авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Идеологическое многообразие как институт российского конституционного права

-- [ Страница 2 ] --
  1. В дореволюционной науке государственного права были заложены концептуальные основы современного понимания места конституционно-правовых институтов в системе отрасли конституционного права. Выявлено, что развитие научных представлений на сей счет напрямую зависимо от накопления теоретического знания о предмете отрасли, степени формально-догматической разработанности отдельных государственно-правовых институтов, а также связано с распространением исторической, догматической и сравнительно-правовой методологии в науке государственного права.
  2. Представления о системе отрасли конституционного права эволюционируют по институциональному пути. Только тогда, когда исследовательское внимание начинают привлекать отдельные конституционно-правовые институты, происходят качественные изменения в теоретических представлениях о системе отрасли. Это закономерно выражается в отрицании учеными привязанности (производности) системы отрасли к системе закона (конституции), приобретении проблемой системы отрасли относительно самостоятельного научного статуса.
  3. Система отрасли конституционного права является явлением относительным. Она относительна не по отношению к предмету отрасли, а по отношению к установленным и теоретически обоснованным взаимным связям между конституционно-правовыми институтами. При этом под конституционно-правовым институтом необходимо понимать систему норм конституционного права, выделенную в относительно самостоятельную институциональную общность на основе единой юридической конструкции по предметным и методологическим критериям.
  4. Установление предмета конституционно-правового регулирования в сфере идеологического многообразия напрямую связано с определением используемого законодателем в ч.1 ст. 13 Конституции РФ понятия «идеологическое многообразие». Под идеологическим многообразием предлагается понимать состояние общественной жизни, основанное на признании за личностью идеологической свободы и неприкосновенности, и представляющее собой равную конкуренцию идеологических концепций в обществе. При этом под состоянием следует понимать определенного качества уклад социальной жизни, порядок установления социальных связей, и отношений в сфере духовного воспроизводства. Под сферой же духовного воспроизводства понимается система общественных отношений, складывающихся между субъектами в результате реализации ими собственных идеологических концепций в ходе взаимного общения. Реализация может выражаться в поиске точек идейного соприкосновения, установления компромисса либо же наоборот – установления конкурентной борьбы между соответствующими концепциями. Качественной характеристикой такого состояния является идеологическая свобода (автономия) субъектов отношений, признание за их индивидуальными идеологическими концепциями независимости от воли третьих лиц. Принципиально в данном случае то, что внутренняя идеологическая свобода лица является исходной посылкой для установления возможности его общения с другими идеологически автономными лицами, а равно, признание невозможности вмешательства в идеологическую свободу лица со стороны других субъектов. Это состояние, наконец, является состоянием равной конкуренции, открытого диалога разнообразных идеологических концепций и их социальных носителей.
  5. Отношения идеологического многообразия складываются в политической, экономической, религиозной и социокультурной сферах общественной жизни. Они характеризуются качествами единства и комплексности. Единство проявляется в выделении по ряду общих признаков рода отношений в сфере идеологического плюрализма и, как следствие, родового феномена идеологического многообразия. Комплексность отношений проистекает из необходимости их дифференциации на отдельные виды сообразно сферам общественной жизни, в которых они имеют место. На данном основании выделяются различные виды идеологического плюрализма – политический, экономический, религиозный и социокультурный плюрализм, именуемые частными случаями идеологического многообразия.
  6. Отношения идеологического многообразия составляют исключительный предмет конституционно-правового регулирования, поскольку непосредственно либо опосредованно связаны с отношениями в сфере осуществления публичной власти и составляют одну из основ конституционного строя России.
  7. Отношения идеологического многообразия регулируются дозволительными приемами и способами. При этом дозволительное конституционно-правовое регулирование данных отношений во-первых, - юридически опосредует объективно сложившиеся общественные связи, отражая при этом их сущность, заключающуюся в идеологической свободе субъектов и свободной конкуренции идеологий в обществе и государстве. Во-вторых, - дозволительность регулирования идеологической свободы подчинена целям императивного регулирования властеотношений, основанных на конституционной, правовой и демократической государственности в России. В этом смысле, дозволительный метод регулирования не имеет самостоятельного распространения в конституционном праве и используется законодателем лишь постольку, поскольку инструментально необходим для реализации императивных конституционно-правовых предписаний.
  8. Специфика применения дозволительной методологии к отношениям идеологического многообразия в аспекте ее функционального предназначения позволяет их разграничить на две группы: во-первых, отношения, возникающие в связи с охраной идеологической свободы и неприкосновенности всякого субъекта конституционного права; во-вторых, отношения, возникающие в связи с реализацией субъектом собственной идеологической свободы вовне. Данное разграничение проводится по критериям специфики правонаделения, объема диспозитивности (абсолютной или относительной), признания или непризнания за субъектами правовой инициативы в установлении, изменении и прекращении соответствующих отношений.
  9. Понятие идеологической свободы как объективного правового явления, правового состояния общества и государства с точки зрения субъективного конституционного права представляет собой не что иное, как субъективное право на идеологический плюрализм. Данное право является содержанием всякого конституционно-правового отношения, возникающего на основе ч.1 ст.13 Конституции РФ. Связано это с тем, что реализация конституционного принципа невозможна вне правоотношения, содержанием которого являются права и обязанности. Конституционное право на идеологический плюрализм есть, таким образом, первичная субъективно-правовая форма реализации идеологической свободы субъекта и основное право, которым наделяются субъекты отношений в данной сфере.
  10. Содержание конституционного права на идеологическое многообразие распадается на два правомочия: первое – право на негативную идеологическую свободу, второе – право на позитивную реализацию собственной идеологической свободы в отношениях с иными лицами всеми законными способами. При этом право на негативную идеологическую свободу является универсальным по форме реализации применительно ко всем областям общественных отношений и составляет содержание абсолютного конституционно-правового отношения. Второе же правомочие с точки зрения формы подлежит дифференциации. Конституционное законодательство закрепляет открытый перечень таких форм, к коим относятся, в том числе, свободное волеизъявление, объединение, обращение, публичные мероприятия, разнообразные формы участия в управлении делами государства и местного самоуправления. В данном праве, как и в самом понятии идеологического многообразия, органически сочетаются единство и дифференциация его элементов.
  11. Конституционно-правовые ограничения права на идеологическое многообразия касаются исключительно второго правомочия – позитивной реализации идеологической свободы вовне. При этом необходимо различать две группы таких ограничений: первую составляют общие ограничения, распространяющиеся на все сферы и формы реализации данного правомочия и касающиеся всех субъектов, вторую - специальные, касающиеся отдельных форм реализации правомочия или специальных субъектов.
  12. Конструктивные элементы конституционного права на идеологическое многообразие – правомочия, корреспондирующие им обязанности и правовые ограничения и запреты, в той части, в которой они являются едиными для всех частных случаев идеологического многообразия, образуют необходимые и достаточные элементы юридической конструкции всего конституционно-правового института идеологического многообразия. Весь глубокий смысл теоретического исследования конструкции права на идеологическое многообразие, а не описания отдельных, на первый взгляд, мало связанных между собой прав и свобод личности, установления единства данной конструкции заключается в том, что она пронизывает все сферы общественных отношений, в которых присутствует идеологический плюрализм. Такое субъективное право выполняет функцию «скелета» для организации нормативного материала всего конституционно-правового института, обусловливает институциональное единство разрозненных и разнопорядковых нормативных предписаний. Практическое назначение конструкции права на идеологическое многообразие заключается в том, что она образует некоторую идеальную модель построения юридических связей между субъектами отношений в сфере идеологического многообразия. Данная модель может быть использована как в правотворческой деятельности, в процессе дальнейшего развития законодательства, регулирующего данные отношения, так и в процессе юридического разбора тех или иных правовых ситуаций.
  13. Комплексность отношений в сфере идеологического многообразия со всей необходимостью предопределяет сложносоставную природу конституционно-правового института идеологического многообразия. Специфичная широта предмета регулирования, наличие помимо рода отношений их отдельных видов, соответствующая им дифференциации приемов и способов регулирования обусловливают необходимость выделения обособленных в рамках института структурных элементов – подинститутов. На этом основании различаются подинституты политического многообразия, экономического многообразия, религиозного многообразия и социокультурного многообразия.
  14. Под конституционно-правовым институтом идеологического многообразия предлагается понимать систему норм конституционного права, регулирующих отношения идеологической свободы и ее реализации в политической, экономической, религиозной и социокультурной сферах, выделенную в относительно самостоятельную институциональную общность на основе единой юридической конструкции ч. 1 ст. 13 Конституции РФ по предметному и методологическому критериям.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что оно представляет собой первую в отечественном конституционном праве полноценную научную разработку проблем институционализации идеологического многообразия. Содержащиеся в работе теоретические положения и выводы будут способствовать дальнейшему развитию научных знаний о понятии и содержании категории «идеологическое многообразие», конституционно-правовых приемах и способах регулирования общественных отношений в данной сфере, системных взаимосвязях конституционно-правовых норм, регулирующих данные отношения, и многих других вопросах. Настоящее диссертационное исследование послужит также хорошим основанием для продолжения научных изысканий в рамках теории системы отрасли конституционного права.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что содержащиеся в ней выводы и заключения могут быть напрямую использованы в правотворческой практике органов государственной власти Российской Федерации в части дальнейшего развития конституционного законодательства. Непосредственное значение имеют сделанные выводы и для правоприменения, поскольку реализация конституционно-правовых норм возможна исключительно в их институциональном смысле, попытка к выявлению которого предпринята в диссертации. Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в научной работе и в процессе преподавания в высших учебных заведениях куса «Конституционное право Российской Федерации».

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации диссертанта изложены в опубликованных научных работах общим объемом 7 п.л.

Положения диссертации используются автором в процессе преподавания курса «Конституционное право Российской Федерации» в Российской академии правосудия. Материалы и выводы по теме исследования многократно излагались и обсуждались на международных, всероссийских и межрегиональных конференциях, научных семинарах и круглых столах в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Саратове, Самаре, Барнауле, Томске, Тамбове и других городах России. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры конституционного права Российской академии правосудия.

Структура и объем диссертации определяются предметом исследования, поставленными целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационного исследования, устанавливаются его объект и предмет, обозначаются цели и задачи, методологические, теоретические, правовые и эмпирические основы, раскрывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, а также дается характеристика его теоретическому и практическому значению и формам апробации результатов.

Глава первая «Проблемы институциональной системы отрасли конституционного права» посвящена исследованию системы отрасли конституционного права, выявлению критериев дифференциации и интеграции конституционно-правовых норм в институты, установлению понятия, признаков, теоретического и практического значения конституционно-правовых институтов. В данной главе определяются теоретические и методологические основания, определяющие правомерность постановки самой темы исследования.

В первом параграфе «Обоснование историко-теоретического подхода в исследовании системы отрасли конституционного права; проблемы системы отрасли в дореволюционном государственном праве» подвергаются исследованию теоретико-методологические основания учения о системе отрасли конституционного права и конституционно-правовых институтах. К их числу относятся: объективный характер отрасли конституционного права, ее системы и конституционно-правовых институтов, их диалектическая взаимосвязь и следующая из этого невозможность научного исследования в отрыве друг от друга, феноменологическое единство отрасли конституционного права и ее системы, необходимость историко-теоретического исследования данных явлений.

Как феномен система отрасли государственного права возникла вместе с самой отраслью в рамках дореволюционного государственного права. Научное ее осмысление протекало в течение нескольких десятилетий, сообразно ходу развития знания об отрасли по пути уточнения ее предмета и разграничения с другими публично-правовыми нормативными образованиями. Понятие системы отрасли так и не нашло своей теоретической объективации в категориальном аппарате дореволюционной науки, что однако не препятствовало концептуальному исследованию самой теории системы. Иными словами, накопление государственно-правового знания шло по индуктивному пути, в соответствии с логикой исследования частных отделов государственного права.

Изначально феномен системы отрасли мыслился сквозь призму ее теоретической объективации в системе науки, для которой отрасль была непосредственным предметом. В этом смысле дореволюционные авторы придерживались идеи известного концептуального содержательного тождества феноменов системы отрасли и системы науки: только то, что и как регулируется государственным правом, подлежит научному изучению. Система отрасли «рождалась», объективировалась в системе науки, посредством которой она изучалась. Такой подход был продиктован практическими устремлениями государствоведов тех лет и по большому счету отвечал их прохладному отношению к излишней теоретизации. Формально о системе отрасли начал вести речь только проф. А.Д. Градовский, но опять же не отрицая, а, скорее, поддерживая ее содержательное единство с системой науки государственного права.

Логика развития дореволюционной государственно-правовой мысли наглядно демонстрирует эволюцию понимания системы отрасли от предметного к институциональному. Дело в том, что со времен К.О. Дюгамеля и до проф. А.Д. Градовского систематизация государственно-правовых норм проводилась сообразно решению вопроса о предмете отрасли, к коему традиционно относили отношения государственного устройства и государственного управления. Градовский, формально восприняв идею деления государственного права на эти два отдела, рассмотрел их как явления институциональные, образующиеся в результате группировки государственно-правовых норм вокруг выявленной им центральной нормы-принципа – суть общего правила. Таким образом, система отрасли начала мыслиться не как форма распределения нормативного массива по предметному признаку, а как логика взаимных связей нормативных предписаний, определяющая их интеграцию в правовые общности, составляющие структуру отрасли. Именно профессором А.Д. Градовским было выведено и теоретически обосновано понятие государственно-правового института.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.