авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Международно-правовой механизм инвестиционного сотрудничества в рамках евразийского экономического сообщества

-- [ Страница 2 ] --

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в развернутом и систематизированном виде представлен международно-правовой анализ основ инвестиционного сотрудничества именно в рамках ЕврАзЭС, с учетом выделения Единого инвестиционного пространства как составной части Единого экономического пространства. Помимо этого проведено исследование внутреннего инвестиционного законодательства Сторон на предмет его соотношения с нормами двусторонних и многосторонних договоров в ЕврАзЭС; показана необходимость его скорейшей гармонизации для обеспечения подлинной свободы перемещения капиталов на пространстве ЕЭП.

Научная новизна исследования представлена в следующих, наиболее существенных положениях и выводах, выносимых на защиту:

1. Следует теоретически закрепить в международно-правовом терминологическим аппарате понятие «единого инвестиционного пространства», применительно к региональным интеграционным процессам, что позволяет более четко определить временные и субъектно-пространственные рамки функционирования механизма правового регулирования инвестиционных отношений.

Под «Единым инвестиционным пространством» понимается сфера действия специального совокупного внутреннего и международно-правового режима, направленного на создание необходимых условий для иностранных инвесторов и инвестиций в целях экономической интеграции взаимодействующих государств.

«Единое инвестиционное пространство» – часть «Единого экономического пространства» (ЕЭП).

2. Каждому этапу становления «единого инвестиционного пространства» в рамках ЕврАзЭС/ЕАЭС свойственен определенный тип (или состояние) механизма международно-правового регулирования – от зачаточного, основанного преимущественно на согласовании отдельных норм внутреннего инвестиционного законодательства, до зрелого, состоящего из международно-правовых актов многостороннего действия по широкому кругу инвестиционных отношений.

3. В настоящее время механизм международно-правового регулирования отношений в «едином инвестиционном пространстве» ЕврАзЭС находится в переходной стадии трансформации и замены в ходе кодификационной работы над проектом Договора о ЕАЭС.

4. Совершенствование механизма международно-правового регулирования в «едином инвестиционном пространстве» ЕврАзЭС/ЕАЭС возможно (и, собственно, идет) двумя путями:

а) посредством передачи дополнительных функций и компетенции от государств к институтам и органам ЕАЭС;

б) через унификацию и гармонизацию внутреннего инвестиционного законодательства.

5. Действие двусторонних международных инвестиционных договоров, заключенных между государствами-членами ЕврАзЭС/ЕАЭС, а также многосторонних договоров с участием государств-членов ЕврАзЭС/ЕАЭС после осуществляемой в настоящее время кодификационной работы следует прекратить(при условии, что Кыргызская Республика и Республика Таджикистан также станут членами ЕАЭС).

6. Системный анализ двух групп двусторонних международных инвестиционных договоров, с участием Российской Федерации и Республики Беларусь позволяет утверждать, что внутри общего международно-правового режима защиты инвестиций, поддерживаемого принципами и нормами соглашений, сложились более частные – специальные правовые режимы в том, что касается вопросов допуска, защиты и гарантий иностранных инвестиций. Следовательно, в международном инвестиционном пространстве наблюдается определенная дифференциация правовых режимов применительно к различным группам правоотношений.

7. В международном инвестиционном праве вообще и в «праве ЕврАзЭС/ЕАЭС», в частности, утверждается в качестве императивного принцип предоставления национального режима иностранным инвесторам и инвестициям – при наличии определенных исключений. Количество исключений постепенно уменьшается. Данная тенденция порождает проблему, касающуюся судьбы в целом всего корпуса внутреннего инвестиционного законодательства, его системы и содержания.

8. Существующий механизм многосторонней гармонизации внутреннего инвестиционного законодательства государств-членов ЕврАзЭС является неэффективным и требует совершенствования. Необходимо сделать более жесткими акты Межпарламентской Ассамблеи, касающиеся правовых основ законодательства государств-членов, а также дополнить процедуры их рецепции информационно-вспомогательными и контрольными средствами.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его положения развивают российскую научную концепцию права экономической интеграции, а также дополняют существующие исследования правовых основ евразийский интеграции анализом одной из важных составляющих функционирования и деятельности ЕврАзЭС/ЕАЭС – свободы инвестирования и передвижения капиталов в рамках ЕЭП.

Практическая значимость исследования состоит в том, что изложенные в нем основные положения и выводы могут быть использованы: а) при разработке нового базового Договора об учреждении Евразийского экономического союза; б) при подготовке международно-правовых актов органами ЕврАзЭС, а также Евразийской экономической комиссией; в) в законопроектной работе национальных парламентов государств-членов; г) в процессе преподавания специальных курсов «Международное инвестиционное право», «Право СНГ/ЕврАзЭС/ЕАЭС» на юридических факультетах в высших учебных заведениях России, а также стран ближнего и дальнего зарубежья.

Апробация результатов исследования осуществлялась по следующим направлениям:

1. Основные положения и выводы исследования докладывались диссертантом на VII Межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Международные правоотношения: публичные, частные и интеграционные аспекты», проводимой под эгидой МГЮА им. О.Е. Кутафина (г. Москва, 23 марта 2012 г.), а также на II международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения», проводимой Евразийским научно-исследовательским институтом проблем права(г. Уфа, 23 января 2012г.).

2. По теме исследования опубликовано 4 научных статьи, в том числе в журналах: «Право и экономика», «Евразийский юридический журнал», общим объёмом 2.45 п.л.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре международного права ФГБОУ ВПО Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России.

Структура диссертационной работы обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, подразделяющихся на параграфы, заключения и библиографического списка.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, раскрываются его методологическая и теоретическая основы, показывается степень научной разработанности темы, отмечается научная новизна исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, представлена их теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации результатов исследования.

Глава 1. «Становление и развитие международно-правового механизма инвестиционного сотрудничества в рамках ЕврАзЭС: нормативно-правовое и институциональное обеспечение»посвящена исследованию международно-правовых основ сотрудничества государств-членов ЕврАзЭС в инвестиционной сфере, анализу общих и специальных международных договоров, а также деятельности органов ЕврАзЭС в указанной сфере.

В параграфе 1.1. «Общая характеристика источников международно-правового инвестиционного сотрудничества в ЕврАзЭС»дается краткая характеристика международно-правовых актов в рамках ЕврАзЭС/СНГ, которые так или иначе, прямо или опосредованно затрагивают вопросы регулирования инвестиционных отношений с иностранным капиталом на территории Сообщества.

При этом отмечается, что многие из исследуемых актов и официальных документов не устанавливают правовых механизмов реализации их норм, а также носят декларативный характер, в силу отсутствия в них конкретных, четко сформулированных международных обязательств государств по отношению друг к другу и определения лишь целей и приоритетных направлений сотрудничества. Отсюда, в силу формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства объективно назрела необходимость в создании действенного и эффективного механизма инвестиционного сотрудничества в рамках ЕврАзЭС.

В рамках одной из четырех свобод функционирования ЕЭП – «свободы движения капитала» на пространстве ЕЭП ЕврАзЭС были разработаны и уже вступили в силу такие международные договоры, как: Соглашение об основополагающих принципах валютной политики по регулированию и контролю операций, связанных с движением капитала 2009 года; Соглашение о согласованных принципах валютной политики 2010 года; Соглашение о создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала 2010 года; Протокол о создании общего страхового рынка государств-членов ЕврАзЭС 2009 года; Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС 2008 года; Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах - участниках ЕЭП 2010 года и др.

К сожалению, вышеназванные международные договоры, несмотря на их общую предметную направленность, не содержат ни дефиниции, ни упоминания термина «единое (общее) инвестиционное пространство», которое является составным элементом ЕЭП.

Как отмечает диссертант, на сегодняшний день, существуют определенные основания полагать, что создание общего инвестиционного пространства на территории ЕАЭС будет означать передачу внутренней компетенции государств в инвестиционной сфере наднациональным органам – Евразийской экономической комиссии, в том числе и в части заключения инвестиционных договоров с третьими странами. Не исключена вероятность того, что отдельные государства-члены ЕврАзЭС могут высказывать такого рода замечания и опасения, связанные с тем, что наднациональное регулирование инвестиционных отношений с третьими странами повлечет для государств-членов необходимость пересмотра значительного количества двусторонних договоров, минимизирует возможности формирования правовых условий для инвесторов третьих стран с учетом специфики инвестиционных отношений сэтими странами.

В то же время, диссертант считает, что проведение общей инвестиционной политики невозможно без передачи компетенции на наднациональный уровень, и возможной корректировки двусторонних инвестиционных договоров заключенных каждыми государствами-членами ЕврАзЭС по отдельности с третьими странами.В противном случае может возникнуть вопрос о соответствии (соотношении) норм существующих двусторонних инвестиционных договоров государств-членов ЕврАзЭС с третьими странами с нормами договора о ЕАЭС, а также с нормами инвестиционных договоров, заключенных в будущем Евразийской экономической комиссией от имени ЕАЭС или любого государства-члена с третьей страной.

Поэтому, по мнению диссертанта с целью минимизации возможных правовых рисков в будущем необходимо уже сейчас теоретически закрепить в международно-правовом терминологическом аппарате понятие «Единого (общего) инвестиционного пространства» применительно к нормативным документам ЕврАзЭС, а также предельно конкретно разграничить компетенцию между Союзом (ЕАЭС) и государствами-членами, в том числе и в инвестиционной сфере.

Параграф 1.2. «Специальные многосторонние международные договоры» состоит из двух подпараграфов.

В подпараграфе 1.2.1. «Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС 2008 года» анализу подвергается первый специальный региональный международный договор, посвященный правовому регулированию инвестиционных отношений с иностранным капиталом, а также деятельности инвесторов государств-членов ЕврАзЭС – Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС 2008 года.

Как отмечает диссертант, одним из принципов функционирования Единого экономического пространства, согласно разделу II Концепции формирования ЕЭП7 является обеспечение свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы через границы государств-участников. Принцип обеспечения свободы движения капитала предполагает поэтапное снятие всех ограничений на движение капитала из государств-участников в рамках ЕЭП и проведение согласованной политики в области развития рынка капиталов, а также общей инвестиционной политики. При этом формирование ЕЭП предполагает согласование условий для создания благоприятного климата для привлечения инвестиций в первую очередь в приоритетные отрасли производства.

Очевидным является тот факт, что указанная свобода не может быть разрешена преимущественно на двустороннем уровне, поскольку требует координации и согласования воль всех государств, входящих в ЕврАзЭС. Достичь такого согласия возможно лишь путем перенесения вопросов выработки и принятия решений на многостороннюю основу, позволяющую учитывать интересы всех участников интеграционного процесса.

В этой связи, Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС 2008 года было призвано кодифицировать все двусторонние международные инвестиционные договоры, заключенные между государствами-участниками ЕврАзЭС. По своей структуре и содержанию договор содержит типичные положения двусторонних инвестиционных договоров и предусматривает довольно высокий уровень защиты инвестиций и инвесторов (включая процедуру урегулирования инвестиционных споров). В свою очередь, нормы указанного Соглашения будут инкорпорированы (уже инкорпорированы) в проект Договора о ЕАЭС. Что касается двусторонних международных инвестиционных договоров, заключенных между государствами-членами ЕврАзЭС, то их действие после осуществляемой в настоящее время кодификационной работыследует прекратить.

Стоит отметить, что Соглашение было проработано достаточно полно, отвечает нормами и принципам международного права и не противоречит обязательств, подписавшим его государств. Вывод: его реализация предоставила инвестициям и инвесторам стабильность и предсказуемость правовой среды в контексте осуществления ими предпринимательской деятельности внутри Сообщества, а также послужила формированию благоприятного инвестиционного имиджа государств-членов ЕврАзЭС за пределами интеграционного объединения.

В подпараграфе 1.2.2.«Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах участниках ЕЭП 2010 года» рассматриваются общие и специфические обязательства, налагаемые на государства-участники Соглашения применительно к допуску, учреждению и деятельности инвестиций и инвесторов друг друга.

Диссертант отмечает, что изначально на этапе формирования ЕЭП планировалось принятие двух отличных по предмету регулирования нормативных документов: Соглашения о торговле услугами в рамках «свободы движения услуг», а также Соглашения об основах инвестиционной деятельности в рамках «свободы движения капитала», согласно РешениюМежгосударственного Совета ЕврАзЭС (на уровне глав государств) от 16 августа 2006 года № 313 «О формировании Таможенного союза государств – членов Евразийского экономического сообщества». Однако впоследствии, по предложению российской стороны было принято решение объединить два предмета регулирования в одном нормативном документе.

По мнению диссертанта, данное обстоятельство обосновывается тем, что для поставки большинства услуг необходимо именно коммерческое присутствие поставщика на иностранном рынке посредством различных форм инвестиций. Отсутствие свободы инвестирования может ограничить, и даже не допустить, поставку некоторых видов услуг. В этой связи, торговля услугами, не являясь самостоятельной формой инвестиционной деятельности, тем не менее, напрямую с ней связана, поскольку может выполнять функцию «обслуживания» инвестиционного процесса.

Вместе с тем, возникает вопрос: как разграничить свободу предоставления (торговли) услуг и свободу передвижения капитала и осуществления инвестиционной деятельности в каждом конкретном случае. Ответ на данный вопрос имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку от этого зависит вид и характер изъятий (ограничений) из НР/РНБ, накладываемых государствами-членами по отношению к поставщикам услуг и инвестиций друг друга (специфические/конкретные обязательства по Соглашению).

Как полагает диссертант, ключевой характерной чертойуслуги является её ограниченность во времени. В частности, когда физическое или юридическое лицо государства-члена находится на территории другого государства-члена с целью предоставления услуг, то применяться должны нормы Договора о трансграничной торговле услуг (Глава II Соглашения). Точно также как и в случае, если движение капитала служит, к примеру, цели оплаты, способствующей предоставлению данной услуги.

В ситуации же, если поставщик услуг обосновывается в каком-либо государстве-члене в течение длительного времени, то, даже если он все еще предоставляет услуги, он является учрежденным инвестором в форме коммерческого присутствия и подпадает под действие норм Договора об учреждении и деятельности иностранного инвестора (Глава I Соглашения).

Во многом этим и объясняется, на взгляд автора включение норм, регулирующих инвестиционную деятельность в предмет анализируемого Соглашения.

К числу общих обязательств по Соглашению относится предоставление государствами НР/РНБ в отношении допуска, учреждения и деятельности инвесторов и инвестиций друг друга. При этом указанные режима действуют по отношению к инвесторам с ограничениями – лишь в той мере, в какой государство-член принимает на себя конкретные/специфические обязательства и не действуют в тех секторах услуг/инвестиций, где государства сделали соответствующие оговорки (по аналогии с обязательствами по ГАТС).

Нормы Соглашения о торговле услугами и инвестициях в государствах – участниках ЕЭП 2010 года, как и положения предыдущего анализируемого Договора, также были инкорпорированы в проект Договора о ЕАЭС, и таким образом, должны быть направлены на формирование общего (единого) инвестиционного пространства при переходе к ЕАЭС.

В параграфе 1.3. «Деятельность Межпарламентской Ассамблеи и Евразийского информационно-аналитического правового центра содействия инвестициям» дается краткая характеристика основных направлений деятельности Межпарламентской Ассамблеи (далее – Ассамблея) в инвестиционной сфере.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.