авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Криминальное банкротство: криминологическая характеристика и противодействие

-- [ Страница 3 ] --

Нередко рейдерство представляют как частный случай распространенного во всем мире профессионального бизнеса по слияниям и поглощениям (теrgеrs апd асquisitiоns – М&А). В странах с развитой рыночной экономикой такой бизнес процветает и выполняет важную функцию постоянного оздоровления национальных экономик. В России рейдерство зачастую носит криминальный характер. Незаконным образом отбираются активы у эффективных собственников. Кроме того, рейдерство ведется, как правило, не в производственных, а в спекулятивных целях: в крупных городах с дорожающей недвижимостью предприятия захватываются преимущественно ради их недвижимости. При этом производственные или исследовательские базы просто уничтожаются как ненужное для рейдеров и только мешающее им «обременение», в результате чего государство лишается и уникальных производств, и научных групп, сохранившихся в самые тяжелые годы реформы и при относительно небольших инвестициях, способных существенно повысить национальную конкурентоспособность.

О криминальном характере рейдерства в России свидетельствует механизм захвата предприятий, который охватывает такие типичные процедуры, как:

1. Разведка. Она предполагает получение максимальной информации об объекте захвата и включает: а) легальную и б) криминальную разведку.

Легальная разведка основывается на изучении доступных (открытых) источниках информации. Криминальная разведка ориентирована, во-первых, на сбор закрытой информации, во-вторых, на получение сведений компрометирующего характера. Кроме того, криминальная разведка зачастую осуществляется незаконными средствами, включая оперативно-розыскные (наружное наблюдение, перлюстрация корреспонденции, прослушивание телефонных разговоров и пр.).

2. Оценка способности защиты компании-жертвы. На этом этапе подвергаются анализу возможности объекта захвата по организации защиты. Учитываются система охраны, число, подготовленность и профессионализм ее сотрудников, материально-техническое обеспечение, отношения с частными охранными структурами и правоохранительными органами (ЧОП, МВД, ФСБ, прокуратура), судебными инстанциями, местными и вышестоящими органами власти. Данный этап завершается составлением плана нейтрализации потенциальных защитников объекта.

3. Разработка схемы захвата предприятия. Она имеет два варианта: без применения силы и с ее применением. Выбор конкретного варианта зависит от особенностей объекта. Силовой захват применяется при высокой вероятности активного сопротивления со стороны собственника.

4. Осуществление захвата. Перед штурмом обычно проводятся беседы с охраной предприятия: ее пытаются подкупить или запугать в зависимости от профессионального уровня этой охраны. Затем готовится штурмовая группа: людей оснащают камуфляжной униформой, бронежилетами и дубинками, газовым или пневматическим легким вооружением, дымовыми шашками.

Рейдерство допускает возможность и планирует совершение таких преступных действий, как подделка документов, заведомо ложный донос о совершении преступления определенным лицом, подкуп лица, обладающего процессуальными полномочиями по возбуждению уголовного дела, незаконное лишение свободы и даже заказные убийства. В арсенале рейдеров «заказные» депутатские запросы в Государственной Думе, принятие нужного постановления Правительства, профессиональная разработка и осуществление PR-технологий.

В диссертации обосновывается вывод, что рейдерство в современных российских условиях характеризует деятельность наиболее опасной модели экономической организованной преступности, которая стремится к легализации.

Рейдерство не только криминальное, но и криминогенное явление. Оно неизбежно сопровождается рядом криминогенных последствий, которые, в свою очередь, могут способствовать совершению преступлений. К ним относятся негативные последствия политического, социального, экономического, правового и социально-психологического характера.

Вторая глава посвящена анализу противодействия криминальному банкротству. В первом параграфе характеризуется стратегия такого противодействия. По мнению диссертанта, стратегия противодействия криминальному банкротству имеет значимый социальный аспект, учитывая сложившуюся в СССР политику создания градообразующих предприятий. Их банкротство означает не только потерю работы для жителей данного поселения, но и разрушение всей социальной инфраструктуры, системы жизнеобеспечения.

В этой связи актуальна дискуссионная проблема пределов вмешательства государства в экономику. Здесь существуют крайние точки зрения: 1) рыночно-либеральная, настаивающая на максимально возможном ограничении участия государства в экономике; 2) утверждающая необходимость присутствия государства в регулировании экономических отношений. Острота дискуссии обусловлена ее стратегическим значением, а также тем, что среди представителей политической элиты современной России присутствуют сторонники как первой (их больше), так и второй (их меньше) позиций. Например, адепт рыночного либерализма Г. Греф заявил на инвестиционном форуме «Кубань 2005»: «Точка зрения, что государство должно расширять свое присутствие в экономике и взять под опеку какие-то отрасли, является неандертальской. Неандертальцы вымерли, и такая идеология тоже должна умереть. Единственное, что может сделать государство, это предоставить бизнесу максимальную экономическую свободу»5.

Подобные высказывания «переводят» дискуссию на уровень оскорблений возможных оппонентов и выражают отсутствие убедительных аргументов у сторонников ортодоксального либерализма в защиту своей позиции. Годы реформ показали, что уход государства из экономики приносит больше вреда, чем пользы. Единственное, с чем можно соглашаться, это то, что вмешательство государства в экономику должно иметь пределы. Банкротство многих предприятий произошло именно потому, что за основу была взята утопичная идея о саморегулирующихся рыночных отношениях, которые действительно саморегулируются, но преимущественно по вектору криминализации, что в полной мере соответствует второму закону термодинамики.

Отсюда с непреложностью следует, что роль государства в регулировании экономических отношений должна быть настолько высокой, чтобы не допустить критических значений криминализации экономики.

Стратегическое значение имеет отношение к национальным приоритетам. Необходимо, чтобы задачи совершенствования законодательства решались с учетом национальных (а не частных или корпоративных) интересов.

Роль государства в регулировании банкротства (не только на законодательном, но и правоприменительном уровне) заметна во всех странах с развитой рыночной экономикой.

Материалы проведенного исследования позволяют отметить, что государственное регулирование в сфере банкротства в России требует оптимизации по таким направлениям, как:

– сбалансирование государственных и частных интересов на предбанкротной стадии (предупреждения банкротства), особенно в отношении градообразующих и стратегических предприятий. Например, по-прежнему остается нерешенным вопрос о защите интересов предприятия-должника, которому угрожает банкротство по вине государства. Речь идет о ситуации, когда выполненный предприятием государственный заказ не оплачен в установленный срок;

– целевое комплексное использование юридических режимов при предупреждении и осуществлении банкротства;

– определение круга государственных органов, представляющих интересы государства и контролирующих процесс банкротства, их компетенции, способов и средств государственного воздействия;

– усиление прокурорского надзора за банкротством на различных стадиях его осуществления.

Стратегическое значение противодействия криминальному банкротству имеет укрепление арбитражных судов. Вся судебная система, особенно арбитражные суды, подверглись криминальной атаке со стороны бизнеса и власти, которые срослись друг с другом.

Ключевым направлением деятельности в рассматриваемой сфере является противодействие корпоративным захватам чужой собственности. Министерство экономического развития и торговли России разработало и в настоящее время реализует концепцию урегулирования корпоративных конфликтов. Эта концепция включает в себя ряд положений:

– внесение в АПК РФ изменений, уточняющих перечень категорий корпоративных споров, относящихся к специальной подведомственности арбитражного суда, и дополнение данного перечня указанием на споры, связанные с назначением (избранием), прекращением полномочий и ответственностью лиц, входящих в состав коллегиальных органов управления хозяйственных товариществ и обществ, кооперативов, некоммерческих организаций, а также лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа хозяйственных обществ, кооперативов, некоммерческих организаций;

– установление исключительной подсудности всех дел по данной категории споров. Они должны рассматриваться арбитражным судом по местонахождению соответствующего юридического лица;

– закрепление в АПК РФ норм об обязательном оперативном извещении юридического лица, в связи с деятельностью или участием в котором возник корпоративный спор, о принятии искового заявления к производству арбитражного суда, а также о вступлении в дело новых лиц, об изменении основания или предмета ранее заявленного иска, отказе от иска, признании иска, заключении мирового соглашения, принятии судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции;

– введение специального порядка обжалования определений, принимаемых арбитражным судом в ходе рассмотрения дела по корпоративному спору;

– дополнение части второй Налогового кодекса России специальной нормой, уточняющей размер государственной пошлины при подаче заявления лицом, обращающимся в арбитражный суд, в интересах других лиц, участвующих в корпоративном споре, по их просьбе, а также при подаче иных заявлений по корпоративным спорам;

– включение в законодательство института предварительного судебного контроля за проведением внеочередного общего собрания акционеров, инициируемого миноритарными акционерами. Неправомерное решение совета директоров об отказе в созыве собрания акционеров должно быть обжаловано в суде, и только суд должен иметь право обязать совет директоров или иной орган общества созвать собрание либо уполномочить на это акционеров.

Предложенные меры, по мнению автора, необходимы, но недостаточны.

Второй параграф посвящен уголовно-правовому противодействию криминальному банкротству.

Анализ материалов статистики и судебной практики приводит автора к выводу, что уголовно-правовое противодействие банкротству находится на периферии внимания работников правоохранительных органов, а также является неэффективным и недостаточно профессиональным.

Возбужденные по ст. ст. 195-197 УК России уголовные дела редко доходят до суда и еще реже по ним выносятся решения, связанные с наказанием виновных. Соотношение между числом лиц, выявленных за совершение преступлений, осужденных и осужденных к лишению свободы по ст. 195 УК, за 2005 г. выражается цифрами 270:15:1, а по ст. 196 – 60:18:4. Статья 197 УК практически не применяется. По мнению диссертанта, причины редкого применения ст. ст. 195-197 УК находятся не в плоскости их социальной невостребованности, а в дефектах конструкции соответствующих уголовно-правовых норм.

В этой связи автор признает актуальным предложение сформулировать составы преступлений, предусматривающие ответственность за банкротство, как формальные, изъяв из диспозиций указание на причинение крупного ущерба (Б. Колб). В уголовных законодательствах многих зарубежных стран уголовно-правовые нормы о банкротстве не содержат указания на последствия преступных деяний. Как формальные сконструированы составы преступлений, предусматривающие ответственность за банкротство, в уголовных законодательствах Испании, Франции, Швеции, Дании, ФРГ.

Правда, замечает соискатель, при реализации данного предложения возникнет конкуренция уголовно-правовых и административно-правовых норм. Однако, по его мнению, такая ситуация не имеет принципиального значения, поскольку в административно-правовых нормах есть оговорка (если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемых деяний).

Диссертант поддерживает предложение криминализировать деяния, связанные с банкротством, совершенные по предварительному сговору или организованной группой лиц (А. Классен). Криминальное банкротство – это сфера деятельности преимущественно организованной преступности, и законодатель должен это учитывать при обеспечении уголовно-правового противодействия указанному явлению.

В связи с этим возникает другой актуальный вопрос – о субъекте преступлений, связанных с банкротством. По мнению соискателя, в диспозициях норм со специальным субъектом необходимо перечислить тех лиц, которые являются таковыми. Это важно, во-первых, ввиду дискуссионности данного вопроса. Во-вторых, сложность любой бланкетной нормы должна быть минимизирована в конструкции уголовно-правовой нормы, если это не создает больших технологических сложностей, не делает диспозицию излишне громоздкой и казуистичной.

Автор полагает, что уголовная ответственность арбитражных управляющих и руководителей временной администрации кредитной организации за неправомерные действия при банкротстве должна быть установлена отдельной нормой (ст. 195 УК России) по примеру уголовного законодательства Италии, в котором соответствующие деяния делятся на две группы: 1) преступления, совершаемые самим банкротом; 2) деяния, совершаемые лицами, не являющимися банкротами. Субъектами второй группы, по законодательству Италии, выступают ревизоры и ликвидаторы компаний, кураторы и его помощники, кредиторы.

Формулируемое предложение обусловлено повышенной опасностью противоправной деятельности лиц, нарушающих те положения, которые по своему правовому статусу обязаны блюсти, поэтому целесообразно дополнить ст. 195 УК частью 4 следующего содержания:

«Действия, предусмотренные частью первой и частью второй настоящей статьи, совершенные арбитражным управляющим или руководителем временной администрации кредитной организации, –

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

Криминологическая ситуация диктует необходимость криминализации действий, связанных с захватом предприятий. Некоторые практические работники считают возможным квалификацию таких действий по ст. 212 УК России «Массовые беспорядки» и ст. 162 УК России «Разбой». При этом не учитывается, что концепция судебной защиты прав, предусмотренная ст. 46 Конституции РФ, позволяет недобросовестным участникам материальных отношений задействовать судебную процедуру для решения далеко не правовых целей.

Диссертант полагает, что в этой ситуации закономерно возникает вопрос о введении уголовной ответственности за силовой захват предприятий. Проблема сложная, поскольку захваты осуществляются на основе судебных решений (их неправосудность устанавливается впоследствии). Можно констатировать, что организованная преступность, нащупав путь легализации, использует законодательство в своих собственных интересах.

В третьем параграфе подвергаются анализу проблемы предупреждения криминального банкротства. В диссертации показано, что традиционный, «классический» подход к предупреждению преступлений, основанный на социальной профилактике, является оптимальным в условиях стабильного государства, с уверенной и последовательной социальной политикой. В современной России, где процессы криминализации экономики имеют запущенный характер, на первый план выходит декриминализация экономических отношений. В этой связи эффективно проведение оперативно-профилактических операций. Диссертант полагает, что противодействие криминальному банкротству и рейдерству может быть предметом отдельных оперативно-профилактических операций.

В диссертации исследуются иные актуальные направления предупреждения криминального банкротства:

1. Совершенствование организационной структуры в сфере банкротства. Автор обращает внимание, что осуществленные в последние годы в этой сфере реорганизации не способствовали повышению эффективности профессиональной деятельности. Так, функции по финансовому мониторингу, своевременному государственному реагированию и принятию мер по предупреждению банкротства в отношении социально и экономически значимых организаций на уровне федеральных органов государственной власти практически не выполняются.

2. Совершенствование института арбитражных управляющих. Фигура арбитражного управляющего противоречива, а совершаемые ими злоупотребления имеют довольно распространенный характер. Законодатель много внимания уделяет формальным аспектам деятельности арбитражных управляющих. Такая формализация, конечно, нужна и полезна, в том числе в плане предупреждения криминальных банкротств. Однако гораздо важнее, полагает соискатель, не формальные моменты, а заинтересованность арбитражного управляющего. Здесь, как представляется, возможны несколько вариантов:

а) арбитражный управляющий выражает интересы должника. При этом с его стороны следует ожидать действий, характерных для преднамеренного банкротства;

б) арбитражный управляющий представляет интересы кого-либо из кредиторов (одного или нескольких). Здесь наиболее вероятен сценарий совершения неправомерных действий в пользу отдельных лиц;

в) арбитражный управляющий представляет собственные интересы. Обычно это выражается в занижении стоимости имущества, установлении высокой оплаты собственного труда и других злоупотреблениях;

г) арбитражный управляющий выражает интересы государства. Тогда он действует в соответствии с законом, выполняя все предписанные процедуры, направляя свои усилия на минимизацию негативных последствий банкротства.

Последний вариант, в отличие от предыдущих, наименее криминализирован. В современном законодательстве и правоприменительной практике он получил воплощение в появлении такого субъекта, как корпоративный управляющий. Он введен в процедуру банкротства кредитных организаций и представлен государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов».

Положительный опыт введения института корпоративного управляющего позволяет признать этот путь решения многих коллизий при банкротстве оптимальным и заслуживающим его распространения в других сферах (кроме кредитных организаций). Возможно, здесь следует действовать поэтапно – ввести последовательно корпоративных управляющих для осуществления соответствующих процедур на стратегических предприятиях.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.