авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Сложные обязательства в гражданском праве

-- [ Страница 3 ] --

На первой стадии люди и их объединения предстают в обязательстве в качестве сторон – физических или юридических лиц; блага – в качестве объектов права требования; возможные поведенческие акты – в виде субъективных прав и юридических обязанностей, которые с точки зрения системного подхода представляют собой не элементы, а юридическое отражение структуры обязательства. Элементы общественного отношения становятся элементами отношения правового при обладании определенными юридическими свойствами (оборотоспособность – для объектов, правосубъектность – для субъектов). На второй стадии развития обязательства субъективные права и юридические обязанности замещаются актами их реализации, которые могут совершаться не только сторонами, но третьими лицами, причем, как правило, без согласия противоположной стороны обязательства, которых, таким образом, включаются в состав обязательства.

Анализ прав и обязанностей, составляющих содержание обязательства, позволил сделать вывод, что основу структуры обязательства составляют право требования кредитора и соответствующая обязанность должника. Все остальные права и обязанности носят вспомогательный характер. Так, в частности кредиторская обязанность, являясь служебной, и относится к структуре любого обязательства.

Сделан ряд выводов о роли юридических фактов в развитии обязательства. Отмечается, что свобода договора и независимость субъектов гражданского права имеют определенные границы, которые в интересах других членов общества устанавливаются законом или следуют из здравого смысла. Договор, не основанный на нормах права, регулятивного правоотношения не порождает.

Для перехода обязательства как договорного, так и внедоговорного перешло во вторую стадию своего существования, необходима инициатива кредитора на исполнение. Для договорного обязательства характерно, что такая инициатива была выражена уже на первой стадии – в оферте или акцепте, из чего следует завершенный характер договора как юридического факта и нежелательность его законодательного обременения юридическими фактами дополнительными (государственная регистрация сделок, согласие на сделку). Такие юридические факты необходимы в исключительных случаях для защиты интересов «слабой» стороны договора (как, например, согласие родителей). В остальном воли сторон, выраженной в договоре, достаточно для возникновения соответствующих правовых последствий. Обоснована нелогичность норм, согласно которым у лиц, давших согласие на сделку, не возникает субъективных прав или юридических обязанностей (ответственности) в соответствующем обязательстве, в связи с чем обосновано предложение о распространении на таких лиц режима ответственности, сходного с режимом ответственности законных представителей за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 1074 ГК РФ).

Для исполнения внедоговорного обязательства инициативное действие кредитора выражено особо – в форме обращения за исполнением (за наградой, возмещением вреда и т.п.), без которого обязательство остается существовать в первой стадии, т.е. как связанность сторон, что не может продолжаться бесконечно в силу исковой давности.

В четвертом параграфе «Понятие и виды сложных обязательств» обосновывается существование сложных обязательств, обусловленных такими экономическими отношениями, которые не могут быть произвольно «разделены» нормой права на несколько простых правоотношений без потери эффективности правового регулирования. Термин «сложное обязательство» нашел применение в доктрине и практике, однако анализ имеющихся в науке теоретических положений показал отсутствие четких критериев выделения соответствующего понятия. Эта задача решается путем установления парного понятия, т.е. простого обязательства.

Любую систему (в том числе обязательство) можно расценивать как простую или сложную, если она в свою очередь состоит из подсистем. При этом установление того, какие компоненты в данной системе считаются элементарными, достаточно субъективно и зависит от целей исследователя. Например, если предмет исследования составляют правомочия, то их можно представить в качестве простых элементов субъективного права как системы. Определение четкой границы между сравниваемыми уровнями, предполагает установление эталона (простого явления), относительно которого будет сложным явление иное.

В качестве простого обязательства предложено считать взаимное договорное обязательство, как соответствующее отношению экономического обмена и имеющее в своем составе два объекта (предмета обмена), выступающие по отношению друг к другу как встречное предоставление.

Обращено внимание на то, что только консенсуальная модель договора наиболее адекватно отражает сущность обязательства как взаимного правоотношения. В связи с тем, что конструкция реального договора, устанавливаемая императивно законом, необоснованно переводит в разряд мотивов социально-экономические цели одной из сторон обязательства, обосновано предложение об изложении пункта 2 статьи 433 ГК РФ в следующей редакции: «Если в соответствии с соглашением сторон для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224)».

Внедоговорные обязательства, направленные на восстановление нарушенных прав потерпевших (например, деликтные и кондикционные), в отличие от договорных имеют иную правовую природу (не сопоставимы с ними). Такие внедоговорные обязательства имеют кардинально иное назначение, поэтому требуют императивного регулирования, как и применение мер принуждения за публично-правовые правонарушения. Обоснован вывод, что такие обязательства можно называть усеченными, так как они изначально однообъектны (не включают в свой состав встречное предоставление).

Сложное обязательство представляет собой систему правового характера, по объективным причинам обладающую множественными элементами (объектами и субъектами) по сравнению с простым обязательством. Формально сложное обязательство можно представить как совокупность простых правоотношений, предполагающих связи и между составными частями множественных элементов. Однако по отдельности такие простые отношения самостоятельного для сторон экономического и правового значения не имеют и их автономное урегулирование неэффективно. Сложное обязательство считается единым, когда все его элементы со всеми осложнениями связаны общей направленностью.

Таким образом, сложное обязательство определено как внутренне согласованная система правоотношений, объединенная единым социально-экономическим и правовым назначением, один или несколько элементов которой являются множественными. Функциональное объединение в сложном обязательстве относительно самостоятельных правоотношений с одним осложненным элементом видоизменяет остальные элементы всего сложного обязательства в целом, а также связи между ними. Связи между элементами обязательства представляют собой корреспондирующие друг другу права и обязанности, поэтому осложнение любого элемента, приведшее к объединению правоотношений, влечет соответствующее изменение прав и обязанностей сторон, т.е. структуры обязательства. В этом заключается практическая значимость признания сложных обязательств в качестве самостоятельного правового явления.

Усложнение обязательства объективно обусловлено возможной и предполагаемой правовой неопределенностью в регулировании соответствующих сложных экономических отношений, которая может привести к квалификации действий по экономическому обмену как ненадлежащего исполнения обязательства. В такой ситуации достижение экономической цели сторон будет затруднено или невозможно, но формально эти действия будут соответствовать законодательным требованиям надлежащего и реального исполнения. Указанная правовая неопределенность может проявляться в субъекте и объекте обязательства, и которую условно можно разделить на юридическую и фактическую.

Юридическая неопределенность в субъекте обязательства имеет место при неполной дееспособности одного из его участников, фактическая – при невозможности по каким-либо причинам единолично или собственнолично совершить или принять исполнение (например, когда объект, подлежащий передаче, принадлежит или в результате исполнения обязательства будет принадлежать одновременно другим лицам).

Фактическая неопределенность в объекте обязательства имеет место при неизвестности того, какой точно объект из нескольких предусмотренных изначально, перейдет кредитору в результате исполнения обязательства, а юридическая – когда стороны вступают в отношения по поводу таких наборов объектов, которые только в совокупности могут удовлетворить интересы кредитора. В частности, к ним относятся имущественные комплексы (сложные вещи, главные вещи с принадлежностями, предприятия и др.). Презюмирование их законодателем в качестве одного объекта позволяет в какой-то мере преодолеть правовую неопределенность в отношении их оборота. Вместе с тем социально-экономическое развитие приводит к формированию сложных экономических продуктов, под конструкцию имущественного комплекса не подпадающих, например, объектов договоров коммерческой концессии или на оказание туристской услуги, состоящих из разнородных объектов, в том числе нематериальных.

В зависимости от того, какой элемент является множественным, обосновано деление сложных обязательств на обязательства: 1) с множественностью субъектов 2) с множественностью объектов и 3) с множественностью субъектов и объектов одновременно. Законом или соглашением сторон могут быть установлены усложнения как по одному элементу правоотношения, так и по нескольким одновременно, например, обязательство с множественным объектом может быть усложнено множественностью лиц; предмет залога в обязательстве помимо стимулирующей функции может стать заменой основному объекту и т.д.

Во второй главе «Обязательства с множественностью субъектов и особенности их исполнения» установлен круг субъектов обязательства на разных его стадиях, определено понятие множественности лиц и проанализированы ее виды, определены правовое положение третьих лиц в обязательстве и формы их участия в его исполнении.

В первом параграфе «Общая характеристика множественных субъектов обязательства» дается общая характеристика субъектов обязательственных правоотношений и форм усложнения субъектного состава на разных этапах развития обязательства как системы.

В силу правила ст. 307 ГК РФ в обязательстве могут участвовать лишь две стороны: кредитор и должник, поэтому обязательства бывают только двусторонними. Из многостороннего договора возникает либо несколько обязательств, либо одно с множественностью лиц, либо одно взаимное обязательство, в котором некоторые из участников договора будут третьими лицами. Третьи лица становятся участниками обязательства на второй стадии его развития, если принимают участие в его исполнении на той или иной стороне обязательства.

Множественность участников обязательства бывает двух видов: 1) на первой стадии развития обязательства она выражается в множественности лиц (ст. 321 ГК РФ); 2) на второй стадии – в наличии у кредитора или должника «пособников» исполнения, появляющихся в результате его переадресовки или возложения. Игнорировать наличие этих третьих лиц в составе обязательства во второй его стадии нельзя, так как ни кредитор не вправе отказаться от исполнения, предложенного третьим лицом (ст. 313 ГК РФ), ни должник отказать в исполнении третьему лицо, указанному кредитором (ст. 312 ГК РФ).

Обосновано, что «личный» характер обязательства, означающий невозможность переадресовки и возложения исполнения, а также правопреемства, должен определяться только договором. Необходимость личного исполнения обязательства диктуется индивидуальными особенностями должника, оно характерно для некоторых услуг или договоров о передаче исключительных прав. Соответственно денежные обязательства, в том числе алиментные и из причинения вреда жизни и здоровью, не должны иметь личного характера в силу того, что их объект (деньги) является всеобщим эквивалентом.

Во втором параграфе «Множественность лиц в обязательстве» определены виды множественности лиц и их возможные сочетания. При этом поддерживается положение о том, что долевое обязательство является совокупностью отдельных правоотношений, так как хотя оно имеет общее для всех его участников основание, для него характерна самостоятельность и независимость их прав и обязанностей. Усложнения обязательства по субъекту возникают, как правило, при солидарной и субсидиарной множественности лиц.

Активная солидарная множественность представлена как обстоятельство исключительное, поскольку она возникает в редких случаях.

Во-первых, она имеет место, если неделимая вещь, выступающая в качестве объекта обязательства, принадлежит сокредиторам на праве общей собственности, отношения между которыми находятся за рамками усложненного обязательства.

Во-вторых, солидарная активная множественность возможна в случаях, указанных в законе (ст. 322 ГК РФ). Таких случаев ГК РФ предусматривает только два: 1) обязательство из договора купли-продажи предмета лизинга, в котором лизингополучатель и лизингодатель выступают как солидарные кредиторы по отношению к продавцу (п. 1 ст. 607); 2) обязательство из договора подряда на изготовление неделимой вещи, в котором по отношению к заказчику как солидарные кредиторы выступают лица, представляющую сторону подрядчика (ст. 707). Солидарность арендатора и арендодателя по отношению к продавцу лизингового имущества обусловлена их связанностью одним лизинговым обязательством. Солидарность соподрядчиков вытекает из неделимости результата работ, чем схожа с солидарностью продавцов-сособственников.

В-третьих, солидарная активная множественность может быть установлена договором (ст. 322 ГК РФ), однако добровольный союз сокредиторам дополнительных гарантий в исполнении обязательства не дает и более выгоден должнику, так как исполнение обязательства любому сокредитору считается надлежащим (п. 3 ст. 326 ГК РФ).

Наиболее распространена пассивная солидарная множественность. При ней шансы кредитора на удовлетворение увеличиваются кратно числу содолжников, на имущество которых можно будет обратить взыскание в случае нарушения обязательства, поэтому основания установления такой множественности представляют собой способы обеспечения обязательств, предусмотренные законом или соглашением сторон (п. 1 ст. 322 ГК РФ); поименованные (п. 1 ст. 329 ГК РФ) и непоименованные; предназначенные для обеспечения договорных и недоговорных обязательств.

В обязательстве с активной солидарной множественностью правомочие на судебную защиту в форме солидарного взыскания может быть реализовано лишь единожды, так как является составной частью одного права требования. Соответственно кредитор в обязательстве по поводу денег и иных родовых вещей, предъявляя иск о взыскании задолженности с солидарных должников раздельно, заменяет тем самым солидарную множественность на долевую и лишается права солидарного взыскания с остальных должников. Это объясняет запрет на рассмотрение нескольких исков с одним предметом и основанием, закрепленный в процессуальном законодательстве (п. 1 ст. 134 ГПК РФ, п.1 ст. 148 АПК РФ).

Обоснован ряд выводов относительно субсидиарной множественности. Такая множественность на стороне должника, по сути, является разновидностью солидарной множественности, так как отличается лишь процедурой привлечения содолжника к исполнению, а не объемом ответственности. При определенных условиях субсидиарная множественность может быть не только пассивной, но и активной, что не противоречит диспозитивной норме ст. 321 ГК РФ. Примером тому является конструкция договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Правовое положение субъекта, заключившего такой договор, соответствует положению субсидиарного кредитора.

Усложнение субъектного состава (сторон) не ограничивается только солидарной и субсидиарной множественностью. Возможны различные сочетания прав и обязанностей у лиц, представляющих ту или иную сторону обязательства, что подтверждает тезис о выделении ассиметричной множественности лиц. Так, во взаимном обязательстве, возникшем из договора «в пользу третьего лица», на стороне выгодоприобретателя и выговорившего право образуется непредусмотренная законом смешанная множественность: первый в силу п. 3 ст. 308 ГК РФ имеет лишь права, второй – только обязанности, после исполнения которых из обязательства устраняется. Приводятся примеры квалификации наиболее сложных для этого случаев множественности лиц (в жилищных, расчетных правоотношениях).

Анализ обязательств с участием организаций, объединенных холдинговыми связями, позволил сделать вывод, что холдинг как группу лиц следует рассматривать как пример усложнения субъектного состава обязательства, однако, во-первых, при наличии взаимосвязи «материнское – дочернее общество» (ст. 105 ГК РФ); во-вторых, при договорном холдинге, к которому применимы нормы о договоре простого товарищества в части установления солидарной либо долевой ответственности по обязательствам, совершенным в общих целях.

В третьем параграфе «Третьи лица в обязательстве» определено понятие третьего лица и формы его участия обязательства.

У третьего лица должен быть самостоятельный имущественный интерес прямо или опосредованно связанный с объектом исходного анализируемого обязательства, однако не имеющий правовых оснований для закрепления в виде права требования. При отсутствии такого интереса, предполагаемое «третье лицо» не имеет отношения к обязательству, при его наличии – оно будет непосредственным участником первого правоотношения на одной из сторон.

Выделены формы участия третьих лиц в обязательстве: 1) на стороне кредитора при переадресации исполнения; 2) на стороне должника при возложении исполнения. Императивный запрет на создание обязанностей для лиц, не участвующих в обязательстве (п.3 ст. 308 ГК РФ), не позволяет считать факт исполнения третьим лицом обязательств за должника основанием для возникновения самостоятельных отношений между кредитором и лицом, совершившим определенное действие (оказание услуг, выполнение работ).

Правовое положение третьих лиц аналогично правовому положению представителей соответствующей стороны: лицо, которому переадресовано исполнение, является представителем кредитора по доверенности (ст. 312, 185 ГК РФ); лицо, на которое возложено исполнение – законным представителем должника, так как документ, которым оформлено возложение, не адресован кредитору (ст. 313 ГК РФ).

В третьей главе «Обязательства с множественностью объектов и особенности их исполнения» определен круг объектов обязательственных правоотношений, показаны особенности их множественных объектов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.