авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Понятие добросовестности в российском гражданском праве

-- [ Страница 3 ] --

Анализируются отдельные нормы гражданского законодательства (например, ст. ст. 602, 662 ГК РФ), в которых добросовестность непосредственно указывается в качестве критерия оценки судом тех или иных обстоятельств. Диссертант подчеркивает, что именно такие специальные случаи предоставления суду усмотрения позволяют обеспечить гибкость правового регулирования, не ставя под угрозу его предсказуемость.

Исследуются особенности использования законодателем понятия недобросовестности. В результате толкования выявляется, что данное понятие также употребляется в двух различных смыслах: субъективном (например, ст. 1109 ГК РФ) и объективном (например, ст. ст. 157, 1103 ГК РФ). Выявляются случаи использования понятия недобросовестности в значении, не соответствующем его специфической смысловой нагрузке. Так, недобросовестная конкуренция и недобросовестная эмиссия представляют по своей сути неправомерные действия, в то время как объективное значение недобросовестности указывает на несоответствие неким общественным правилам и стандартам. И хотя, очевидно, что в любом нормальном обществе правонарушение не поощряется, использование понятия добросовестности в таких случаях приведет к размыванию его специфического значения. На этой основе диссертантом выдвигается предложение по замене терминов «недобросовестная конкуренция», «недобросовестная эмиссия» на формулировки «нарушение правил конкуренции», «нарушение процедуры эмиссии».

Глава третья «Сущность добросовестности в российском гражданском праве» состоит из трех параграфов. Данная глава носит обобщающий характер, поскольку объединяет в единую согласованную концепцию все черты понятия добросовестности, проявляющиеся в многочисленных случаях его законодательного использования.

Первый параграф посвящен толкованию понятия добросовестности в субъективном смысле. Указывается, что в российском гражданском праве понятие добросовестности в субъективном смысле вводится законодателем в специальных случаях для защиты субъекта, честно и обоснованно не знавшего об определенных существенных для правоотношения фактах. На этой основе диссертантом выдвигается тезис о том, что добросовестность в субъективном смысле обозначает институт фактической ошибки в российском гражданском праве.

Выделяется ряд особенностей гражданско-правового института фактической ошибки. Во-первых, наличие ошибки устанавливается, исходя из двух стандартов: фактического («не знал» – честное незнание) и конструктивного («не должен был знать» – незнание, обоснованное при обычном уровне заботливости и осмотрительности «среднего» субъекта). Во-вторых, защита предоставляется ошибке только в специально предусмотренных случаях: не только в нормах, использующих понятие добросовестности (институтах вещного права: виндикации, приобретательной давности, переработки), но и в положениях, не упоминающих данную категорию, но непосредственно указывающих на стандарты фактической и (или) конструктивной осведомленности.

Второй параграф посвящен толкованию понятия добросовестности в объективном смысле.

Указывается, что многозначность понятия добросовестности в российском гражданском праве негативно сказывается на четкости его понимания и строгости применения. На этой основе диссертантом выдвигается предложение по разграничению объективного и субъективного смыслов исследуемого понятия. Для доброй совести в субъективном смысле предлагается сохранить термин «добросовестность», в силу философской и этимологической связи категории совести с понятием знания. Для доброй совести в объективном смысле предлагается использовать термин «добропорядочность» как соответствующий в этимологическом и правовом аспектах смыслу, вкладываемому в это понятие в данном случае.

Добросовестность в объективном смысле определяется как соответствие совокупности принятых и поощряемых в обществе правил поведения, которые не доросли по своей силе до источников права, но могут приобретать правовое значение по прямому указанию специальной нормы при отсутствии правил во всех источниках права. В силу указанной специфики диссертант предлагает именовать такие правила источником «последней очереди» в российском гражданском праве.

Выявляется, что правила, принятые в обществе, но не являющиеся источниками права, привлекаются законодателем для регулирования общественных отношениях посредством использования понятия добросовестности (в институте аналогии права, в требованиях к руководителю юридического лица и др. – позволяет применять любые правила: от относительно подвижных до наиболее сформированных); понятия «обычных» условий (при указании на обычные сроки, расходы, использование и др. – предполагает средние по сформированности правила, но допускает применение и более сформированных); понятия «обычно предъявляемых требований» (к комплектности, порядку передачи и получения товара, осуществления платежа и др. – предполагает применение только наиболее сформированных правил, приобретших характер требований).

Подчеркивается, что российское гражданское право наделяет добросовестность юридическим значением только в прямо предусмотренных законом случаях, в силу чего отличается от правовых систем многих государств мира и является в данной области схожим с английской концепцией. Тем не менее, данный подход оценивается диссертантом как обоснованный и оптимальным образом сочетающий гибкость и предсказуемость правового регулирования.

В третьем параграфе исследуется вопрос о признании за добросовестностью качества принципа и одного из онтологических начал российского частного права. При этом диссертант основывается на проведенном Н. П. Асланян разграничении категорий «принципы права» и «начала права» на том основании, что категория «принцип» носит только гносеологический характер, в то время как категория «начала» – и гносеологический, и онтологический3.

Отмечается, что в теории права традиционно выделяют следующие функции принципов: информационную, нормотворческую и регулятивную. По мнению диссертанта, принципами гражданского права, обладающими всеми указанными функциями, могут быть признаны только принципы, получившие закрепление в норме права (в первую очередь, ст. 1 ГК РФ). Идеи, выводимые из совокупности гражданско-правовых предписаний и обладающие всеми функциями (нормотворческой, информационной) кроме самостоятельного регулирующего воздействия, диссертант предлагает признавать принципами особой «зонтичной» конструкции (umbrella principle). На этой основе диссертант выдвигает предложение о признании добросовестности в российском гражданском праве принципом «зонтичной» конструкции, позволяющим через информационную функцию принципов обратить на добрую совесть внимание общества, через нормотворческую – законодателя, но получающим реализацию исключительно через установленные в законе положения, а потому не подвергающим опасности предсказуемость правовых решений.

В результате проведенного исследования диссертантом обосновывается важность признания добросовестности одним из начал российского частного права по причине ее проявления как в гносеологическом, так и в онтологическом аспектах, а также по причине ее существенного значения для формирования теории российского частного права.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и излагаются наиболее значимые выводы, сделанные в диссертации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В ведущих, рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК РФ:

  1. Новикова Т. В. К вопросу о субъективном значении понятия добросовестности в российском гражданском праве // Общество и право. 2008. № 1. (0,18 п. л.)
  2. Новикова Т. В. К вопросу об объективном значении понятия добросовестности в российском гражданском праве // Современное право. 2007. № 11 (1). (0,16 п. л.)
  3. Новикова Т. В. Признание и закрепление понятия добросовестности. Использование опыта зарубежных стран российским гражданским правом // Закон и право. 2008. № 2. (0,15 п. л.)

II. В иных изданиях:

  1. Новикова Т. В. Добросовестность приобретателя при виндикационной защите права собственности в гражданском праве РФ // Актуальные проблемы российского права: Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2006 г.). Краснодар: Институт экономики, права и гуманитарных специальностей, 2006. (0,25 п. л.)
  2. Новикова Т. В. Институты фактической ошибки и эстоппель как теоретическое обоснование защиты добросовестной стороны в российском гражданском праве // Традиции и новации в системе современного российского права: Сборник тезисов Международной межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов. М: Московская государственная юридическая академия, 2008. (0,06 п. л.)
  3. Новикова Т. В. К вопросу о добросовестности как критерии злоупотребления правом // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2007: Материалы IX Международной научно-практической конференции (2930 марта 2007 г.). Челябинск: «Цицеро», «Тираж-сервис», 2007. (0,19 п. л.)
  4. Новикова Т. В. Лингвистические аспекты понятия добросовестности в российском гражданском законодательстве // Юрислингвистика-8: Русский язык и современное российское право: Межвузовский сборник научных статей / Под ред. Н. Д. Голева. КемеровоБарнаул: Издательство Алтайского государственного университета, 2007. (0,13 п. л.)
  5. Новикова Т. В. Понятие добросовестности в российском гражданском праве // Збiрник тез наукових робiт учасникiв II Всеукрансько цивiлiстично науково конференцi студентiв та аспiрантiв (3031 березня 2007 року). Одеса: «Фенiкс», 2007. (0,08 п. л.)
  6. Новикова Т. В. Понятие добросовестности в российском гражданском праве: постановка проблемы // Вестник студенческого научного общества. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2007. (0,19 п. л.)
  7. Новикова Т. В. Понятия недобросовестности и виновности в контексте института виндикации в гражданском праве РФ // Актуальные проблемы международного частного и гражданского права: Материалы Международной научно-практической конференции (15 января 2007 г.). М.: Издательство СГУ, 2007. (0,24 п. л.)
  8. Новикова Т. В. Презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений: значение и практическое применение // Альманах современной науки и образования. № 7. Ч. 2. Тамбов: Грамота, 2007. (0,18 п. л.)
  9. Новикова Т. В. Принцип добросовестности в международном публичном праве // Российский юридический вестник. 2008. № 1. (0,18 п. л.)

1 См., например: Определение ВС РФ от 02 сентября 2003 г. // Бюллетень ВС РФ. 2004. № 4.

2 О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав: Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 10.

3 См.: Асланян Н. П. Основные начала российского частного права. Иркутск: Издательство ИГЭА, 2001. С. 33.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.