авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Ответственность за преступления против интересов службы

-- [ Страница 5 ] --

В юридической литературе обоснованно отмечается, что отсутствие нормы о превышении управленцем полномочий – пробел уголовного законодательства, и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК. В подтверждение этого можно сослаться и на КоАП РФ, предусматривающий ответственность за совершение лицом, выполняющим управленческие функции в организации, сделок или иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий (ст.14.22). Анализируя признаки состава превышения полномочий служащими частных охранных и детективных служб, указывается, что диспозиция названной уголовно-правовой нормы является бланкетной. Для того чтобы выяснить, были ли превышены полномочия, необходимо обратиться к лицензии, в которой они должны быть отражены. А.С. Горелик предлагает изменить диспозицию рассматриваемой нормы в части описания признаков субъекта, указав в ней на гражданина, осуществляющего частную детективную или охранную деятельность2

244. Однако анализ действующего законодательства не позволяет в полной мере согласиться с этим предложением. В статье 4 Закона Российской Федерации от 11 марта 1992 г. № 2487-1 “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” определяется, что частный детектив должен иметь лицензию на право осуществления сыскной деятельности2

255. По мнению А.С. Горелика: “С момента вступления в силу главы 4 ГК РФ коммерческие организации не создаются в форме индивидуального частного детективного предприятия, и частные детективы могут просто получить лицензию и действовать в качестве индивидуальных предпринимателей. Однако в последнем случае они не подпадают ни под категорию руководителей детективной службы, ни тем более под категорию служащих этой службы и, строго говоря, “выпадают” из сферы действия ст. 203 УК”2

266. Вместе с тем в ст. 1 Закона Российской Федерации “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” частная детективная деятельность “…определяется как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел…”. Поэтому вывод А.С. Горелика может быть подвергнут сомнению. В соответствии со ст. 11 Закона Российской Федерации “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” частные охранные услуги могут оказываться исключительно предприятиями, имеющими лицензию. Таким образом, во-первых, частным охранникам не нужно иметь лицензию, ибо лицензируется только деятельность предприятия. Во-вторых, частные детективы и охранники не могут заниматься такой деятельностью индивидуально.

Четвертая глава Наказания за преступления против интересов государственной службы и интересов службы в коммерческих и иных организациях посвящена исследованию правил построения санкций норм о преступлениях против интересов службы, изучению судебной практики по их применению и сравнению наказуемости таких преступлений по УК зарубежных стран.

В первом параграфе обобщаются и анализируются правила конструирования санкций, выработанные в науке уголовного права. В частности отмечается, что построение санкций и определение их пределов, прежде всего, обусловлено ценностью общественных отношений, за преступное посягательство на которые они устанавливаются. Размещение разделов и глав в Особенной части УК России свидетельствует о приоритетах уголовно-правовой охраны, значимости защищаемых общественных отношений. Вместе с тем значимость должна определяться не только местом, занимаемым разделом или главой в структуре Особенной части УК, но и подкрепляться соответствующим репрессивным потенциалом санкций. Сравнение санкций за преступления, предусмотренные гл. 23 и гл. 30 УК, противоречит данному правилу. Так, за злоупотребление полномочиями по ч.1 ст. 201 УК санкция предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, а за злоупотребление должностными полномочиями – до четырех лет. В случае наступления тяжких последствий различие еще существеннее: по ч. 2 ст. 201 УК – лишение свободы на срок до пяти лет, по ч. 3 ст. 285 УК – на срок до десяти лет. Если санкции рассматриваемых норм сравнивать по менее строгим чем лишение свободы на определенный срок наказаниям, то положение в некоторых случаях кардинально меняется. Так, за злоупотребление полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК) штраф устанавливается в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, в то время как за злоупотребление должностными полномочиями (ч.1 ст. 285 УК) он определяется в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев. Приведенные примеры свидетельствуют об отсутствии у законодателя четких критериев, на основе которых он принимает решение о конструировании санкций.

Анализ тенденций развития уголовной политики применительно к должностным преступлениям на основе сравнения санкций УК РСФСР 1960г. и ныне действующего УК России показывает, что они наказываются менее строго. В этой связи необходимо согласиться с мнением А.И. Марцева, который пишет: “Для общего предупреждения важно, чтобы уровень карательного воздействия соответствовал уровню преступности. В настоящее же время, когда уровень преступности резко поднялся (это очевидный факт), уровень карательного воздействия, закрепленный вновь принятым Уголовным кодексом, остался практически прежним. Отсюда говорить об эффективности общего предупреждения преступлений не представляется возможным”2

277.

По мнению диссертанта, штраф не следует предусматривать в качестве основного альтернативного вида наказания за преступления против интересов службы. Фактически, например, управленец, получивший незаконное вознаграждение, может “отделаться” небольшим испугом, уплатив штраф, который может быть даже ниже суммы такого вознаграждения. Вместе с тем штраф может применяться как дополнительное наказание за указанные преступления, и в этом своем качестве он будет способствовать усилению репрессивного воздействия.

Наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью должно быть постоянным спутником преступлений против интересов службы. Однако, например, в ст. 201, ч. 4 ст. 290, ст. 292 УК ему почему-то не нашлось места. Автор полагает, что в зависимости от характеристики преступления это наказание необходимо использовать как основной или дополнительный виды. Однако вряд ли целесообразно устанавливать такой вид наказания в качестве основного за получение взятки, здесь он должен служить обязательным дополнительным наказанием. В санкциях норм о злоупотреблении полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышении полномочий служащими частных охранных и детективных служб, коммерческом подкупе указывается, что рассматриваемый вид наказания может назначаться виновным. Но законодатель не учел, что лишение права занимать определенные должности пре-дусмотрено в отношении лиц, занимающих должности на государственной службе или в органах местного самоуправления (ч. 1 ст. 47 УК). Служащие коммерческих и иных организаций не относятся к их числу.

Нельзя не согласиться с мнением о том, что “высший предел санкции за простое преступление должен быть одновременно низшим пределом за квалифицированное преступление”2

288. Соответственно высший предел санкции за квалифицированное преступление должен быть низшим пределом за особо квалифицированное преступление. Так, в ч. 1 ст. 203 УК предусмотрен срок лишения свободы до пяти лет, а в ч. 2 – до семи лет. Исходя из положений Общей части УК, в таких случаях минимальный срок лишения свободы составляет два месяца. Следовательно, например, назначая наказание по ч. 2 ст. 203 УК, суд вправе определить его в размере от двух месяцев до семи лет, т.е. срок лишения свободы за преступление с квалифицирующими признаками может быть меньше срока этого наказания за неквалифицированное преступление. Данное положение должно быть устранено из УК, ибо оно противоречит, в первую очередь, принципу справедливости.

Анализируя различные мнения криминалистов, диссертант приходит к выводу о том, что предельный интервал между нижними и верхними сроками лишения свободы должен быть ограничен рамками одной категории прес-тупления.

Санкции должны быть согласованы как внутри статьи, главы, раздела, так и в целом внутри Особенной части УК. В этой связи интересно отметить, что санкции за злоупотребление должностными полномочиями и их превышение создавались словно под “копирку”. Представляется, что качественное различие этих преступлений и большая степень общественной опасности превышения должностных полномочий предопределяют необходимость его более строгой наказуемости. Аналогичным образом обстоит дело с санкциями за получение и дачу взятки за незаконные действия.

Во втором параграфе отмечается, что по результатам проведенного исследования за преступления против интересов службы в 1997 г.

штраф был назначен 34,5 % осужденных. Из числа осужденных по чч.1 и 2 ст. 290 УК к данному виду наказания судами приговорено 12,5 %, по ст. 291 УК – 66,7 %. В 1998 г. процент штрафа равнялся 33,3 %; в 1999 г. – 3,8; в 2000 г. – 3; в 2002 г. – 20; в 2003 г. – 15,7; в 2004 г. – 22,2 %. В соответствии с ч. 4 ст. 46 УК России в качестве дополнительного вида наказания штраф может назначаться только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. В статьях о преступлениях против интересов службы таких указаний 2 (ст. 289, ч. 4 ст. 290 УК). В Оренбургской области только в 2002 г. по ч. 4 ст. 290 УК 50 % виновных были осуждены к штрафу. Как правило, рассматриваемый вид наказания назначался за дачу взятки и злоупотребление должностными полномочиями.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью за преступления против интересов службы применялось следующим образом. В 1998-2002 гг. в качестве основного наказания оно не назначалось, в 2003 г. к нему были осуждены 2,1 %, а в 2004 г. – 2,7 % виновных. При этом за преступления гл. 23 УК в 2003 г. оно не назначалось, а в 2004 г. к нему были приговорены 14,3 % осужденных. За преступления, предусмотренные гл. 30 УК, за те же годы оно было назначено соответственно 2,1 % и 1,5 % осужденных. В качестве дополнительного наказания в 1998 г. оно было назначено 9,5 %, в 1999 г. – 7,7, в 2000 г. – 9,1, в 2002г. – 20, в 2003 г. – 10,6, в 2004 г. – 3,1 % осужденных. По мнению диссертанта, доля данного наказания неоправданно низка.

Дефиниция рассматриваемого наказания, содержащаяся в ч. 1 ст. 47 УК, является не совсем точной. Так, функции должностного лица могут выполняться в государственных или муниципальных учреждениях, работники которых в соответствии с действующим законодательством не относятся к числу государственных служащих. Аналогично положение лиц, занимающих государственные должности РФ или государственные должности субъектов РФ. Исправить указанные неточности можно путем внесения изменений в законодательство о государственной службе либо дополнений в ст. 47 УК.

Кроме того, диссертант оспаривает позицию Верховного Суда РФ, выраженную в решениях по конкретным уголовным делам2

299. В соответствии с ней при назначении рассматриваемого наказания в приговоре следует конкретно указывать должности, права занятия которых осужденный был лишен. Подобный подход необоснованно ограничивает возможность назначения наказания в виде лишения права занимать определенные должности. Такой же точки зрения придерживаются 51,4 % опрошенных практических работников. В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 “О практике назначения судами уголовного наказания” разъясняется, что указанный вид наказания не может применяться в качестве дополнительного, если он предусмотрен санкцией статьи Особенной части УК России как один из основных видов наказаний3

300. Позиция Пленума, на взгляд диссертанта, базируется на неверном толковании ч. 3 ст. 47 УК. В ней сказано лишь о том, что подобное дополнительное наказание может назначаться и в случаях, когда оно вообще отсутствует в санкции. Такая формулировка не может трактоваться как только в этих случаях.

Автор исследования поддерживает мнение тех криминалистов, которые считают необоснованным решение законодателя об исключении конфискации имущества из УК России. Такой же позиции придерживаются 85,8 % опрошенных практических работников (80,5 % судей, 85,8 % следователей прокуратуры, 91,7 % следователей ОВД).

По изученным уголовным делам, за период 1998-2004 гг. доля лишения свободы за преступления против интересов службы в среднем составила 13,6%. Представляется, что этот показатель не соответствует их реальной общественной опасности. Анализ применения условного осуждения свидетельствует о широком использовании судами этой меры уголовно-правового характера. Например, по данным проведенного исследования, по ч. 4 ст. 290 УК (особо тяжкое преступление) осужденные к лишению свободы условно составили в 1999 г. – 100 %, в 2002, 2003 и 2004 гг. – соответственно 50, 66,7 и 75 %. Из всех осужденных к лишению свободы за преступления против интересов службы за указанный период 52,6 % осужденных оно было назначено условно. В этой связи тенденции ограничения применения лишения свободы за преступления против интересов службы, широкого использования условного осуждения и частой замены лишения свободы другими, более мягкими, видами наказаний нельзя расценивать положительно, поскольку речь идет о наиболее общественно опасных и распространенных деяниях управленцев. Предлагается ограничить возможность применения условного осуждения категориями преступлений небольшой или средней тяжести. В таком случае потребуется переработать систему санкций по принципу – “одно преступление – одна категория по нижним и верхним пределам наказания”.

В третьем параграфе проведен сравнительный анализ наказуемости деяний против интересов службы в российском и зарубежном уголовном законодательстве. Отмечается, что конфискация имущества является одним из востребованных видов наказаний, причем сфера его применения шире, чем по аналогичным преступлениям УК России до момента ее исключения из системы наказаний. Во многих случаях конфискация имущества – не просто дополнительное, а и обязательное дополнительное наказание. При этом характеристика конфискации имущества отличается. Она выражается либо в изъятии любого имущества, принадлежащего осужденному, либо в изъятии лишь имущества, имеющего отношение к совершенному преступлению. Наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или не конкретизируется (не уточняются должности и виды деятельности) или, наоборот, сущность такого запрета прямо разъясняется в законе.

Наблюдаются тенденции к ограничению возможности применения условного осуждения и назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за преступление, за счет введения различных более жестких, чем в УК России, законодательных барьеров. Существенно строже устанавливается наказуемость за получение взятки.

В заключении в сжатом виде сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в 46 работах общим объемом 60,7 п.л., из них 1 монография, 32 научных статьи, из которых 15 – в журналах, входящих в перечень ведущих научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, 8 тезисов выступлений на научных конференциях, 4 учебных пособия и лекция. Две научные статьи и лекция выполнены в соавторстве, авторство не разделено.

Монография, лекция, учебные пособия

1. Шнитенков А.В. Ответственность за преступления против интересов государственной службы и интересов службы в коммерческих и иных организациях. – СПб.: Издательство Р. Асланова “Юридический центр Пресс”, 2006. – 21,5 п.л.

2. Шнитенков А.В. Ответственность за преступления против интересов государственной службы, совершенные при отягчающих обстоятельствах: Учебное пособие. – Оренбург: Агентство Пресса, 2000. – 8 п.л.

3. Шнитенков А.В. Множественность преступлений: (Понятие, формы, значение): Учебное пособие. – Оренбург: Агентство Пресса, 2001. – 3,75 п.л.

4. Шнитенков А.В. Понятие должностного лица в уголовном праве: Учебное пособие. – Оренбург: Агентство Пресса, 2004. – 4 п.л.

5. Шнитенков А.В. Наказания за служебные преступления. Учебное пособие. – Оренбург: Агентство Пресса, 2005. – 6 п.л.

6. Марцев А.И., Шнитенков А.В. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: Лекция. – Омск: Юридический институт МВД России, 1999.– 1,6 п.л. (авторство не разделено).

Научные статьи в ведущих рецензируемых журналах, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук

7. Шнитенков А.В. Выполнение преподавателем профессиональных и должностных функций // Уголовное право. – 2001. – № 4. – 0,6 п.л.

8. Шнитенков А.В. Ограничить судейское усмотрение при применении условного осуждения // Российская юстиция. – 2002. – № 4. – 0,3 п.л.

9. Шнитенков А.В. Должностное лицо в УК и КоАП России // Уголовное право. – 2002. – № 3. – 0, 3 п.л.

10. Шнитенков А.В. Новая редакция статьи о необходимой обороне требует дополнения // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – 0,25 п.л.

11. Шнитенков А.В. К чему ведет широкое судейское усмотрение? // Российская юстиция. – 2003. – № 4. – 0,1 п.л.

12. Шнитенков А.В. Внештатный сотрудник милиции – должностное лицо // Уголовное право. – 2003. – № 3. – 0,5 п.л.

13. Шнитенков А.В. Спорные вопросы регламентации в УК РФ понятия лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации // Уголовное право. – 2004. – № 2. – 0,4 п.л.

14. Шнитенков А.В. Установление функций должностного лица в судебной практике // Российский судья. – 2004. – № 6. – 0,3 п.л.

15. Шнитенков А.В. Ответственность за нецелевое использование бюджетных средств // Законность. – 2004. – № 7. – 0,3 п.л.

16. Шнитенков А.В. Наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в УК РФ и судебной практике // Российский судья. – 2004. – № 10. – 0,4 п.л.

17. Шнитенков А.В. Уголовно-правовое положение представителя интересов государства в акционерных обществах // Уголовное право. – 2004. – № 4. – 0,4 п.л.

18. Шнитенков А.В. Проблемы квалификации при совокупности преступлений // Уголовное право. – 2005. – № 2. – 0,5 п.л.

19. Шнитенков А.В. Глава органа местного самоуправления как субъект должностного преступления // Законность. – 2005. – № 8. – 0,4 п.л.

20. Шнитенков А.В. Применение норм УК РФ о примирении с потерпевшим // Российская юстиция. ­– 2005. – № 9. – 0,3 п.л.

21. Шнитенков А.В., Акулов А.И. Дифференциация наказания за насилие при превышении должностных полномочий // Российская юстиция. – 2005. – № 11. – 0,3 п.л. (авторство не разделено).

Иные научные статьи

22. Шнитенков А.В. Содержание отягчающих обстоятельств в должностных преступлениях // Научный вестник Омского юридического института МВД России. – 1997. – № 2. – 0,2 п.л.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.