авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Учредители (участники) хозяйственного общества и их правовой интерес в процессе несостоятельности (банкротства) (теоретико-методологические основания)

-- [ Страница 2 ] --

В свете исторического развития показаны преимущества коллективного образования перед непосредственным участием физического лица в хозяйственном обороте. Юридические лица в римском праве не достигли полного расцвета, однако потенциал искусственного субъекта права там, где возможности физического лица были ограничены, продемонстрирован. Фридрих Карл фон Савиньи, считая юридическое лицо искусственным субъектом, подчеркивал, что дееспособны исключительно органы юридического лица, состоящие из людей. Бирлинг указывал на то, что рассмотрение фикции по отношению к корпорации проводится с позиции совокупности индивидуально-определенных, постоянно меняющихся людей, принимаемых за единый субъект, а значит, можно утверждать, – с точки зрения участников.

Рассматривая отношения между корпорацией в целом и ее органами, отождествляя ее волю с решениями входящих в члены ее органов субъектов, данное корпоративное образование можно признать фикцией. В настоящее время понятие «фикция» разграничивается на обыденное понимание и на правопонимание. В праве «фикция» есть прием юридической техники. Многие ученые также считают юридическое лицо приемом юридической техники. Подобный подход достаточно интересен, он, как представляется, может служить связующим звеном между абстрактным юридическим лицом в понимании теории фикции и юридическим лицом как субъектом права теории реальности. Противопоставляются взгляды приверженцев «теории фикции» воззрениям сторонников «реализма» в праве, где юридическое лицо признается самостоятельным субъектом права. Определены сущность и содержание взаимосвязи «учредители – юридическое лицо», дана правовая характеристика новообразованного правового явления, показаны моменты взаимодействия двух теорий – фикции и реальности действующим гражданским законодательством. Сформулирована позиция об отсутствии необходимости их противопоставления, в том числе обоснованная российским законодательным подходом. Идеальное функционирование юридического лица предусматривает единые интересы его участников.

В параграфе втором – «Категория интереса учредителей на стадии создания хозяйственного общества» – определяется дефиниция «интерес учредителей» на стадии создания хозяйственного общества; дается правовая оценка интересу учредителя в динамике его развития; сформулировано определение категории «интерес учредителя (участника)» в процессе создания, функционирования и прекращения хозяйственного общества.

Дефиниция «интерес» не является исключительным понятием правовой науки и рассматривается во взаимосвязи со смежными дисциплинами (социологией, философией, юридической конфликтологией). Социология и философия стали гносеологической базой активно развивающейся в настоящее время правовой теории интереса. Р. Иеринг возвел интерес в ранг лидирующей правовой категории, от его работ идет отсчет интереса в юриспруденции, в которой он признается детерминантом, движущей силой, содержанием и основной целью права. Оценивается вклад современных ученых, таких как А.И. Курбатов, А.В. Малько, С.В. Михайлов, И.В. Першина, В.В. Субочев и других авторов, изучающих категорию интереса.

Выделено наличие интересов следующих правовых групп, примыкающих к юридическому лицу. Это само юридическое лицо – потенциальный должник, органы юридического лица, учредители (участники) юридического лица, работники юридического лица.

Рассмотрен правовой интерес учредителей хозяйственного общества и его трансформация в процессе создания организации. На основании решения Конституционного суда РФ1

3 констатируем, что деятельность акционеров относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности и не является предпринимательской. Делается вывод, что интерес и есть тот самый двигатель, побуждающий учредителей к созданию юридического лица. Деятельность по учреждению юридического лица есть потребность самоутверждения его учредителей, некое правовое творчество, завершающееся возникновением эффективно функционирующего хозяйственного общества с целью получения учредителями (участниками) имущественных выгод.

В момент государственной регистрации государство легитимирует нового участника гражданских правоотношений – хозяйственное общество, отводя личностям его учредителей «вторые роли». Их воля отныне может быть опосредована исключительным участием в органах созданной ими организации. Однако в экстраординарной ситуации, например, в преддверии и в процессе несостоятельности учредители (участники) вновь могут становиться самодостаточными и независимыми субъектами права, консолидируясь в группу, противостоящую гипотетическому должнику – юридическому лицу (если их интересы (целеполагания) будут единонаправлены), либо вступая в гражданско-правовые отношения индивидуально (при возникновении в их рядах конфликта интересов).

Категория «интерес учредителя (участника)» определена как объективизированная изначально субъективная субстанция, которая выражается в активном правопорождающем действии по созданию юридического лица, а также в действии (бездействии) по функционированию и прекращению юридического лица, в том числе и в связи с несостоятельностью (банкротством).

В параграфе третьем – «Опосредование воли учредителей (участников) органами хозяйственного общества» – рассматривается практика опосредования волевых устремлений учредителей (участников) органами юридического лица; обосновывается позиция о недопустимости отождествления воли учредителей (участников) и воли созданного ими юридического лица, равно как и презумпция единонаправленности интересов участников, входящих в состав волеформирующего органа юридического лица.

Основными являются два теоретических направления, объясняющих природу единоличного исполнительного органа юридического лица. Согласно первой концепции орган отождествляется с особым представителем, полномочия которого на действия от имени юридического лица основаны на законе и учредительных документах и поэтому не требуют выдачи ему доверенности. Данный подход основывается на теории фикции (олицетворения). Вторая концепция органов юридического лица отождествляет их с самим юридическим лицом, рассматривая органы как неотъемлемую часть, структурное подразделение организации, имеющее целью реализацию правосубъектности юридического лица. Подобное представление основывается на теории реальности, в соответствии с которой юридическое лицо есть реальный субъект права, участвующий в гражданском обороте через свои органы, действия которых в пределах установленной компетенции считаются действиями самого юридического лица.

Если принять рассмотрение органов юридического лица как «часть целого», то адекватное функционирование такой составляющей юридического лица возможно при единонаправленной воле его учредителей. Идеальное полное совпадение воли участников в хозяйственном обществе является гипотетическим. И только в обществе одного лица воля участника и волеформирующего органа юридического лица совпадает в полной мере. В иных случаях – это компромисс интересов участников общества, найденный путем правовых средств.

Исторически складывалось так, что интересы юридического лица воплощали интересы большинства его участников. Большое количество участников приводит к нарастанию отчужденности, уменьшению доверительности в отношениях. Принятие решения на общем собрании общества большинством голосов имеет определенные недостатки: участники, которых большинство, не только формируют волю юридического лица, но и подчиняют себе волю других членов, оставшихся в меньшинстве при голосовании. Указанное противоречие перестает быть конфликтом исключительно участников, а трансформируется в конфликт юридического лица и отдельных его участников, мнение которых осталось неучтенным. Так, для выражения органом юридического лица своей воли большей частью не требуется полного единогласия их членов, в то же время выражение этой воли вовне, перед третьими лицами, есть проявление единой воли юридического лица.

Не до конца разрешенным в науке гражданского права является вопрос о соотношении волеизъявления исполнительного органа и собственно выражение вовне воли юридического лица. Признается объективное наличие у руководителя юридического лица самостоятельного интереса, который может и не совпадать с интересом самого юридического лица, их волевая направленность может разниться. Причем следует иметь в виду не саму субъективную заинтересованность, выражаемую, во-первых, в осознании своего интереса, во-вторых, в реализации данного интереса путем определенных действий либо воздержания от них, то есть строгую психическую волевую направленность на реализацию интереса, а лишь объективное наличие у управляющего интереса, отличного от интересов самого юридического лица.

Весь процесс формирования воли юридического лица во взаимосвязи «участник – орган – юридическое лицо» может быть рассмотрен с позиции правовой фикции. В соответствии с современным законодательством полное исключение органов юридического лица как представителей невозможно. Значит, при рассмотрении такого правового явления, как орган юридического лица, нельзя не учитывать значение указанных теорий сущности юридического лица (фикции и реальности) в их взаимосвязи друг с другом, в том числе и по вопросу представительства органа юридического лица. Возможное расхождение целеполаганий исполнительного органа и собственно интереса юридического лица, интересов его учредителей (участников) в определенных случаях может приводить к правовым конфликтам.

В параграфе четвертом – «Столкновение интересов участников хозяйственного общества как угроза устойчивости корпоративных отношений» – выявляются причины несостоятельности (банкротства) хозяйственных обществ, которые видятся в дефектах внутренних правоотношений в корпорации; систематизируются классификационные признаки правовых конфликтов в преддверии и в процессе несостоятельности (банкротства) хозяйственного общества; сформулировано определение конфликта интересов участников при несостоятельности (банкротстве) хозяйственного общества.

Социальные противоречия перерастают в конфликт, когда индивид или социальная группа сознают противоположность интересов и формируются поведенческие реакции, проявляющиеся в прямом столкновении. Объяснение природы общественных конфликтов имеет давнюю традицию, состоящую в анализе противоборства интересов.

Правовая природа юридического конфликта исследовалась с разных точек зрения такими учеными, как А.В. Дмитриев, В.Н. Кудрявцев, Ю.А. Тихомиров, Д.И. Дедов. Применительно к теме исследования наибольший интерес вызвали конфликты, возможно, являющиеся предпосылками несостоятельности. Рассматриваемые конфликты участников гражданских правоотношений могут возникать задолго до возбуждения процедур банкротства юридического лица. Так, к предпосылкам несостоятельности хозяйственного общества можно отнести столкновение интересов его учредителей (участников) в связи с индивидуальным осмыслением круга своих интересов, различным пониманием цели создания юридического лица, направления его деятельности, особенностями взаимоотношений с менеджментом и ряд других факторов.

По своей правовой сути ситуация несостоятельности хозяйственного общества безусловно представляет собой конфликт интересов большого числа участников. Этот конфликт в рамках несостоятельности (банкротства) носит комплексный характер, связывая воедино отношения в сфере гражданского, конституционного, административного, процессуального, уголовного (в ряде случаев) права. Структура взаимоотношений в таком конфликте является разветвленной и многоуровневой. Классификация изучаемого конфликта предложена в качестве положения на защиту.

В связи с большим количеством участников процесса несостоятельности возникший юридический конфликт характеризуется значительным своеобразием и имеет две составляющие. Первая сфера (ядро) – это конфликт неоднородных, а порой и противоречивых интересов учредителей (участников). Такой конфликт затрудняет выработку единой воли юридического лица, приводит к размежеванию по результатам голосования и затрудняет принятие корпоративных решений. Вторая сфера (внешняя, корковая часть) – это конфликт сформированной, выраженной вовне воли юридического лица, направленной на отстаивание чаяний корпорации с противопоставляемыми интересами иных участников гражданского оборота, вступающих в правоотношение в рамках процесса несостоятельности. Систематизируются основные признаки конфликта участников правоотношения несостоятельности (банкротства) с позиции интереса учредителей (участников) хозяйственного общества. Таким образом, причины несостоятельности видятся в дефектах внутренних правоотношений в хозяйственном обществе, а именно – разнонаправленность интересов участников и конфликты участников и организации.

В главе второй – «РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО ИНТЕРЕСА УЧРЕДИТЕЛЕЙ (УЧАСТНИКОВ) В ПРОЦЕДУРАХ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОБЩЕСТВА» – рассматривается практика реализации правового интереса учредителей (участников) во внесудебных и судебных процедурах несостоятельности (банкротства) хозяйственного общества.

В параграфе первом – «Восстановление платежеспособности должника как способ реализации правовых интересов учредителей (участников)» – исследуется комплекс мер, направленных на восстановление платежеспособности хозяйственного общества с позиции правовых интересов учредителей (участников) должника.

Все меры по восстановлению платежеспособности могут быть поделены по критерию участия в них учредителей (участников). В одном случае оказание помощи должнику его учредителями (участниками) осуществляется опосредованно через участие в органах этого юридического лица, во втором – непосредственно путем предоставления финансовой помощи юридическому лицу–должнику. В этом случае учредитель (участник) становится его кредитором. Также учредитель (участник) должника может принять на себя обязательство в пользу лиц, предоставивших финансовую помощь. Все это свидетельствует о фактическом учете в Законе о банкротстве правовых интересов учредителей (участников), направленных на восстановление платежеспособности должника.

В названии ст. 10 Закона о банкротстве прослеживается стереотип прежнего отождествления органов управления и учредителей (участников) (однако в тексте статьи они разграничены). Меры ответственности были предусмотрены и в Законе о банкротстве 1998 г. Таким образом, существует преемственность предыдущего и действующего Закона о банкротстве, однако законодателем разрушен стереотип прежнего отождествления органов управления должника и его учредителей (участников). Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротстве устанавливает возможность привлечения к уголовной или административной ответственности руководителя должника либо членов органов управления должника. Обращает на себя внимание межотраслевое противоречие между положениями ГК РФ1

4 и УК РФ2

5. Так, статьи 196, 197 УК РФ устанавливают в качестве возможного субъекта преднамеренного или фиктивного банкротства не только руководителя, но и учредителя (участника). Значит, тенденция «расщепления» органов юридического лица и его учредителей (участников) прослеживается не только в гражданском законодательстве, но и в уголовном, что свидетельствует о положительной стереотипизации законодательных подходов и выработке единообразия на стыке частноправового и публично-правового регулирования.

В целях достижения баланса интересов участников процесса несостоятельности (банкротства) Закон о банкротстве вводит новую фигуру – «представителя учредителей (участников) должника». Законодательным пробелом является отсутствие специальной нормы, посвященной правовому статусу представителя учредителей (участников) должника. Попытка систематизации прав и обязанностей указанного представителя приведет к неминуемому обращению к большому числу статей Закона о банкротстве (п. 1 ст. 12; абз. 2 п. 2 ст. 12; ст. 35; п. 2 ст. 69; п. 2 ст. 71 и др.). Как представляется, в число основных прав такого представителя должно входить право на информацию обо всех изменениях в положении должника.

В связи с этим вызывает недоумение игнорирование законодателем данного права в нормах п. 2 ст. 48 и п. 4 ст. 42 Закона о банкротстве. Положения закона не содержат предписаний об уведомлении учредителей (участников) должника по важным вопросам, что свидетельствует о законодательном игнорировании факта возможного расхождения интереса учредителей (участников) хозяйственного общества и самого юридического лица. В этой связи можно предположить, что они в Законе о банкротстве отождествляются. Анализ ст. 42, 48 и 68 Закона о банкротстве иллюстрирует непоследовательность законодательного подхода, в том числе отсутствие единства в понимании сущности юридического лица. Нормы Закона о банкротстве, если попытаться схематически классифицировать их по дуалистическому принципу, склоняются то в сторону теории фикции, то в сторону теории реальности юридических лиц.

В соответствии с п. 1 ст. 76 Закона о банкротстве в ходе наблюдения должник на основании решения своих учредителей (участников) в установленном законом порядке вправе обратиться к первому собранию кредиторов, а в случаях, установленных законом, – к арбитражному суду с ходатайством о введении финансового оздоровления. Сложившаяся ситуация вновь иллюстрирует некий дуализм правового положения учредителей (участников), так как они могут реализовать две возможности: во-первых, объединившись и согласовав свою волю, принять решение, которое будет решением должника, а во-вторых, выступить самостоятельным объединением, отстранившись от порожденного ими юридического лица–должника. В первом случае они ассоциируют себя с должником, а, следовательно, законодатель в данном случае стоит на позиции теории реальности; во втором случае существует самостоятельный интерес учредителей (участников), здесь законодатель стоит на позиции теории фикции.

В силу п. 3 ст. 77 Закона о банкротстве голосовавшие за принятие решения о введении финансового оздоровления учредители (участники) имеют право предоставить обеспечение. Кроме того, закон указывает на возможность не только самостоятельного предоставления обеспечения, но и с помощью третьих лиц. В данном случае интерес будет реализован организационным и коммуникативным потенциалом учредителей (участников). Правом предоставить обеспечение закон наделяет лишь тех учредителей (участников) должника, которые голосовали «за введение финансового оздоровления» (п. 3 ст. 77). Голосование «против» не должно лишать учредителей (участников) должника права предоставить обеспечение, и если они, несмотря на результаты предшествующего голосования, тем не менее хотели бы предоставить обеспечение, то такую возможность им нужно предоставить. Данное предложение объясняется возможным изменением существующего интереса учредителей (участников) должника.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.