авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Право на территориальное самоопределение как элемент конституционного статуса человека и гражданина в российской федерации

-- [ Страница 2 ] --
  1. Права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, выезд и возвращение граждан характеризуют в своей совокупности меру свободы лица в пространственно-географическом перемещении и избрании для себя такой социально-территориальной среды пребывания, которая в рамках его конкретных субъективных представлений, интересов и целей является наиболее оптимальной и комфортной для полноценной самореализации. Соответствующие права должны оцениваться в своем системном единстве в контексте самоопределения личности, что предполагает необходимость их соотнесения с такой юридической категорией, как «право на самоопределение».
  2. В юридической науке право на самоопределение традиционно рассматривается главным образом с позиции международного права и связывается с содержанием правового статуса такого субъекта, как народ (нация). Международное право не оперирует термином «территориальное самоопределение», но нормативное содержание права народа (а также иных социальных общностей) на самоопределение включает в себя, и территориальный аспект, поскольку народ политически самоопределяется всегда на какой-либо конкретной территории. Территориальная составляющая выступает необходимым элементом нормативного содержания права на самоопределение применительно к социальным общностям, что предполагает участие индивидов в принятии решений о коллективном самоопределении. Поэтому юридически допустимо считать, что территориальный аспект входит также и в состав субъективного права на самоопределение каждой конкретной личности.
  3. Автору представляется обоснованным понимание социально-юридической природы права на территориальное самоопределение на основе выявления в его содержании как коллективных, так и индивидуальных начал. Соответственно, возможно обоснование права на территориальное самоопределение как элемента конституционного статуса личности, что предполагает необходимость выявления места и роли данного права в общей системе конституционного регулирования правового положения человека и гражданина.
  4. В действующей Конституции РФ право на территориальное самоопределение формализовано в виде совокупности взаимосвязанных возможностей (конституционных правомочий). Объект этих конституционно-правовых возможностей един, и он сводится к социально-территориальной мобильности человека, территориальным перемещениям, выбору сферы территориально-пространственной самоидентификации и реализации свободы личности, определения территории постоянного или временного нахождения. Это позволяет объединить их в комплексное сложносоставное субъективное право на территориальное самоопределение, содержание которого составляют: право на свободу передвижения, право на выбор места пребывания, право на выбор места жительства, право на выезд, право на возвращение граждан РФ, а также временно и постоянно проживающих иностранных граждан при соблюдении последними требований внутреннего законодательства, установленных в соответствии с международными обязательствами государства. Право на возвращение признается не только за гражданами РФ, но и за временно и постоянно проживающими иностранными гражданами. Поэтому сложносоставное право на территориальное самоопределение предлагается именовать правом человека и гражданина.
  5. Правомочия, составляющие нормативное содержание права человека и гражданина на территориальное самоопределение, по их юридической природе относятся к категории личных прав и свобод, обладают всеми признаками данной группы прав, что позволяет квалифицировать и само право на территориальное самоопределение как личное; оно входит в самостоятельную подсистему, специфический блок в составе личных прав. К признакам этого права, как и иных личных прав относятся: субъективный, индивидуальный характер, наиболее высокий потенциал естественной свободы, прирожденный, неотъемлемый характер, связь с биологической природой человека.
  6. В силу естественной природы прав и свобод человека и уведомительного характера регистрационного учета граждан по месту пребывания и жительства данный институт не является условием реализации ни прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, ни других прав и свобод человека. Но анализ правовых актов и обязательный характер регистрации дает основания для вывода, что законодатель квалифицирует данный институт как необходимое условие реализации прав на выбор места пребывания и жительства. Указанный факт привел к появлению не связанного с регистрационным учетом понятия «место фактического проживания», которое не урегулировано федеральным законом. По мнению автора, введение данного термина в понятийный аппарат федерального закона нецелесообразно, так как не решает проблему двойственного характера регистрационного учета.
  7. По своему конституционному содержанию право на территориальное самоопределение исключает возможность применения разрешительного режима пребывания гражданина на территории, не имеющей публично обусловленного особого статуса, а также не связанного с применением административного воздействия и юридической ответственности принуждения гражданина к пребыванию в том или ином месте. С этих позиций следует критически оценить встречающуюся в научной литературе квалификацию прав, связанных с пространственным перемещением, как «свободу передвижения и поселения». Термин «поселение» берет свои истоки в истории советского периода, где под ним понималось принудительное водворение на жительство в отдаленном месте в наказание. В историческом контексте его значения термин «поселение» отрицает сущность не только прав на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства, но и выезда и возвращения и не имеет конституционного обоснования. Таким образом, указанный термин неадекватен юридическому существу права на территориальное самоопределение, а потому его использование не способствует повышению конституционно-правовой культуры аппарата публичной власти и может дезориентировать правоприменительную практику.
  8. Проживание по месту пребывания не всегда может быть связано с наличием жилого помещения, поэтому считаем необходимым внести изменения в абзац второй статьи 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и изложить его в следующей редакции: «место пребывания - гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, а также иное помещение, учреждение или организация, в которых гражданин Российской Федерации находится и (или) по адресу нахождения которых гражданин Российской Федерации подлежит постановке на учет в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ».
  9. Право человека и гражданина на территориальное самоопределение как и входящие в его состав правомочия являются важнейшими элементами конституционного статуса личности, осуществление которых обеспечивает реализацию других прав и свобод человека и гражданина. В силу того что проживание по месту пребывания может носить постоянный характер, предлагается ст. 9 Федерального закона от 15.августа 1996 г. «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» изложить в следующей редакции: «Для оформления паспорта гражданин Российской Федерации в заявлении установленного образца должен указать свои фамилию, имя, отчество (в том числе ранее имевшиеся), пол, дату и место рождения, место жительства или место пребывания…».
  10. Анализ правоприменительной деятельности общественных и государственных органов показал существование проблемы конкуренции уведомительных и разрешительных начал при реализации права человека и гражданина на территориальное самоопределение, что требует внесения изменений в законодательство. Согласно Федеральному закону от 18 июля 2006 г., по отношению к правам и свободам миграционный учет носит уведомительный характер, но его обязательная процедура и возможность административного наказания за нарушение правил миграционного учета в виде депортации придает этой норме разрешительный характер, что дает основания для ограничения реализации права на территориальное самоопределение решением судебных органов. По мнению автора, ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях следует дополнить уточнением, что в случаях рассмотрения в судах общей юрисдикции дел, связанных с отказом должностных лиц в регистрации по месту пребывания или жительства иностранного гражданина, депортация за нарушение правил миграционного учета может применяться только после вынесения решения суда о правомерности отказа.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что выводы и положения, сформулированные в процессе исследования, расширяют общетеоретические знания в области прав и свобод человека и гражданина; их исторического становления, международного и национального регулирования, понятия и содержания, механизмов реализации и защиты.

Кроме того, введение в научный оборот определения «право человека и гражданина на территориальное самоопределение» позволяет сформулировать новый понятийный аппарат, который может послужить важным методологическим ориентиром при сущностной характеристике прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, выезда и беспрепятственного возвращения граждан как составляющих комплексное право человека и гражданина на территориальное самоопределение.

Практическая значимость работы определяется тем, что полученные в ходе исследования выводы могут быть применены в правотворческой деятельности органов государственной власти при разработке нормативных правовых актов, регламентирующих реализацию права на территориальное самоопределение.

Материалы диссертационного исследования могут также найти применение при преподавании конституционного права, и спецкурсов, изучающих права и свободы человека и гражданина.

Представляет практический интерес и проведенное в диссертации исследование проблем реализации и механизмов защиты прав на территориальное самоопределение, в рамках которого была изучена практика деятельности Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, в частности, Краснодарского краевого суда, деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае, полномочия органов прокуратуры.

Апробация результатов исследования

По теме диссертационного исследования опубликовано 7 работ. Основные положения докладывались на заседаниях кафедры конституционного и муниципального права Кубанского государственного университета. Ряд выводов используется в процессе преподавания учебных курсов «Конституционное право Российской Федерации», «Права человека», «Конституционный контроль в Российской Федерации». Материалы диссертации докладывались на научно–практических конференциях и семинарах: Всероссийской научно-практической конференции «Модернизация российской государственности начала XXI столетия» (Ростов-на-Дону, 22-23 октября 2004 г.); Международной научно-практической конференции «Современное российской общество: актуальные проблемы борьбы с преступностью» (Нальчик, 7 мая 2007).

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованных нормативных актов, судебной практики и научных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, обозначаются объект, предмет, цели, научная новизна и формулируются выносимые на защиту основные положения.

Глава 1. Конституционная концепция права человека и гражданина на территориальное самоопределение.

В первом параграфе анализируются признаки прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, беспрепятственное возвращение граждан и свободный выезд как личных права человека. Раскрываются их естественный, прирожденный, неотчуждаемый характер. Данные правовые возможности рассмотрены как субъективные права, реализация которых зависит исключительно от волеизъявления субъекта, причем возникают они не только из конкретных правоотношений, но и из общих. Отмечено, что в содержании исследуемой группы прав содержаться и индивидуальные и коллективные начала, но превалируют, как и во всех личных правах, индивидуальное. Неприкосновенность прав на свободу передвижения не носит абсолютного характера: оно может быть ограничено в интересах государства, но только на основании закона или решения суда. Помимо Конституции РФ исследуемые права регулируют и другие отрасли публично-правового блока: административное право, уголовное, уголовно-процессуальное право.

В науке конституционного права исследуемые права рассматриваются 1) как группа прав в системе личных прав, либо 2) как отдельное право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства и права на свободный выезд и возвращение граждан, либо 3) как сложносоставное право, где все правовые возможности, урегулированные ст. 27 Конституции РФ, объединяются под общем понятием «право на свободу передвижения». Подобные различия в точках зрения на содержание и понятие исследуемых прав позволяют осуществить те или иные аспекты анализа.

Автором анализируются понятие и содержание прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства как однородного блока прав, выявлен общий для них объект - возможность использования социального блага, связанного с двигательной активностью человека, с осуществляемыми им территориальными перемещениями большего или меньшего пространственного диапазона и выбором территории постоянного или временного проживания. Это позволило объединить исследуемые права в единое сложносоставное комплексное право на территориальное самоопределение, занимающее самостоятельное положение в системе личных прав и выступающее как важнейший элемент конституционного статуса личности.

Под правом человека и гражданина на территориальное самоопределение как комплексного личного права понимается конституционно закрепленная и гарантированная государством возможность человека, законно находящегося на территории страны, беспрепятственно перемещаться и выбирать место своего постоянного или временного проживания, оставлять пределы страны и возможность беспрепятственно вернуться в страну своей гражданской принадлежности.

Содержание права человека и гражданина на территориальное самоопределение составляют пять самостоятельных и одновременно взаимосвязанных правовых возможностей: 1) право на свободу передвижения; 2) право на свободу выбора места жительства; 3) право на свободу выбора места пребывания; 4) право на свободный выезд; 5) право на беспрепятственное возвращение граждан.

В связи с уточнением понятийного аппарата, в диссертации отмечается, что в юридических энциклопедических словарях используется термин «свобода передвижения и поселения». Ни в международных правовых актах, ни в российском законодательстве этот термин более не используется. По мнению автора, его применение в юридической литературе необоснованно, так как термин «поселение» кроме первого значения - населенный пункт, а также вообще место, где кто–нибудь живет, обитает- имеет и второе значение, как принудительное водворение на жительство в отдаленном месте в наказание за что – нибудь. Второе значение указанного термина отрицает естественный характер прав на свободу передвижения и выбор места жительства. И хотя составители юридических словарей используют термин «свобода поселения», это не уменьшает противоречивости данного понятия.

Во втором параграфе проведен сравнительный анализ регламентации правомочий права на территориальное самоопределение в международных правовых актах и внутригосударственных, в результате которого автор пришел к выводу, что их формулировки в Конституции РФ 1993 г. отличны от соответствующих положений международных документов. Но по основному содержанию они идентичны, и предоставляют каждому возможность свободно перемещаться по территории страны, выбирать место проживания, покидать пределы страны и возможность гражданину вернуться на территорию страны своей гражданской принадлежности.

Вместе с тем, в диссертации отмечено, что право на выбор места пребывания не имеет аналога в международном праве. По мнению автора, закрепление данного права в Основном законе России - результат исторического развития прав на передвижение. Отказаться от него в данное время не возможно, но, вероятно, в процессе становления правового государства оно эволюционирует.

В третьем параграфе рассмотрена история становления прав на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, свободный выезд и беспрепятственное возвращение граждан. В силу того что конституционно-правовая регламентация данных прав в России впервые была закреплена только в начале XX в., а в советский период отсутствовала, их развитие можно проследить только через призму ограничений. Анализ российского законодательства со времен Русской Правды позволил автору сделать вывод, что становление правомочий права на территориальное самоопределение прошло ряд этапов: а) период до царствования Петра I, когда ограничением исследуемых прав являлись экономические обязанности населения; б) период установления абсолютной монархии с царствования Петра I, характеризующийся ограничением правомочий права на территориальное самоопределение паспортной системой; в) период становления буржуазных отношений в России, признания прав на передвижение на законодательном уровне; г) советский период, когда ограничение исследуемых прав было вызвано тоталитарным режимом, как средство контроля за населением; д) период построения демократического государства, признания прав и свобод на основе принципов естественного права и возможности их ограничения только на основании закона в соответствии с общепризнанными международными стандартами.

Глава 2. Конституционное обеспечение права человека и гражданина на территориальное самоопределение в Российской Федерации.

В параграфе первом данной главы рассмотрен механизм реализации права на территориальное самоопределение граждан РФ и вынужденных переселенцев.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.