авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |

Понятие добросовестности в российском гражданском праве

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

НОВИКОВА ТАТЬЯНА ВАСИЛЬЕВНА

ПОНЯТИЕ ДОБРОСОВЕСТНОСТИ

В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Специальность 12.00.03 –

гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону 2009

Работа выполнена на кафедре гражданского права ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет».

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Асланян Наталья Павловна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Лукьянцев Александр Анатольевич

кандидат юридический наук, доцент

Рузанова Валентина Дмитриевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права»

Защита состоится « 20 » июня 2009 г. в 10:00  на заседании диссертационного совета ДМ 212.208.26 по юридическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 88 ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет».

Автореферат разослан « 16 » мая 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент К. П. Краковский

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Добросовестность (добрая совесть) как правовое понятие начинает свою эволюцию вместе с развитием самого права и встречается в самых ранних его памятниках. В отечественном гражданском праве заметными вехами в этой области стали Русская Правда и Свод законов Российской империи. Однако планомерная и последовательная эволюция понятия добросовестности, как и многих других частноправовых категорий и институтов, была прервана в советский период. Только в конце XX в. отказ отечественной юриспруденции от советских принципов и, как следствие, признание частноправовой природы гражданского права повлекли за собой возобновление исследований в данной области. Первым шагом в этом направлении стали активные разработки оценочных категорий цивилистики, в том числе категории добросовестности.

Область применения доброй совести включает такие фундаментальные институты, как аналогия права, виндикация, приобретательная давность, недобросовестная конкуренция и др. Отсутствие легальной дефиниции и общепризнанного доктринального понимания указанной категории привели к тому, что в большинстве случаев ее значение определяется наукой противоречиво или не определяется вовсе. Среди отдельных проблемных вопросов, связанных с добросовестностью, могут быть названы такие, как отсутствие ее единой трактовки в институте приобретательной давности, нерешенность вопроса о признании ее критерием злоупотребления правом, неопределенность значения и сферы применения презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений и др. Результатом указанных проблем является непоследовательное и нечеткое применение понятия добросовестности на практике.

Общепризнанная концепция доброй совести, необходимая для ее четкого понимания и применения, в цивилистике отсутствует. Во многом не осмыслена, не обоснована и не прослежена на примере разнообразных законодательных положений существующая в российском гражданском праве многозначность понятия добросовестности. Теоретически не объяснены причины, цели и логика использования законодателем исследуемого понятия.

Существующие разработки добросовестности ведутся в отрыве от мировых достижений в этой области и не определяют место российского понимания доброй совести в мировой юридической науке.

В силу указанных причин представляется актуальной и важной выработка единой согласованной концепции добросовестности, охватывающей все случаи ее законодательного использования, теоретически обосновывающей причины, цели и логику такого использования и вписанной в процесс развития данного понятия в мировой юриспруденции.

Степень научной разработанности темы исследования. Научную разработанность избранной темы нельзя признать исчерпывающей. В дореволюционный период исследование понятия добросовестности было проведено И. Б. Новицким. В советское время указанное понятие получало разработку преимущественно в свете института виндикации, являвшегося единственным случаем его законодательного использования. Значительный вклад в этой области был внесен Б. Б. Черепахиным.

Осмысление понятия добросовестности в российском гражданском праве также протекает во многом именно через призму отдельных институтов: виндикации, приобретательной давности, злоупотребления правом и др. Самостоятельные его исследования стали проводиться учеными в последнее время. В этой связи нельзя не отметить вклад таких авторов, как В. А. Белов, Е. В. Богданов, Т. Ю. Дроздова, В. И. Емельянов, Д. Л. Кондратюк, С. А. Краснова, К. И. Скловский, А. А. Чукреев, Л. В. Щенникова.

Однако и при специальной разработке понятия добросовестности ученые в большинстве случаев ограничивают свои исследования каким-либо отдельным аспектом или упускают в них значительное число существенных вопросов. Так, преимущественно в субъективном смысле данное понятие рассматривают В. А. Белов, Е. В. Богданов, С. А. Краснова, В. И. Емельянов, К. И. Скловский; преимущественно как принцип гражданского права – Д. Л. Кондратюк, А. А. Чукреев. Особого внимания заслуживает диссертационное исследование Т. Ю. Дроздовой «Добросовестность в российском гражданском праве», являющееся одной из последних специальных работ в указанной области. Данное исследование носит обобщающий характер, однако и в нем не получает рассмотрения значительное число случаев применения понятия добросовестности; добрая совесть в объективном смысле расценивается исключительно как принцип гражданского права; в рамках института приобретательной давности наблюдается смешение объективного и субъективного смыслов исследуемого понятия и т. д.

Кроме того, в российской науке гражданского права до настоящего времени не проводились исследования, направленные на анализ возможностей признания и использования в Российской Федерации зарубежных достижений в указанной области, а также на определение места российской концепции добросовестности в мировой юридической науке.

Наконец, недостаточной является разработка теоретического обоснования причин, целей и логики использования законодателем понятия добросовестности, а также полностью отсутствующей – разработка тех положений, которые не используют указанное понятие, но по сущности и целям отражают его содержание.

Актуальность и недостаточная разработанность понятия добросовестности в российском гражданском праве обусловили выбор темы, постановку цели и задач исследования.

Цель исследования. Целью диссертационного исследования является выработка концепции добросовестности в российском гражданском праве, охватывающей все случаи ее законодательного использования, теоретически обосновывающей причины, цели и логику такого использования и вписанной в процесс развития указанного понятия в мировой юридической науке.

Задачи исследования. Сформулированная цель предопределила необходимость решения следующих задач:

  • проследить эволюцию понятия добросовестности в российском дореволюционном праве, особенности его использования в советском праве, а также выявить основные подходы современной цивилистики в данной области;
  • исследовать зарождение, развитие и современное понимание добросовестности в зарубежном и международном праве, а также выявить в данных областях приемы и конструкции, использование которых приемлемо в российской юридической науке;
  • рассмотреть и теоретически обосновать причины, цели и логику законодательного использования добросовестности в субъективном смысле в случаях, как поименованных, так и не поименованных указанным понятием;
  • проанализировать законодательное использование добросовестности в объективном смысле; выявить случаи, не поименованные указанным понятием, но входящие в его содержание по своей сущности; теоретически обосновать причины, цели и логику использования добросовестности в таких случаях;
  • исследовать вопрос о содержании категории добросовестности, ее функциях и особенностях.

Объектом исследования являются общественные отношения, в которых проявляется действие понятия добросовестности.

Предметом исследования является понятие добросовестности в российском гражданском праве.

Методологическую основу исследования составили общенаучные диалектические методы познания, включая как предпосылочные принципы объективности, системности, историзма, так и поисковые принципы восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического. Наряду с общенаучными методами познания применялись частнонаучные методы: описательный, формально-логический, лингвистический, исторический, сравнительно-правовой.

Теоретическую основу исследования составили:

  • работы цивилистов дореволюционного периода: Е. В. Васьковского, Д. И. Мейера, С. А. Муромцева, И. Б. Новицкого, Л. И. Петражицкого, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, И. М. Тютрюмова, Г. Ф. Шершеневича.
  • работы цивилистов советского периода: М. М. Агаркова, С. Н. Братуся, В. П. Грибанова, М. В. Зимилевой, О. С. Иоффе, Н. С. Малеина, Г. А. Сверд-лыка, Б. Б. Черепахина, З. М. Шкундина.
  • работы цивилистов современного периода: М. В. Аверьяновой, Н. П. Асланян, Ю. С. Батчаева, В. А. Белова, И. В. Блохиной, Е. В. Богданова, М. Н. Бронниковой, Т. Ю. Дроздовой, В. И. Емельянова, Д. Л. Кондратюк, С. А. Красновой, О. А. Кузнецовой, В. В. Лапиной, М. А. Осташевского, А. В. Пашкова, А. П. Сергеева, К. И. Скловского, Ю. К. Толстого, А. А. Чукреева, Л. В. Щенниковой.

Теоретическую основу также составили работы философов и теоретиков права: Н. С. Бердяева, Л. А. Попова, В. С. Соловьева, М. Х. Хутыза, Ю. А. Шрейдера; юристов-международников: Г. К. Дмитриевой, Р. А. Каламкаряна, И. И. Лукашука, А. В. Поповой, О. И. Тиунова; ученых процессуалистов: О. В. Баулина, Н. А. Никиташиной, М. К. Треушникова; ученых филологов: А. А. Маленковой, М. М. Родина, Н. В. Сафоновой, Л. М. Шатиловой.

Кроме того, в качестве теоретической основы послужили работы зарубежных авторов, переведенные на русский язык: Я. Броунли, Г. Гегеля, Л. Оппенгейма, Ч. Санфилиппо, А. Фердросса и использованные на языке оригинала: H. Beale, F. Carsley, A. Farnsworth, R. Goode, M. Harper, O. Lando, V. Leblanc, P. Lerner, E. Mackaay, H. MacQueen, A. Monteiro, C. Muhl, C. Murdock, A. Musy, C. Poole, A. Rabello, S. Rush, C. Smith, W. Tetley, T. Weigand.

Нормативную основу исследования составили международные документы (конвенции, декларации, принципы, уставы); нормативно-правовые акты Российской Федерации; нормативно-правовые акты зарубежных стран (Германии, Грузии, Белоруссии, Италии, Казахстана, Канады, Латвии, Нидерландов, США, Франции); памятники права (Древней Индии, Древней Греции, Древнего Рима, Киевской Руси, Российской империи, РСФСР, СССР).

Эмпирическую основу исследования составили акты Конституционного суда РФ; акты Верховного суда РФ и Краснодарского краевого суда; акты Высшего арбитражного суда РФ, Федерального арбитражного суда Московского округа, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа; материалы судебной практики зарубежных стран (Великобритании (Шотландии), Италии, Канады (Квебека, Нова Скотии, Онтарио), США (Айовы, Аризоны, Массачусетса, Миссури, Нью-Йорка, Пенсильвании, Техаса)).

Научная новизна исследования предопределяется подходом к освещению избранной темы. Диссертационное исследование одним из первых предпринимает попытку построения единой согласованной концепции добросовестности с учетом ее многозначности в российском гражданском праве.

При этом впервые разработанная концепция охватывает все случаи законодательного использования указанного понятия, построена с учетом зарубежных достижений в избранной области и вписана в процесс развития доброй совести в мировой юриспруденции.

Впервые в науке гражданского права теоретически обосновываются причины, цели и логика использования понятия добросовестности законодателем, а также выявляются случаи, не поименованные указанным понятием, но по своей сущности входящие в его содержание.

Впервые в отечественной цивилистике выдвигаются предположения о существовании в российском гражданском праве института фактической ошибки, принципа «зонтичной» конструкции и источников «последней очереди».

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. В целях устранения существующей в российском гражданском праве многозначности понятия добросовестности предложено разграничить объективный и субъективный смыслы указанного понятия. Для доброй совести в субъективном смысле предложено сохранить термин «добросовестность», в силу философской и этимологической связи категории совести с понятием знания. Для доброй совести в объективном смысле предложено использовать термин «добропорядочность» как соответствующий в этимологическом и правовом аспектах смыслу, вкладываемому в указанное понятие в данном случае.
  2. Добросовестность в субъективном смысле предложено считать обозначением института фактической ошибки, устанавливаемой в российском гражданском праве при помощи фактического («не знал») и конструктивного («не должен был знать») стандартов и получающей защиту только в специально предусмотренных законом случаях (в вещном праве: в институтах виндикации, приобретательной давности, переработки).
  3. Обосновано существование в российском гражданском праве института фактической ошибки, получающей защиту в случаях, поименованных понятием добросовестности в субъективном смысле, и в случаях, не содержащих ссылок на указанное понятие, но непосредственно обозначенных при помощи фактического («не знал») и (или) конструктивного («не должен был знать») стандартов, а потому входящих в содержание данной идеи по своей сущности.
  4. Добросовестность в объективном смысле предложено именовать источником «последней очереди» и определять как соответствие совокупности принятых и поощряемых в обществе правил поведения, не доросших по силе до источников права, но привлекаемых в специально предусмотренных случаях в качестве дополнительного источника регулирования. В отличие от моральных постулатов, такие правила действуют только в сфере правоотношений и более устойчивы, в отличие от правовых предписаний, – приобретают значение регулятора общественных отношений только в предусмотренных законом случаях.
  5. В зависимости от степени сформированности правила добросовестности в объективном смысле обозначаются законодателем тремя способами: непосредственно понятием добросовестности (в институте аналогии права, в требованиях к руководителю юридического лица и др. – позволяет применять любые правила: от относительно подвижных до наиболее сформированных); понятием «обычных» условий (при указании на обычные сроки, расходы, использование и др. – предполагает средние по сформированности правила, но допускает применение и более сформированных); понятием «обычно предъявляемых требований» (к комплектности, порядку передачи и получения товара, осуществления платежа и др. – предполагает применение только наиболее сформированных правил, приобретших характер требований).
  6. Предложено признать добросовестность в российском гражданском праве принципом «зонтичной» конструкции, позволяющим через информационную функцию принципов обратить на добрую совесть внимание общества, через нормотворческую – законодателя, но получающим реализацию исключительно через установленные в законе положения, а потому не подвергающим опасности предсказуемость правовых решений. Обоснована важность признания добросовестности одним из начал российского частного права по причине ее проявления как в гносеологическом, так и в онтологическом аспектах, а также по причине ее существенного значения для формирования теории российского частного права.
  7. Предложено заменить обозначения «недобросовестная конкуренция» и «недобросовестная эмиссия» на формулировки «нарушение правил конкуренции» и «нарушение процедуры эмиссии», поскольку данные действия представляют собой правонарушения, и термин «недобросовестность» не несет в этом случае своей специфической нагрузки.
  8. Предложено исключить недобросовестную конкуренцию из общего запрета злоупотребления правом в п. 1 ст. 10 ГК РФ как запрещенную специальным законом в качестве состава злоупотребления правом в иных формах.

Практическая значимость исследования заключается в положительном влиянии единой согласованной концепции добросовестности на правотворческую и правоприменительную деятельность.

Предложения по совершенствованию современного законодательства могут быть непосредственно использованы в правотворческой деятельности. Так, помимо основных положений, выносимых на защиту, в работе были обоснованы предложения по совершенствованию ст. 6 ГК РФ посредством помещения обозначения «аналогия права» после требований добросовестности, разумности и справедливости; по совершенствованию ст. 234 ГК РФ посредством указания «добросовестно завладевшее, открыто и непрерывно владеющее»; по закреплению в самостоятельной статье ГК РФ презумпции добросовестности и разумности в следующей редакции: «В случаях, когда закон связывает с добросовестностью или разумностью какие-либо последствия, добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагаются» и др. Общая концепция доброй совести может оказаться полезной в смысле придания большей ясности и системности многим положениям гражданского права при создании новых норм и изменении существующих.

Решение частных вопросов, связанных с толкованием и пониманием добросовестности в многочисленных положениях гражданского законодательства (в частности, выводы о необходимости системного толкования понятия добросовестности в русле незнания в институтах виндикации, приобретательной давности и переработки; о целесообразности применения презумпции добросовестности во всех случаях, когда закон связывает с доброй совестью какие-либо последствия; о недопустимости признания добросовестности критерием злоупотребления правом), может оказать положительное влияние на правоприменительную практику, устранив существующую в настоящий момент в этой области непоследовательность. Теоретическое обоснование целей, причин и логики использования законодателем понятия добросовестности поможет преодолеть непонимание и недоверие к данной категории со стороны правоприменителей и общества.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.