авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Техника конструирования составов нарушения правил безопасности при ведении работ (ст. 143, 216, 217 ук рф)

-- [ Страница 3 ] --

Во втором параграфе исследуется объективная сторона рассматриваемых преступлений с использованием международного и зарубежного опыта в этой сфере, положений новой концепции охраны труда, правоприменительного опыта, в том числе вопросы о важности легального разъяснения термина «иная работа» (ст. 216 УК), о недостаточном внимании контролирующих органов к такому последствию, как психическое расстройство (как разновидность тяжкого вреда здоровью), о нецелесообразности расширения круга последствий в рамках ст. 143 УК (за исключением важности провести дифференциацию ответственности в зависимости от причинения смерти одному или нескольким лицам) и декриминализации последствия в виде крупного ущерба (ст. 216, 217 УК), об особенностях причинной связи, практических проблемах применения изучаемых статей (иллюстрируются различными статистическими данными) и др.

Приводится аргументация в пользу того, что применительно к ст. 143 УК рабочее место и время должны толковаться расширительно (в уголовно-правовой доктрине и практике зачастую присутствует буквальное или даже ограничительное их толкование). В ст. 228, 229 ТК, п. 3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утв. постановлением Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. № 73, законодатель определяет обширнейший перечень мест, на которых может произойти несчастный случай, расцениваемый как несчастный случай на производстве, и, следовательно, возможна квалификация по ст. 143 УК. Широко распространенной является практика, когда работники ввиду, скажем, большого объема работы, задерживаются на рабочем месте по собственной инициативе либо приступают к работе ранее рабочего времени, указанного в трудовом договоре (речь идет о случаях, легально не предусмотренных). Это может иметь место не только по личному желанию из-за «загруженности», но и в силу производственной необходимости (те или иные структуры, с которыми приходится взаимодействовать, могут начинать свою работу ранее, например, в связи с разницей в часовых поясах). Отказывать указанным лицам в защите их трудовых прав, в том числе уголовно-правовой, в подобных ситуациях было бы нелогичным. При наличии спорных аспектов в плане установления места или времени наступления несчастного случая нужно исходить и из характера деяния самого лица, осуществляющего трудовую деятельность: было ли такое деяние направлено на исполнение этим лицом своей трудовой функции или не было обусловлено трудовыми отношениями с работодателем.

В словосочетании «нарушение техники безопасности или иных правил охраны труда» присутствует: (1) одновременное указание на часть и целое, тогда как с точки зрения правил формальной логики целое поглощает часть и с точки зрения принципа экономии и закона бережливости («бритвы Оккама») – нет смысла загромождать УК подробным перечислением тогда, когда есть общее понятие; (2) синекдоха (речь в законе идет о правилах). Для преодоления указанных ошибок предлагается в диспозиции ст. 143 УК использовать такую же формулировку, как и в наименовании данной статьи – «нарушение правил охраны труда». Словосочетание «нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» в рамках ст. 216 УК связано с такой ошибкой, как синекдоха: слова «правила», «работы». Слово «работа» должно быть употреблено в единственном числе. Сказанное в полной мере касается не только диспозиции статьи, но и ее заголовка. Фраза «взрывоопасные объекты или взрывоопасные цеха» (диспозиция ст. 217 УК) также таит в себе ряд технических ошибок: (1) синекдоха – «объекты или цеха»; (2) вульгаризм – слово «цеха»; (3) не соблюдается закон бережливости – одновременно с родовым термином «взрывоопасный объект» употребляется видовой – «взрывоопасный цех». В этой связи верно использовать родовое понятие «взрывоопасный объект» (именно в единственном числе) как в наименовании статьи, так и в диспозиции. Употребление слова «правило» в единственном числе в вышеприведенных случаях мыслится как нецелесообразное в том числе ввиду устойчивости и общераспространенности терминов «правила охраны труда» и «правила безопасности» именно во множественном числе.

Доказывается справедливость исключения состава создания опасности из ст. 217 УК и важность предусмотреть в качестве условия ответственности причинение тяжкого вреда здоровью (наряду с крупным ущербом).

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 23 апреля 1991 г. № 1 подчеркивает, что при отграничении преступлений, предусмотренных ст. 143, 216, 217 УК, надо исходить из того, при производстве каких именно работ нарушены правила безопасности; при этом правила охраны труда рассматриваются в качестве разновидности правил безопасности, в пользу чего свидетельствует формулировка: «если нарушение этих правил (в том числе и правил охраны труда)…» (п. 6). Автором приводится аргументация в пользу того, что позиция Пленума Верховного Суда, допускающего расширительное толкование понятия «правила безопасности», небесспорна. Одним из доводов является тот, что если ее придерживаться, то составы, предусмотренные ст. 216, 217 УК, по своей сути получаются специальными как бы не до конца: в таком признаке объективной стороны, как характер нарушаемых правил, необходимо связанных с деянием, они не только совпадают с тем же признаком объективной стороны состава, содержащегося в ст. 143 УК, но и с учетом потерпевшего-любого человека предусматривают большее количество вариантов (субъект преступлений в рамках ст. 216, 217 УК также категория более широкая, нежели субъект состава, регламентированного ст. 143 УК). В этой связи не совсем точными будут выглядеть и правила квалификации при конкуренции общей и специальной нормы.

Констатируется, что возможны два варианта выхода из сложившейся ситуации: или менять сам термин «охрана труда» (на международной арене он не применяется, нет его и в Конституции РФ) или изменять понятие, раскрывающее его содержание. Первый вариант навряд ли целесообразен ввиду широкого и давнего употребления данного термина в РФ, ставшего устоявшимся. Второй вариант рассматривается как более реальный. Так, имеются пробелы в определении термина «охрана труда» (ст. 209 ТК), как следствие, – отсутствие единой терминологии, строгой смысловой определенности (полисемия). В ст. 209 ТК содержится дефиниция стандартов безопасности труда, которая фактически не отличается от дефиниции правил охраны труда. В законодательстве РФ об охране труда (в широком смысле) использованы самые разнообразные формулировки, характеризующие условия труда. С учетом положений новой концепции охраны труда и взглядов автора на возможного потерпевшего, корректируется определение охраны труда: это обеспечение безопасности лица, осуществляющего трудовую деятельность, в целях сохранения его жизни и здоровья в процессе таковой деятельности. В этом случае правила безопасности действительно можно рассматривать в качестве родового по отношению к правилам охраны труда; в конечном итоге все составляющие правил охраны труда нацелены на безопасность, только речь идет о безопасности лиц, осуществляющих трудовую деятельность (сказанное не снимает дискуссионных вопросов относительно конкуренции общей и специальной нормы). Таким образом, по субъекту приложения правила безопасности в области представленного исследования можно классифицировать на правила охраны труда (для лиц, осуществляющих трудовую деятельность), правила безопасности лиц, осуществляющих деятельность по гражданско-правовому договору, и правила безопасности для лиц, «посторонних» применительно к соответствующей деятельности. За возможность такой классификации выступили 54 % респондентов.

Глава IV диссертации именуется «Субъективные признаки составов нарушения правил безопасности при ведении работ (ст. 143, 216, 217 УК РФ)».

В первом параграфе затрагиваются проблемы наименования субъектов преступлений, предусмотренных ст. 143, 216, 217 УК (обращается внимание на исторический аспект трактовки субъектов названных преступлений, зарубежный опыт), определения субъектов преступлений при заключении атипичных, срочных трудовых договоров, привлечения к ответственности руководителей организаций, задействованы материалы уголовных дел и доследственных проверок, выделяются разнообразные ситуации нарушения правил, требующие установления истинного субъекта, и проч.

В диспозиции ч. 1 ст. 143 УК употребляется формулировка «лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда». Однако в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. № 1 указано, что ответственность по ст. 143 УК могут нести только две категории лиц, к которым не относятся рядовые работники или лица, находящиеся в фактических трудовых отношениях с работодателем, даже если на них были возложены указанные обязанности. Налицо следующие сбои: (1) рассогласованность между термином и понятием, его обозначающим; (2) употребление родовой категории только к отдельным видам. В этой связи можно предположить, что: (1) либо понятие не полностью раскрывает данный термин (и, следовательно, важно дополнить понятие иными признаками при неизменности термина), (2) либо термин неадекватен сути понятия (и тогда необходимо заменить термин при неизменности понятия). Выделив и проанализировав два направления в решении обозначенных проблем, автор с учетом исторически сложившегося подхода к определению субъекта преступного нарушения правил охраны труда, соответствующих законодательных решений зарубежных стран, современной трактовки термина «трудовые отношения», легальному перечню видов работодателей (ч. 5 ст. 20 ТК) приходит к ряду выводов, в том числе следующему: необходимо изменить законодательную формулировку, определяющую субъекта ответственности по ст. 143 УК, на «лицо, на котором лежала обязанность по обеспечению соблюдения этих правил или контролю за их соблюдением», что позволит избежать также и синекдохи (слово «обязанность» употреблено в единственном числе).

Обосновывается важность использования применительно к составам преступлений, предусмотренных ст. 216, 217 УК, на законодательном уровне соответственно формулировок: «лицо, осуществляющее деятельность, связанную с ведением данной работы», и «лицо, осуществляющее деятельность, связанную с ведением работы на данном объекте» (для этого употреблены языковые средства). Расширенный перечень субъектов в рамках ст. 216, 217 УК по сравнению со ст. 143 УК имеет логический смысл: раз преступления, предусмотренные ст. 216, 217 УК, посягают на отношения в сфере общественной безопасности, то оправдано включение в перечень субъектов и лиц, которые не были обязаны обеспечивать соблюдение соответствующих правил или контролировать их соблюдение, но чья трудовая деятельность связана с ведением данных работ (подразумеваются как лица, осуществляющие деятельность по трудовому договору, так и лица, находящиеся в фактических трудовых отношениях). По этой же причине к числу субъектов по ст. 216, 217 УК следует причислять и лиц, осуществляющих деятельность по гражданско-правовым договорам, что подтверждается и позицией, занимаемой практикой.

Следует считать субъектом по ст. 143, 216, 217 УК также лицо, находящееся в фактических трудовых отношениях с работодателем (для ст. 143 – при условии, что на нем лежала обязанность по обеспечению соблюдения правил охраны труда или контролю за их соблюдением). Приводятся причины, почему сказанное не относится к такой категории субъектов, как руководитель юридического лица.

Рассмотрев разнообразные ситуации нарушения правил охраны труда, автор констатирует необходимость указания в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ на то, что в следующих случаях субъектом ответственности по ст. 143 УК (а при аналогичном нарушении при ведении горной, строительной или иной работы, а также работы на взрывоопасном объекте – по ст. 216, 217 УК) может выступать также лицо, не состоящее в трудовых отношениях с потерпевшим:

1. Отсутствие у работодателя службы охраны труда, штатного специалиста по охране труда, когда их функции осуществляют организация или специалист, оказывающие услуги в области охраны труда, привлекаемые работодателем по гражданско-правовому договору (потенциальным субъектом выступает отдельно взятый специалист или специалист организации, с которыми заключен соответствующий гражданско-правовой договор).

2. Одно предприятие арендует оборудование у другого предприятия (речь может идти и об индивидуальных предпринимателях) и на таком оборудовании работают как работники арендодателя, так и арендатора. При этом имело место нарушение правил охраны труда лицом, осуществляющим трудовую деятельность у арендатора/арендодателя и обязанным обеспечивать соблюдение правил охраны труда или контролировать их соблюдение, а действиями или бездействием другого лица со стороны арендатора/арендодателя, не являющегося специальным субъектом по ст. 143 УК, был причинен тяжкий вред здоровью или смерть лицу, осуществляющему трудовую деятельность у арендодателя/арендатора (субъектом ответственности по ст. 143 УК является лицо, осуществляющее трудовую деятельность у арендатора/арендодателя и обязанное обеспечивать соблюдение правил охраны труда или контролировать их соблюдение).

Во втором параграфе рассмотрена субъективная сторона преступлений, регламентированных ст. 143, 216, 217 УК, в том числе значение вины потерпевшего от допущенного нарушения и мотивы (преступления и поведения). Проанализированы также зарубежный опыт и правоприменительная практика.

Обосновывается, что преступления, предусмотренные ст. 143, 216 УК, могут совершаться только по неосторожности (может иметь место как легкомыслие, так и небрежность). При конструировании данных составов законодатель использовал общесоциальные языковые средства и специально-юридические – юридический термин «неосторожность». Наличие формально закрепленной обязанности в отношении правил безопасности при ведении работ по ст. 143, 216, 217 УК еще не означает установление вины субъекта: имевшиеся объективные обстоятельства, которые исключали возможность осознания допускаемого нарушения, исключают и вину лица (должна быть не просто формальная обязанность, а фактическая способность ее выполнения). То же следует отнести и к обратной ситуации: когда без формально закрепленной обязанности субъект фактически выполнял таковую, т.е. такое лицо могло как осознавать допускаемое нарушение, так и не осознавать. Во всех случаях важно конкретно исследовать обстоятельства содеянного.

Автором доказывается, что в диспозиции ч. 1 ст. 217 УК нужно использовать соответствующие языковые средства и указать исключительно на неосторожную форму вины. За такое решение выступили и 54 % проанкетированных респондентов. Что показательно, анализ приведенных мотивов выявил, что уже в настоящее время в правосознании правоприменителя данный состав толкуется как неосторожный. При совершении умышленного преступления содеянное надлежит квалифицировать по статье УК, предусматривающей ответственность за совершение умышленного преступления. Поскольку автор ратует за изъятие состава создания опасности из диспозиции ч. 1 ст. 217 УК, то вышеуказанное предложение относится исключительно к материальному составу.

В Заключении изложены основные выводы, предложения и рекомендации, сделанные в процессе выполнения исследования. В приложениях приведены образец анкеты, результаты анкетирования, статистические данные.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ

В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ АВТОРА:

- статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях,

рекомендованных ВАК при Минобрнауки РФ

для опубликования основных научных результатов диссертации:

1. Столярова Т.И. К вопросу о понятии потерпевшего в составах нарушения правил охраны труда (ст. 143, 216, 217 УК РФ) // Следователь. 2009. № 11. С. 8-11 (0,5 п.л.);

2. Столярова Т.И. Объект и его учет при конструировании состава нарушения правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) // Человек: преступление и наказание. 2010. № 1. С. 56-60 (0,4 п.л.);

- статьи в журналах и изданиях

по материалам международных конференций:

3. Столярова Т.И. О конструкциях составов нарушения правил охраны труда в уголовном законодательстве // Шестьдесят вторая региональная научно-техническая конференция студентов, магистрантов и аспирантов высших учебных заведений с международным участием «Молодежь. Наука. Инновации – 2009». 15 апреля 2009 г., Ярославль: Тезисы докладов. Ярославль: ЯГТУ, 2009. С. 447 (0,06 п.л.);

4. Столярова Т.И. Объективная сторона как конструктивный признак состава статьи 143 Уголовного кодекса Российской Федерации. Сравнительный анализ с законодательством зарубежных государств // Актуальные проблемы совершенствования российского законодательства и правоприменения: материалы международной научно-практической конференции (г. Уфа, 29 апреля 2009 г.): в 3 ч. Ч. 3. Уголовно-правовые проблемы / под общ. ред. А.В. Рагулина, М.С. Шайхуллина. Уфа: Академия ВЭГУ, 2009. С. 155-159 (0,2 п.л.);

5. Столярова Т.И Субъект и его учет при конструировании составов преступлений, предусмотренных ст. 143, 216, 217 УК РФ // Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина в условиях экономического кризиса: Статьи и доклады. IX Междунар. научно-практическая конференция. Москва, 23 октября 2009 г. / Глав. ред. Н.В. Тихомирова / Под ред. П.Ю. Федорова, Н.М. Чепурновой, А.В. Шаврова. М.: МЭСИ, 2009. С. 457- 461 (0,3 п.л.);

6. Столярова Т.И. Субъективная сторона как конструктивный признак составов ст. 143, 216 и 217 УК РФ // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании’2009». Т. 12. Юридические и политические науки. Одесса: Черноморье, 2009. С. 28-35 (0,5 п.л.);

7. Столярова Т.И. Регламентация состава нарушения правил охраны труда в УК Литовской Республики // Юридические записки молодых ученых и аспирантов / отв. ред. М.В. Лушникова. Ярославль: ЯрГУ, 2010. Вып. 10. С. 54-55 (0,06 п.л.);

8. Похлеба (Столярова) Т.И. К вопросу о межотраслевой дифференциации ответственности при реформировании уголовно-правовых норм о незаконном предпринимательстве // Юридические записки молодых ученых и аспирантов: Актуальные проблемы законодательной и правоприменительной практики: материалы II Международной научной конференции / отв. ред. М.В. Лушникова. Ярославль: ЯрГУ, 2011. Вып. 11. С. 46-48 (0,07 п.л.);

9. Похлеба Т.И. К вопросу о несовершеннолетнем потерпевшем в составах нарушения правил охраны труда (ст. 143, 216, 217 УК РФ) // Юридические записки молодых ученых и аспирантов: Актуальные проблемы законодательной техники и правоприменительной практики: сборник научных статей / отв. ред. М.В. Лушникова. Ярославль: ЯрГУ, 2012. Вып. 12. С. 41-42 (0,07 п.л.);

- статьи в иных научных журналах и изданиях:

10. Столярова Т.И. К вопросу о понятии законодательной техники // Проблемы совершенствования юридической техники и дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе: сб. науч. статей / отв. ред. Л.Л. Кругликов. Ярославль: ЯрГУ, 2009. Вып. 4. С. 235-245 (0,5 п.л.);



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.