Такая ситуация невыгодна ни одной из сторон виндикационного иска, а баланс имущественных интересов отыскать на практике крайне затруднительно.

На основе анализа судебно-арбитражной практики и собственного опыта диссертант считает недопустимой абсолютизацию возражения ответчика, основанного на его добросовестности, при рассмотрении любой категории дела.

Диссертантом на основе имеющейся научной литературы проводится анализ различных правовых конструкций: неограниченной виндикации, невозможности виндикации при добросовестном приобретении имущества, ограничения виндикации как основания признания права собственности и т.д.

В параграфе третьем «Доказывание добросовестности: презумпции и распределение бремени доказывания» рассматриваются правовые проблемы распределения бремени доказывания добросовестности и презумпции добросовестности.

Презумпция не освобождает от подтверждения (доказывания) действительного существования самого презюмируемого факта.

На основе анализа действующего законодательства и практики его применения диссертант приходит к выводу, что вопрос о том, должен ли ответчик в виндикационном процессе подтверждать свою добросовестность либо истец должен доказывать недобросовестность приобретения спорного имущества ответчиком, не может и не должен быть разрешен категорически в ту или иную сторону.

С утверждением в законодательстве принципа состязательности спорящих сторон (статья 123 Конституции РФ; статья 9 АПК РФ; статья 12 ГПК РФ) распределение бремени доказывания между ними становится более формальным (условным), в связи с чем, если по ходу виндикационного процесса станет очевидным подтверждение истцом права собственности на спорное имущество, то ответчик будет вынужден доказывать добросовестность своего приобретения имущества с целью решения спора в свою пользу, не полагаясь изначально только на то, что истец не докажет обоснованность исковых требований.

Глава вторая – «Проблемы механизма добросовестного приобретения имущества по действующему законодательству РФ» – включает три параграфа.

В первом параграфе «Проблемы классификации субъективного гражданского права добросовестного приобретателя; момент возникновения права на объект приобретения» диссертант исследует природу права добросовестного приобретателя. Названное право невозможно отнести к категории вещных прав с исключительно скудным содержанием (Г.А. Гаджиев), поскольку, во-первых, отсутствует определенность содержания субъективного права. Вещное право есть известная мера власти, предоставленная лицу объективными нормами непосредственно над вещью. Исходя из этого определения требуется наличие объективных норм права, регламентирующих регулярное осуществление рассматриваемого права. Вещное право добросовестного приобретателя формально не определено. Во-вторых, отсутствует правовая защита субъективного права добросовестного приобретателя. Юридический элемент всех прав состоит только в принудительной защите.

Складывающаяся судебно-арбитражная практика отказывает добросовестному приобретателю в признании за ним какого бы то ни было отдельного права и защите его права.

Принимая во внимание, что добросовестный приобретатель появляется только в виндикационном процессе, в споре о праве собственности автором обосновывается, что у добросовестного приобретателя при определенных условиях возникает субъективное гражданское право собственности с конкретным содержанием правомочий и возможностью правовой защиты.

На основе логического анализа диссертант приходит к выводу, что право добросовестного приобретателя и право собственности виндиканта находятся в отношении логического противоречия (контрадикторности): возможно существование либо права собственности виндиканта, либо права добросовестного приобретателя.

Если суд признал, что вещь должна остаться у добросовестного приобретателя, то, следовательно, суд признал, что право добросовестного приобретателя «сильнее» права собственности, а по сути – что у виндиканта нет этого права собственности.

Если же у виндиканта нет права собственности, то те же самые распорядительные полномочия вещью должны быть у добросовестного приобретателя. Следовательно, различий по содержанию у права собственности и права добросовестного приобретателя быть не должно.

Оспоримость имущественного права добросовестного приобретателя заключается в возможном опровержении данного права в исковом порядке, если судом будет установлено, что приобретатель не отвечает условиям, предусмотренным статьей 302 ГК РФ, в связи с чем отыскиваемая вещь подлежит передаче собственнику.

По сути, в абзаце 2 пункта 2 статьи 223 ГК РФ сформулировано право собственности добросовестного приобретателя под условием.

Трансформация имущественного права добросовестного приобретателя в регулярное право собственности осуществляется в результате выполнения (собирания) совокупности условий юридического состава, являющегося основанием для приобретения права собственности добросовестным приобретателем.

В диссертационном исследовании ставится проблема момента возникновения права добросовестного приобретателя, а также момента признания приобретателя добросовестным.

Не может быть признано добросовестным лицо, которое знало либо должно было знать, что к моменту приобретения в отношении приобретаемого имущества имелись притязания третьих лиц, и такие притязания впоследствии признаны обоснованными. Правило, установленное КС РФ, является сложным условным суждением, предикат суждения (логическое основание) является составным.

Данное условное суждение осложняется тем, что при его формулировании используется два предиката (логических основания):

1. Если имелись притязания третьих лиц, о которых было известно приобретателю;

2. Если эти притязания впоследствии признаны обоснованными.

Соответственно возникает вопрос о моменте признания приобретателя добросовестным:

либо добросовестный на момент приобретения имущества приобретатель становится недобросовестным после рассмотрения притязаний третьих лиц по прошествии времени (первая ситуация);

либо с момента совершения сделки до момента рассмотрения притязаний третьих лиц приобретатель не может быть признан ни добросовестным, ни недобросовестным, т.е. находится в «подвешенном» состоянии (вторая ситуация).

Диссертантом доказывается, что если лицо уже признается добросовестным на момент приобретения вещи, то последующая утрата добросовестности не может служить основанием для признания приобретателя недобросовестным на момент приобретения вещи.

Внутри правоожидания можно условно выделить «фактоожидание», когда приобретатель вещи в течение определенного времени ожидает статус добросовестного либо недобросовестного (а то и обладателя субъективного права на вещь).

Отдельно автором проанализирована проблема приобретения вещи лицом, являющимся недобросовестным приобретателем, в условиях, когда виндикационный иск не предъявлялся вовсе или был предъявлен за пределами срока исковой давности, а ответчик заявил о применении последствий пропуска исковой давности. Отказ в виндикационном иске по причине пропуска срока исковой давности легитимирует только голое владение ответчика и, при этом, фиксирует прекращение спора о праве между истцом и ответчиком на виндицируемое имущество.

Основание для возникновения права добросовестного приобретателя отсутствует, поскольку судом не установлено, что приобретатель соответствует требованиям статьи 302 ГК РФ.

В настоящее время добросовестный приобретатель имущества вправе ссылаться на свою добросовестность лишь в случаях, когда к нему предъявлен виндикационный иск. Данное возражение имеет характер эксцепции при пассивной легитимации. Как указывалось выше, добросовестный приобретатель не вправе заявлять самостоятельных исков о признании его добросовестным приобретателем (статья 12 ГК РФ). Этот вывод подтверждается также тем, что круг заинтересованных лиц (потенциальных ответчиков) добросовестному приобретателю не может быть наверняка известен.

В связи с изложенным, диссертантом предлагается обратиться к так называемому провокационному производству, когда добросовестный приобретатель будет вправе обратиться в суд за публичным вызовом, а заинтересованные лица смогут в установленный судом срок заявить все свои притязания и иски к добросовестному приобретателю, а в том случае, если такие иски заявлены не будут, то для заинтересованных лиц наступит правовое последствие в форме утраты права на иск к добросовестному приобретателю.

Такой подход, по мнению автора, исключит неопределенность при решении вопроса о добросовестности приобретателя и предоставит ему право на активную защиту своих интересов.

Второй параграф – «Проблема основания возникновения права на объект добросовестного приобретения, действительность сделки» – посвящен анализу наиболее сложного вопроса в механизме приобретения права собственности добросовестным приобретателем – вопросу юридического основания возникновения такого права, которым, по мнению диссертанта, является юридический состав, включающий 1) отчуждательную возмездную двустороннюю сделку; 2) установленную судом в порядке искового производства невозможность истребования имущества от добросовестного приобретателя; 3) фиксацию прав на недвижимое имущество в ЕГРП.

Учитывая правовую природу традиции, а также динамику правоотношения при заключении и исполнении договора купли-продажи, исходя из материальных и формальных критериев недействительности сделки, автор доказывает, что совершенная неуправомоченым отчуждателем сделка является недействительной, а именно – ничтожной сделкой.

Диссертант исходит из принципиальной позиции, заключающейся в том, что без недействительной сделки невозможно добросовестное приобретение имущества.

В работе приводится авторская аргументация логической непротиворечивости всего сложного юридического состава в целом при недействительности одной его части (сделки).

Обосновывается правовая возможность исцеления недействительной (ничтожной) сделки в случаях, когда все иные элементы состава наличествуют. При этом исцеленная сделка не подменяет юридический состав при определении основания возникновения права добросовестного приобретателя, поскольку только у тех добросовестных приобретателей, у которых имущество истребовано быть не может, происходит трансформация права добросовестного приобретателя в право собственности, у других добросовестных приобретателей такой трансформации нет. Всякое добросовестное приобретение влечет возникновение права добросовестного приобретателя, но не всякое право добросовестного приобретателя может стать правом собственности.

При решении вопросов, связанных с выбытием имущества помимо воли собственника, диссертант приходит к выводу, что из всех способов хищения к недвижимости применимо только мошенничество. На основе анализа действующего законодательства и правоприменительной практики в диссертации исследуются вопросы, связанные с правовыми последствиями принудительной продажи имущества. При этом обосновывается принципиальная позиция о невозможности истребования имущества от добросовестного приобретателя на торгах, хотя бы при принудительной продаже такое имущество и выбыло помимо воли собственника и продано несобственником (судебным приставом-исполнителем).

Неисправный должник имеет больше правовых средств, позволяющих своевременно оспорить действия уполномоченных органов и направленных на отчуждение принадлежащего ему имущества, и, как следствие, либо воспрепятствовать продаже вообще, либо предотвратить перепродажу, в связи с чем отсутствуют основания предоставлять неисправному должнику (собственнику) защиту более эффективную, чем любому другому лицу, у которого имущество выбыло по сделке, совершенной с пороком воли.

В силу прямого нормативного указания в механизм добросовестного приобретения имущества входит государственная регистрация отчуждения недвижимого имущества за добросовестным приобретателем.

В диссертации исследуются принцип внесения и принцип публичной достоверности реестра и делается вывод об их отсутствии в российском праве.

Сведения, содержащиеся в ЕГРП, представляют собой лишь юридическую опровержимую презумпцию существования зарегистрированного права. Вне зависимости от сведений, содержащихся в ЕГРП, истец в виндикационном процессе вправе доказывать, что у приобретателя права собственности на самом деле не возникло. Если же никто не предъявит к приобретателю, занесенному в реестр, виндикационного иска, то презумпция не будет опровергнута.

Выделяется, как минимум, две грани государственной регистрации права собственности, имеющие юридическое значение в целях признания приобретателя имущества добросовестным: с одной стороны, право собственности признается за добросовестным приобретателем тогда и только тогда, когда запись о приобретении уже внесена, с другой стороны, при возникновении спора в целях доказывания своей добросовестности приобретатель вправе ссылаться на запись в ЕГРП, в котором отчуждатель на момент отчуждения числился надлежащим собственником и сведений о наличии притязаний на спорное имущество реестр не содержал.

Во втором параграфе «Влияние притязаний третьих лиц на добросовестность приобретателя по договору» исследуется круг вопросов, связанных с определением состава лиц, чьи обоснованные требования могут повлиять на добросовестность приобретения, сущность притязаний, которые могут иметь юридическое значение при решении вопроса добросовестности. В диссертации исследуется соотношение виндикации и эвикции товара, определяются различия данных понятий и ситуации раздельного применения данных институтов.

При исследовании категории «эвикция товара» диссертант выделяет, как минимум, два подхода к определению ее содержанию. При первом подходе эвикция товара возможна как в случае действительности договора купли-продажи, так и в случае его недействительности. Соответственно эвикция товара делится на два вида.

Во-первых, это эвикция товара третьими лицами, владельцами-несобственниками, чьи притязания по признанию за ними различного рода обременений товара, связанных с владением вещью, признаны обоснованными. При такой эвикции продавец являлся собственником, а договор купли-продажи действительным (исключение – ипотека). Покупатель вправе требовать возмещения убытков, расторжения договора либо уменьшения покупной цены (пункт 2 статьи 460, статья 461 ГК РФ).

Во-вторых, эвикция товара третьим лицом – собственником товара, в случаях, когда продавец не вправе был отчуждать вещь. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца только возмещения убытков (статья 461 ГК РФ), ни о каком расторжении договора либо уменьшении покупной цены не может быть и речи, поскольку договор купли-продажи недействителен.

При втором подходе эвикция товара может быть только в случае недействительности договора купли-продажи и не делится на виды. Диссертант приходит к выводу, что эвикция товара – это не последствие неисполнения обязанности передать товар свободным от прав третьих лиц (обременений), а последствие неисполнения обязанности передать товар в собственность покупателя.

На основе логического анализа содержания правоотношения, возникающего при купле-продаже имущества, диссертант приходит к выводу, что в первую очередь таким «третьим лицом» является собственник имущества.

Обосновывается подход, в соответствии с которым притязания третьих лиц, не являющихся собственниками виндицируемого имущества, не должны влиять на добросовестность приобретателя.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.