авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Критерии образования самостоятельных отраслей в системе российского права

-- [ Страница 3 ] --

Первый параграф «Эволюция воззрений на систему права и критерии отраслеобразования в дореволюционном российском правоведении» посвящен относительно малоизученному периоду развития отечественных представлений о системе права и критериях отраслеобразования.

По мнению диссертанта, истоки представлений о системе права, об отрасли права, о критериях деления права на отрасли следует искать задолго до первой советской дискуссии, которая не только дала старт новому этапу в осмыслении системы права, но и аккумулировала многие идеи, существовавшие прежде, развивавшиеся, в том числе, дореволюционными учеными-правоведами. Идеи о внутренней дифференциации права, наличии в нем отдельных частей, объединенных в систему, само понятие «система права» появляются с момента зарождения отечественной правовой школы (вторая половина XVIII века).

Например, «систематический курс русскаго права» читался первым русским профессором права С.Е. Десницким (ок. 1740-1789). Один из его учеников, З.А. Горюшкин (1748-1821), в книге «Руководство к познанию российскаго законоискусства» делил право на божественное, человеческое и право животных. «Подразделениями» права человеческого являлись у него право естественное и право общественное. В свою очередь, право общественное включало в себя право домашнее, соседское, селений, уездное, городское, губерний, государственное и народное. Здесь мы видим пример системы права, выстроенной не по критерию предмета правового регулирования, а по территориальному критерию. В генерал-прокурорском Наказе Екатерины II мы встречаем следующее деление, проведенное самой Императрицей: 1) право божественное; 2) право церковное; 3) право естественное; 4) право народное; 5) право государственное общее; 6) право государственное особенное; 7) право завоевания; 8) право гражданское; 9) наконец, право домашнее, или семейское.

Более приближенные к современным представления о системе права можно обнаружить в правоведении XIX в. По мнению диссертанта, применительно к указанному периоду уже можно говорить о прообразе современной конструкции отраслевого деления права. В частности, задолго до советских дискуссий о системе права дореволюционные ученые выделяли такие его составные части, как государственное право, гражданское право и уголовное право, а также ряд других правовых образований, в современном понимании представляющих собой отрасль, подотрасль или институт права (например, административное право, финансовое право).

При этом использовавшиеся термины «государственное право», «гражданское право», «уголовное право», «полицейское право» (прообраз современного административного права) и т.д., по мнению диссертанта, обозначали не только научную дисциплину, но и реальную систему норм, объективно сложившуюся и выделившуюся в самостоятельную общность из единой системы права. Название учебника отражало, в том числе, наименование отрасли, являющейся предметом изучения.

Несмотря на то, что в данный период использовались различные термины, такие как «области права», «сферы права», «секторы права» и т.д., в научных исследованиях получает распространение также термин «отрасль права». Встречаются идеи о том, что основанием для деления права на внутренние составляющие являются регулируемые общественные отношения12.

Возникали в дореволюционном правоведении и дискуссии о предмете той или иной отрасли права. Например, одной из таких дискуссий было обсуждение предмета гражданского права. В частности, предлагались различные варианты ответов на вопросы о необходимости включения в его предмет семейных отношений, торговых отношений (или же о необходимости выделения самостоятельного торгового права).

Отдельными исследователями предлагались собственные, довольно развитые концепции деления права на отрасли, в которых обосновывалось не только деление права на публичное и частное, но также деление публичного и частного права в свою очередь на отрасли права (Л.А. Цветаев, Н.К. Ренненкампф, Г.Ф. Шершеневич)13.

Кроме того, уже в дореволюционный период (Н.К. Ренненкампфом) высказывалась идея о динамичности системы права, изменении ее отраслевого состава с течением времени14.

Таким образом, достижения отечественной науки права дореволюционного периода заложили фундамент для будущих исследований в области системы права. Именно здесь кроются истоки многих идей, которые затем в более четкой научной форме и на более высоком теоретическом уровне будут осмыслены в советский период. Дореволюционный период, его творческие искания, его научные открытия не могут быть отброшены, их учет необходим для более полного познания путей развития отечественной научной мысли, истории построения системы права, формирования самостоятельных отраслей российского права.

Второй параграф «Дискуссии о системе советского права: становление идеи о предмете и методе правового регулирования как основных критериях отраслеобразования» продолжает исследование истории воззрений на систему права и критерии отраслеобразования в отечественной правовой науке. При этом подчеркивается, что на многие из возникающих сегодня вопросов советским правоведением уже были даны аргументированные ответы, предложены концепции и модели, доказавшие свою жизнеспособность десятилетиями практики. В связи с этим изучение советских дискуссий о системе права представляет сегодня особый интерес.

На основе анализа научной литературы первых десятилетий советской власти диссертант делает вывод о том, что отдельными представителями советской науки взгляды на систему права и критерии его деления на отрасли развивались еще до начала первой официальной дискуссии по данному вопросу. Например, довольно оригинальная концепция системы права на основе теории относительности А. Эйнштейна была создана и изложена в печати в 1924 году С. Котляревским. Одной из наиболее заметных стала так называемая «лоскутная» теория М.А. Рейснера. По его мнению, в советской России имелось три права, которые действовали одновременно: пролетарское, крестьянское и буржуазное. Ю. Мазуренко считал, что система права состоит из политико-организационного, хозяйственного и культурного права. Также довольно известными были построения П.И. Стучки – теория так называемого двухсекторного права (хозяйственно-административного и административного), согласно которой хозяйственно-административное право должно регулировать отношения внутри социалистического сектора, основанного на подчиненности и плановости, а гражданское право – отношения частных собственников между собой и, отчасти, междусекторные отношения.

Далее диссертант подробно анализирует воззрения участников советских дискуссий о системе права, развернувшихся на страницах журнала «Советское государство и право» в 1938-1940 гг. и в 1956-1958 гг. (в том числе воззрения А.Я. Вышинского, М. Аржанова, Я. Миколенко, С. Студеникина, Д. Генкина, Е. Ровинского, Н. Казанцева, М. Агаркова, С.Н. Братуся и других ученых), в ходе которых была осуществлена концептуализация идей о предмете правового регулирования (первая дискуссия) и методе правового регулирования (вторая дискуссия) как основных критериях деления права на отрасли.

В третьем параграфе «Воззрения на систему права и критерии ее отраслевой дифференциации в правоведении стран романо-германской правовой семьи» представлен компаративистский аспект диссертационного исследования.

При этом область исследования сознательно ограничена рамками изучения правоведения стран романо-германской правой семьи, поскольку именно с этими странами у России традиционно сложились наиболее тесные научные связи, наибольшее сходство наблюдается в научном понятийно-категориальном аппарате (включая понятия «система права» и «отрасль права»), в круге исследуемых теоретико-правовых проблем. Кроме того, именно для правоведения этих стран характерно большее внимание к проблемам системы права, нежели в странах иных правовых семей15.

Диссертант предлагает собственную периодизацию истории воззрений на систему права и критерии ее отраслевой дифференциации в правоведении стран романо-германской правовой семьи16. В рамках данной периодизации рассмотрены воззрения ряда зарубежных авторов, представляющие интерес для темы диссертационного исследования.

Например, французский исследователь Донелл (Hugo Donellius, Hugues Doneau, 1527-1591) считал, что «по своему содержанию все предписания права определяют или что есть наше, или как мы его приобретаем. Поэтому систематическое изложение права естественно распадается на две части: cognition juris nostril et ejus juris obtinendi ratio»17. Другой французский исследователь, Альтуазий, в 1617 году разделил всю систему права на общую (membra) и особенную (species) части. При этом под «членами» права Альтуазий разумеет negotium symbyotikum, т.е. жизненные отношения, служащие фактической подкладкой права, и «jus», т.е. юридический элемент в собственном смысле слова18. Таким образом, по сути, обращалось внимание на предмет правового регулирования как критерий деления права.

В 1667 году в брошюре «Nova methodus discendae docendaeque jurisprudentiae» Лейбниц выступил с предложением реформ в преподавании и изучении права, причем основная цель его предложений состояла в том, чтобы придать юриспруденции более научный и систематический характер. Лейбниц потребовал строго логической системы изложения права, в которой отдельные понятия нашли бы свою естественную связь («naturalissima rerum ex sefluentium connexio» - «в высшей степени естественную связь вещей, которые сами по себе текучи»)19. Как следствие распространения подобных идей, в конце XVIII века в Геттингене открываются систематические курсы пандект (Вальдека, Мейстера, Зейденштикера, Тукермана), которые в дальнейшем повсюду получают преобладание. Одними из наиболее видных представителей направления, которое получило название «систематики» или «системники», являлись также Гуго и Пюттер.

Довольно интересны воззрения такого известного представителя исторической школы, как Г.-Ф. Пухта. В частности, по его мнению «под правом разумеется юридическое предписание, юридическое положение или совокупность таковых. Эти юридические положения, образующие право народа, группируются в известные массы, смотря по отношениям, которые они определяют»20. Таким образом, «группировка» норм права осуществляется в концепции Г.-Ф. Пухты согласно общественным отношениям, «определяемым» этими нормами, т.е., по сути, в качестве критерия предлагается предмет правового регулирования.

Зарубежными учеными предлагались также собственные концепции отраслевого строения права. Например, Г. Еллинек выделял в публичном праве такие отрасли, как международное, государственное, административное, судебное, уголовное и процессуальное право21. При этом ученый, по сути, отрицал наличие четких критериев отраслеобразования, поскольку полагал, что «при тесной внутренней связи всех функций государства представляется невозможным провести разграничение публично-правовых дисциплин по формальным категориям»22.

Среди современных концепций системы права следует особенно отметить довольно популярную за рубежом автопоэтическую теорию права немецкого социолога и юриста Николаса Лумана (1927-1999). В рамках данной теории право рассматривается как самовоспроизводящаяся система (автопоэтика в праве), основным системообразующим элементом в которой, по аналогии с обществом и другими самовоспроизводящимися системами, является коммуникация, понимаемая как процесс взаимодействия элементов с использованием различных механизмов передачи информации23.

Наконец, особого внимания заслуживает тот факт, что системные исследования, продолжающие традиции советского правоведения, ведутся в странах СНГ. Например, современными белорусскими учеными развиваются советские представления об объективном характере системы права. В частности, Е.Н. Сильченко (Гродненский государственный университет имени Янки Купалы) подчеркивает, что «в основе существования норм права и их системы на, так сказать, генетическом уровне, лежат объективные факторы. После того, как законодатель под воздействием всего множества внешних объективных факторов сформулирует норму права, она преобразовывается в самостоятельную, внешнюю для законодателя реальность, вписывается в систему себе подобных правил поведения, структурных частей на основании присущих ей внешних и внутренних объективных качеств (параметров)»24. С.В. Божко (Национальная академия наук Беларуси) исследует проблематику комплексных отраслей права25 и т.д.

В целом диссертант делает вывод о том, что в правоведении стран романо-германской правовой семьи имеются вполне развитые представления о системе права, достаточно стройная конструкция отраслей права, обладающая сходными чертами с нашей системой отраслей. Вместе с тем, идея об объективном характере системы права осталась во многом чуждой зарубежному правоведению. Система права рассматривалась и рассматривается за рубежом, в первую очередь, как классификация права. Таким образом, обоснование объективного характера системы права и формулирование объективных критериев образования отраслей права – это заслуга, прежде всего, советского правоведения, а также основанного на ее традициях современного правоведения России и стран постсоветского пространства.

Заключительная третья глава диссертации «Современные положения юридической науки о критериях деления российского права на самостоятельные отрасли и перспективы совершенствования концепции критериев отраслеобразования» посвящена анализу современного состояния проблемы и предложению возможных путей ее решения.

В первом параграфе главы «Современные представления о критериях деления российского права на самостоятельные отрасли» обобщены представления о критериях отраслеобразования различных современных авторов, предлагающих те или иные «новые» отрасли права, такие как административно-деликтное процессуальное право; банковское право; военное право; государственная гражданская служба как отрасль права; гражданское исполнительное право; жилищное право; избирательное право; инвестиционное право; информационное право; корпоративное право; медицинское право; нотариальное право; образовательное право; потребительское право; право Интернета; право устойчивого развития; прокурорское надзорно-охранительное право; профсоюзное право; регистрационное право; рекламное право; служебное право; транспортное право; трудовое процедурно-процессуальное право; физкультурно-спортивное право; ювенальное право и т.д.

При этом анализируются такие критерии отраслеобразования, используемые современными авторами, как предмет правового регулирования, метод правового регулирования, источники права, наличие кодифицированного нормативного правового акта, принципы права, функции права, субъекты права, юридическая ответственность, аналогия с иными, признанными отраслями права. Диссертант делает вывод о том, что перечисленные критерии, за исключением первых двух, являются довольно субъективными, их использование во многом зависит от усмотрения того или иного автора, данным критериям с равным успехом может отвечать не только отрасль права, но и подотрасль права, и даже институт права.

Например, есть кодексы, принятые на уровне подотраслей права (лесное, водное, воздушное право). Собственная система принципов права может быть выявлена не только у отрасли права, но также и у подотрасли права, института права и даже подинститута права (например, принцип равенства кандидатов при проведении предвыборной агитации в таком подинституте избирательного права, как информационное обеспечение выборов). Высокая значимость наблюдается не только у отдельной отрасли права – такой значимостью, по мнению диссертанта, обладает и все право в целом, и каждая его отдельная норма и т.д.

Таким образом, применение субъективных критериев отраслеобразования позволяет доказать самостоятельный статус практически любого правового образования, что и приводит к столь большому количеству «новых» отраслей права, обосновываемых в современном российском правоведении. Следовательно, по-прежнему актуальным остается поиск объективных критериев отраслеобразования.

В заключительном параграфе диссертации «Теоретическая модель образования самостоятельной отрасли права и критерий дивергенции системных связей» диссертант предлагает собственную концепцию объективного критерия отраслеобразования, который может быть использован наряду с традиционными предметом и методом правового регулирования.

По мнению диссертанта, таким объективным критерием, в рамках которого учитываются объективные процессы образования самостоятельной отрасли права с точки зрения системного подхода, является критерий дивергенции системных связей (расхождения, размежевания системных связей внутри «материнской» отрасли права, в результате чего нормы «дочерней» отрасли права обособляются в самостоятельную отрасль).

Диссертант подчеркивает, что право представляет собой систему норм, подчиняющуюся общим законам построения и развития систем. Одной из закономерностей существования любой системы является следующая: каждая система состоит из элементов, между которыми существуют системные связи. По мнению диссертанта, именно от силы, интенсивности системных связей зависит группировка элементов системы, в том числе образование в ней иерархических подуровней. Если системные связи между какой-то частью элементов системы более интенсивны по сравнению с иными элементами системы, то в системе образуется внутрисистемная общность, подсистема. Так формируется иерархия систем, внутрисистемная дифференциация.

Иными словами, можно сделать следующий вывод: группировка норм права на внутрисистемные общности (институты, подотрасли, отрасли) зависит от характера системных связей между группами норм. В случае, если системные связи между нормами права являются довольно тесными, образуется внутрисистемное единство, подсистема права. Если же системные связи института с другими институтами «материнской» отрасли права значительно ослабли, то данный институт, возможно, уже достиг в своем развитии статуса самостоятельной отрасли права.

Диссертант предлагает следующий способ проверки степени интенсивности системных связей: вывод о наличии сильных системных связей между нормами права можно сделать в том случае, если при изменении одной нормы права (А) другая норма права (Б) также не может существовать без изменений, либо существует общий принцип права (АБ), изменение которого влечет изменение и одной нормы права (А) и другой нормы права (Б), то между нормами А и Б существуют интенсивные системные связи. Для подобного принципа проверки предлагается использовать термин «принцип корреспондирующих системных изменений».

В Заключении подведены основные итоги проведенного исследования и обозначены перспективы применения положений диссертации в научных исследованиях.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах автора:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.