авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Административный процесс и административные процедуры в условиях административной реформы

-- [ Страница 4 ] --

Анализ положений проекта Кодекса административного судопроизводства РФ показывает, что его разработчики в попытке включить административные суды в общую судебную систему воздерживаются от сколько-нибудь значимого ограничения юрисдикционной компетенции действующих судебных систем, что не способствует формированию стройной судебной системы и, как следствие, ее эффективности. Существующая система регулирования отношений в сфере ответственности за административные правонарушения со всеми ее недостатками и противоречиями остается прежней. Возникает вопрос: имеет ли смысл заниматься реформированием, если решение общих для судебной системы задач не упрощается, а усложняется?

Ответ напрашивается отрицательный. В диссертации отмечается, что проблема анализа и совершенствования процессуальной системы, регулирующей отношения в сфере доказывания при совершении административного правонарушения, является весьма важной, так как именно здесь происходит соприкосновение гражданина и принудительных мер государства, привлекающего ежегодно миллионы граждан и десятки тысяч юридических лиц к ответственности за административные правонарушения. От того, насколько совершенна эта система, в существенной мере зависит вера граждан в справедливость государства, что, в свою очередь, является фундаментом взаимопонимания власти и народа. Сложность данной системы заключается в том, что если в случае реализации судебной юрисдикции в центре общественного внимания оказываются только суды, то при реализации квазисудебной (т. е. административной) юрисдикции требования граждан о справедливости и гуманизме, о точном соблюдении процессуальных правил и о качестве этих правил адресуются довольно широкому кругу субъектов — правоприменителей в сфере административной юрисдикции, т. е. государству в целом.

В целях более системного исследования данных проблем автором обоснован принцип, в соответствии с которым наделение органов исполнительной власти и их должностных лиц полномочиями рассматривать дела об административных правонарушениях и производство по таким делам — административная юрисдикция должно представлять собой вынужденное исключение из общего порядка судебного применения мер юридической ответственности и в силу этого должно быть максимально приближено к порядку судебной защиты прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с действующим законодательством об административных правонарушениях, помимо судов, правом рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания наделены 66 органов и должностных лиц, что является чрезмерным. Их число по мере формирования административной юстиции должно быть кардинально сокращено.

Подвергнув анализу вытекающие из ряда норм КоАП юрисдикционные полномочия ряда федеральных органов исполнительной власти, соискатель пришел к выводу о том, что установленная гл. 23 КоАП совокупность лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, отличается излишней пестротой, причем от ведомства к ведомству их перечень, полномочия и состав могут существенно различаться. В положениях, устанавливающих статус тех или иных органов исполнительной власти, вообще может не содержаться норм о том, что они уполномочены рассматривать дела об административных правонарушениях, хотя это полномочие должно возникать в порядке административного правонаделения, т. е. определяться либо Президентом РФ, либо Правительством РФ. Все это свидетельствует о том, что в процессе административной реформы еще не решена проблема административной юрисдикции и созданная ныне система с научной точки зрения далека от совершенства.

На основе анализа блока административно-процессуальных норм, регулирующих отношения в сфере производства по делам об административных правонарушениях, диссертант отмечает наличие существенной проблемы, которую необходимо разрешить. Суть ее состоит в наличии устойчивой взаимосвязи между протоколом и фиксацией административного правонарушения. Из нее логически следует, что если протокол составлен неуправомоченным лицом, то нет и события правонарушения, так как данное лицо не обладало компетенцией оценивать событие в качестве административного правонарушения. Это явно не способствует эффективности противодействия административному правонарушительству.

Далее автором рассмотрены новеллы в части упрощенного порядка привлечения нарушителей Правил дорожного движения к административной ответственности на основании данных технических средств видеосъемки. По результатам рассмотрения этих нововведений автор приходит к выводу о том, что с доктринальной точки зрения они являются весьма спорными и требуют дополнительного осмысления, глубокого анализа практики.

По мнению автора, одной из принципиальных составляющих всей системы административно-деликтного права является оперативность рассмотрения дел об административных правонарушениях, так как наказания за многие, в особенности мелкие, правонарушения носят стимулирующий характер, направленный на поддержание повседневного административного правопорядка, отличающегося высокой динамикой. Поэтому совершенно обоснованным выглядит положение ст. 28.5 КоАП о том, что протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения. С данной точки зрения определенные сомнения вызывает позиция Верховного Суда РФ, сформулированная им в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которой нарушение сроков составления протокола об административном правонарушении и направления протокола на рассмотрение судье признается несущественным недостатком, поскольку они не являются пресекательными.

Автор занимает по данному поводу иную позицию. Нормы, регулирующие эти отношения, являются императивными. Поэтому составление протокола при всех обстоятельствах и получение данных о правонарушителе должно производиться немедленно. Если данные о правонарушителе известны, он присутствует при составлении протокола, но необходимо дополнительное выяснение обстоятельств, о переносе срока завершения составления протокола в его тексте должна осуществляться соответствующая запись с отметкой о том, что лицо, в отношении которого возбуждено производство об административном правонарушении, о данном факте осведомлено.

Рассматривая проблемы института административного расследования в административно-процессуальном праве, диссертант отмечает, что в отечественном праве законодатель изначально определил, в каких сферах могут возникать процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, тем самым подразделяя весь массив норм Особенной части КоАП на простые формальные составы и сложные. При этом КоАП довольно лаконично регулирует процедурные вопросы проведения административного расследования, большинство проблем проведения процессуальных действий вообще не регулируется. По окончании административного расследования составляется все тот же протокол об административном правонарушении как результирующий документ, где вся совокупность доказательств, полученных в ходе административного расследования, именуется «иные сведения, необходимые для разрешения дела». На основании этого делается вывод о том, что институт административного расследования на данный момент не вписался в общую концепцию процессуальной части КоАП и его нельзя считать проработанным до деталей, как это сделано, например, в УПК в отношении института предварительного расследования.

Третья глава «Административные процедуры по исполнению федеральными органами исполнительной власти государственных функций» посвящена важной для науки административного права проблеме процедурной реализации осуществления федеральными органами исполнительной власти возлагаемых на них законодательством обязанностей и полномочий. В ней исследуются наиболее важные с социальной и экономической точки зрения виды административных процедур в области лицензирования (§ 3.1), государственной регистрации (§ 3.2), разрешения обращений граждан, жалоб и поощрений (§ 3.3), информирования граждан и организаций о деятельности органов государственной власти (§ 3.4).

Отмечается, что максимально четкое нормативное определение последовательности действий органов государственной власти при исполнении ими государственных функций является одной из важнейших задач проводимой в стране административной реформы.

Рассматривая лицензирование как вид властной деятельности федеральных органов исполнительной власти и в качестве одного из элементов разрешительной системы, автор подразделяет всю нормативную базу разрешительной деятельности государства на два блока: группу норм материальных и группу норм процедурных, т. е. определяющих порядок действий. В связи с вопросом о правовой природе процедурных норм, соискатель отмечает, что она аналогична правовой природе норм процессуальных с той лишь разницей, что процессуальные нормы, как правило, устанавливаются законодательством и требования к их соблюдению являются императивными в целях обеспечения баланса между правами сторон социального конфликта в интересах его урегулирования. Основная цель процедурных норм — обеспечение равных условий у субъектов, претендующих на доступ к социальному благу или получению возможности реализации этого социального блага в своих интересах, а также общая регламентация деятельности органов государственной власти в конкретной сфере регулирования, позволяющая, с одной стороны, правильно определить сферу этой деятельности и, с другой стороны, исключить превышение компетенции данного органа.

Общий алгоритм процедуры лицензирования ярко иллюстрируется на примере лицензирования кредитных организаций. Так, процедура лицензирования осуществляется только после проведения процедуры регистрации субъекта как юридического лица; процедура лицензирования состоит из следующих основных элементов: предоставления совокупности документов, необходимых для получения лицензии (их перечень определяется законодательным или иным нормативным правовым актом); рассмотрения лицензирующим органом представленной совокупности документов; принятия решения о выдаче лицензии либо об отказе в ее выдаче.

На примере банковской деятельности также можно сделать вывод о том, что лицензирование как способ государственного воздействия на экономические и иные отношения должен применяться тогда, когда данная деятельность при ее отклонении от изначально определенных параметров может наносить ощутимый ущерб публичным интересам.

Учитывая существенную озабоченность руководства государства борьбой с коррупцией, по мнению диссертанта, совсем не излишним также выглядит введение, например, публичных слушаний по поводу выдачи лицензии, что могло бы внести элементы прозрачности в лицензионную процедуру и тем самым снизить коррупционность в данной сфере.

Соискателем проанализированы основные положения действующего законодательства о лицензировании и сделан вывод о том, что по ряду позиций сохраняется преемство, однако при этом существенно расширилась сфера, на которую лицензирование не распространяется, что противоречит требованию одного из существенных принципов — единства порядка лицензирования на территории РФ. Исходя из этого автор отмечает следующее: обособленные от сферы действия законодательства о лицензировании виды деятельности вполне могли бы подчиняться общим правилам и содержать специальные положения, которые не противоречили бы принципам лицензирования.

Юридический анализ норм действующего законодательства о лицензировании показал, что целый ряд вопросов, имеющих значение для установления должной процедуры, урегулирован достаточно схематично, хотя эти вопросы носят общий характер для всей совокупности отношений, возникающих при предоставлении права на осуществление определенных видов деятельности или лишении такого права.

Рассматривая особенности лицензирования видов деятельности, которые не охватываются сферой регулирования Федерального закона от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», автор, в частности, отмечает, что лицензирование нотариальной деятельности вполне обоснованно выведено за рамки действия данного Закона. В этой лицензионной системе акцент сделан на гарантированное обладание лицом, получившим лицензию нотариуса, совокупности знаний и умений, позволяющей осуществить определенные действия, характерные для нотариальной деятельности, в которой важнейшей составляющей является точность отражения юридических фактов.

В результате анализа нормативного порядка лицензирования оборота этилового спирта диссертант делает вывод, что материально-правовая составляющая данных отношений имеет существенные особенности, причем достаточно динамично изменяющиеся, что в целом и определяет их выведение за рамки общего порядка лицензирования. С процедурно-правовой точки зрения данные отношения существенных особенностей не имеют.

Лицензирование деятельности по работе со сведениями, составляющими государственную тайну, и созданию средств защиты информации совмещает в себе общие требования, которые, в том числе, нашли отражение в законодательстве о лицензировании отдельных видов деятельности. На примере данной лицензионной системы видно, что, несмотря на их внешнюю эксклюзивность, она практически полностью укладывается в схему «общие требования — закон; особенные требования — подзаконный акт», которую автор считает наиболее приемлемой для формирования нормативного регулирования этих отношений в свете требований административной реформы.

Соискатель отмечает, что регистрационная деятельность является одним из самых широких видов деятельности публичной власти, так как, чтобы получить возможность взаимодействия с иными субъектами (государственными и частными), гражданин или юридическое лицо должны приобрести некий правовой статус, который зависит от профессиональной деятельности или от того, чем впоследствии намерен заниматься данный субъект. Приобретая тот или иной статус, субъект становится непосредственным или потенциальным участником определенной совокупности правоотношений, часть из которых может быть очень широкой, а часть — касаться довольно узкого спектра этих отношений. В результате анализа различных позиций, высказанных в литературе, автор сформировал собственную позицию относительно правовой природы, роли и места административно-правового института государственной регистрации в системе права. По его мнению, государственная регистрация является одним из важнейших способов взаимодействия между гражданином и государством. Это прежде всего акт признания определенных событий, фактов и прав в государственно организованном обществе, установление физическому или юридическому лицу того или иного статуса, позволяющего стать субъектом конкретного круга правоотношений. В то же время государственная регистрация, если ее понимать в качестве императива административно-правовой природы, является упорядочивающим способом государственно-правового воздействия на ту или иную совокупность общественных отношений в целях предотвращения нанесения ущерба или совершения правонарушений.

В диссертации подробно рассмотрены такие правовые системы, как государственная регистрация актов гражданского состояния, государственная регистрация различных видов юридических лиц и иных субъектов права с акцентом на процедурные нормы. Обращается внимание на тот факт, что регистрация таких специфических субъектов права, как политические партии, носит далеко не формально-процедурный характер, как это осуществляется в отношении иных некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений. Прослеживается политическая воля государства, желающего выстроить политическую систему, в которой могут участвовать только крупные политические организации общенационального масштаба. При этом формальные процедурные условия сохраняются. В свою очередь, для профсоюзов определена самая легкая из регистрационных процедур — уведомительная с запретом контролировать деятельность профсоюзных организаций. Это свидетельствует, с одной стороны, о заинтересованности государства в профсоюзном движении, признании его важным элементом демократии, а с другой стороны, о том, что государство признает профсоюзное движение неполитизированным, в силу чего за деятельностью таких организаций не должен осуществляться жесткий контроль.

Относительно регистрационной деятельности органов исполнительной власти в области недвижимого имущества следует сказать, что в настоящее время в сравнении с советским периодом и начальным этапом рыночных преобразований существенным образом она изменилась: в предшествующий период регистрация носила скорее уведомительный характер, поэтому она осуществлялась исключительно на местном уровне. Основная правовая нагрузка в отношении проверки законности сделки ложилась на нотариусов как компетентных лиц. О какой-либо «прозрачности» данной деятельности в масштабах страны речи идти не могло, так как реестры были разобщены и практически полная удостоверительная нагрузка ложилась на нотариально удостоверенный договор и свидетельство о праве собственности. Введение единого государственного реестра позволило действительно существенным образом повысить уровень проверки документов на этапе их приема, обеспечить необходимый уровень взаимодействия с другими государственным органами в случае возникновения сомнений в юридической чистоте сделки, а также обеспечить в необходимых случаях доступ заинтересованных лиц к ознакомлению с титулом недвижимого имущества, т. е. историей перехода прав на него и наличием правовых обременений.

Проанализировав различные виды регистрационных систем недвижимого имущества, автор пришел к выводу о том, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой весьма сложную, в том числе и с процедурно-правовой точки зрения, систему, которая может восприниматься как целостная только для отдельных категорий недвижимости. При этом наиболее сложной представляется регистрация прав на так называемые объекты недвижимости «по закону», т. е. особо ценные вещи в виде воздушных, морских судов и космических объектов, в системах регистрации которых происходит комплексирование гражданско-правовых и административно-правовых начал, иначе говоря, сложное переплетение правоустанавливающего (с точки зрения права собственности) и функционального (эксплуатационного) элементов, связанных с разрешением на использование данных объектов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.