авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Российская система социальных пособий на детей (правовой аспект)

-- [ Страница 2 ] --

С учетом предложенной М.В. Филипповой14 классификации пособий на страховые и социально-обеспечительные, автором обоснована классификация пособий на детей по юридическим фактам – основаниям обеспечения пособиями, которые подразделяются на социальные страховые случаи и иные социально значимые основания, не относящиеся к числу социальных рисков.

В качестве новых, не используемых в науке права социального обеспечения оснований классификации пособий предложен критерий способа определения размеров пособий на детей (пособия, исчисляемые в размере, соотносимом с заработком родителя или прожиточным минимумом региона; пособия, устанавливаемые в твердой денежной сумме). Предлагается деление пособий семьям с детьми на виды в зависимости от органов, их предоставляющих (работодатель, органы соцзащиты населения, ФСС РФ и др.).

Исследование сущностного характера и целевого назначения компенсационных выплат на детей позволило выявить ряд признаков, отличающих их от пособий на детей: 1) это выплаты строго целевого характера для компенсации определенных в законе дополнительных расходов семье с детьми; 2) по продолжительности выплаты они могут быть единовременными, ежегодными и ежемесячными; 3) выплата производится из бюджетных средств; 4) предоставляются в порядке социального обеспечения, независимо от факта обязательного социального страхования родителей; 5) основания возникновения выплат не относятся к социальным страховым случаям; 6) размеры выплат устанавливаются в твердых денежных суммах. Компенсационные выплаты в настоящее время являются самостоятельным видом выплат по системе социального обеспечения наряду с пособиями компенсационного характера, однако по мере совершенствования системы пособий на детей надобность в них отпадет.

Во втором параграфе «Семья с детьми как субъект социально-обеспечительных отношений по поводу предоставления пособий» всесторонне исследуются понятие и социальный статус семьи с детьми в современном обществе и определяется ее правовой статус как получателя пособий.

Анализ существующих в науке права социального обеспечения взглядов на проблематику субъектного состава получателей пособий на детей (Е.Г. Азаровой, Л.В. Отырба, Е.В. Соловьевой, Е.В. Протас, Е.Ф. Чернышевой) позволил диссертанту выделить четыре подхода в понимании субъекта – получателя семейных пособий: 1) семья с детьми в целом; 2) ребенок (дети); 3) родители ребенка или лица, их заменяющие; 4) ребенок (дети) и матери или лица, ее заменяющие (в зависимости от вида пособия).

Соглашаясь с позицией Е.Г. Азаровой о необходимости включения в круг лиц, имеющих детей, которым назначаются пособия, родителей ребенка, одиноких матерей, усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей и иных лиц, их заменяющих (фактических воспитателей)15, в диссертации делается вывод о том, что каждая из вышеперечисленных форм воспитания детей представляет собой форму семейного воспитания детей и одну из современных моделей российской семьи с детьми.

Исследуя правовую категорию «семья с детьми» применительно к отношениям по поводу предоставления пособий на детей, автор рассматривает понятие семьи как предмета научных изысканий социологии, политологии, демографии, статистики, права. Выявив, что до сих пор нет универсального для научных отраслей, занимающихся семейными отношениями, определения семьи, и на основе характеристики семьи, предложенной С.В. Дармодехиным16, автор приходит к следующему выводу – основу семьи составляет супружеская пара с детьми или без детей, а все остальные семьи можно рассматривать как различные модели такой семьи на разных этапах ее развития.

В диссертации приводятся существующие в науке различные типы семей в зависимости от: числа членов семьи и числа детей (из двух человек, трех и т.д.; однодетные, двухдетные и т.д.; малодетные, среднедетные, многодетные и бездетные); социального состава (от занятий супругов – студенческие, семьи военнослужащих, шахтерские, семьи безработных и др.); возраста детей (с малолетними детьми, подростками); социального статуса (семьи беженцев и вынужденных переселенцев, лиц, находящихся под следствием и отбывающих наказание, наркоманов и алкоголиков (маргинальные семьи). В результате делается вывод о неоднородности такой общей категории, как семья с детьми, и в силу этого о необходимости введения адресных пособий, предназначенных не для каждой конкретной семьи, а для различных типов семей с детьми, выделяемых с учетом вышеназванных критериев.

Констатируя факт отсутствия единой модели российской семьи, наличие дифференциации форм семейной жизни, в основе которой лежит имущественное расслоение граждан, различия культурного свойства, в диссертации исследуются существующие на этот счет концепции кризиса (А.И. Антонов, В.М. Медков) и модернизации семьи (А.Г. Вишневский и др.). Соглашаясь с представителями последней в том, что трансформация семейного порядка по мере его модернизации предполагает переход к равноправным, партнерским отношениям между полами и свободе выбора семейных ролей, т.е. гендерному равенству, автор доказывает существование гендерной асимметрии не в пользу мужчин в их праве на некоторые детские пособия. Для ее устранения необходима реализация норм ратифицированной в 1997 г. Россией Конвенции МОТ № 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями», согласно которой ответственность за выполнение семейных обязанностей должна быть разделена между мужчинами и женщинами. Поэтому обосновывается необходимость в закреплении права одиноких отцов на ежемесячное пособие на ребенка в повышенном размере, а в некоторых случаях (например, в случае смерти матери во время родов) – право на получение ими родительского пособия – аналога пособию по беременности и родам.

Закрепление в нормах трудового права и права социального обеспечения условий, позволяющих совмещать трудовую и семейную жизнь работников, как мужчин, так и женщин, является одним из важных аспектов политики в международном и национальном масштабах. Поэтому необходимо усилить социальные преимущества для женщины-матери, учитывая право женщины на свободный выбор жизненного пути (служебной либо материнской карьеры, либо различных форм их гармоничного сочетания).

Только соблюдение гендерного равенства в семейных отношениях, по мнению автора, позволит семье стать ценностно-смысловым центром социальной политики в современной России, ее непосредственным адресатом и объектом.

Исследование понятия семьи в системе правовых наук показало отсутствие единого универсального понятия семьи, применимого ко всем отраслям права. В праве социального обеспечения вопрос о разработке понятия семьи является также проблемным. Проводя анализ мнений ученых-юристов (Е.И. Астрахан, В.Д. Новиков, В.К. Субботенко, Р.П. Мананкова, Е.В. Протас, Е.В. Соловьева) о субъекте социально-обеспечительных отношений, автор приходит к следующему выводу – на ранних этапах формирования правовой защиты материнства, детства и семьи был оправдан подход в пользу индивидуальных субъектов. В настоящее время ситуация существенно изменилась: общество делает выбор в пользу семьи как наиболее приемлемой формы воспитания подрастающего поколения, и соответственно, этот выбор должен воплощаться в разнообразных мерах защиты и охраны семьи, в том числе и правовых.

В пользу данной тенденции приводится позиция Л.А. Гречук, которая, изучив особенности семьи как субъекта права, предложила определение семьи как группы лиц, связанных родством и (или) свойством, или браком, состоящей не менее чем из двух физических лиц, проживающих вместе. Применительно к понятию «семья с детьми» оно охватывает и одиноких граждан (отца, мать, бабушку, другого родственника), фактически воспитывающих ребенка. Однако исходя из указанных признаков семьи, этим понятием не охватываются случаи совместного проживания ребенка с усыновителем, опекуном, а также с приемным родителем, так как здесь нет факта кровного родства (свойства) или брака.

Можно согласиться с Е.В. Соловьевой, выделившей три основных критерия, характеризующих семью с детьми: 1) наличие детей; 2) определенная правовая связь ребенка с субъектами, осуществляющими заботу о нем (кровная связь по рождению; правовая связь усыновленного с усыновителем; институт опеки и попечительства; приемная семья); 3) совместное проживание ребенка с субъектами, осуществляющими заботу о нем. Понятие семьи сформулировано автором с учетом перечисленных признаков17. В предложенном определении семьи делается акцент на уравнивание прав родителей, опекунов (попечителей), приемных родителей, фактических и патронатных воспитателей на различные виды социальных пособий на детей.

Исходя из критерия правовой связи между ребенком и лицами, осуществляющими заботу о нем (кровная связь по рождению, факт усыновления, установления опеки и др.), исследованию подверглись различные типы семей с детьми – получатели семейных пособий.

Исследование типа семьи, основанной на правовой связи усыновленного с усыновителем, выявило наличие дискриминационного положения в Федеральном законе от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»: ограничено право мужчин-усыновителей на пособие при усыновлении ребенка вопреки ст. 127 и п. 3 и 4 ст. 134 СК РФ, разрешающим усыновление ребенка одним лицом (мужчиной или женщиной – не состоящим в браке). Закон г. Москвы от 3 ноября 2004 г. № 67 «О ежемесячном пособии на ребенка» также ограничивает право усыновителя – мужчины, не состоящего в браке, на получение пособия на ребенка в повышенном размере. Предлагается устранить эти ограничения.

В работе обосновывается целесообразность (по аналогии с усыновителями) предоставления права на родительское пособие, при прочих равных условиях, лицу (как мужчине, так и женщине), назначенному опекуном ребенка в возрасте до трех месяцев («родительского пособия по уходу за новорожденным»).

Учитывая, что приемные родители по своему правовому статусу (как совокупности прав и обязанностей в отношении приемных детей) приравнены СК РФ к опекунам, автор предлагает уравнять их с опекунами в праве на получение других видов государственных пособий на детей – ежемесячного пособия по уходу за ребенком, ежемесячного пособия на ребенка.

Обосновывая необходимость закрепления института патроната и фактического воспитания в СК РФ, диссертант предлагает закрепить право на пособия патронатным и фактическим воспитателям, установленные для родителей, усыновителей, опекунов (попечителей) Законом о пособиях 1995 г. При этом фактическими воспитателями ребенка могут быть как родственники ребенка, так и лица, не состоящие с ним в родстве (например: мачеха, отчим, супруги опекуна, попечителя, усыновителя и др.), которые взяли ребенка на воспитание в силу разных причин (смерть родителей; объявление их умершими; признание безвестно отсутствующими и др.).

В первом параграфе главы второй «Историко-правовой анализ развития законодательства о пособиях на детей» с учетом объективных факторов политического, экономического и социального характера представлена история становления и развития законодательства о пособиях гражданам с детьми с момента появления первых правовых норм о пособиях и до начала экономических преобразований в России (до конца 80-х гг. XX в.).

Зародившись в конце XIX в., законодательство о пособиях гражданам, имеющим детей, на протяжении советского периода своего существования и развития прошло два основных этапа, связанных со становлением (до принятия Конституции СССР 1977 г.) и дальнейшим развитием системы государственных пособий на детей (1977 – 1987 гг.). В итоге во второй половине 80-х гг. в России сформировалась развитая система социальных пособий на детей, основаниями предоставления которых являлся широкий перечень юридических фактов: беременность и роды, рождение ребенка, уход за больным ребенком, уход за новорожденным ребенком, многодетность семьи, воспитание ребенка одинокой матерью, малообеспеченность семей с детьми, наличие в семье детей-инвалидов и инвалидов с детства, прохождение родителем военной службы по призыву, уклонение родителя от уплаты алиментов.

Автор выделяет следующие недостатки, присущие системе пособий гражданам, имеющим детей, рассматриваемого периода: 1) законодательство о пособиях на детей представляло собой несистематизированную совокупность нормативных актов, разных по юридической силе (преимущественно, подзаконного характера), и нуждалось в кодификации; 2) система социальных пособий была внутренне противоречивой, содержала как прогрессивные, так и устаревшие формы материальной поддержки семей; 3) пособия хотя и имели общее целевое значение, но в ряде случаев содержали объективно не обусловленные различия при установлении размеров и определении сроков их выплаты, отличались непродолжительностью выплат и низкими размерами; 4) пособия не полностью охватывали материально нуждающиеся семьи.

Преемственность советской системы пособий гражданам, имеющим детей, с ее достоинствами и недостатками сохранилась в российском законодательстве переходного к рыночной экономике периода, которое исследовано во втором параграфе.

Анализируя трансформации в правилах назначения пособий на детей в условиях переходного периода, автор подчеркивает особое значение Указа Президента РФ от 10 декабря 1993 г., заложившего основы формирования единой системы социальных пособий гражданам с детьми. Законодательная попытка создания единой системы пособий на детей была предпринята и в Федеральном законе от 19 мая 1995 г. «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей». Однако принимаемый как акт кодификационного значения, он не стал таковым, так как некоторые пособия остались вне сферы действия Закона (в частности, пособия беженцам и вынужденным переселенцам). Во второй половине 90-х гг. появились новые пособия семьям с детьми, обусловленные объективными реалиями переходного периода (на детей военнослужащих, принимавших участие в борьбе с терроризмом, медицинских работников, заразившихся ВИЧ-инфекцией; военнослужащих по контракту и др.), которые также не вошли в систему пособий.

В итоге к началу XXI столетия систему пособий на детей в России отличали недостатки, многие из которых сохраняются на сегодняшний день. Во-первых, правовые нормы рассредоточены по отдельным, различным и порой не связанным между собой нормативным правовым актам, отличаются несогласованностью, а в некоторых случаях и противоречивостью. Во-вторых, наметилась тенденция снижения объема правовых гарантий граждан с детьми по мере принятия новых законов и подзаконных актов. В-третьих, правовое регулирование обеспечения граждан с детьми социальными пособиями зачастую не отвечает ни принципам права социального обеспечения в целом, ни принципам обязательного социального страхования в частности. Российское законодательство не восстановило прогрессивные правовые нормы, которые существовали в советском законодательстве (например, градацию сумм пособий на детей с учетом их количества в семье и др.).

Все это свидетельствует о необходимости разработки и принятия федерального закона, в котором была бы четко представлена вся система существующих в России пособий, в том числе и на детей.

В третьей главе «Проблемы совершенствования правового регулирования отдельных видов пособий на детей», состоящей из трех параграфов, проанализировано содержание правоотношений по предоставлению пособий на детей, установленных Федеральным законом «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», действующим в редакции от 5 декабря 2006 г., и сформулирован ряд предложений по совершенствованию их правового регулирования.

В первом параграфе уделено внимание совершенствованию законодательства о пособиях в связи с беременностью и родами.

В целях стимулирования рождения в семьях второго и третьего ребенка (как того требует современная демографическая ситуация в стране) предлагается дифференцировать: отпуск по беременности и родам в зависимости от того, каким по счету рождается ребенок, увеличив его продолжительность при рождении второго и последующих детей, как и при многоплодной беременности (до 84 календарных дня до родов и 110 календарных дней после родов): послеродовой отпуск в зависимости от субъекта – получателя данного пособия, установив его продолжительность (194 календарных дня) для одиноких матерей.

Для учета интересов семьи целесообразно предусмотреть возможность реализации дородового отпуска по желанию женщины в удобном для нее распределении (гибкая система определения дородового отпуска) на основании больничного листа в любой срок в пределах максимальной (70/84) календарных дней до родов) и минимальной продолжительности (30 дней до родов).

В тех случаях, когда послеродовой отпуск не используется матерью по объективным причинам (смерть во время родов или в период послеродового отпуска, лишение или ограничение в родительских правах, признание недееспособной вследствие душевной болезни и др.) предоставить право на послеродовой отпуск (или неиспользованную его часть) отцу ребенка или другому лицу, фактически взявшему ребенка на воспитание (родительский отпуск по уходу за новорожденным – 110 календарных дней), что позволит воплотить принцип гендерного равенства.

С позиций равенства семей с детьми, независимо от ее типа, обоснована целесообразность предоставления права на послеродовой отпуск с выплатой пособия также опекуну, приемному родителю, патронатному, фактическому воспитателю (независимо от пола), если опека, передача в приемную, патронатную семью или на фактическое воспитание ребенка осуществляются непосредственно из роддома или после, но в отношении ребенка, не достигшего возраста трех месяцев. В этом случае родительский отпуск должен предоставляться на более длительный срок – 110 календарных дней со дня смерти матери, усыновления ребенка и т.д., а не со дня рождения ребенка, а при усыновлении, принятии под опеку, в приемную или патронатную семью или на фактическое воспитание двух и более детей – не менее чем на 140 календарных дней.

В качестве дополнительной гарантии предлагается закрепить в российском законодательстве право на получение оплачиваемого «отцовского отпуска» продолжительностью 7 рабочих дней со дня выписки новорожденного из роддома для отцов, подлежащих обязательному социальному страхованию, в размере среднемесячного заработка.

Исходя из принципа дифференциации продолжительности отпуска по беременности и родам в зависимости от субъекта – получателя пособия вносится предложение об установлении отпуска большей продолжительности (200 календарных дней) женщинам, занятым на подземных работах, на работах с вредными условиями труда, в горячих цехах (по Списку № 1) и с тяжелыми условиями труда (по Списку № 2). Это положение следует распространить и на мужчин – получателей родительского пособия в рассмотренных выше случаях.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.