авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Критерии образования самостоятельных отраслей в системе российского права

-- [ Страница 2 ] --

4. Первые представления о системе права и критериях деления права на отрасли появляются уже в дореволюционном российском правоведении, в связи с чем истоки представлений о системе российского права необходимо искать задолго до первых советских дискуссий. В частности, понятия «система права», «отрасль права», «предмет правового регулирования» были известны отечественному правоведению примерно со второй половины XVIII в.; наряду с делением права на публичное и частное уже в дореволюционный период прослеживается довольно четкое деление права на более дробные правовые образования («отрасли», «ветви», «отделы»), за которыми впоследствии закрепляется термин «отрасль права»; проводятся дискуссии о предмете отдельных отраслей права и их разграничении (например, о разграничении гражданского права и торгового права); довольно рано в качестве критерия разделения права на внутренние составные части начинает рассматриваться вид (или «круг») регулируемых общественных отношений. Кроме того, уже в дореволюционный период высказывается идея о динамичности системы права, изменении ее отраслевого состава с течением времени (Н.К. Ренненкампф).

5. Несмотря на то, что дискуссии о системе права и критериях деления права на самостоятельные отрасли стали своего рода «визитной карточкой» советского, а позднее российского правоведения, в зарубежной правовой науке данной проблематике также уделяется внимание (особенно в странах романо-германской правовой семьи и на постсоветском пространстве). Развитие воззрений на систему права и критерии отраслеобразования в странах романо-германской правовой семьи прошло следующие основные этапы: 1) рецепция римского права и господство естественно-правовой доктрины (Средние века - конец XVIII века) – восприятие правом стран романо-германской правовой семьи таких качеств римского права, как упорядоченность, гармоничность, единство в дифференциации, т.е. всего того, что укладывается в рамки греческого понятия «система»; 2) господство исторической школы права (конец XVIII – первая половина XIX века), в рамках которой начинает уделяться внимание объективным закономерностям развития системы права, появляется школа «систематики» или «системники» среди юристов (Гуго, Пюттер), приобретают популярность систематические курсы пандект (Вальдек, Мейстер, Зейденштикер, Тукерман); 3) становление юридического позитивизма (вторая половина XIX – начало XX века), в рамках которого продолжается изучение объективных закономерностей развития системы права, происходит становление важнейших отраслей права, по сей день составляющих «каркас» системы права многих зарубежных стран; 4) расцвет нормативизма и появление иных современных концепций системы права (XX – начало XXI вв.) - одним из наиболее ярких явлений на данном этапе стало появление системно-правовой школы «автопоэтики» или «автопоэзиса» в праве («самовоспроизводящейся» системы права) немецкого социолога и юриста Николаса Лумана, получившей признание в зарубежной правовой науке.

6. Модель образования самостоятельной отрасли права представляет собой совокупность отдельных этапов, которые проходит отрасль права в своем становлении, и включает в себя следующие основные этапы: 1) формирование новой сферы общественных отношений либо интенсификация развития уже имеющейся сферы (формирование самостоятельного предмета правового регулирования); 2) принятие новых нормативных правовых актов, необходимость чего закономерно вызывается формированием указанного самостоятельного предмета правового регулирования (формирование самостоятельной отрасли законодательства); 3) особенности регулируемых общественных отношений рождают потребность в использовании особых, наиболее эффективных именно для них методов правового регулирования; 4) развитие и упрочнение системных связей между группой норм права и как следствие – выделение метанорм (правовые определения, принципы права), общей части, внутренней иерархической структуры отрасли (институтов права, подинститутов права); 5) в результате накопления указанных выше изменений происходит диалектический скачок, переход количественных изменений в качественные – дивергенция (расхождение, размежевание) системных связей «дочерней» отрасли права с «материнской»; иными словами, происходит формирование самостоятельной отрасли права. Далее следуют два этапа, которые условно можно обозначить как «пост-системные»: 6) формирование самостоятельной отрасли науки и учебной дисциплины; 7) концептуализация идеи о самостоятельном характере данной отрасли права в правовой науке.

7. С точки зрения объективных процессов системогенеза в праве и предложенной модели формирования самостоятельной отрасли права в качестве дополнительного критерия отраслеобразования наряду с традиционными предметом и методом правового регулирования необходимо использовать критерий дивергенции системных связей. Именно от интенсивности системных связей между нормами права зависит группировка элементов системы права на различные подсистемы, в том числе самостоятельные отрасли права. Определить степень интенсивности системных связей позволяет принцип корреспондирующих системных изменений: если при изменении одной нормы права (А) другая норма права (Б) также не может существовать без изменений, либо существует общий принцип права (АБ), изменение которого влечет изменение и одной нормы права (А) и другой нормы права (Б), то между нормами А и Б существуют интенсивные системные связи.

Апробация результатов исследования осуществлялась путем опубликования ряда статей, в которых отражены основные положения диссертации. Результаты исследования учитывались автором в его практической деятельности, а также нашли применение при проведении лекционных и семинарских занятий в рамках курсов «Теория государства и права», «История политических и правовых учений», «Введение в специальность», «Муниципальное право» и «Таможенное право» (педагогическая практика в МГЮА имени О.Е. Кутафина, преподавательская деятельность в негосударственном частном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московская академия образования Натальи Нестеровой»). Основные результаты диссертации докладывались и обсуждались на различных научных мероприятиях, в том числе в ходе конференций «Традиции и новации в системе современного российского права» (МГЮА имени О.Е. Кутафина, 2009 год, 2010 год, 2011 год), «Система права в Российской Федерации: проблемы теории и практики» (V международная научная конференция 19-20 апреля 2010 г., Российская академия правосудия), «Право и суд в современном мире» (Российская академия правосудия, 2010 г.), «Актуальные проблемы современного права в научных исследованиях молодых ученых юристов» (научно-практическая конференция аспирантов и соискателей, посвященная 40-летию Министерства юстиции Российской Федерации, Москва, 4 июня 2010 года, Российская правовая академия Минюста России), на других научных мероприятиях.

Диссертация обсуждена и одобрена на кафедре теории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Структура диссертации обусловлена логикой научного исследования (от общего к частному), и отражает основные аспекты разрабатываемой темы (общетеоретический аспект с применением основных положение общей теории систем в первой главе, исторический и компаративистский блок во второй главе, анализ современного состояния проблемы и пути ее решения в третьей главе). Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, списка нормативных правовых источников и использованной литературы, а также приложения, в котором помещена таблица с перечнем «новых» отраслей права и научных работ, в которых содержится их концептуализация.

Содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, указываются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются его методологическая, теоретическая, нормативная и экономическая основы, научная новизна, а также теоретическая и практическая значимость. Во Введении также изложены положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации результатов исследования и о структуре работы.

Первая глава «Концептуальные основы исследования процессов отраслеобразования в системе российского права» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Система», «структура» и «элемент» как основные категории общей теории систем и их применение в общей теории права» проведено комплексное научное исследование указанных категорий. Анализируя категорию «система», диссертант сопоставляет две основные точки зрения представителей общей теории систем (ОТС): 1) каждый существующий объект есть объект-система и 2) не любая совокупность объектов является системой, а только та, в которой комплекс, получившийся в результате объединения первоначальных элементов, получает новые (аддитивные, интегративные) свойства и черты, не присущие таким элементам по отдельности. В диссертации приводятся собственные аргументы диссертанта в пользу второго подхода.

Далее отмечается, что в ОТС под структурой принято понимать внутреннюю организацию целостной системы, представляющую собой специфический способ взаимосвязи, взаимодействия образующих ее компонентов, качественно определенный, относительно устойчивый порядок внутренних связей между элементами системы. Таким образом, категория «структуры» отражает внутреннюю характеристику объекта, являющегося системой.

Наконец, под элементом, как правило, понимается компонент системы, далее неразложимый при данном способе ее рассмотрения.

Диссертант отмечает, что в современной правовой науке сложилось понимание системы права и структуры права, несколько расходящееся с принятым в ОТС. Суть различий в том, что в ОТС «система» рассматривается как сам объект, а «структура» - как характеристика этого объекта. Между тем, в отечественном правоведении исторически термин «система» употреблялся, наоборот, в значении «структура», т.е. как обозначение внутреннего распределения элементов на группы. Таким образом, зачастую термин «система» определяется через термин «структура», и по сути эти понятия оказываются приравненными друг к другу10.

По мнению диссертанта, понятие «система» в российской юриспруденции употребляется в двух основных значениях: а) «система» как качественная характеристика объекта, обозначающая, что данный конкретный объект есть система по своей сущности (например, «правовая система», «политическая система»); б) «система» как синоним термина «структура», т.е. для обозначения внутреннего строения, указания на то, что несколько объектов составляют систему (например, «система права», «система органов государственной власти»).

Таким образом, возможно, с точки зрения четкости употребляемых понятий, следовало бы отказаться от понятия «система права», заменив его на понятие «структура права», что больше соответствовало бы утвердившемуся в общей теории систем взгляду на соотношение понятий «система» и «структура». Однако, по мнению диссертанта, словосочетание «система права» является настолько привычным для отечественной юриспруденции, что замена его на логически более верное понятие «структура права» (т.е. «структура права как системы») в настоящее время является неоправданной и может привести к еще большей терминологической путанице.

Вместо этого диссертант предлагает отказаться от определения системы права через термин «структура права» и формулирует следующее собственное определение системы права: система права – совокупность общеобязательных правил поведения, объединенных единым интегративным свойством регулирования общественных отношений и внутренней структурой права, а также формально воплощенных в системе законодательства11.

В данном определении подчеркивается, что система права представляет собой разновидность совокупности норм права, но не любую совокупность, а только такую, которая обладает единым интегративным свойством – способностью регулировать общественные отношения в целом, во всем их многообразии. При этом структура права – это внутреннее качество данной системы, а не сама система.

Наконец, относительно применения категории «элемент» диссертант отмечает следующее. Принято считать, что элемент – категория, в которой мыслится далее неделимая частица вещи при данном способе ее рассмотрения. При этом норма права, которую традиционно считают элементом права, не является далее неделимой, поскольку сама, в свою очередь, состоит из гипотезы, диспозиции и санкции. Однако гипотеза, диспозиция и санкция – элементы не системы права, а системы нормы права. Элементами же системы права являются именно нормы права.

Во втором параграфе «Объективное» и «субъективное» в системе права и критериях отраслеобразования» диссертант сопоставляет два противоположных подхода к системе права – а) объективность системы права (основной подход современного российского правоведения) и б) система права как «систематика», субъективная научная конструкция, классификация норм права (Г.Ф. Шершеневич, Е.Б. Пашуканис, А.Я. Вышинский, М.А. Аржанов, В. Кнапп, В.К. Райхер, А.В. Мицкевич и другие авторы). При этом отмечается, что, казалось бы, лежащий на поверхности положительный ответ на вопрос о том, является ли система права объективной, наталкивается на следующее противоречие: разными учеными предлагаются совершенно различные перечни отраслей права.

По мнению диссертанта, вопрос об объективности системы права может быть решен, исходя из следующих предпосылок. Прежде всего, проблема неконтролируемой инфляции правовой материи, возрастание центробежных стремлений в праве, своеобразная правовая энтропия – явления довольно опасные для российской системы права, ее целостности и практической функциональности. В связи с этим не следует рассматривать систему права как классификацию норм, поскольку такой взгляд предполагает некоторую гипертрофированность субъективного фактора, а значит, простор для вольных трактовок системы права и перечня ее отраслей.

Кроме того, объективность системы права следует из самой природы права и механизма правотворчества. Норма права, принимаемая субъектом нормотворчества, не может быть хаотично помещена в массив уже имеющихся норм, она неизбежно согласовывается с ними, а также тематически увязывается с определенной группой других норм права. Таким образом, происходит объективное разделение норм права на группы по своеобразному принципу «центров притяжения» - новая норма занимает строго отведенное ей в структуре права место, иначе она не сможет функционировать. Например, норма, касающаяся порядка формирования Конституционного Суда Российской Федерации, занимает место рядом с другими нормами конституционного права, поскольку ее связывают с ними объективно существующие логически оправданные системные связи. Данная норма не может быть помещена в состав норм, скажем, экологического права, при всем желании законодателя, и в этом проявляется предел, который сама природа системы права устанавливает различным субъективным факторам, таким, как усмотрение нормотворца.

Диссертант делает следующий общий вывод: система права характеризуется объективностью ее бытия и структурного строения, в то время как научное отражение системы права в трудах различных ученых (то, что зачастую называлось «классификацией» или «систематикой») – явление субъективное.

Соответственно, критерии отраслеобразования также имеют два уровня правового бытия: им присуща известная объективность, являющаяся следствием объективности самой системы права, деления ее на отрасли, и в то же время они имеют субъективный аспект, выполняя роль методологических инструментов для ученого-исследователя, при помощи которых он стремится познать объективную систему права.

В третьем параграфе «Понятие критериев отраслеобразования, их теоретическое и практическое значение» диссертант предлагает определения основных понятий, используемых им для разработки концепции критериев отраслеобразования.

В частности, для обозначения критериев образования самостоятельных отраслей в системе российского права диссертант предлагает использовать более краткий термин «критерии отраслеобразования», под которыми предлагается понимать признаки, свойства, наличие которых позволяет сделать вывод о том, что данное правовое образование (институт, подотрасль и т.д.) достигло в своем развитии статуса самостоятельной отрасли в системе права.

При этом диссертантом используется термин «правовое образование», который предлагается применять для обозначения любой группы норм права, обладающей единством и системностью, будь то подинститут, институт, подотрасль или отрасль права. По мнению диссертанта, использование такого общего термина является целесообразным при описании структурного деления права на компоненты, поскольку данный термин отражает то общее, что присуще любому такому компоненту вне зависимости от его иерархического положения в структуре.

В целях более точного описания процессов отраслеобразования диссертант предлагает еще два термина – «материнская» отрасль права и «дочерняя» отрасль права. Под «материнской» отраслью права предлагается понимать отрасль российского права, в рамках которой исторически возникло и развивалось то или иное правовое образование (институт права, подотрасль права), претендующее на статус самостоятельной отрасли права или уже выделившееся в таковую. Например, гражданское право является «материнской» отраслью права для семейного права, конституционное – для муниципального, судебное право явилось «материнской» отраслью для гражданского процессуального права и для уголовно-процессуального права и т.д. Соответственно, «дочерняя» отрасль права – это отрасль права, нормы которой изначально формировались и развивались в рамках иной отрасли права, и из которой она выделилась впоследствии в ходе закономерного исторического развития.

При этом, несмотря на то, что предлагаемые диссертантом термины «материнская» и «дочерняя» отрасль права являются несколько «вольными», в целом они не выходят за рамки сложившейся в правоведении традиции употребления некоторых обиходных слов (например, в терминах «правовая семья», «романо-германская правовая семья», «дочернее общество», «дочернее предприятие» и т.д.).

Анализируя значение критериев отраслеобразования, диссертант отмечает, что только теоретико-правовым аспектом указанное значение не исчерпывается, поскольку данные критерии могут оказывать непосредственное влияние также на развитие отраслевых юридических наук, а через них – и на практику юриспруденции.

Вторая глава «Эволюция воззрений на систему права и критерии отраслеобразования в России и за рубежом» состоит из трех параграфов и включает исторический и компаративистский аспекты диссертационного исследования.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.