авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Обычное право бурят: историко-теоретическое исследование

-- [ Страница 5 ] --

Таким образом, под нормативными источниками обычного права бурят следует понимать сложную систему правовых актов, принятых бурятскими родами в период начиная с конца XVII в. до первой четверти XIX в. Важнейшим нормативно-правовым актом, оказавшим определяющее влияние на правовое развитие региона в указанный период, является Селенгинское уложение 1775 г. Установлено, что оно представляет собой системное изложение видов правонарушения и мер ответственности без структурного разграничения на уголовную, административную и гражданско-правовую, как это характерно для зрелых правовых форм. По своей правовой природе Селенгинское уложение представляет собой системную совокупность правовых норм, регулирующих отношения взаимной юридической ответственности равноправных субъектов права, в основе которых лежит система композиции. Поскольку в уложении подробно излагается юридическая ответственность за нарушение норм обычного права и не детализируются процессуальные нормы, то по своему содержанию уложение является именно памятником обычного права, регулирующего частноправовые отношения. В силу этого Селенгинское уложение представляет редкое в истории права явление – системное изложение обычно-правовых институтов.

Глава четвертая диссертации «Основные институты обычного права бурят» целиком посвящена раскрытию юридического содержания норм, правовых институтов, терминов и лежащих в их основе принципов. Следует подчеркнуть, что выявленные в результате специального юридического толкования закономерности позволили реконструировать и таким образом проследить предшествующие зрелым формам развития обычного права этапы генезиса, в общих чертах изложенные во второй и третьей главах диссертации.

Параграф первый «Брачно-семейное право», посвященный проблемам регулирования брачно-семейных отношений, является наиболее объемной частью диссертации. Пристальное внимание к этому правовому институту объясняется особой значимостью его правовых принципов. Поскольку семья выполняет двойственную функцию – рождает и воспитывает детей и является главным коллективным субъектом имущественных отношений, - регулирование имущественных отношений осуществляется детализацией внутрисемейных связей.

Калымный брак как разновидность моногамного, основанный на запрете брачных отношений с членами своей родовой организации, обеспечивался всем укладом общественной жизни. Разрушение родовых устоев, их стремительное вытеснение новыми общественными связями не могли не сказаться на брачных отношениях и семье в целом. Селенгинское уложение 1775 г. главным своим социальным назначением видело урегулирование разваливающегося института калымного брака и разрешение его противоречий. Попытка разрешить проблему путем заключения между родами договора о снижении размеров калыма и установления штрафа в 35 голов – смягчила социальные противоречия, но не устранила их истоков.

Поскольку вся система обычного права была привязана к специфическому институту «андзы», то такие изменения отразились на системе общественных отношений. Правотворческие усилия бурят были направлены на противодействие деструктивным тенденциям социального развития и защиту традиционных отношений. Именно в силу этих специфических обстоятельств памятники обычного права бурят дают широкую картину правового быта народа. Юридический анализ приводит к выводу, что брачно-семейное право являлось реализацией отцовского права, основанного на признании семейной формы собственности и экзогамности калымного брака.

Оценивая в целом механизм гражданско-правового регулирования, диссертант приходит во втором параграфе «Гражданское право» к выводу о том, что гражданская правоспособность населения, к которому обращено обычное право, определялась сложной по своей иерархической сущности системой законодательства. Вся эта совокупность нормативных установлений делила население бурятских родов на четыре основные категории, дифференцированные по характеру предоставленной правосубъектности: податные, казаки, штатные ламы, сайты21. Предпосылкой их правосубъектности являлась правоспособность. Общей правоспособностью обладало только мужское население.

Главным объектом имущественных отношений, регулируемых Селенгинским уложением, являлись вещи, деньги, работы и услуги, а также имущественные права. Домашние животные в хозяйстве бурята – главный источник благосостояния, поэтому они выступают главным объектом имущественных отношений. Автор обращает особое внимание на то, что отношения из права собственности на домашних животных занимают центральное место в обычном праве бурят. Детальное исследование подобных отношений приводит автора к выводу о полной гомогенности этих институтов современным правовым принципам.

В качестве оригинального явления в правовом регулировании можно выделить понятие бодо22 как объект имущественных отношений, в свою очередь выступающий в качестве всеобщего эквивалента. Его соотношение с «девяткой», распространенной мерой материального возмещения в монгольском праве, позволяет сделать вывод о более древнем происхождении первого.

Гражданско-правовая ответственность не всегда четко разграничивалась с другими видами юридической ответственности. Вместе с тем виды гражданско-правовой ответственности, основания и сроки исковой давности и многое другое свидетельствуют об их гомогенности с основополагающими принципами современного гражданско-правового регулирования.

В заключительном параграфе диссертации «Уголовное право» диссертант ставит перед собой цель раскрыть содержание архаичных по своей природе уголовно-правовых институтов, имеющих значительное своеобразие и самобытность.

Для всех правовых систем древности характерно отсутствие четкого разграничения между уголовным преступлением и гражданско-правовым деликтом. Как следствие причинение материального, морального, физического вреда влекло за собой возникновение материального обязательства, известного в науке как система композиции.

В основе системы композиции лежали понятия яалы и андзы, общие для соционормативной культуры центральноазиатских кочевников. В связи с тем, что ни в отечественной, ни зарубежной литературе не раскрываются сущность, назначение и разграничение этих понятий, в работе уделено значительное место этому вопросу. Установлено, что яала и андза – древние правовые институты. Яала была введена как понятие, тесно связанное с понятием преступления, противоправного и особо наказуемого деяния. Для скотоводов наиболее социально опасным правонарушением являлись хищения домашних животных. Яала за угон скота предусматривала четырехкратное возмещение похищенного скота. В случае, когда виновный не мог заплатить яалу, он «выдавался с головой». В русских документах это именовалось головщиной. Однако выдача с головой в источниках права характеризовалась рядом очень важных особенностей. В прибайкальских родах невыплата яалы влекла за собой рабство преступника и его семьи, ввиду этого яала могла быть охарактеризована как головничество в чистом виде. Она предусматривала бессрочное, пожизненное рабство преступника и передачу его с семьей потерпевшему в счет уплаты яалы. Раб – богоол – мог откупиться от рабства, но это не влекло за собой освобождение всей семьи. Семья также выкупалась у их владельца. Эти отношения нашли свое отражение в памятнике обычного права бурят 1690 г., известном как «Балаганская скаска».

Однако в Селенгинском уложении рабство не было предусмотрено ни яалой, ни другими отношениями. За неуплату яалы преступник отдавался в работники – батраки. Причем, в работники любому лицу, согласившемуся выплатить яалу потерпевшему. Яала, не подкрепленная страхом бессрочного рабства, не достигала цели. Бурятские сайты при издании своего первого писаного источника права включили в систему уголовных санкций ссылку.

Смысл четырехкратного возмещения имеет древнюю историю и в самом общем виде выглядит так: первая и вторая яалы возмещали моральный и материальный ущерб потерпевшему. Третья шла вознаграждением оказавшему существенную помощь в уличении преступника, например, свидетелю. Четвертая яала шла на возмещение казенных расходов и оплату труда официальных лиц, производивших следствие.

Другой важной в системе композиции мерой наказания являлась древняя андза. Андза – это мера обеспечения общественного договора. Первым наиболее важным в жизни степняка договором был договор о брачном союзе. Сначала брак выступал как договор межродовой, потом более персонифицированный, однако же до конца не утративший своих общинных корней. Андза была предусмотрена и за другие правонарушения - убийство, побои, оскорбления. Значение андзы как меры обеспечения договора не противоречит правилам, предусматривающим ответственность за этот вид преступления, поскольку личная неприкосновенность как норма родилась не во внутриобщинных отношениях, а как норма межродовых отношений. Она могла выражаться в запрете нападать на чужака с целью убийства или причинения вреда его здоровью. Однако это правило распространялось на чужака, являющегося членом общины, с которой был заключен межродовой договор. В дальнейшем межродовое соглашение распространилось на всех и с разложением родовых отношений превратилось в общий правовой принцип. Однако андза как мера обеспечения общественного договора сохранилась для регулирования брачных отношений и для регулирования личной неприкосновенности лица. Критерием его разграничения с яалой являлось то, что это было возмещение самому потерпевшему. Никаких выплат из андзы другим лицам не производилось, если это прямо не предусматривалось нормой.

Особо следует подчеркнуть еще одну существенную характеристику андзы – ее размер был неопределенным. Стороны устанавливали размер конкретной андзы, исходя из обстоятельств дела, состоятельности лица, степени вины и других факторов, имевших место в конкретном случае. При этом максимальный размер возмещения был предметом общественного соглашения, фиксировался договором.

В русских переводах памятников обычного права бурят все разновидности штрафов, аналогичные известным в монгольском праве как алданги, ба, торгуль, и некоторые другие переданы единым правовым термином «штраф». В отличие от яалы и андзы они предусматривали выплаты в пользу третьего лица, не участвующего прямо в правоотношениях из правонарушения. Например, алданги – это штраф, выплачиваемый в пользу государства. Ба по сути - наказание в виде штрафа в пользу общества.

Древний правовой институт «гонение следа» также изложен в памятниках обычного права бурят. Он представляет собой совокупность общих правил, регулировавших порядок расследования и привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших угон скота. Гонение следа имело следующие процессуальные стадии: объявление о воровском следе, передача воровского следа, обыск, принятие решения. При установлении достоверных данных о виновности лица в совершенном преступлении ему присуждалась выплата - яала. Основанием для назначения яалы признавалась вина, доказанная уликами и свидетельскими показаниями.

Процессуальные нормы выделяют самостоятельный институт гонения приграничного следа. Правила, регламентирующие действия его участников, имеют общие правовые принципы с вышеописанным институтом, за исключением норм, определяющих субъект такой ответственности. Если принятыми мерами преступник не был обнаружен и непрерывный след не удалось в соответствии с законом передать другому территориальному ведомству, то все население административного подразделения несло обязанность возмещения.

Следует отметить, что нормы уголовно-правового регулирования были направлены как на восстановление нарушенных противоправными действиями прав личности, так и включали меры к примирению сторон.

Все это способствовало тому, что механизм правового регулирования представлял собой действенную меру обеспечения правопорядка и социального согласия и стал фактором в целом прогрессивного развития бурятского народа в рамках российского государства в условиях постфеодального общества.

В заключении диссертации подводятся итоги работы. Фиксируются главные содержательные моменты. Определяются перспективные направления последующих исследований.

Основное содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах автора:

Монографии:

  1. Тумурова А.Т. Обычное право бурят: Селенгинское уложение 1775 г./А.Т.Тумурова. Улан-Удэ, 2004. 127 с. – 8,0 п.л.
  2. Тумурова А.Т. Обычное право бурят в монгольской правовой системе/А.Т.Тумурова. Улан-Удэ, 2005. 280 с. - 18,0 п.л.
  3. Тумурова А.Т. Генезис обычного права бурят /А.Т.Тумурова. Улан-Удэ, 2005. 240 с. – 15,0 п.л.
  4. Тумурова А.Т. Буриадуудын заншлын хуулийн слэл хгжил /А.Т.Тумурова. Улаануд, 2006. 160 с. 10,0 п.л.

Учебные пособия:

  1. Тумурова А.Т. Происхождение государства: учебное пособие. Улан-Удэ, 2006. 80 с. – 5,0 п.л.
  2. Тумурова А.Т. Монгольское право: учебное пособие. Улан-Удэ, 2004. 59 с. – 4,5 п.л.
  3. Тумурова А.Т. Обычное право бурят (памятники национальной правовой культуры): учебное пособие. Улан-Удэ, 2006. 77 с. – 5,0 п.л.

Статьи:

  1. Тумурова А.Т. К вопросу о публичном и частном в монгольском праве /А.Т.Тумурова. Вестник БГУ, серия юриспруденция, 2006, №3. С.56-67. 0,8 п.л.
  2. Тумурова А.Т. Монгольская правовая система /А.Т.Тумурова. Мир трансграничья: Россия-Китай-Монголия: сб. материалов международной научно-практической конференции «Мир трансграничья: Россия-Китай-Монголия (21-23 октября 2006 г.): в 2-х т. Т.2. Чита, 2006. С. 75-85. 0,6 п.л.
  3. Тумурова А.Т. К вопросу о цивилизационном и формационном подходах в аспекте генезиса кочевой культуры /А.Т.Тумурова. Традиционная культура народов Центральной Азии: сборник материалов конференции, посвященной 100-летию Ц. Жамцарано. Улан-Удэ, 2007. С.47-60. 1,3 п.л.
  4. Тумурова А.Т. Обычное право в монгольской правовой системе /А.Т.Тумурова. 800-летие монгольского государства «Их Монгол Улс». Материалы международной конференции университета «Шихи-Хутуг». Улан-Батор, 2006. С. 244-249. 0,3 п.л.
  5. Тумурова А.Т. Об одной неизвестной закономерности родовой общины /А.Т.Тумурова. Вестник БГУ, серия юриспруденция. 2006. №2. С.2-20. 1,1 п.л.
  6. Тумурова А.Т. Теоретико-правовые вопросы социогенеза в контексте традиционного общества /А.Т.Тумурова. Буряты в контексте современных этнокультурных и этносоциальных процессов: сб. ст. в 3 т. Т.I. Улан-Удэ, 2006. С.55-64. 0,8 п.л.
  7. Тумурова А.Т. Кочевники и генезис государства и права //А.Т.Тумурова. Материалы IХ Международного Конгресса монголоведов. Улан-Батор, 2006. С.77-87. 0,5 п.л.
  8. Тумурова А.Т. Природа кочевой цивилизации (к постановке проблемы) /А.Т.Тумурова. Вестник Бурятского госуниверситета. Сер.4: история. Вып.10. Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2005. С.125-130.0. 0,5 п.л.
  9. Тумурова А.Т. Еще раз к уточнению понятия «обычное право»/А.Т.Тумурова. Вестник БГУ, серия юриспруденция. 2005. №1. С.2-20. 1,2 п.л.
  10. Тумурова А.Т. Обычное право бурят. /А.Т.Тумурова. Материалы ХI Всемирного Конгресса по обычному праву. М., 1997. 0,3 п.л.
  11. Тумурова А.Т. Право собственности по обычному праву бурят. Вестник БГУ, серия история. 1996. 0,5 п.л.
  12. Тумурова А.Т. Цивилизационный и формационные подходы в типологии государства и права /Мир Центральной Азии: материалы междунарожной конференции, посвященной 125-летию Ц. Жамцарано (ноябрь 2006 г.). Улан-Удэ, 2004. С. 36-42. –0,5 п.л.
  13. Тумурова А.Т. Социология обычного права /Сравнительное правоведение: материалы международной научно-практической конференции. Екатеринбург. 2005. С. 0,4 п.л.
  14. Тумурова А.Т. Брачно-семейное право бурят /Актуальные проблемы юридической науки и практики: сборник статей. Улан-Удэ, 2000. С.24-30. 0,4 п.л.
  15. Тумурова А.Т. Институт усыновления (удочерения) в обычном праве бурят /Исследования по истории Бурятии: сб. ст. преподавателей и студентов. Улан-Удэ, 1998. С.43-58. 1,0 п.л.
  16. Тумурова А.Т. Правовое положение бурятской женщины (обычное право бурят XVII-XVIII вв.) /Женщина и общество: сб.ст. научно-практической конференции «Женщина и общество». Иркутск, 1999. С.189-195. 0,5 п.л.
  17. Тумурова А.Т. «Селенгинское уложение» гэсэн монголын эрх зйны хошоо тухай /Монголын туух. Улаанбаатар, 2002. – 0,5 п.л.
  18. Тумурова А.Т. Буряадуудын заншлын эрх зй дэх эмэгтэйчдийн эрхийн байдал /Монголын эрх зйн тх. Улаанбаатар, 2002. – 0,4 п.л.
  19. Тумурова А.Т. Монголын эрх зйн систем тний эх сурвалжууд /Монголын эрх зйн тхын асуудал: конференцын материалууд. Улаанбаатар. 2003. – 0,3 п.л.

Подписано в печать 24.05.07.Формат 60х84 1/16.

Усл.печ.л. 2,5 Тираж 100 экз. Заказ 1646.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г.Улан-Удэ, ул.Смолина, 24а


1 Абалкин Л.И. Стратегические ответы России на вызовы нового века //Экономика и жизнь. 2006. №6. С. 6.

2 Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистический сборник 2001 г. Новосибирск, 2002. С. 21-54; Попков Ю. В. Проблемы современного этносоциального развития народов Сибири // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск, 2004. Вып. 6. С. 44.

3 Гумилев, Л.И. Этногенез и биосфера Земли /Л.И.Гумилев. М., 2000.С.218.

4 Поляков А.С. Общая теория права: феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций.2-ое изд., доп. / А.С.Поляков. СПб, 2003. С. 175.

5 Семенов Ю.И. Обычное право в доклассовом обществе: возникновение, сущность и эволюция //Обычное право народов Сибири (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы). М., 1997.

6 Обычай в праве. СПб. 2004.С.10.

7 Давид Р., Жоффре-Спинози К.Указ.соч.С.94.

8 Думанов Х.М., Першиц А.И. К уточнению понятия «обычное право»//Государство и право, 2005.№3.С.72.

9 Якушкин Е.И.Обычное право русских инородцев: материалы для библиографии обычного права. М.,1899.

10 Цибиков Б.Д.Обычное право хоринских бурят. Новосибирск, 1992.

11 Ломакина И.Б. Обычное право: институциональный аспект (теоретико-правовой анализ) СПб.: Астерион, 2005.

12 Поляков А.И. Общая теория права: феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций.2-ое изд., доп. / А.С.Поляков. СПб, 2003.

13 Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2005. С.557.

14 Мальцев Г.В. Там же. С.7-8.

15 Мальцев Г.В. Там же С. 13.

16 Теория государства и права /под общей ред. А.С.Пиголкина. М.,1997. С. 49.

17 Свечникова Л.Г. Обычай в праве народов Кавказа в XIX в. Автореф.дис….д-ра юр.наук. М., 2003.

18 См., например: Белкин А.А. Обычаи и обыкновения в государственно-правовой сфере //Правоведение. Известия вузов.1998. №1.

19 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М.,1982.

20 Бержель Ж.-Л. Общая теория права: пер. с фр. /под общ. ред. В.И.Даниленко. М., 2000.С.215.

21 Ламы – церковные (буддистские) служители; сайты – «лучшие» люди, фактически, политическая элита.

22 Бодо – штука крупнорогатого скота.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.