авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Карательная практика по уголовным делам о хищениях

-- [ Страница 2 ] --

В первом параграфе «Понятие карательной практики и ее роль в сдерживании преступности» дан анализ теоретических основ карательной практики, сделан вывод о взаимозависимости и взаимосвязи карательной практики и карательной политики.

Традиционно в специальной литературе карательную практику отождествляют с карательной политикой и рассматривают их в одном контексте. При этом карательную политику сводят к уголовно-исполнительной, что является неверным, поскольку такое ее понимание не дает определения ее основных компонентов. Сущность любой политики определяется теми целями и задачами, которые стоят перед данным направлением политики в ка­кой-либо сфере деятельности, и заключается в конкретности ее основных компонентов.

Под карательной политикой следует понимать ту часть государственной политики в области борьбы с преступностью, которая формирует средства и меры уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-­исполнительного законодательства4.

Карательная практика представляет собой реализацию норм вышеуказанных отраслей права, тем самым показывая эффективность и правильность существующих законов. Эффективность карательной практики и ее роль в сдерживании преступности напрямую зависит от карательной политики государства. Издаваемые законы должны быть последовательны и логичны. Полагаем, что необходимо привести законодательное понятие наказания в соответствие с его признаками, содержанием и формой, т. е. оно должно включать такие определения, как неотвратимость и соразмерность лишений и ограничений прав и свобод лица, признанного виновным по приговору суда, общественной опасности совершенного им преступления. Кроме того, Уголовный кодекс Российской Федерации должен включать в себя классификацию строгости наказаний, соответствующую категории тяжести преступлений. Практическая значимость и теоретическая надобность такой классификации состоит в необходимости ее учета при определении видов и размеров наказаний в санкциях статей Особенной части, что позволит более точно устанавливать соответствие характера и степени общественной опасности преступления строгости наказаний, включенных в санкции. Это будет способствовать ликвидации имеющихся в настоящее время несоответствий, таким образом, за равные по опасности преступления будут назначаться равные по тяжести наказания.

Во втором параграфе «Наказание как инструмент карательной практики» исследуется понятие уголовного наказания, его признаки, содержание и цели. Освещен дискуссионный вопрос, касающийся сути уголовного наказания, одного из его элементов — кары.

Проанализировав позиции ученых (Н. А. Беляев, М. Д. Шаргородский, С. Г. Келина, Н. А. Стручков, В. К. Дуюнов, В. И. Зубкова и др.), автор полагает, что кара — это сущность уголовного наказания, его неотъемлемое свойство, объективное в своей основе, заключающееся в лишении осужденного определенных благ.

Наказание является важнейшим институтом в руках государства для охраны политических, экономических и иных общественных отношений5, что определяет его как основной инструмент карательной практики, результативность которой зависит от того, какие цели стоят перед уголовным наказанием.

Цели уголовного наказания, определенные в законе, выражают принципиальную линию карательной политики государства в борьбе с преступностью, но ее нельзя уничтожить только уголовно-правовыми мерами. Необходимо устранить социальные причины преступности, а наказания могут только влиять на ее структуру и динамику. При этом положительный результат возможен при оптимальном использовании средств для достижения стоящих перед наказанием научно обоснованных целей. Бессмысленно ставить перед уголовным наказанием такие цели, которые, исходя из природы и механизмов действия уголовного наказания, вообще не могут быть его результатами или составляют содержание самого уголовного наказания.

Исследование вопроса о целях уголовного наказания позволило выделить две важнейшие проблемы: проблему содержания целей, т. е. какие цели стоят перед уголовным наказанием и что они собой представляют, а также проблему соотношения целей уголовного наказания между собой применительно к понятию уголовного наказания в целом и отдельным видам уголовных наказаний в частности.

Общепризнанным в теории уголовного права является положение о том, что цели наказания — это те результаты, которых стремится достичь государство, осуждая виновного в совершении преступлений к той или иной мере уголовного наказания и применяя соответствующую меру.

Таким образом, эффективность уголовного наказания как основного инструмента карательной практики возможна при наиболее полном совпадении результатов, при оптимальном использовании средств, для достижения стоящих перед наказанием научно обоснованных целей.

В третьем параграфе «Наказания за совершение хищений в советском уголовном законодательстве» освещается эволюция системы, видов и размеров наказаний за различные хищения в Советской России. Автором дан анализ истории развития уголовного наказания за хищения, совершаемые в советский период, с целью выявления преемственности и пре­имуществ видов, размеров наказаний действующего уголовного законодательства и его недостатков. В конце 1918 г. был введен прямой запрет на использование дореволюционных законов. Правотворчество властей указанного периода не отличалось системностью, централизованностью, вплоть до того, что депутаты отдельных сел сами определяли, какие деяния являются преступными. Но все издаваемые декреты и наказы депутатов относили хищения к наиболее опасным преступлениям: декреты ВЦИК 1919 г. рекомендовали ВЧК расстреливать виновных за разбой, вооруженный грабеж, взлом «советских и общественных складов и магазинов» с целью хищения, а также за спекуляцию и хищения, совершаемые должностными лицами.

По мнению А. А. Пионтковского, последовательная борьба с хищениями содействовала новой экономической политике социалистического государства.

В Уголовном кодексе РСФСР от 24 мая 1922 г. корыстным посягательствам на собственность была посвящена глава VI «Имущественные преступления». Следует отметить, что данный Кодекс предусматривал различия в ответственности за имущественные преступления в зависимости от принадлежности имущества: ответственность за хищения государственного или общественного имущества была очень суровой, вплоть до высшей меры.

Уголовные кодексы РСФСР 1926, 1960 гг. аналогично защищали собственность государства и общественных организаций, и только Федеральный закон Российской Федерации от 1 июля 1994 г. внес изменения в УК РСФСР, согласно которым все формы собственности в Российской Федерации защищаются одинаково. Анализ уголовных законов советского периода показывает, что законодатели постоянно уделяли большое внимание преступлениям против собственности и наказаниям за них, совершенствовали диспозиции составов, определяли квалифицирующие признаки, размеры ущерба, совершенствовали санкции статей.

Понятия некоторых форм хищения, данные советскими законодателями, сохранены в ныне действующем Уголовном кодексе РФ, например понятие кражи, т. е. наблюдается правопреемство норм, но законодатель проявил непоследовательность в построении санкции. Санкции Уголовного кодекса РСФСР в альтернативном плане были уже, сроки и размеры наказаний не отличались расплывчатостью и безразмерностью.

Таким образом, по мнению диссертанта, нормы, предусматривающие ответственность за хищения и наказания за них, нуждаются в дальнейшем реформировании.

Вторая глава «Основные факторы, обусловливающие наказания при построении санкций за хищения» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Критерии, влияющие на совершенствование конструкций санкций за хищения» посвящен анализу санкций за хищения. Автор ставит задачи: выявить действенность санкций применительно к интересующей системе уголовно-правовых норм, определить структурное своеобразие санкций и обозначить направления по их совершенствованию.

Сравнительный анализ видов и размеров наказаний за хищения позволил убедиться в том, что свое главное социальное назначение санкция может выполнить лишь тогда, когда она будет построена на логически обоснованных правилах юридической техники, исключающей несбалансированность между тяжестью преступления и строгостью различных видов наказаний.

Характер санкций определяется характером и степенью общественной опасности преступлений. Если применительно к хищениям составить свою «лестницу» уголовных наказаний, то по степени распространенности первую ступень в ней будет занимать лишение свободы. Такая ситуация противоречит общей концепции классификации наказаний, поскольку в сис­теме наказаний лишение свободы является самым строгим наказанием. Кроме того, сроки лишения свободы за хищения значительно больше, чем за некоторые преступления против жизни и здоровья, уголовно-правовая охрана которых имеет приоритет (ст.ст. 106–109 УК РФ — максимальное наказание до пяти лет лишения свободы).

Законодательное определение минимума и максимума наказания, включенного в санкцию, служит гарантией обеспечения принципа законности. Автор находит нелогичными конструкции некоторых санкций за хищения, например за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 161 УК РФ, — наказание от двух до семи лет лишения свободы. В данном случае санкция содержит в себе определение трех категорий тяжести преступлений (небольшой, средней и тяжкого преступления). Полагаем, что санкция как один из элементов уголовно-правовой нормы должна содержать в себе конкретную, а не размытую информацию об общественной опасности деяния.

Далее диссертант анализирует определение общественной опасности преступления, учитывая такие факторы, как способ совершения хищения, последствия, признаки субъекта, и приходит к выводу, что санкции за хищения нуждаются в реформировании, поскольку при различных способах хищения, различных признаках субъекта (ч. 1 ст. 158 УК РФ — субъект с 14 лет, ч. 1 ст. 160 УК РФ — субъект специальный, ч. 1 ст. 159 УК РФ — субъект с 16 лет) виды и размеры наказаний, включенные в сан­кции вышеуказанных статей, одинаковы.

Сконструированные таким образом санкции не соответствуют критериям определения тяжести преступлений.

Во втором параграфе «Значение способов хищений в определении видов и размеров наказаний, включенных в санкции за хищения» способ преступления с позиции теории уголовного права изучается как определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых преступником в процессе совершения преступления, при этом ученые отталкиваются от лексического значения слова «способ».

Доктринально способ совершения преступления определяют как факультативный признак объективной стороны, но в хищениях именно способ влияет на форму, криминализирует деяние и дифференцирует ответственность за него. Способ изъятия имущества в хищениях определяет уровень опасности деяния, и законодатель, устанавливая вид и размер наказания за хищения, ориентируется именно на способ. Анализ способов хищений, описанных в диспозициях статей, предусматривающих ответственность за хищения, и изучение правоприменительной практики позволяют автору сделать вывод, что способ совершения преступления однозначно влияет на качественную определенность преступления, поэтому фиксация способа в законе должна быть абсолютно четкой. Нарушение данного правила означает неверную оценку правоприменителем преступления, что влечет за собой неверное определение общественной опасности деяния и назначение не соответствующего реальному преступлению наказания.

Таким образом, способ, описанный в статье Особенной части Уголовного кодекса, должен быть типичен для нее и отграничивать одно преступление от другого. До сих пор остается спорным вопрос об условности границ между насильственным грабежом, разбоем и вымогательством6.

Думается, что законодателю необходимо четко определить в насильственном грабеже минимальное противоправное насилие, зафиксированное в пределах ст. 116 УК РФ: «…с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, причиняющего физическую боль, но не повлекшего последствий, указанных в статье 115 УК РФ, или с угрозой применения такого насилия, либо с удержанием потерпевшего или угрозой такого удержания».

Это позволит единообразно применять закон, правильно квалифицировать деяния, назначать справедливое наказание.

В третьем параграфе «Актуальные проблемы реализации санкций за хищения» рассматривается обоснованность санкций за хищения. Эффективность уголовно-правовой нормы обусловлена не только совершенством диспозиции, но и обоснованностью и востребованностью видов и размеров наказаний, включенных в санкции статей Особенной части Уголовного кодекса РФ. Анализ проведенного диссертантом исследования показал, что в период 1999–2003 гг. из тринадцати включенных в систему наказаний действовали только пять: штраф, конфискация имущества, лишение права заниматься определенной деятельностью и занимать определенные должности, исправительные работы и лишение свободы. При этом доминирующее наказание — лишение свободы. Введенные Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ изменения в ст. 50 УК РФ «Исправительные работы» не позволяют в настоящее время назначать такой вид наказания виновным, имеющим работу на момент осуждения.

Исключение конфискации имущества из системы наказаний и придание ей статуса иной меры уголовно-правового характера — крайне противоречивое решение, которое вызывает множество вопросов, связанных с определением ее правовой природы, сущности, содержания, формы и практики применения. Полагаем, что конфискации имущества необходимо вернуть статус дополнительного наказания и включить в санкции ряда статей Особенной части УК РФ.

Изучение правоприменительной практики показало, что безмерная и лишенная логики альтернативность санкций за хищения оставляет эти преступления без реального наказания. Современная ситуация в большинстве случаев позволяет суду назначать лишь лишение свободы, поскольку уровень общественной опасности преступлений небольшой и средней тяжести невысок (более половины совершаемых хищений предусмотрено чч. 1, 2 ст.ст. 158–161), наказание назначается условно.

Таким образом, анализируя проблему обоснованности и востребованности санкций за хищения, автор приходит к выводу, что, несмотря на разнообразие видов уголовного наказания, широко применяются только штраф и лишение свободы — два по сути полярных вида наказания. Сроки и размеры наказаний, содержащихся в санкциях, не соответствуют объективной опасности преступлений. Полагаем, что верхний и нижний пределы санкций должны соответствовать категории тяжести преступлений, кроме того, санкции преступлений небольшой тяжести не должны содержать наказания в виде лишения свободы, а альтернативные наказания должны содержать только санкции преступлений небольшой и средней тяжести.

Третья глава «Вопросы совершенствования уголовного законодательства как условие эффективности карательной практики» содержит два параграфа.

В первом параграфе «Концепция уголовно-правовой борьбы с хищениями» исследуются аспекты реформ уголовного законодательства. Проблема совершенствования уголовного закона об ответственности за имущественные преступления до сих пор остается актуальной. Частота вносимых в уголовное законодательства изменений и дополнений привела к такой нестабильности закона, которая не позволяет правоприменителю правильно осмыслить принятые изменения. Практика не успевает стабилизировать применение законодательства. При этом круг основополагающих вопросов, касающихся установления критериев, размеров хищения и санкций, квалифицирующих обстоятельства, остается нерешенным.

Демонстрируя свою заинтересованность в улучшении уголовного закона об имущественных преступлениях, законодатель должен обратить внимание на существующие в законе пробелы и фикции. Необходимо перейти к решению фундаментальных проблем уголовно-правовой охраны имущественных отношений. При этом важнейшим условием такой работы должно стать следующее: учет сложившейся социально-экономической ситуации, последовательность, внутриотраслевая и межотраслевая согласованность законодательства, его структурно-логическая обоснованность, построенная на базовых правовых принципах.

Второй параграф «Проблемы совершенствования правоприменительной практики в отношении преступлений, связанных с хищениями» затрагивает проблемы правоприменительной практики при квалификации хищений. Автором аргументируются наиболее сложные и спорные вопросы квалификации, разграничение отдельных форм и видов хищений, их отличие от смежных составов преступлений. Проведен анализ типичных ошибок правоприменительной практики, разработаны рекомендации по уголовно-правовой оценке хищений.

Точность квалификации является одной из гарантий соблюдения конституционных прав как обвиняемых, так и потерпевших и условием достоверности общей картины состояния преступности.

Например, необходимо закрепить вопросы, связанные с оценкой признаков предмета хищения. Так, ввиду отсутствия вещного признака не могут признаваться таковыми различные виды энергии, при незаконном использовании которых действия виновных надлежит квалифицировать как причинение имущественного ущерба либо решать вопрос об ответственности в рамках гражданско-правовых отношений.

При этом незаконное завладение имуществом коммерческой или иной организации, совершенное его участником под видом изъятия принадлежащей ему доли, пая, вклада и др., следует рассматривать как хищение. В данном случае имущество, включенное в фонды, является общественным и не принадлежит акционерам на праве частной собственности.

Необходима совершенно четкая оценка способа совершения хищения. Так, если использование обмана или злоупотребление доверием послужило лишь обеспечением доступа к имуществу в целях последующего тайного изъятия, содеянное надлежит квалифицировать как кражу.

Полагаем, что хищение чужого имущества может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, когда завладение чужим имуществом является неизбежным результатом такого поведения виновного, который в качестве основной преследует иную цель, например желает получить освобождение от работы посредством представления фиктивного документа, что в дальнейшем влечет незаконное получение зарплаты.

Точное применение закона будет способствовать достижению ожидаемых результатов карательной практики.

В заключении подводятся итоги работы, в обобщенном виде формулируются выводы, сделанные в ходе диссертационного исследования, даны рекомендации по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности.

В приложениях представлены данные результатов опросов следова­телей СУ УВД г. Челябинска, судей федеральных судов г. Челябинска и осужденных.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.