авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Федеральное правотворчество в современной россии (вопросы теории и практики)

-- [ Страница 2 ] --

5. Делегирование правотворческих полномочий федерального уровня возможно при осуществлении собственной нормотворческой деятельности вплоть до органов местного самоуправления. В законодательстве федерального уровня не прослеживается именно делегирование права на издание органами местного самоуправления соответствующих нормативных правовых актов. Конституция Российской Федерации в ст.ст. 12 и 132 устанавливает делегированный характер нормотворческих полномочий органов местного самоуправления. Вне конкретного делегирования, право органов местного самоуправления формировать позитивное право сомнительно, а тем более заниматься собственным правотворчеством, хотя в юридической литературе часто признается данная возможность.

6. Оптимизации федерального правотворчества способствует соответствующая понятийная характеристика данного вида государственной деятельности. Правотворчество можно обозначить как вид государственной юридической деятельности уполномоченных субъектов, для которых правотворческая деятельность – основная функция в механизме осуществления власти, а также граждан в порядке референдума, по формированию источников права (характеризующихся общегосударственным значением, регламентирующих права и обязанности свободных лиц в государстве), ориентированный на целенаправленный процесс анализа тенденций развития личности, общества и государства, познания и оценки их правовых потребностей, формирования и принятия правовых актов данными субъектами в рамках соответствующих (как юридически фиксированных, так и неформальных) процедур.

Данная трактовка снимает некоторые имеющиеся в теории и на практике противоречивые и проблемные подходы к пониманию этого вида юридической деятельности современной России. Так, в частности, говорить о судебном правотворчестве в Российской Федерации при данном подходе необоснованно и бессмысленно. Кроме того, подлинное право на правотворчество предполагает возможность соответствующего субъекта воедино обладать полномочиями на установление, изменение, отмену, изменение сферы действия соответствующей правовой нормы. Обладая ими, он воплощает свою независимость в сфере правотворческой деятельности, компетентность в области принятия правотворческих государственных решений.

7. Обосновывается идея о том, что нормативный правовой акт как официальный формализованный документ может являться продуктом подлинного правотворчества и содержать подлинные правовые нормы. Он может содержать иные нормы, тем не менее, обеспеченные возможностью государственного принуждения (как, например локальный нормативный правовой акт, принятый уполномоченными субъектами в организации). На наш взгляд, их целесообразно обозначить как проправовые. Соответственно деятельность уполномоченных субъектов по их установлению можно охарактеризовать как проправотворчество, которое имеет свои особенности.

Таким образом, нормотворчество включает в себя такие виды как социально-техническое нормотворчество (по формированию социально-технических норм, входящих в систему нормативного регулирования); собственно социальное нормотворчество (по формированию собственно социальных норм, входящих в систему нормативного регулирования). Социальное нормотворчество, кроме того, включает, при вышеуказанном подходе, как собственно правотворчество (в том числе законотворчество), так и проправовое нормотворчество, обеспеченное возможностью государственного принуждения, а также внеправовое (формирование корпоративных, религиозных, и иных норм). Особое место в системе проправотворчества занимает соответствующая деятельность Конституционного Суда. Понятия правотворчества и нормотворчества имеют разные смысловые нагрузки и понятийные характеристики.

8. Оптимизации федерального правотворчества в современной России способствует выявление эффективности последствий принятия законов. Насколько выше будет степень согласованности основополагающих интересов, которые затрагиваются соответствующими правовыми нормативными предписаниями, настолько эффективнее будут правовые нормы их выражающие, эффективность правового регулирования посредством данных нормативных правовых актов, и, как следствие, эффективность процесса правотворчества современной России в целом. Разумеется, что эффективность правовых норм не находится в прямой зависимости исключительно от степени согласованности данных интересов. Она зависит и от целого ряда других факторов, которые должен учесть субъект правотворчества, формируя правовые нормы.

В этой связи мы можем говорить и об оптимизации правотворческой деятельности современной России. Оптимизировать процессы правотворчества значит максимально повысить их эффективность при данных условиях и существующих препятствиях. Поэтому оптимальность является своеобразной кульминационной точкой (апогеем) эффективности правотворческого процесса.

Научно-теоретическое и практическое значение диссертационного исследования состоит в возможности использования выносимых на защиту положений и теоретических выводов для совершенствования правотворчества в Российской Федерации, повышения качества принимаемых нормативных правовых актов. Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания курсов теории права и государства, правоведения, конституционного права, спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждены и одобрены на заседании кафедры правоведения Коломенского государственного педагогического института, изложены автором в 15 публикациях, общим объемом 46,6 п.л. Ряд теоретических положений диссертации был доложен автором на научно-практических конференциях: «Российское общество и государство в условиях информатизации» (Москва, 2004); «Проблемы правового регулирования федеративных отношений в России» (Улан-Удэ, 2004); «Политика. Власть. Право» (Санкт-Петербург-Коломна, 2003-2005 гг.)

Результаты исследования апробированы в процессе преподавания теории государства и права, конституционного права, муниципального права, гражданского права и иных юридических дисциплин в высших учебных заведениях Москвы, Рязани и Московской области.

Структура и содержание диссертации определяются целями и задачами исследования и включают в себя введение, две главы, заключение, список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, научная новизна и практическая значимость темы, определяются цели и задачи исследования, дается характеристика методологической основы работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Теоретические аспекты федерального правотворчества в современной России» состоит из трех параграфов и посвящена исследованию теоретических основ правотворческой деятельности современной России, теоретических аспектов ее оптимизации в современных реалиях функционирования государственно-организованного российского общества.

Параграф первый «Федеральное правотворчество в современной России как важнейший вид юридической деятельности» исследует и раскрывает комплекс понятийных характеристик правотворческой деятельности современной России, обозначает место правотворческой деятельности в механизме правового регулирования деятельности субъектов государственно-организованного общества в контексте ее оптимизации.

В исследовании отмечается, что понятийные характеристики правотворческой деятельности как последнего этапа правообразования, достаточно динамично изменялись на протяжении всех этапов преобразования государственно-организованного российского общества. Во многом это вызвано идеологическими возможностями того или иного понимания и освещения государственно-правовых реалий функционирования российского общества и государства.

С 90-х годов прошлого столетия наиболее типичным стало следующее определение правотворчества. Под этим явлением стали понимать процесс познания и оценки правовых потребностей общества и государства, формирования и принятия правовых актов уполномоченными субъектами в рамках соответствующих процедур. В исследовании отмечается, что данное определение наиболее точно и полно отражает содержание данного творческого процесса, который не сводится исключительно к механическим, строго формализованным действиям со стороны субъекта правотворчества.

Далее в исследовании анализируются существующие в теории права и конституционном праве противоречивые воззрения на проблемы связанности правотворческой деятельности именно с деятельностью государства как публичной организации. В этой связи делается вывод, что истинное правотворчество и многие производные от него компоненты получают возможность реально проявлять себя только при активном участии в этих процессах государства, его органов и должностных лиц.

В диссертации обозначается ряд актуальных проблем понятийных характеристик правотворческой деятельности современной России, которые негативным образом отражаются на путях ее эффективности и оптимизации. В этой связи отмечается, что, однозначное понимание правотворческой деятельности современной России через призму понимания источников права и правовой нормы, сложившегося в отечественной юриспруденции, не совсем целесообразно и обоснованно с позиции анализа правотворчества как особого вида государственной деятельности российского государства, характеризующегося своей собственной, особенной организационно-правовой природой, кроме того, способствует объективному понятийному признанию правотворческой деятельности, которая таковой законодательно не является, в частности в силу известного принципа разделения властей (например, судебного правотворчества Конституционного суда РФ в ходе судебного нормоконтроля), а также собственной правотворческой деятельности органов, которые обособлены от государства, не входят в систему органов государственной власти Российской Федерации (когда признается именно самостоятельное правотворчество органов местного самоуправления), таким образом, не способствует реализации принципа законности правотворческого процесса современной России. Заостряется внимание на том, что многие существующие в области понятийной характеристики правотворчества проблемы, кроются в рамках понятия «источник права», анализируется проблемы с этим связанные, различные имеющиеся по данному моменту подходы в юридической литературе.

В исследовании подчеркивается, что понимание правотворчества не должно трактоваться исключительно через соответствующие устанавливаемые в определенную систему правила поведения, обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и обеспеченные возможностью государственного принуждения. Вектор понимания должен идти от осознания правотворческой деятельности как особенной государственной юридической деятельности к пониманию возможности формирования соответствующего источника права, содержащего правовые нормы.

Подход представленный в юридической литературе5, в соответствии с которым в демократическом государстве понятия правотворчества и законотворчества совпадают, а понятия правотворчества и нормотворчества обозначают две различные области: соответственно проектирование норм права и разработка подзаконных норм, замечающий, что подзаконное нормотворчество основывается на указаниях закона, но не является делегированным правотворчеством, предполагает наличие четкой иерархии существующих и признаваемых в Российской Федерации источников права, чего, в настоящее время явно не существует. В исследовании подчеркивается, что, в связи с этим, на федеральном уровне необходимо разработать и принять Федеральный закон об источниках права Российской Федерации, где были бы, в частности, обозначены особенности различных признанных в России источников объективного права, четкие грани их соотношения в правовой системе государства. В этой связи, обнаруживает себя еще одна проблема, а именно: однозначное отождествление понятия нормативный правовой акт с актом, содержащим нормы права, приводит к объективному его смешению с такими особенными источниками права, которые данные нормы также содержат (например, с нормативными договорами), но нормативными правовыми актами как источниками права (с точки зрения теоретических особенностей) не являются. Ввиду этого, кроме того, нуждаются в корректировке понятийные характеристики, в частности, нормативного - правового акта и нормативного правового договора как особых, имеющих свою содержательно-правовую природу источников российского права с целью подчеркнуть своеобразие данных источников, выделив в них соответственно властное императивное и договорное начало.

Далее в исследовании анализируются проблемы связанные с характером правотворческих полномочий и разграничением в связи с этим правотворчества на непосредственное и делегированное. Особо отмечается, что делегирование правотворческих полномочий возможно при осуществлении собственной нормотворческой деятельности органами местного самоуправления. В законодательстве федерального уровня не прослеживается именно делегирование права на издание органами местного самоуправления соответствующих нормативных правовых актов. Конституция Российской Федерации в ст.ст. 12 и 132 устанавливает делегированный характер нормотворческих полномочий органов местного самоуправления. Вне конкретного делегирования, право органов местного самоуправления формировать позитивное право сомнительно, а тем более заниматься собственным правотворчеством, хотя в юридической литературе часто признается данная возможность.

Учитывая существующий комплекс вышеуказанных проблем понятийных характеристик, обобщенно делается вывод, что правотворчество можно обозначить как вид государственной юридической деятельности уполномоченных субъектов, для которых правотворческая деятельность – основная функция в механизме осуществления власти, а также граждан в порядке референдума, по формированию источников права (характеризующихся общегосударственным значением, регламентирующих права и обязанности свободных лиц в государстве), ориентированный на целенаправленный процесс анализа тенденций развития личности, общества и государства, познания и оценки их правовых потребностей, формирования и принятия правовых актов данными субъектами в рамках соответствующих (как юридически фиксированных, так и неформальных) процедур. Данная трактовка, в частности правотворчества, позволит снять некоторые имеющиеся в теории и на практике противоречивые и проблемные подходы к пониманию этого вида юридической деятельности современной России. Так, в частности, говорить о судебном правотворчестве при данном подходе необоснованно и бессмысленно. Кроме того, замечается, что, подлинное право на правотворчество предполагает возможность соответствующего субъекта воедино обладать полномочиями на установление, изменение, отмену, изменение сферы действия соответствующей правовой нормы. Обладая ими, он воплощает свою независимость в сфере правотворческой деятельности, компетентность в области принятия правотворческих государственных решений. Таким образом, при данном подходе, право на правотворчество уполномоченных субъектов теоретически не понимается, исходя из их потенциальной возможности, принимать любые нормативные правовые акты, обеспеченные возможностью государственного принуждения. Вместе с тем, с данной позиции нормативный правовой акт как официальный формализованный документ, может являться продуктом подлинного правотворчества и содержать подлинные правовые нормы, так и не являться и содержать иные нормы, тем не менее, обеспеченные возможностью государственного принуждения (как, например локальный нормативный правовой акт, принятый уполномоченными субъектами в организации). В исследовании они обозначены как проправовые. Соответственно деятельность уполномоченных субъектов по их установлению можно охарактеризовать как проправотворчество, которое имеет свои особенности раскрываемые в исследовании.

Во втором параграфе «Правотворчество в системе правовых категорий» исследуется место категории во взаимосвязи с другими смежными правовыми категориями, а также аспекты значимости категории правотворчества в контексте анализа проблем эффективности и оптимизации данного процесса в современных реалиях.

В исследовании отмечается, что в юридической литературе при теоретическом анализе категории правотворчества наблюдается тенденция однозначного обобщения понятий нормотворчества и правотворчества. Вместе с этим, данные понятия несут разную, особенную смысловую нагрузку, если исходить из того, что система нормативного регулирования – это совокупность социальных норм, регулирующих поведение людей в обществе, отношения их между собой в рамках объединений, коллективов, и социально-технических, регламентирующих их взаимоотношения с природой.

С учетом выработанной ранее теоретической позиции обозначается, что нормотворчество включает в себя такие виды как социально-техническое нормотворчество (по формированию социально-технических норм, входящих в систему нормативного регулирования); собственно социальное нормотворчество (по формированию собственно социальных норм, входящих в систему нормативного регулирования). Социальное нормотворчество, кроме того, включает, при вышеуказанном подходе, как собственно правотворчество (в том числе законотворчество), так и проправовое нормотворчество, обеспеченное возможностью государственного принуждения, а также внеправовое (формирование корпоративных, религиозных, и иных норм). Особое место в системе проправотворчества занимает соответствующая деятельность Конституционного Суда.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.