авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Полиция и милиция урала и западной сибири в начале хх в. (историко-правовое исследование)

-- [ Страница 4 ] --

Отсутствие единых государственных регламентаций по формированию советской милиции определило пути ее строительства на местах. Как показало изучение архивных документов, на Урале и в Западной Сибири советская милиция возникла в форме вооруженных формирований трудящихся. Ликвидируя органы милиции Временного правительства, местные Советы Урала и Западной Сибири создавали различные органы, выполнявшие функции охраны общественного порядка. Организацией этих органов в Западной Сибири и на Урале занимались губернские, уездные, волостные Советы, Западно-Сибирский комитет Советов, Центральный исполнительный комитет Советов Сибири (Центросибирь), в некоторых губерниях Урала и Западной Сибири – губернские и военные революционные комитеты.

Характеризуя особенности создания органов охраны правопорядка на Урале и в Западной Сибири, диссертант подчеркивает, что Советская власть в регионе устанавливалась в разное время. В частности, в Оренбургской губернии атаман А.И. Дутов не признал Советскую власть после победы Октябрьской революции в 1917 году, и только в середине января 1918 года в Оренбурге была установлена Советская власть и возобновлена деятельность военнореволюционого комитета.

Одной из особенностей, повлиявших на строительство советской милиции на Урале и в Западной Сибири в 1917 – 1918 гг. являлся тот факт, что прежние структуры народной милиции Временного правительства еще некоторое время действовали, их личный состав заменялся по мере подбора кадров в пролетарскую милицию. Когда прежняя милиция оставалась лояльной к новой власти, в органы милиции направлялись полномочные представители Советов и Военно-революционных комитетов, которые осуществляли реорганизацию аппарата старой милиции. В связи с этим автор указывает на организационную преемственность между милицией Временного правительства и советской милицией 1917 года, так как последняя зачастую формировалась бывшими сотрудниками милиции Временного правительства.

На Урале и в Западной Сибири формирование штата советской милиции по единому для всей страны образцу началось только в середине 1919 года. Несмотря на то, что в целом ее становление и развитие происходило в соответствии общероссийскими тенденциями, в рассматриваемом регионе оно имело некоторые особенности. Советская милиция наряду с другими органами охраны общественного порядка создавалась Советами, которые определяли ее название, структуру, штатную численность, основные функции, активное участие в ее организации принимало местное население. Однако если в большинстве губерний России с марта-апреля по октябрь 1918 г. шел процесс становления штатной милиции, построенной на единых организационно-правовых началах, то на Урале и в Западной Сибири этот процесс был прерван начавшейся гражданской войной и возобновлен лишь в 1919 году. На Среднем Урале советская милиция была создана лишь к осени 1919 года.

Строительство милиции в регионе, по мнению автора, характеризовалось разнообразием форм организации, методов комплектования, способов охраны порядка и борьбы с преступностью, широкой инициативой местных Советов Урала и Западной Сибири в выборе путей развития деятельности милиции.

В работе отмечается, что из-за отсутствия квалифицированных кадров деятельность милиции в основном сводилась к наружной службе. Она осуществлялась посредством несения службы на участках, постах и маршрутах. С изменением оперативной обстановки на основе данных об уровне преступности, интенсивности движения населения и транспортных средств возникла необходимость в расширении количества охранных постов. В связи с необходимостью увеличения милицейского состава на службу в милицию привлекалось местное население, дружины, отряды Красной Гвардии. Но так как само местное население, дружины правопорядка, а, в ряде случаев, и милиционеры специально не обучались, качество постовой и патрульной службы было достаточно низким.

На основе изучения архивных материалов и научных публикаций диссертант пришёл к выводу, что в рассматриваемый период на Урале и в Западной Сибири основные функции не вполне сформировавшейся милиции определялись сложной, неустойчивой политической обстановкой, в связи с чем они не отличались четкостью и определенностью.

В условиях фактического отсутствия необходимого нормативного регулирования, осуществления функций милиции лицами, не имевшими соответствующей профессиональной подготовки, руководствовавшихся «революционным сознанием», деятельность советской милиции не отличалась четкостью и эффективностью. Исследование подтвердило слабость децентрализованной системы правоохранительных органов, необходимость комплектования их на профессиональной штатной основе.

Глава 4«Охрана общественного порядка и борьба с преступностью на Урале и в Западной Сибири в период гражданской войны» – посвящена актуальным вопросам формирования органов охраны общественного порядка «антибольшевистскими» правительствами на Урале и в Западной Сибири, анализу роли казачества в охране общественного порядка в условиях гражданской войны, а также борьбы с преступностью на территории деятельности «антибольшевистских» правительств региона.

Автор указывает, что к наиболее крупным «антибольшевистским» правительствам Урала и Западной Сибири относились: 1) Комитет членов Учредительного Собрания, Уфимская, Оренбургская губерния (июнь – сентябрь 1918 года); 2) Временное Сибирское Правительство (П.В. Вологодского), Томск (июнь-ноябрь 1918 года); 3) Временное Всероссийское правительство (Уфимская Директория), Уфа (сентябрь –ноябрь 1918 года); 3) Всероссийское правительство А.В. Колчака (ноябрь 1918 – 1920 гг.).

В главе диссертант характеризует устройство органов управления на территориях деятельности «антибольшевистских» правительств, обосновывает, что в государственных образованиях антибольшевистского типа были предприняты попытки к восстановлению старых порядков и воссозданию Российской государственности в прежнем виде, существовавшей до Февральской революции.

Рассматривая вопросы функционирования органов правопорядка Урала и Западной Сибири в период от февраля к октябрю 1917 года и в период гражданской войны, автор делает вывод о том, что милиция «белых» правительств в отличие от народной милиции Временного правительства была централизована, находилась на государственном обеспечении и практически не зависела от местных органов самоуправления. В этом отношении она, в большей степени имела сходство с царской полицией, чем с народной милицией Временного правительства.

Основу нормативно-правовой базы организации и деятельности милиции Западной Сибири и Урала в период гражданской войны составляли постановления, положения, инструкции и циркуляры Временного Сибирского правительства. Основным нормативным правовым актом, регулировавшим деятельность милиции Урала и Сибири, являлось Временное положение «О сибирской милиции». Необходимо обратить внимание на то, что во многих актах отсутствовал правовой механизм их реализации на практике, что негативно отражалось на обеспечении охраны общественного порядка.

Анализируя нормативно-правовую базу деятельности правоохранительных органов «белых» правительств, автор соглашается с точкой зрения А.Я. Малыгина и А.Н. Никитина: разработчики Положения о Сибирской милиции использовали не только Временное положение от 17 апреля 1917 года, но и Устав уголовного судопроизводства, опыт царской полиции, милиции Временного правительства и Временного Сибирского правительства9.

Милиция «белых» правительств, в отличие от милиции Временного правительства, находилась в подчинении центральных органов власти. В связи с этим милиция «антибольшевистских» правительств финансировалась из государственного бюджета, и только 1/3 расходов возлагалась на органы местного самоуправления.

На Урале создавалась заводская милиция, что было связано с промышленным характером региона. Поэтому в штатах уездной милиции организовывались особые милицейские участки с усиленным числом милиционеров (один на 1500 жителей). Такая организация на крупных заводах позволяла не только обеспечивать наблюдение и контроль, но и пресекать любые антиправительственные выступления.

В период гражданской войны большую роль в охране правопорядка на территории «белых» правительств играли казачьи формирования, которые образовывали свои органы по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. В революциях 1917 года и последующей гражданской войне решался важный для казачества вопрос – вопрос о землевладении. Большей части казаков были чужды интересы как дворянства, так и власти, отменившей частную собственность.

Автор указывает, что уровень преступности во время гражданской войны на территории «антибольшевистских» правительств Урала и Западной Сибири намного превысил количественные и качественные показатели по сравнению с предшествующими годами. Это усложняло работу сотрудников органов охраны общественного порядка, что негативно сказывалось на раскрываемости преступлений. В результате в местностях Урала и Западной Сибири, в которых в силу различных причин гражданская милиция не была создана, в частности, на территориях казачьих войск, создавалась военно-войсковая милиция. Она представляла собой подразделения, основанные на воинской дисциплине.

Анализируя деятельность по борьбе с преступностью в альтернативных государственных образованиях, диссертант рассматривает вопрос о деятельности большевистских организаций. Речь идет не только о мелких красноармейских подразделениях и партизанских отрядах, которые существовали самостоятельно, но и так называемых «бандах», как эти группы именовались в официальных документах альтернативных государственных образований.

Анализ деятельности органов охраны правопорядка Урала и Западной Сибири в период гражданской войны позволил автору сделать вывод, что ухудшение криминогенной ситуации в регионе приобретало устойчивый и повседневный характер: возрастали масштабы криминализации экономики и коррупции в органах государственной власти, увеличивалось влияние преступности на все стороны жизни, повышался уровень уличной преступности, появились новые виды преступлений, такие как торговля наркотиками. Криминальную напряженность в период гражданской войны на Урале и в Западной Сибири усиливал процесс миграции.

В условиях дестабилизации общества деятельность милиции «белых» правительств была направлена, в первую очередь, на укрепление их власти, восстановление экономики региона. В связи с этим значительное место в деятельности милиции занимала борьба с преступлениями, подрывавшими экономическое положение указанных правительств, их авторитет в глазах населения, а также их боеспособность. Соответственно, на милицию, как и на полицию в царской России, возлагались многочисленные функции, что создавало благоприятные условия для злоупотреблений со стороны милиционеров. Милиция, а также, в определенной степени, «белые» правительства, не обеспечивая должной охраны общественного порядка, дискредитировали себя глазах населения. Репрессии же в отношении противников указанных правительств сами по себе не могли обеспечить ни укрепление власти, ни стабильность в обществе.

Глава 5«Организация и деятельность советской милиции Урала и Западной Сибири в 1919 1921 гг.» – посвящена становлению рабоче-крестьянской милиции в регионе, изучению основных направлений развития советской милиции на Урале и в Западной Сибири, функций советской милиции.

В главе отмечается, что работа по возрождению органов охраны правопорядка началась в условиях разрушения транспортных путей и большинства промышленных предприятий, отсутствия продовольствия и топлива. Кроме того, в регионе происходили значительные миграционные процессы, проживало большое число беженцев центральных губерний, что также влияло на криминогенную обстановку. На территории региона действовали многочисленные группы, так называемые «банды», состоявшие из уголовных элементов, дезертиров и белогвардейцев-участников карательных отрядов.

Диссертант отмечает, что фактически до 1921 г. милиция Урала и Западной Сибири находилась в стадии становления. Процесс строительства аппарата милиции Урала и Западной Сибири в 1919 1921 гг. автор разделяет на несколько этапов. Их временные границы в разных губерниях региона не совпадают, так как формирование органов милиции и изменения в их структуре в разных губерниях происходили не одновременно. Первый этап связан с первоначальным созданием органов милиции местными ревкомами во второй половине 1919 г. Характерным для этого периода являлось то, что милиция не имела единых организационных форм, четкого определения компетенции и централизованного руковод­ства в масштабах всей Республики. Местные органы власти каждой об­ласти сами определяли структуру милиции, ее состав, полномочия, формы и методы деятельности.

Автор делает вывод, что в ходе гражданской войны происходило смещение центра тяжести реформирования общества на региональный уровень. Военно-политическая ситуация на Урале и в Западной Сибири в 1919 г. обусловила необходимость создания органов милиции в условиях автономности и децентрализации в организационно-правовых вопросах. Согласованность организационного оформления и деятельности органов милиции была возможна только при наличии унифицированных подходов и рекомендаций.

Второй этап организации милиции Урала и Западной Сибири начался в конце 1919 г. с ее реорганизации, на основе указаний центральной власти. В декабре 1919 г. Главным управлением милиции НКВД РСФСР на места были направлены штаты и оклады по всем видам милиции «к точному и неуклонному руководству». Приказ Главмилиции от 3 декабря 1919 года вводил общий подход к комплектованию штатов милиции. В дальнейшем на втором этапе происходило упорядочение количества сотрудников милиции в городах и уездах. В 1920 г. аппарат милиции начал комплектоваться единообразно в соответствии с утверждёнными в центре штатами.

Начало третьего организационно-правового этапа становления системы органов милиции связано с принятием Положения о Рабоче-крестьянской милиции, утверждённого ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1920 г.10 Основным вопросом, который требовал разрешения на этом этапе, являлся вопрос материально-технического оснащения органов милиции.

В организационно-правовом развитии милиции в 1919-1920 гг., по мнению автора, следует выделить два основных направления, которые автор условно называет военизацией и специализацией милиции. Тенденция военизации милиции наметилась в связи с гражданской войной, развитием политического бандитизма, которые сопровождались всплеском преступности. Вторая тенденция специализация милиции – была связана с созданием системы специализированных органов милиции в целях повышения её эффективности.

Диссертант выделяет этапы военизации милиции, при этом отмечая, что военизация милиции, а также укрепление ее как постоянного государственного органа охраны обще­ственного порядка являлись основными целями декрета «О рабоче-крестьянской милиции»11 от 3 апреля 1919 г. В организационно-правовом аспекте военизация милиции предполагала, во-первых, формирование из милиции боевых единиц, во-вторых, военную подготовку сотрудников милиции. Основными проблемами реализации декрета являлись проблема правового обеспечения, кадровая проблема и проблема материально-технического обеспечения.

Параллельно с процессом военизации происходило принятие организационно-правовых мер по созданию специализированных органов милиции. Термин «специализация» для обозначения этого направления развития милиции автор употребляет в значении организационно-правового оформления специальных органов милиции, деятельность которых была связана с объектами промышленности, железнодорожного и водного транспорта. В Положении о рабоче-крестьянской милиции от 10 июня 1920 г. было названо три вида специализированных органов милиции: 1) железнодорожная, 2) водная, 3) промышленная.

Проведённое исследование, по мнению автора, позволяет выделить три направления деятельности милиции на Урале и в Западной Сибири в рассматриваемый период. Во-первых, на милицию возлагалось проведение розыска и дознания по уголовным делам, то есть борьба с общеуголовной преступностью. Во-вторых, милиция использовалась в качестве военной силы для подавления выступлений против Советской власти. В-третьих, милиция осуществляла деятельность по реализации решений местных органов власти. В работе проведен последовательный историко-правовой анализ каждого направления.

Исследование деятельности милиции по содействию местным органам власти позволило условно выделить два вида функций: «постоянные», которые были урегулированы нормативно-правовыми актами, и «временные», в осуществлении которых возникала необходимость в связи со сложившейся ситуацией. Эти функции, как правило, не получали юридического закрепления.

Среди «постоянных» функций особое место занимало участие в сборе продразвёрстки и продналога. Органы милиции предупреждали и пресекали укрывательство продуктов, подлежащих сдаче по продналогу. Нормативной базой этой деятельности стал Циркуляр от 9 сентября 1920 г. «О содействии продорганам в деле реализации урожая 1920 года». Автор подчёркивает, что проблемы реализации этой функции были связаны с неопределенностью самого термина «содействие».

«Временные» функции милиции отличались большим разнообразием. Местные Советы привлекали милицию для осуществления деятельности, в которой назревала необходимость в связи со сложившейся обстановкой, или для оперативного преодоления сложной ситуации. В ряде случаев возложение на милицию «временных» функций было связано с отсутствием органов, которые могли бы осуществлять данную деятельность.

Процесс становления Советской милиции происходил в период кризиса государственно-правовых институтов, революционных изменений в государстве и праве в условиях гражданской войны, экономического и политического кризиса. В условиях отсутствия государственного контроля на региональном уровне повышалось значение региональных властных структур и их деятельности по поддержанию законности и правопорядка. Военно-политическая и социально-экономическая ситуация на Урале и в Сибири в 1919 г. обусловила необходимость организационного оформления системы органов милиции в условиях автономности и децентрализации в разрешении ключевых организационно-правовых вопросов.

Особенности регулирования деятельности милиции во многом предопределили её дальнейшее развитие и гарантии устойчивости новой власти. Повышение эффективности деятельности органов милиции по обеспечению правоохранительной функции государства было связано с необходимостью расширения материально-технического обеспечения органов милиции, проблемами совершенствования кадровой политики, улучшения социальной и правовой защиты сотрудников милиции, создания гарантий обеспечения их прав и законных интересов, обеспеченных механизмами и процедурами реализации.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.