авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Публичное право: проблемы теории, методологии, практики

-- [ Страница 4 ] --
  • интерес представляет собой явление, характеризующее социальное существование субъекта. Являясь однородным, он может внешне проявляться в различных формах. Форма существования интереса не заменяет его сущности. В связи с этим дискуссия относительно сочетания объективного и субъективного в интересе и ее результаты являются случайными для рассматриваемой проблемы;
  • необходимым условием для возникновения интереса является осознанная потребность, что подразумевает также формирование цели и способов удовлетворения такой потребности. Следовательно, еще одной составляющей интереса и являются те средства, методы, которые дают возможность должным образом реализовать существующую потребность;
  • под интересом необходимо понимать позицию и линию поведения социального субъекта в конкретной системе общественных отношений, отражающую уровень осознания им характера и объема средств и методов, которые дают возможность должным образом реализовать существующую потребность;
  • публичность интереса не определяется личностью его носителя;
  • значение для идентификации интереса как публичного имеет сфера, в которой формируются потребности общие, для всех социальных субъектов;
  • публичный интерес по своей природе может быть охарактеризован как усредненная общность интересов различных субъектов, выражающаяся в совпадении базы формирования интереса – потребностей. При этом «источниками» формирования подобного конгломерата потребностей может быть и личная, и общественная, и государственная сфера, то есть весь спектр социальных субъектов;
  • общая база интереса порождает феномен совместных интересов различных социальных субъектов, выступающий ключевой характеристикой публичного интереса;
  • средства удовлетворения и реализации совместных интересов должны быть правовыми и предполагать в целом построение правопорядка.

Исходя из этого, публичный интерес в работе определяется как позиция и линия поведения социальных субъектов в конкретной системе общественных отношений, отражающая уровень осознания ими характера и объема средств и методов, соответствующих праву, которые дают возможность должным образом реализовать потребности, общие для всех социальных субъектов.

В условиях современной правовой системы России назревшей является потребность в конкретизации объема и содержания публичных интересов, а также в выработке параметрических характеристик публичных интересов.

Практическое назначение категории «публичный интерес» не должно сводиться к использованию ее как критерия для отграничения публично-правовых предписаний от частноправовых.

Понятие «публичный интерес» в своем истинном смысловом содержании является уточняющей характеристикой категории «публичное право» в ситуации, когда под ним понимается система правовых средств, предназначенных для удовлетворения публичных интересов.

Во втором параграфе «Публичный субъект» раскрывается содержание рассматриваемого понятия, проводится отграничение от смежных юридических категорий и понятий.

В диссертации обоснован вывод о том, что смысловое значение категории «публичное право» оказывает влияние и на терминологию, которая должна использоваться для характеристики субъектного состава тех или иных общественных отношений. «Публичное право» в объективном смысле, используемое для обозначения системы норм, рассчитанных на регулирование качественно особых общественных отношений, предполагает включение в его опорный понятийный ряд понятия «публичный субъект». Публичность субъекта в этом случае не является свойством, установленным правовыми предписаниями, оно выступает качеством самого субъекта, определяющим в конечном итоге и специфику правового воздействия на соответствующую группу общественных отношений. Именно деятельность и объективный факт существования таких субъектов порождаю в конечном итоге ту правовую реальность, которая обозначается как публичное право. В качестве публичного субъекта должно рассматриваться государство.

В случаях, когда под публичным правом понимается особый тип правового регулирования общественных отношений, то конкретизация этого понятия должна производиться с помощью категории «субъект публичного права», под которым следует понимать лицо, правосубъектность которого определяется средствами, характерными исключительно для публичного права.

В работе делается вывод о том, что ключевой характеристикой публичного субъекта выступает понятие «компетенция». Установление компетенции в отношении какого-либо субъекта позволяет характеризовать его именно как субъект публичного права. В этом смысле все субъекты публичного права – порождения сугубо правовые, им не соответствуют какие-либо явления в системе фактических общественных связей. Субъектами публичного права выступают государственные органы.

При анализе природы органов местного самоуправления в работе делается вывод о том, что их выделение на уровне позитивного права, а также практика создания и деятельности представляют собой один из юридико-технических приемов, с помощью которых описывается система государственного управления на соответствующем территориальном уровне.

Автор полагает, что необходимо разграничивать понятия «субъект публичного права» и «субъект публичного правоотношения», причем разграничение данных понятий по объему представляется неточным.

Субъектом публичного правоотношения может стать вообще любое лицо, которое вступает в отношения, урегулированное компетенционной нормой. В этом контексте субъектом публичного правоотношения может быть любой социальный субъект, взаимодействующий с органами государства.

В диссертации делается вывод о том, что понятия «публичный субъект», «субъект публичного права» и «субъект публичного правоотношения» исчерпывающим образом конкретизируют категорию «публичное право» применительно к отдельным ее смысловым значениям, в связи с чем представляется избыточным введение дополнительной терминологии.

При обсуждении конструкции «юридическое лицо публичного права» автор отмечает, что особенности участия некоторых юридических лиц, учрежденных публичными образованиями, в обязательственных, вещных или в организационных отношениях, в том числе и в случаях, когда они действуют от имени публичных субъектов не следует считать предопределяющими появление в соответствующей правовой системе конструкции юридического лица публичного права, тем более, что подобные особенности в разной степени характерны для различных категорий названных субъектов.

Вторая глава «Основные теоретические характеристики публичного права» раскрывает такие формально-догматические характеристики публичного права как его система, метод и принципы.

В первом параграфе «Система публичного права» формулируются принципиальные основы, которые должны использоваться в процессе теоретического описания структуры публичного права.

В диссертации последовательно развивается идея о недопустимости применения для характеристики системы публичного права суммативного, механического подхода, при котором определяется публично-правовая принадлежность отдельных отраслей права.

Такой прием не отвечает ни природе публичного права, ни потребностям современной юридической науки. В случае рассмотрения публичного права как совокупности отраслей, совмещаются два несовместимых критерия дифференциации правовых предписаний: материальный, лежащий в основе отраслевой дифференциации права, и собственно правовой, лежащий в основе дуализма права. Именно подобным «совмещением» вызывается к жизни и теоретическая проблема «сочетания» частного и публичного в рамках одной отрасли.

Автор полагает, что идея взаимодействия публично-правовых и частноправовых предписаний в рамках отраслей права не имеет принципиального теоретического и практического значения. Действительно, в рамках одной отрасли права могут сосуществовать нормы и частного, и публичного права, поскольку критерии выделения данных образований различны.

Анализируя тенденцию отнесения тех или иных отраслей к публичному или к частному праву, автор делает вывод, что она может быть охарактеризована, как 1) традиция, сложившаяся в европейских государствах и частично заимствованная в России; 2) типологическая характеристика той или иной отрасли права.

При описании структуры публичного права необходимо учитывать, что подобное описание должно даваться применительно к каждому смысловому значению категории «публичное право» самостоятельно. При этом научное и методическое значение имеет описание структуры публичного права лишь в том случае, когда речь о нем идет в объективном смысле.

Для структуры публичного права как совокупности норм определяющее значение имеет характер его соотношения с системой соответствующих общественных отношений. Автор диссертации солидаризуется с теми исследователями, которые обращают внимание на то, что нормы публичного права формируются с целью установления и закрепления правовых отношений, которые, по мнению законодателя, наилучшим образом соответствуют потребностям гражданского общества и задачам государства по формированию и охране стабильного правового порядка. Их непосредственным объективным основанием выступает деятельность государства, его органов по управлению делами общества, общества и личности. Общественных отношений, которые предшествовали действию норм публичного права, в реальной жизни не существует.

В связи с этим, структура публичного права должна описываться в контексте тех конкретно-исторических условий, в которых существуют (созданы) нормы, опосредующие публичную деятельность.

По мнению автора, структуру публичного права образуют следующие группы норм:

  1. компетенционные нормы, определяющие статус органов государства и иных лиц, выполняющих функции публичного субъекта;
  2. процессуальные нормы, определяющие порядок реализации компетенционных норм;
  3. нормы, определяющие порядок материального, технического, кадрового и иного обеспечения компетенции;
  4. нормы, определяющие основания применения мер государственного принуждения, в том числе мер юридической ответственности.

Вопрос о терминологическом обозначении соответствующих групп норм, образующих структуру публичного права, не представляется принципиальным.

Во втором параграфе «Метод публичного права» дается характеристика метода публичного права в контексте оценки регулятивных свойств публичного права.

С учетом разнообразия смысловых значений термина «публичное право», можно сделать вывод о том, что обсуждение проблемы метода публичного права возможно лишь в ситуации, когда мы говорим о публичном праве как о нормативном порядке, опосредующем публичную деятельность. В других случаях, например, в отношении субъективного публичного права, вопрос о методе либо неуместен, либо, как в ситуации с характеристикой публичного права как определенного типа правового регулирования, более точным является использование понятия «метод публично-правового регулирования».

На сегодняшний день, в качестве методологической основы исследования метода публичного права, принципиальный характер имеют следующие выводы. Во-первых, исследование метода правового регулирования должно вестись с четким осознанием того, что он является для права явлением сущностным, внутренним, а не привнесенным извне. Метод регулирования – свойство права, а не инструмент в руках государства. Особенности правового воздействия на общественные отношения оказываются юридическими признаками самого права, раскрывают его своеобразие как особого средства социального регулирования государственного управления. Следовательно, именно метод правового регулирования позволяет выделить право в системе социального регулирования и управления. Поэтому метод должен считаться основным структурным признаком права. Во-вторых, исследования метода правового регулирования не должны ограничиваться лишь узкими рамками системообразования в праве. Данная категория практически не применима для указанных целей, причем сложности возникают и при применении отраслевого принципа дифференциации права, и при подходе с точки зрения дуализма права. В-третьих, специфика метода правового регулирования не должна сводиться к набору юридического инструментария, так как его состав отражает, как правило, субъективное усмотрение законодателя, основанное на определенном уровне познания правовых закономерностей. И, наконец, природа метода как некой возможности оказывать воздействие на общественные отношения, предопределяет необходимость рассмотрения его структуры с точки зрения особенностей прав и обязанностей участников соответствующих общественных отношений, так как именно правомочие и обязанность – основные средства воздействия права на поведение людей, а их сочетание есть проявление правового принуждения.

Метод публичного права можно охарактеризовать как сущностное свойство публичного права, выражающемся в его возможности вызывать к жизни и упорядочивать правовые отношения, объективным основанием которых выступает деятельность публичных субъектов, направленная на обеспечение в обществе устойчивого правового порядка и удовлетворение публичных интересов.

В третьем параграфе «Принципы публичного права» определяются основные подходы к определению понятия «принципы публичного права», а также затрагиваются проблемы применения методологии системного анализа в процессе исследования данного явления.

Развитие теории принципов права в отечественной науке, по мнению автора, определяют несколько основных моментов: 1) стремление найти объективные основания для выделения принципов права; 2) устойчивость попыток создать некие конечные перечни принципов права; 3) формирование представлений о принципах как об особых инструментах юридической практики и правового регулирования. По мнению автора, подобный подход, при всей его разработанности, нерационален и нерезультативен.

В диссертации формулируются теоретические основы, которые, по мнению автора, должны определять основные направления и результаты изучения принципов права на современном этапе.

В диссертации обоснован вывод о том, что основой для формирования принципов права является идеология как форма описания реальности. Поскольку идеология не имеет рациональной основы, чем и отличается от науки, то и идеологических описаний действительности может быть неопределенное множество. Именно этим объясняется тот факт, что принципы права подвержены влиянию конкретно-исторических условий, меняют свое смысловое содержание и характер.

Идеологическая конструкция, сформировавшаяся как определенный тип описания правовой реальности, затем обрабатывается в системе научного знания, приобретая онтологический статус понятия. При этом необходимо признать, что в области исследования права в целом, а тем более его принципов, далеко не всегда применимы методы рационального научного знания. В связи с этим автор делает вывод о том, что юридическая наука не открывает, а, скорее, переводит в некую формализованную, понятийную форму результаты своих наблюдений и представлений о праве, в том числе и основанных на изучении действующего законодательства.

Такая природа функций научного знания в отношении принципов права позволяет сделать вывод, что любое выделение принципов права на доктринальном уровне будет носить относительный характер. Любые научные построения принципов права, в связи с этим, должны восприниматься лишь как определенный этап в процессе их формирования – этап создания понятия.

Следующий этап в формировании принципа права – это объективация понятия и расширение сферы его признания. Если понятие «выходит» за пределы индивидуальной познавательной деятельности, приобретает характер устойчивой применимости, так называемую «объективную» жизнь, то мы можем говорить о формировании принципа.

Объективация принципа права возможна в следующих формах:

  1. прямая фиксация понятия в официально признаваемых источниками права текстах. Это становится возможным, благодаря тому, что соответствующая идея, сформулированная в понятии, распространяется среди лиц, имеющих непосредственное отношение к созданию текстов, официально признаваемых источниками права. В России это, как правило, нормативные акты;
  2. массовое использование соответствующей идеи в правоприменительной практике. Это те случаи, когда некая идея, конкретизированная в понятии, воспринимается именно как принцип, входит в общую систему знаний о действующем и желаемом праве лица, которое в силу закона уполномочено применять право.

Таким образом, рациональным основанием для исследования принципов права в современных условиях является лишь адекватный анализ нормативных и правоприменительных актов.

Применяя сформулированные положения к проблеме определения понятия принципов публичного права, автор делает вывод о том, что принципы публичного права – идеи, сформировавшиеся в процессе идеологического описания системы общественных отношений, возникающих в процессе публичной деятельности, выраженные в системе юридических понятий и категорий, объективированных в позитивном праве и правосознании участников юридической практики и воспринимаемых различными субъектами права как ценности.

При исследовании состава принципов публичного права необходимым является отказ от использования методологии системного подхода, поскольку их совокупность не образует систему. В частности, применительно к принципам права невозможно определить ее элементный состав исчерпывающим образом. Кроме того, любая система предполагает качество, несводимое к свойствам ее элементов. Совокупность принципов права такое качество не образует.

Определяя методологию и основные направления исследования принципов права, автор подчеркивает, что перспективной является разработка проблемы системного применения принципов права.

Завершается диссертация заключением, в котором делаются выводы по диссертационному исследованию и формулируются общие стратегические направления формирования концепции публичного права на современном этапе.

Анализируя особенности теоретической разработки проблем публичного права, автор отмечает, что на современном этапе необходимо формирование теории публичного права, базирующейся на собственном методологическом фундаменте. При этом теория публичного права должна освобождаться от исторических аналогий и идеологических наслоений. Современный этап развития правового знания требует выработки представлений о публичном праве как многоаспектном, объективном явлении, ни в коей мере не сводимом к принципам системного строения права, либо механической совокупности правовых предписаний.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.