авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Панов михаил владимирович уголовно-правовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда своему здоровью

-- [ Страница 2 ] --

4. Согласие потерпевшего не может являться обстоятельством, исключающим преступность деяния, поскольку оно выступает лишь как элемент правомерности различных форм социального поведения, связанных с реализацией права человека на здоровье и условиями причинения себе вреда. Превышение пределов правомерности при осуществлении профессиональной деятельности или исполнении обязанностей с согласия потерпевшего влечёт уголовную ответственность по правилам превышения пределов крайней необходимости или обоснованного риска.

5. Согласие потерпевшего на причинение вреда своему здоровью не является специальной разновидностью примирения с потерпевшим. Заранее «примириться» с кем-либо, ещё ничего не совершив, юридически невозможно, поскольку это противоречит положениям ст. 76 УК РФ. Согласие потерпевшего в возрасте от 14 до 16 лет на вступление в брак с виновным, совершившим половое сношение и посягавшем, в том числе, на нормальное физическое развитие несовершеннолетнего, также не является разновидностью примирения. В соответствии с законом, Примечание к ст. 134 УК РФ – это специальный вид освобождения от наказания в связи с полной утратой общественной опасности виновного и совершённого им преступления.

6. Согласие потерпевшего на причинение вреда своему здоровью как основание для освобождения от уголовной ответственности необходимо распространить и на преступные ситуации заражения венерической болезнью (ст. 121 УК РФ). По своей социально-правовой сущности, масштабам распространения, криминологической характеристике, способом передачи болезни это преступление фактически тождественно заражению ВИЧ-инфекцией. Примечание к ст. 121 УК РФ следует сформулировать в рамках существующего понятийного аппарата: «Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, заражённое венерической болезнью, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, приведшие к заражению».

7. По своей социально-психологической сути согласие потерпевшего на причинение себе вреда в форме просьбы или утвердительного ответа практически всегда связано с такими мотивами, как сочувствие или сопереживание со стороны виновного, участие в судьбе потерпевшего, жалость или сострадание к его положению или состоянию. Однако эти психологические категории сохраняют юридическую самостоятельность. В связи с этим, целесообразно в п. «д» ч. 2 ст. 61 УК РФ, наряду с мотивом сострадания, указать и такую форму смягчающего обстоятельства, как совершение преступления с согласия потерпевшего.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что согласие потерпевшего на причинение вреда своему здоровью рассматривается через призму охранительных и регулятивных правоотношений. Устанавливаются пределы допустимого законом поведения, проводится отграничение правомерных действий от уголовно-наказуемых посягательств.

Аргументируется научная позиция о том, что в настоящее время нет необходимости в дополнении УК РФ таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как согласие потерпевшего. В подобном качестве оно не является типичным и не имеет самостоятельного характера. Включение согласия потерпевшего в систему обстоятельств, предусмотренных в гл. 8 УК РФ, не отвечает потребностям социального регулирования и контроля. В этой ситуации неизбежны уголовно-процессуальные действия (предварительные проверки) в отношении неопределённо большого числа случаев правомерного причинения вреда здоровью граждан с их согласия.

Критическому анализу подвергается теоретическая позиция о том, что при согласии на причинение вреда своему здоровью потерпевший должен быть вменяемым. Подобное положение противоречит сути уголовно-правовой категории «вменяемость», которая должна использоваться только к физическому лицу, виновному (обвиняемому) в совершении преступления.

Практическая значимость работы заключается в том, что в ней содержатся выводы и предложения, которые могут послужить основой для дальнейшего научного исследования проблемы, для разработки методических рекомендаций практическим работникам, для подготовки соответствующего проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ, а также для совершенствования уголовного законодательства.

Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе при преподавании уголовного права в системе высших учебных заведений.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования были опубликованы в 3 научных статьях.

Материалы диссертационного исследования докладывались на заседаниях кафедры уголовного права Московского университета МВД РФ, а также излагались автором в выступлениях на двух научных конференциях в г. Москве: в 2009 году – «Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью»; в 2010 году – «Современные проблемы борьбы с преступлениями в сфере экономики».

Предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, внедрены в деятельность Главного следственного управления при ГУВД по г. Москве и Московского городского университета управления Правительства Москвы.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, содержащих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, раскрываются методические и эмпирические основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Причинение вреда здоровью с согласия человека в российском и зарубежном законодательстве» — состоит из двух параграфов.

В первом параграфе, озаглавленном «Правомерные ситуации причинения вреда здоровью человека и их отграничение от уголовно-наказуемых деяний», проводится анализ федерального законодательства, в котором регламентируются условия и пределы социально-допустимого причинения вреда здоровью гражданина. Выделены шесть наиболее распространённых форм социальных отношений, возникающих при трансплантации органов и тканей, донорстве крови, искусственном прерывании беременности, медицинской стерилизации, коррекции пола, занятии спортивными единоборствами.

Определены возможные варианты нарушения правомерного поведения и основания уголовной ответственности, необходимые для применения: п. «ж» ч. 2 ст. 111; ч.ч. 1 и 2 ст. 120; ч. 4 ст. 122; ч.ч. 1 и 3 ст. 123; п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Анализируются ситуации принудительной стерилизации и их отграничения от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ), а также оцениваются противоправные действия врачей при операциях по коррекции пола. Критическому анализу подвергается точка зрения о том, что в УК РФ следует предусмотреть норму за неосторожные действия спортсменов, повлекшие причинение вреда здоровью. По мнению автора, такое решение противоречит социальному предназначению спортивных единоборств, специфике психологического состояния спортсменов при проведении соревнований, а также правовым основаниям уголовного преследования.

Во втором параграфе «Уголовное законодательство зарубежных стран о причинении вреда здоровью с согласия потерпевшего» — рассматриваются установления, содержащиеся в восьми уголовных кодексах: Австрии, Аргентины, Армении, Литвы, Молдавии, Сан-Марино, Турции, Швейцарии.

В зарубежных уголовных кодексах выделено несколько уголовно-значимых видов согласия потерпевшего. Во-первых, в качестве конструктивного признака состава преступления; во-вторых, как обстоятельство, исключающее преступность деяния; в-третьих, как обстоятельство, смягчающее ответственность. Анализируются основания уголовно-правового запрета, связанные с нарушением порядка прерывания беременности и согласием на аборт, хирургической стерилизацией, искусственным оплодотворением и имплантацией эмбриона, с организацией и проведением дуэли, с медицинскими опытами без согласия человека. Формулируется вывод о значимости указанного понятийного аппарата, форм и приёмов юридической техники для дальнейшего совершенствования российского уголовного законодательства.

Вторая глава «Уголовно-правовая характеристика согласия потерпевшего на причинение вреда здоровью» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Понятие согласия потерпевшего на причинение вреда своему здоровью» — проводится систематизация теоретических воззрений по этому поводу и даётся их критический анализ.

Словосочетание «согласие потерпевшего», имеющее сложный правовой характер, рассматривается с двух сторон. Во-первых, применительно к терминологии уголовного закона, т.е. с догматических позиций. Во-вторых, с точки зрения формальной логики: как ряд событий, имеющих причину, последовательность действий и результат, детерминированных психологическим взаимодействием потерпевшего и виновного.

Даётся определение данной категории, которое, по мнению автора, отличается новизной и носит обобщающий характер.

Во втором параграфе «Объективные признаки и формы согласия потерпевшего на причинение вреда своему здоровью» — выделены три группы существенных свойств и отношений этого правового феномена.

В первой группе, которая касается здоровья, анализируются такие элементы, как условия распоряжения этим благом и пределы причинения вреда. Отмечается, что в исследовании речь, в основном, идёт о физическом здоровье, о причинении телесных повреждений другому человеку. Запрет на причинение себе вреда, допустим, при членовредительстве с целью уклонения от военной службы означает, что у лица нет возможности в этой ситуации свободно распоряжаться своим здоровьем. Делается логический вывод о том, что раз нет такого права у потерпевшего, то его нет и у любого другого лица.

Причинённый вред здоровью должен точно соответствовать тому, который однозначно дозволен согласием человека, гражданина, пациента, т.е. физического лица, которое определяется как «потерпевший», в случае применения уголовного закона. Превышение пределов такого вреда исключает возможность говорить о свободном волеизъявлении.

Второй объективный признак характеризует субъекта правоотношений потерпевшего. Элементами здесь выступают его возраст и дееспособность. В теории уголовного права фактически нет разногласий по поводу того, что потерпевший должен достичь 16 лет. Автор поддерживает эту точку зрения.

В работе анализируется новое установление об освобождении от наказания виновного, который совершил половое сношение с лицом в возрасте от 14 до 16 лет, и тем самым посягал на нормальное физическое развитие несовершеннолетнего, а затем вступил с ним в брак. Делается вывод о том, что в этом положении закона содержится определённое противоречие. По общему правилу, лицо в возрасте от 14 до 16 лет не обладает половой свободой, т.е. не имеет значения, соглашался ли несовершеннолетний на половое сношение или нет. Однако при официальной регистрации брака, т.е. при взаимном добровольном согласии сторон это свободное волеизъявление презюмируется, формально превращается в законное. В ином случае, если брак официально не заключён, лицо старше 18 лет может быть признано виновным.

В теории уголовного права нередко высказывается мнение, что потерпевший должен быть вменяемым. Более того, подчас утверждается, что оперировать термином «дееспособность» при анализе этого объективного признака нельзя.

Высказываются критические замечания по данному поводу. По мнению автора, вменяемость является частной разновидностью общеправового понятия «дееспособность». Рассуждения о вменяемости или невменяемости вообще, безотносительно к субъекту преступления и совершённому им преступному посягательству, беспредметны. Это неправильное толкование уголовно-правовой категории.

К третьей группе относятся объективные действия по причинению вреда здоровью. Элементами здесь выступают время и способ совершения преступления. Согласие на причинение вреда должно быть дано своевременно, то есть до начала соответствующих действий. Своевременность – правовая категория, имеющая объективно-субъективный характер, её оценка зависит от фактических обстоятельств дела.

Способ совершения преступления должен быть таким, как это оговаривалось сторонами. В том случае, когда причинение вреда здоровью потерпевшего включает в себя наступление неблагоприятных последствий материального характера, то возможна дополнительная квалификация по ст. 167 УК РФ. В ситуациях, где причиняется вред здоровью третьих лиц, содеянное должно квалифицироваться как совершённое общеопасным способом и оцениваться по правилам идеальной совокупности преступлений.

В работе анализируются объективные формы согласия потерпевшего, которое, по общему правилу, должно быть выражено ясно и однозначно. В юридической литературе преобладающей является точка зрения о том, что согласие необходимо фиксировать, в первую очередь, в письменной форме. Также встречается мнение о том, что согласие потерпевшего следует отражать на электронном или магнитном носителе. По данным нашего исследования подобные позиции нашли поддержку у более чем 80 % опрошенных правоприменителей, что вполне объяснимо, поскольку это почти идеальная форма доказательства.

На взгляд автора, это положение труднодостижимо на практике. В соответствии с проведённым исследованием более чем в 70 % случаев фиксируется устная форма согласия. Вместе с тем, вполне допустима и конклюдентная (молчаливая) форма, как один из видов устного соглашения.

Форма выражения согласия может иметь характер просьбы, утвердительного ответа, требования, настояния и т.д. По мнению автора, эти психологические аспекты не меняют юридической сути согласия потерпевшего.

В третьем параграфе — «Субъективные признаки согласия потерпевшего на причинение вреда своему здоровью» — анализируются осознанность волеизъявления, его добровольность, мотивы и цели такого решения.

Осознанность согласия означает чёткое и конкретное восприятие потерпевшим и лицом, причиняющим вред, взаимообусловленного поведения. Воля того, кто соглашается, ясно понимается тем, кто принимает такое согласие и адекватно его оценивает. В свою очередь, добровольность – это свободно выраженный акт воли лицом, находящимся в здравом уме и твёрдой памяти. Собственная воля не должна находиться под влиянием обмана, насилия, угроз или иного принуждения со стороны виновного или третьих лиц.

Мотивы, определяющие согласие потерпевшего, нередко носят комбинированный или комплексный характер. По данным нашего исследования преобладающим из них является удовлетворение сексуальных потребностей – до 70 %. Эта взаимосогласованная мотивация нередко присутствует и при таких психопатологиях как мазохизм и садомазохизм. В социальной практике подобные отношения считаются допустимыми, при условии, что они являются лишь элементами сексуальной игры и не причиняют существенного вреда здоровью потерпевшего.

Согласие не должно преследовать общественно вредных целей, вести к нарушению общественного порядка и норм нравственности. В тех ситуациях, когда лицо осознаёт, что потерпевший преследует антиобщественную цель (например, уклониться от военной службы) и просит причинить себе вред, то виновный при реализации такого согласия подлежит уголовной ответственности за соучастие по ст. 339 УК РФ и за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью.

Третья глава «Теоретические и прикладные проблемы применения уголовного законодательства в случаях причинения вреда здоровью с согласия потерпевшего» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Согласие потерпевшего на причинение вреда своему здоровью как обстоятельство, исключающее преступность деяния» — проводится анализ этого теоретического положения применительно к главе 8 УК РФ.

В работе систематизированы научные позиции по данной проблеме, среди множества которых выделено три основных направления. Во-первых, согласие потерпевшего определяется как обстоятельство, исключающее преступность деяния, и его предлагается включить в УК РФ. Во-вторых, хотя оно по своей юридической природе и признаётся таковым, однако, включать его в соответствующий перечень не следует. В-третьих, утверждается, что согласие потерпевшего не относится к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.

Высказываются критические замечания по поводу логических умозаключений и противоречивой аргументации авторов, придерживающихся двух первых позиций. Поддерживается точка зрения о том, что согласие потерпевшего не является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Это обусловлено тем, что непреступность определяется, прежде всего, другими отраслями права, в том числе федеральным законодательством об охране здоровья.

Системность материального и процессуального законов требует обязательной проверки в случае обнаружения в событии преступления обстоятельства, исключающего преступность деяния. При включении в перечень главы 8 УК РФ согласия потерпевшего необходимо будет проводить такие проверки в отношении огромного числа случаев, как медицинского вмешательства, так и спортивных поединков, поскольку внешне они выглядят как неправомерные. Следовательно, придётся изменять правоприменительную практику и систему социального взаимодействия, что вряд ли правильно, по существу.

Согласие потерпевшего, по мнению автора, не имеет самостоятельного уголовно-правового характера. Неразрывность этой категории с иными обстоятельствами, указанными в законе, столь велика, что она в настоящий момент является одной из форм крайней необходимости или обоснованного риска. Согласие потерпевшего объективно и субъективно смыкается и с другим теоретическим положением об исключении общественной опасности и противоправности деяния, связанным с осуществлением лицом своих профессиональных функций. Автор аргументирует свою позицию о том, что эти категории часто взаимообусловлены (одно не бывает без другого), однако, каждое из них выступает лишь как условие правомерности, необходимое для применения тех или иных обстоятельств, указанных в гл. 8 УК РФ.

Во втором параграфе «Согласие потерпевшего на причинение вреда своему здоровью как основание для освобождения от уголовной ответственности» — анализируются проблемы применения Примечания к ст. 122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией).

В данном правоустановлении юридическая природа рассматриваемой категории, на взгляд автора, выражена достаточно однозначно. Это один из специальных видов освобождения от уголовной ответственности.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.