авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Международно-правовой механизм инвестиционного сотрудничества в рамках евразийского экономического сообщества

-- [ Страница 3 ] --

Отмечается, что Ассамблея в пределах своей компетенции разработала и одобрила такие документы, как:типовой проект «Основные принципы инвестиционной деятельности» 2003 года; рекомендации по гармонизации законодательств государств-членов ЕврАзЭС в сфере регулирования инвестиционной деятельности 2006 года; рекомендации по приведению законодательства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации в соответствие с Соглашением о торговле услугами и инвестициях в государствах-членах ЕЭП 2010 года.

Помимо этого Бюро Межпарламентской Ассамблеи подготовлен сравнительно-правовой анализ законодательств государств-членов ЕврАзЭС в сфере регулирования инвестиционной деятельности 2006 года.

Указанные документы были приняты с целью глубокой и всесторонней гармонизации всего массива национальных законодательных актов государств-членов в инвестиционной сфере.

Однако вышеперечисленные документы носят сугубо рекомендательный характер, в связи с чем, государства весьма неохотно имплементируют их положения в свое национальное законодательство. По этой причине объем прав, привилегий и гарантий для иностранных инвесторов и инвестиций от государства к государству отличен. Диссертант вынужден признать, что существующий механизм многосторонней гармонизации внутреннего инвестиционного законодательства государств-членов ЕврАзЭС является неэффективным и требует совершенствования. В этой связи необходимо сделать более жесткими акты Межпарламентской Ассамблеи, касающиеся правовых основ законодательства государств-членов, а также дополнить процедуры их рецепции информационно-вспомогательными и контрольными средствами.

Одним из таких средств могла бы выступить деятельность Евразийского информационно-аналитического правового центра содействия инвестициям со штаб-квартирой в Женеве, который мог бы осуществлять мониторинг за имплементацией актов Ассамблеи национальными парламентами государств-членов ЕврАзЭС.

Глава 2. «Двусторонние международные договоры как правовой регулятор инвестиционного сотрудничества государств-участников ЕЭП с третьими странами (на примере России и Республики Беларусь)» посвящена исследованию вопросов структуры и содержания СПЗИ, заключенных Россией и Республикой Беларусь с третьими странами.

В параграфе 2.1. «Двусторонние соглашения о содействии осуществлению (поощрении) и взаимной защите инвестиций, с участием Российской Федерации» анализу подвергается порядка 70 двусторонних СПЗИ, где стороной выступает Российская Федерация.

На основе проведенного анализа двусторонних соглашений с участием Российской Федераций, диссертант выделяет их следующие особенности:

1. В положениях некоторых современных СПЗИ Стороны отходят от традиционного открытого определения понятия инвестиций как совокупности имущественных прав с тем, чтобы исключить вероятность использования правовых механизмов соглашения для защиты имущества некоммерческого назначения.

2. Традиционные положения, включаемые в тексты СПЗИ, с участием Российской Федерации наполняются новым содержанием. В частности, в новых поколениях двусторонних соглашений утверждается в качестве императивности принцип предоставления национального режима и режима наибольшего благоприятствования, применительно к самим инвестициям/капиталовложениям, а также к деятельности инвесторов, в связи с инвестициями/капиталовложениями (соглашения с Египтом, Аргентиной, Ливаном, Индией, Казахстаном, Румынией, Словакией, Италией).

3. В соглашениях, с участием Российской Федерации, в отличие от соглашений, заключенных Республикой Беларусь отсутствует единообразный подход в вопросах выплаты компенсации за изымаемую собственность инвестора, а именно: влечет ли косвенная или скрытая экспроприация автоматически выплату денежной компенсации инвестору.

4. Анализ СПЗИ с участием России, позволяет классифицировать их в зависимости от содержания механизма регулирования перевода доходов и прибыли (репатриации) на три группы: соглашения, предусматривающие беспрепятственный перевод в свободно конвертируемой валюте (Австрия, ФРГ и др.); соглашения, предусматривающие перевод валюты в соответствии с национальным законодательством государства, принимающего инвестиции (большая часть соглашений); соглашения, не предусматривающие механизма реализации гарантии перевода платежей (Вьетнам, Албания, Италия и др). В этой группе соглашений на регулирование перевода платежей распространяется РНБ.

5. Новое поколение российских соглашений усовершенствовало процедуру урегулирования инвестиционных споров между иностранным инвестором и принимающим государством. В положениях СПЗИ теперь, как правило, предусматривается значительная прозрачность арбитражного рассмотрения спора, в том числе, посредством открытых публичных слушаний, публикаций соответствующих правовых материалов дела.

Таким образом, как полагает диссертант, новое поколение российских СПЗИ претерпела определенную эволюцию – ряд положений самых недавних двусторонних инвестиционных соглашений часто намного лучше определены, чем аналогичные положения более ранних СПЗИ, заключенных в начале 1990-х.

В параграфе 2.2. «Двусторонние соглашения о содействии осуществлению (поощрении) и взаимной защите инвестиций, с участием Республики Беларусь» исследуется порядка 50 СПЗИ с участием Республики Беларусь.

На основе проведенного исследования СПЗИ, диссертант выделяет их следующие характерные, отличные особенности от предыдущей группы договоров:

1. В соглашениях с участием Беларуси, при определении предмета договора, преимущественно используется термин «инвестиции», в отличие от соглашений с участием России, где преобладает понятие «капиталовложения». В частности, из 73 СПЗИ с участием России лишь 10 с наименованием «инвестиции», в то время как у Республики Беларусь таких насчитывается более 53. Указанные расхождения в формулировках указывают на отсутствие единства по вопросу понимания тождества и различий между инвестициями и капиталовложениями в договорной практике обеих государств.

2.В некоторых соглашениях, при определении иностранного инвестора наряду с критерием инкорпорации используется также и критерий контроля (СПЗИ со Швецией, Нидерландами, Францией, ОАО). Тем самым инвестором может быть признано третье лицо, находящееся под контролем хозяйствующего субъекта одной из Сторон.

3. Отдельные СПЗИ дают определение скрытой, косвенной или «ползучей» экспроприации (соглашения с ОАО, Кувейтом), тем самым, признавая обязанность принимающей стороны выплатить иностранному инвестору денежную компенсацию при наступлении указанного случая. В этой связи инвестор вправе требовать возмещения убытков, понесенных вследствие осуществления государством серии недружественных мер в отношении его собственности, как, например,замораживание или блокирование инвестиций; взимание произвольных или чрезмерно завышенных налогов с инвестиций; принудительная продажа части либо всех инвестиций; ослабление и лишение инвестиций или управление ими; осуществление над ними контроля; передачу инвестиций в общественное владение; введение других подобных мер. При этом размер компенсации по таким договорам должен определяться на справедливой рыночной основе, с учетом всех соответствующих факторов и обстоятельств, таких как инвестированный капитал, форма и срок, в течение которого осуществлялись инвестиции, возмещенная стоимость, прирост стоимости, текущие доходы, величина дисконтированных поступлений наличности, балансовая стоимость и деловая репутация.

4. Большинство соглашений, заключенных Республикой Беларусь детально определяют порядок перевода полученной прибыли и доходов инвестора за рубеж (репатриации), с указанием валюты, курса, а также срока конвертации.

5. Некоторые договоры, в части разрешения инвестиционных споров предусматривают исключительную юрисдикцию МЦУИС в данном вопросе. К числу таких соглашений относятся: СПЗИ с Великобританией, Швецией, Латвией и Нидерландами.

В целом двусторонние СПЗИ, заключаемые как Российской Федерацией, так и Республикой Беларусь, можно считать единообразными, в определенной степени унифицированными, с учетом вышеперечисленных особенностей.

Глава 3. «Соотношение международно-правового и внутригосударственного регулирования инвестиционных отношений с иностранным капиталом (на примере России и Республики Беларусь)» посвящена сравнительно-правовому анализу норм национального инвестиционного законодательства и выработке на его основе предложений по его корректировке (с учетом рекомендаций, подготовленных Межпарламентской Ассамблеей).

В параграфе 3.1. «Правовая основа иностранного инвестирования в Российской Федерации» исследуется два основных Федеральных закона в указанной сфере: «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее – Закон 1999 года) и «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (далее – Закон 2008 года).

Сопоставляя вышеуказанные нормативные правовые акты, диссертант пришел к следующим выводам:

1. Закон 1999 года, несмотря на свое наименование, регулирует не сами инвестиции как таковые, а отношения по предоставлению гарантий инвестициям, а также инвесторам в том, что касается их допуска, учреждения и деятельности на территории Российской Федерации.По мнению некоторых специалистов, к основным недостаткам Закона 1999 года относятся: обширный перечень гарантий, их нечеткое определение, декларативный характер, отсутствие процессуальных механизмов их действия, не обозначение приоритетных отраслей экономики, в развитии которых заинтересовано государство, а также не отражение современных тенденций развития инвестиционных отношений.Кроме того, существенным недостатком Закона 1999 года является также то обстоятельство, что практически все его наиболее значимые положения не являются нормами прямого действия, так как могут применяться только после издания соответствующих актов федеральными органами исполнительной власти.

2. Российское законодательство предусматривает два вида изъятий из национального режима для иностранных инвесторов: изъятия стимулирующего и ограничительного характера. Изъятия стимулирующего характера установлены в виде гарантий, предоставляемых инвестору и инвестициям и содержащихся в Законе 1999 года. В свою очередь, изъятия ограничительного характера содержатся в Законе 2008 года и касаются порядка осуществления иностранных инвестиций в стратегические отрасли и секторы российской экономики.

3. Как следует из анализа ряда норм и положений Закона 2008 года, указанный нормативный правовой акт на самом деле не запрещает (ограничивает) иностранные инвестиции, а лишь усложняет их доступ в стратегические секторы и отрасли российской экономики, необходимостью получения разрешения по совершению ряда сделок, связанных с установлением контроля над российской организацией.Закон 2008 года не российское ноу-хау. Подобного рода акты приняты в ряде зарубежных государств, таких как США, Испания, Франция, Финляндия и другие. Их целью является – упорядоченный контроль со стороны государства за иностранными инвестициями.

4. Инвестиционное законодательство Российской Федерации претерпело и продолжает претерпевать определенную эволюцию. Если на первом этапе (до 2008 года) ставилась цель по созданию наиболее льготных, благоприятных условий для иностранных инвестиций и инвесторов в Российской Федерации, то начиная с 2008 года (второй этап) целью является сокращение изъятий стимулирующего характера для иностранных инвестиций, а также установление тождества в правовом регулировании отечественных и зарубежных инвесторов. Последний период в развитии законодательства характеризуется общим укреплением позиции Российской Федерации на международной арене, а также ответной мерой на ограничения российских инвестиций в стратегические отрасли американской экономики со стороны властей США.

В параграфе 3.2. «Правовая основа иностранного инвестирования в Республике Беларусь: актуальные изменения» диссертант анализирует последние изменения, произошедшие в инвестиционном законодательстве Республике Беларусь, связанные с отказом от концепции особого правового режима для инвестиций и инвесторов.

Концепция особого правового режима была взята на вооружение развивающимися странами, в качестве основного инструмента защиты и привлечения иностранных капиталовложений и инвесторов в свои национальные экономики. Указанный подход был отражен и в инвестиционном законодательстве Республики Беларусь, в котором иностранным инвесторам, несмотря на формальное закрепление принципа предоставления национального режима, фактически через систему различных налоговых, таможенных льгот, а также ряда привилегий и гарантий предоставлялся некий преференциальный правовой режим.

Его суть сводилась к льготам по уплатеиностранным инвестором некоторых налогов, таможенных пошлин и сборов в отношении ввезенных (вывезенных) им капиталовложений, а также в существовании, по аналогии с российским законодательством, гарантии от неблагоприятного для инвестора изменения законодательства в худшую сторону (стабилизационная оговорка).

Однако после изменений внесенных в Инвестиционный кодекс Республики в 2004 – 2006 годах правовой статус иностранных инвесторов стал полностью идентичным статусу национальных предприятий.

Большинство белорусских исследователей не видят в этом каких либо нарушений норм и принципов международного/международного инвестиционного права, ввиду того, что положение иностранных инвесторов не стало хуже чем положение отечественных инвесторов. В этой связи говорить о дискриминации по отношению к иностранному инвестору не представляется возможным.

Диссертант соглашается с даннойточкой зрения, но вместе с тем, усматривает в этом нарушение стабильности и предсказуемости правовой и бизнес среды, с учетом концепции доверия и разумных ожиданий инвестора. По мнению автора, непоследовательность проводимой белорусскими властями инвестиционной политики в последнее время вкупе с исключением из перечня гарантий стабилизационной оговорки подрывают доверие иностранных инвесторов в то, что правовая система этого государства гарантирует эффективную защиту их инвестиций.

В пользу данной точки зрения говорит также и то обстоятельство, что многие из исключенных из Кодекса льгот и привилегий, в том числе и стабилизационная оговорка, вновь появились в законодательстве Республики и теперь применяются на временной основе и по отношению к ограниченному кругу иностранных инвесторов.8

Вышеприведенные факты свидетельствуют о том, чтостабильность, предсказуемость и последовательность законодательства являются необходимыми условиями для успешной реализации инвестиционного проекта, поскольку инвестор, который не может рассчитывать на неизменность правовых условий осуществления своей деятельности, вряд ли станет вкладывать средства в экономику принимающего инвестиции государства.

В этой связи вышеуказанные меры по устранению льгот для иностранных инвесторов на территории Республики, трудно назвать своевременными, поскольку в настоящее время белорусская экономика остро нуждается в дополнительном притоке иностранного капитала, и поэтому говорить о достаточности иностранных инвестиций в этой стране еще очень рано. Диссертант полагает, что, декларируя политику привлечения иностранных инвестиций на территорию Республики, государство должно создавать для этого более благоприятные условия, и, следовательно, возникает необходимость возврата ранее предусмотренных для иностранных инвесторов льгот и гарантий.

В параграфе 3.3. «Роль гармонизации в совершенствовании инвестиционного законодательства государств-членов ЕврАзЭС» диссертант подвергает детальному анализу рекомендательные нормы Межпарламентской Ассамблеи по сближению внутреннего инвестиционного законодательства государств-членов ЕврАзЭС.

Диссертант отмечает, что характер интеграционных отношений, возникающих между государствами – участниками ЕЭП, заставляет их уделять значительные усилия вопросу такой совместимости их национального законодательства, которую можно квалифицировать как «гармонизация».

В этой связи законодательство об инвестициях, включая взаимодействие государств в указанной сфере, было признано Межгоссоветомв качестве первоочередной задачи гармонизации.

Как отмечено в документах Межпарламентской Ассамблеи, инвестиционное законодательство государств-членов ЕврАзЭС далеко от совершенства и до сих пор не отвечает требованиям, обеспечивающим массовый приток зарубежных капиталовложений, и, прежде всего, взаимных инвестиций внутри самого Сообщества.

В этой связи требуется совершенствование национального законодательства с учетом международной практики, в частности, рекомендуется учитывать положения международных документов по следующим направлениям:формирование единой трактовки понятия, видов и объектов инвестиционной деятельности;унификация подходов к определению субъектов инвестиционной деятельности, правового режима их деятельности и обеспечения защиты и гарантирования прав национальных и иностранных инвесторов;регламентация порядка и условий осуществления иностранных инвестиций, а также правового механизма создания и регистрации коммерческих организаций с иностранными инвестициями.

При этом одной из основных задач, которая должна быть решена в процессе гармонизации инвестиционного законодательства – создание равных правовых условий для участников инвестиционной деятельности путем введения единого правового режима для доступа взаимных инвестиций во всех государствах-членах ЕврАзЭС.

Таким образом, устранение противоречий и несоответствий международным нормам положений национальных законодательных актов позволит не только ускорить процесс их гармонизации, но и будет способствовать формированию общего (единого) инвестиционного пространства на территории ЕврАзЭС/ЕАЭС.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, сформулированы основные теоретические и практические выводы и рекомендации, сделанные автором по результатам проведенного исследования. По теме диссертационного исследования автором было опубликовано 4 (четыре) научные работы общим объёмом 2.45 п.л.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

I. В изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Камышевский В.И. Становление международно-правового механизма инвестиционного сотрудничества в рамках ЕврАзЭС: нормативно-правовое и институциональное обеспечение // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 6 (25). – С. 16 – 19. – 0.58 п.л.

2. Камышевский В.И. Источники инвестиционного права ЕврАзЭС // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 11 (42). – С. 12 – 17. – 1 п.л.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.