авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Общеправовой принцип социальной справедливости и его реализация в современном уголовном праве россии (теоретико-правовые аспекты)

-- [ Страница 3 ] --

– характеризующие наказание по форме как меру, применяемую к преступнику: направленность на личность преступника и соразмерность наказания характеру и степени общественной опасности преступления, личности виновного и об­стоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание, правильное применение уголовного законодательства.

– характеризующие наказание по сути как процесс: достоверность, полнота и объективность данных, на основе которых принимаются решения по делу, приоритет обеспечения право­вого смысла мер воздействия, включаемых в систему наказания, направленность системы наказания на восстановление справедливости, избрание одного масштаба оценки мер воздействия, применяемых к осужденному, согласительная процедура принятия решений, возможность изменения меры наказания.

9. Основной целью наказания, которая могла бы обеспечить эффективную реализацию функций наказания в обществе, обеспечивая при этом согласование различающихся целей отдельных мер наказания, может выступать идея восстановления социальной справедливости, воплощение которой предполагается в конкретных общественных отношениях.

Следует выделять несколько аспектов цели уголовного наказания с позиций категории социальной справедливости:

– наказание не может полностью восстановить все нарушенные преступлением блага;

– предметом суждений о социальной справедливости всегда выступают реальные социальные явления, воплощающие в себе ценности и имеющие динамический характер.

10. Закрепленная в части 2 ст. 43 УК РФ редакция целей наказания имеет недостаток: цель предупреждения преступлений сформулирована как «предупреждения совершения новых преступлений». Но преступления, которые уже совершены или совершаются, как, например, длящиеся, невозможно с помощью наказания предотвратить и «сделать несуществующими», ибо они уже существуют. Поэтому употребление слова «новых» излишне.

11. Теоретический анализ проблемы и изучение судебной практики позволяет изложить часть 2 ст. 43 Уголовного кодекса РФ в новой редакции: «Наказание применяется с целью восстановления справедливости, т.е. для приведения общественных отношений, возникших в результате реакции на совершенное преступление и непосредственно связанных с ним, к нравственно одобряемому состоянию, когда реализовано наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, возмещен вред».

Апробация результатов исследования. Основные положения и теоретические выводы диссертации докладывались на межвузовских, общероссийских и международных конференциях, в частности: «Российское право в период социальных реформ» (г. Нижний Новгород, 26 ноября 2004 г.); «Актуальные проблемы правовой реформы в России» (г. Калининград, 23 апреля 2005 г.); «Новое уголовное законодательство России: взаимодействие правоохранительных органов и неправительственных организаций в борьбе с торговлей людьми» (г. Санкт-Петербург, 2 февраля 2005 г.); «Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений» (г. Москва, 28 апреля 2005 г.); на всероссийском научно-практическом семинаре «Состояние и перспективы современной уголовной политики России» (г. Саратов, 25 апреля 2006 г.); на теоретическом семинаре по актуальным проблемам уголовного права «Российское уголовное законодательство в системе национального и международного правопорядка» (г. Москва, 11 мая 2006 г.).

Результаты исследования апробированы при обсуждении диссертации на совместном заседании кафедр государственного управления и правового обеспечения управленческой деятельности МИУ МГИМО(У) МИД России. По теме исследования сделан ряд публикаций в ведущих научно-периодических изданиях, где отражены основные выводы и положения диссертационного исследования.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных на четырнадцать параграфов, заключения, приложения, списка использованной литературы и нормативных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих в себя четырнадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи диссертационного исследования, его методологическая и источниковая основа, показывается научная новизна основных положений, выносимых на защиту, и их научно-практическое значение.

Первая глава диссертации «Философско-этическая и правовая природа социальной справедливости» посвящена историческому обзору и современному пониманию понятия «социальная справедливость», его месту и роли в системе принципов права.

В первом параграфе первой главы «Историко-теоретический обзор понятия справедливости. Классификация концепций справедливости XX века» сделан вывод о том, что справедливость является формой общественного сознания, выявляющей такое соотношение между действиями, событиями в государстве, при котором обеспечивается наилучшее сосуществование индивидов (социальных групп), реализация их возможностей и в соответствии с которым каждому воздается должное за его поступки в виде наступления тех или иных последствий.

С позиций принципа социальной справедливости в обществе оцениваются: характер господствующей власти и идеологии, законодательство и правовая доктрина, общественный и правовой порядок, внутренняя и внешняя политика, поступки государственных деятелей и партий, действия целых наций, народов, стран, а также отношения между личностью и обществом.

Необходимость определения термина «восстановление социальной справедливости», который использован для формулирования одной из целей уголовного наказания, вызывает проблемы, без разрешения которых невозможно уяснить не только те признаки, которые его образуют и тем самым выступают некоторыми критериями, но и его значение в целом для системы уголовного наказания. Должна быть разрешена проблема установления сущности справедливости на фоне большого многообразия мнений, здесь же лежит ответ на вопрос об определении социальной справедливости; необходимо установить понятие восстановления справедливости в уголовно-правовом преломлении и его содержание. Основное значение термина «восстановление социальной справедливости» составляет категория справедливости, и рассмотрение ее сущности имеет ключевое значение для всей темы исследования.

Понимание и осознание справедливости, точнее осознание ее потребности, в обществе начало складываться несколько позже, с развитием государственно-правовых и социально-экономических институтов. Понимание справедливости в ее первородном значении формировалось с требованием неизбежного и жестокого (по заслугам) наказания за нарушение обычаев. Развертывание власти еще на родовом этапе было решающей социальной детерминантой первых идей о справедливости, первоначально связанных образно-мифологическими представлениями.

Философы Древней Греции пытались выяснить источники справедливости – «от Бога», «от природы» или от человеческого установления? Гераклит Эфесский не только сформулировал принцип всеобщего изменения как закон действительности, но и впервые подошел к пониманию относительности человеческих оценок, вкусов и представлений. Кажущиеся противоположностями полезное и вредное, красивое и безобразное, по Гераклиту, изменчивы и переходят друг в друга в зависимости от условий и обстоятельств. В частности, Гераклит рассматривал справедливость как идеальный мировой порядок, «божественный логос», которому подчинены и люди, и боги. Однако «для бога все прекрасно, хорошо и справедливо, а люди одно считают несправедливым, а другое – справедливым»10.

Во втором параграфе первой главы «Феномен понятия и понимания справедливости в России: историческая ретроспектива» делается вывод о том, что специфика понимания справедливости, свойственная русской философской мысли, характеризует связь последней с понятиями правды и истины. Специфика подобного подхода, с одной стороны, позволяет выявить новые грани понятия «справедливость», а с другой – расширить понимание этого понятия до степени размывания его границ, что может негативно отразиться на разработке в рамках российской действительности собственного учения о справедливости.

Попытка ученых дореволюционной России связать знание и веру, стремление к пониманию истинного бытия мира без нарушения его целостности привела к появлению в российском философском дискурсе такого понятия, как «правда». Русский человек больше ищет не истину, а правду, которую осмысливает то религиозно, то морально, то социально.

Русской философской мысли XIX – начала ХХ вв. свойствен своеобразный подход к пониманию справедливости, который ярко характеризует связь последней с понятиями правды, истины, а также их производными (вера, любовь, справедливое общество, истинная свобода и др.). Оригинальные идеи и концепции справедливости были выдвинуты в русской социальной науке дореволюционного периода. Если в западной науке прошлого века обращение к вопросу о справедливости характерно для политической экономии, философии и этики, то российская общественная мысль конца XIX в. использовала понятие справедливости в разрешении гносеологических проблем. Священник В. 3еньковский, автор «Истории русской философии» (а вслед за ним философ Н.О. Лосский) отмечал, что в развитии русской философии этика играет особенно большую роль, а «русские мыслители… даже занимаясь областями философии, далекими от этики, как правило, не упускали из поля зрения связь между предметами их исследований и этическими проблемами»11. Концепт правды-справедливости – важная составляющая идеала цельного познания12, иными словами, познания как органического всеобъемлющего единства, занимающего значительное место в русской религиозной философии, начиная с И.В. Киреевского, А.С. Хомякова и В.С. Соловьева.

В качестве гносеологического базиса концепции Н.А. Михайловского, как отмечает Б.А. Кистяковский, зачастую выступает «нравственное долженствование», категории возможности и невозможности. Справедливость, в отличие от необходимости, не является категорией познания, это категория оценки. Безусловную уверенность в осуществлении того или иного шага общественного развития сообщает, по идее Б.А. Кистяковского, только нравственное чутье и вера в то, что «стремление к наиболее справедливому социальному строю присуще всякому и общеобязательно для всякого»13. Экономический материализм, по его мнению, также основан на подобной вере. Итак, конечная стадия всякого социального процесса, по представлению Б.А. Кистяковского, «является всегда одинаково результатом как естественного хода необходимо обусловленных явлений, так и присущего людям стремления к осуществлению справедливости»14.

Основателем и самым крупным представителем философии всеединства, оказавшей серьезное влияние на российскую общественную науку XIX – начала ХХ вв., особенно на таких ее представителей, как Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков и В.С. Соловьев. Справедливость, по мнению В.С. Соловьева, есть форма любви и может быть достигнута только при свободном единении общества. Степень же подчинения человека обществу должна соответствовать степени подчинения самого общества нравственному добру. В.С. Соловьев писал, что общество представляет собой дополненную или расширенную личность, а личность – сжатое или сосредоточенное общество, и связывал задачу индивидуального совершенства с процессом всемирного единения: только общество, по его мнению, может стать полным осуществлением нравственности.

В советской этической, философской и правовой литературе справедливость характеризуется как многогранное и сложное явление. Категория справедливости тесно связана с моралью. Тем не менее, справедливость не ограничена лишь правовой сферой, поскольку применяется к оценке экономической, социальной и политической действительности и так или иначе выражается в праве. Коммунистическая трактовка справедливости в публицистической редакции такова: «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Социализм, будучи первой фазой коммунистического общества, как считалось, еще не может установить справедливость в полном объеме в сфере распределения, поскольку при данном условии развития производственных сил он (социализм) должен распределять блага в основном по труду, в зависимости от его количества и качества.

В третьем параграфе первой главы «Основные современные подходы к понятию социальной справедливости» делается вывод о том, что социальная справедливость – это не просто показатель соотношения, «соизмерения» явлений, она представляет собой «разумную», «правильную» пропорцию и в качестве таковой выступает как мотивационный двигатель человеческих поступков. Причем она может служить оценочным критерием не только того, что уже имеет или имело место, но и того, что еще наступит. Однако справедливость не просто представление о должном.

Социальная справедливость как один из основных принципов нравственности, регулирующих совокупность общественных отношений обменного и распределительного типа, сообщающий человеку права и обязанности, представляет собой, на взгляд диссертанта, одно из самых диалогичных, интенционально наполненных понятий общественно-политической практики, полифоничную, постоянно становящуюся идею совершенства общественных отношений, которая призвана лежать в основе государственной политики, принимаемых законодателем законов и разрешения возникающих споров (конфликтов).

Правоприменение как одна из важнейших форм реализации пра­ва имеет своей непосредственной задачей обеспечение реального действия норм посредством издания специальных индивидуальных актов применения права, призванных наделять граждан и иных лиц, субъек­тивными правами и юридическими обязанностями, привлекать лиц, виновных в совершении правонарушений, к юридической ответствен­ности, а также разрешать конфликты между участниками правовых отношений. И если правоприменительная деятельность компетентных органов, государства и должностных лиц является несовершенной, широкое распространение в ней имеют такие негативные явления, как бюрократизм, волокита, коррупция, недостаточный профессиональный уровень работников, то об эффективной деятельности норм права мож­но говорить только в порядке пожелания на будущее. Действие даже самых эффективных норм права будет напрочь заблокировано неэф­фективной деятельностью правоприменительных органов и должнос­тных лиц.

В четвертом параграфе первой главы «Социальная справедливость и равенство: соотношение понятий» речь идет о том, что социальная справедливость и равенство не являются взаимоисключающими понятиями, их требования во многом совпадают. Социальная справедливость содержит в себе диалектическое сочетание элементов равенства и неравенства, а диалектика ее развития состоит в том, что происходит сближение противоположностей: смягчаются наиболее жесткие формы социального неравенства и создаются условия для более полного проявления личностного (индивидуального) неравенства людей.

Анализ приведенных в данном параграфе формул социальной справедливости позволяет утверждать, что для достижения справедливого результата распределения необходимо несколько критериев.

Можно выделить следующие составляющие общеправового принципа социальной справедливости, реализация которых способствует достижению целей устойчивого развития в их социальном и юридическом понимании:

– систематическое снижение неравенства стартовых позиций в целях создания условий для реализации принципа равенства возможностей;

– предотвращение чрезмерного имущественного расслоения и обнищания масс, что обеспечит каждого гарантированным минимумом ресурсов жизнедеятельности;

– регулирование распределительных процессов через государственный бюджет, систему налогов, социальных программ;

– принятие специальных мер, поддерживающих баланс между конкурирующими интересами индивидов, социальными группами и обществом. Определение и реализации более справедливых способов распределения доходов и богатств должно продолжаться;

— законодательное определение стартовых возможностей субъектов права.

Многовековая история человеческого общества убедительно по­казала, что уровень развития права не может быть выше экономичес­кого и культурного уровней развития общества. Это положение озна­чает, что право может закреплять различные способы распределения И потребления произведенных материальных и духовных благ. Одна­ко все такие способы оказываются реальными и выполнимыми в той мере, в какой реально учитывают экономическое положение страны. С помощью права нельзя распределять блага, которые общество вслед­ствие неразвитости промышленности, строительной индустрии, инф­раструктуры не производит и не в состоянии произвести.

Согласно принципу равных возможностей люди, обладающие одинаковым уровнем таланта и способностей, затрачивающие равные усилия, обладают аналогичными перспективами успеха в данной сфере устремлений (семейное происхождение, пол и национальность не будут становиться препятствиями на пути к успеху). Для того чтобы эти факторы не предоставляли никаких преимуществ, общество вынуждено вводить высокие налоги на наследство, обеспечивать широкую систему общественного образования, принимать антидискриминационные законы.

Одна из характерных черт XX в. – нарастание неравенства в распределении общественного богатства, увеличение разрыва между богатыми и бедными, порождающего психологическую и социально-политическую напряженность. Дальнейшее углубление социальных противоречий представляет серьезную угрозу стабильности и безопасности общества и государства. Как пишет В.В. Мантатов, «для предотвращения коллапса и перехода к устойчивому (сбалансированному) развитию необходимо изживание потребительской психологии, преодоление социального расслоения и социального неравенства»15.

В пятом параграфе первой главы «Общеправовой принцип социальной справедливости в системе принципов российского права» сделан вывод о том, что принцип социальной справедливости – один из основополагающих принципов российского уголовного права. Все уголовно-правовые институ­ты, начиная от понятия и задач уголовного законодательства и заканчивая ст. 360 УК РФ, предусматривающей ответственность за «нападение на лиц и учреждения, пользующиеся международной защитой», пронизаны идеей принципа справедливости.

Для выполнения уголовно-правовых задач устанавливаются принципы уго­ловной ответственности. Принцип справедливости, закрепленный в ст. 6 УК РФ, направлен на защиту прав лица, совершившего преступление, чтобы назначенное ему наказание было справедливым.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.