авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Обычное право бурят: историко-теоретическое исследование

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ТУМУРОВА АННА ТИМОФЕЕВНА

ОБЫЧНОЕ ПРАВО БУРЯТ:

ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

МОСКВА - 2007

Работа выполнена на кафедре теории права, государства

и судебной власти Российской академии правосудия

Научный консультант: доктор юридических наук

Лапаева Валентина Викторовна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Графский Владимир Георгиевич

доктор юридических наук, профессор

Исаев Игорь Андреевич

доктор юридических наук, профессор

Мулукаев Роланд Сергеевич

Ведущая организация: Российская правовая академия

Министерства юстиции РФ

Защита диссертации состоится «04» октября 2007 г. в 10 час.00 мин. на заседании диссертационного совета Д 170.003.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: 117418, г.Москва, ул. Новочеремушкинская, д.69а, ауд.910.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российской академии правосудия.

Автореферат разослан «____ » _______________ 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор В.Е.Сафонов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Всеобщая экономическая интеграция и связанная с ней глобализация ставят перед Россией неотложные задачи, от решения которых зависит будущее нашей страны. Порожденные глобализацией проблемы накладывают на государство особую ответственность, так как успешное разрешение большинства из них возможно только присущими ему организационными и правовыми методами. В сложившейся ситуации значение стратегического планирования и долгосрочных программ социально-экономического развития страны многократно возрастает. Очевидно, что выработка стратегии правового развития требует учета комплекса социоисторических особенностей развития Российской Федерации.

К негативным особенностям страны, обусловленным ее исторической и географической спецификой, можно отнести два тесно взаимосвязанных между собой обстоятельства: неравномерность экономического развития регионов Российской Федерации и остроту стоящих перед ней экологических проблем. Взятые в комплексе, они составляют фактор, представляющий серьезную угрозу для будущего развития России1

.

Так, экономическое расслоение, которое искусственно сдерживается системой централизованного перераспределения доходов регионов-доноров, рано или поздно проявится в необходимости радикального решения проблемы незанятости, которая в наибольшей степени касается аборигенного населения. Эта проблема является общей для мирового сообщества, но в России она приобретает особую остроту в связи с тем, что экономика страны в основном базируется на продаже энергоносителей и полезных ископаемых, 80% которых добывается именно на территориях проживания малых народов Севера и Дальнего Востока. Добывающие производства, ведущие к серьезной техногенной нагрузке на природную среду, в немалой степени способствуют усугублению проблем местного населения. Разрушение природной среды и базирующихся на ней традиционных форм хозяйствования приводит к крайней степени социальной деградации и маргинализации населения.

Масштабы трагедии, с которой столкнулась Россия, можно проиллюстрировать следующими цифрами: по самым разным оценкам, от 30 до 70 % всего населения сибирского региона находится вне экономики. Масштабы безработицы также выглядят ошеломляюще: в Хакасии не имеет работы каждый седьмой человек из числа экономически активного населения, в Тыве - каждый четвертый, в Республике Алтай и Бурятии - каждый пятый. Среди коренных народов доля такого населения в отдельных поселениях доходит до 95%. Показатели жизнеобеспечения многих групп народов сейчас сопоставимы с теми, что были 100 лет назад, причем, в большей мере это касается коренных народов2.

Как показывает мировой опыт, проблему аборигенного населения нельзя решить исключительно финансовыми мерами. Такие сообщества не реагируют и на традиционные правовые методы воздействия. В условиях фактического разрушения родовых и племенных устоев иные социальные институты, которые могут быть проводниками государственной политики, отсутствуют. Дезориентированные и десоциализированные элементы легко попадают под влияние и зависимость от криминальных структур. В подобной ситуации проблема может вылиться в формирование в России постоянно возобновляемых источников социальной напряженности.

Особую остроту весь этот комплекс проблем аборигенного населения приобретает в силу того, что начиная с периода либерализации экономики и перехода на рыночные отношения население Крайнего Севера, Дальнего Востока и Сибири выживало за счет природопользования. Отсутствие программы борьбы с бедностью и невнимание к проблемам аборигенных народов привели к широкому распространению охоты, рыболовства, сбора дикоросов, что в совокупности нанесло серьезный урон природе, ее флоре и фауне. Запретительными мерами, которыми изобилует современная государственно-правовая практика, эти проблемы решить нельзя. Необходим комплексный подход, в котором первоочередными являются, на наш взгляд, задачи совершенствования самоуправления и общинной самоорганизации аборигенных народов. А разработка такого подхода возможна лишь на основе научного исследования закономерностей специфического социального развития аборигенного населения Крайнего Севера, Дальнего Востока и Сибири. Научные разработки в этой сфере, направленные на постижение общего и особенного в развитии традиционных сообществ, представляют значительный научный интерес и имеют важное практическое значение.

Глобализация, ведущая к неизбежному разрушению традиционных сообществ, чревата возможным перерождением их в квазисубкультуру. Для преодоления этих процессов необходим комплекс мер, направленных на сдерживание стихийно привносимой деградации части населения, включающий в себя обычное право и связанные с ним социальные институты.

С этих позиций обычное право бурят как объект познания для юридической науки имеет ряд важных специфических черт. Назовем две из них. Во-первых, это культура, оставившая значительное письменное наследие, что обусловливает ее особый герменевтический потенциал. Во-вторых, обычное право бурят имеет автохтонную природу или, по определению Л.И.Гумилева, реликтовый характер3. Изучение архаичных по своему характеру институтов обычного права бурят позволяет создать необходимую эмпирическую базу для теоретического исследования общих закономерностей развития права как процесса возникновения обычая, обычного права и закона и их интеграцию в правовую систему государства.

Степень научной разработанности проблемы. Состояние изученности обычного права бурят в конечном счете определяется состоянием теоретических исследований феномена обычного права, который в свою очередь находится в безусловной зависимости от разработанности проблематики правопонимания.

Теоретические вопросы сущности обычного права имеют давнюю и заметную в общем правоведении историю. Как известно, в формирование научного подхода к изучению обычного права существенный вклад внесли дореволюционные ученые. Среди них следует выделить работы ученых-юристов – Д.И. Мейера, Ю.С. Гамбарова, Г.Ф. Шершеневича, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, С.В. Пахмана, Л.И.Петражицкого, а также юристов-этнологов М.М.Ковалевского, Б.Миллера, Ф.И.Леонтовича и др. В науке советского периода можно отметить работы Д.Ж.Валеева, В.А.Александрова, С.М. Вильнянского, И.Ф.Новицкого, О.С.Иоффе, С.Л. Зивса, И.С.Зыкина, а также специалистов в области правовой этнографии - А.И.Першица, Х.М.Думанова, Ю.И.Семенова, В.В.Карлова, философов А.Ф.Лосева, В.Д.Плахова и других исследователей.

В отличие от предшествующих этапов современное состояние теоретических взглядов на природу обычного права органично связано с общими тенденциями развития российских правовых теорий. «Сегодня есть основания полагать, что наступает время новой интеграции, …отечественное правоведение …должно исходить не просто из идеи синтеза конкурирующих теорий, а усматриваемого многоединства самого права…»4. Однако специфику проблемы нельзя уяснить, не учитывая того, что советская наука в целом отрицала правовой характер обычного права, рассматривая его как предтечу права.

Многие годы обычное право оставалось фактически за пределами объекта и предмета правовой науки. И только в последние десятилетия ХХ в. возобновился интерес юридической науки к обычному праву. Первоначально внимание уделялось преимущественно ретроспективному и этнографическому аспектам проблемы. Со временем четко обозначилась настоятельная необходимость в теоретических разработках, пришло понимание того, что без них «невозможно дальнейшее продвижение в этой области»5.

Включение в ст.5 ГК РФ положения о возможности регулирования гражданско-правовых отношений на основе обычая и делового обыкновения стало предпосылкой серьезного теоретико-правового анализа проблемы в аспекте реализации указанного законодательного положения. В этом контексте проблема рассматривалась в работах Д.Г.Грязнова, О.В.Маловой, Р.-М.З. Зумбулидзе, А.И. Поротикова, К.Х. Алимжана, Л.Г.Свечниковой, А.А.Белкина, которые стали первым в российской юриспруденции опытом теоретического анализа этого нового законодательного положения. Авторы констатировали фактическую ограниченность значения обычного права для современного правового регулирования. Как юридическое явление обычное право в современной российской правовой системе характеризуется как «исторически ценный, но малоактуальный источник в современных условиях»6.

Одновременно активизация компаративистских исследований выявили значительную распространенность обычного права как источника права не только в Европе, но и во всем мире. Ученые констатируют, что его роль отнюдь «не так незначительна, как полагает юридический позитивизм»7.

Кроме того заметно повысился интерес к данной теме других научных дисциплин. Так, по мнению специалистов, вопрос о «понятии обычного права стал ключевым для ряда важнейших направлений обществоведения»8. Таким образом, эта междисциплинарная тема требует пристального внимания и юристов, и социологов, и антропологов, и историков. Только взаимопонимание и объединение усилий представителей смежных научных направлений могут стать основой для решения назревшей в обществоведении проблемы.

На данный момент наиболее ощутимые результаты в поиске новых методологических подходов к изучению обычного права достигнуты в работах российских теоретиков права В.С.Нерсесянца и Г.В.Мальцева. Впервые за долгие годы концептуально обычное право рассматривается как составная часть правовой системы страны, как внутренне присущий праву социальный феномен. Данный в их работах анализ структуры, функциональной природы, особенностей объективации и легитимации обычноправовых норм позволяет выработать совокупность познавательных приемов, направленных на раскрытие сущности и выявление закономерностей развития обычноправовых явлений, как наблюдаемых в современной жизни, так и зафиксированных в историческом прошлом.

В формировании новых подходов исключительно важную роль эмпирического основания играют достижения юридической этнографии, этнологии и юридической антропологии, традиции которых восходят к началу ХIХ в. Обычное право бурятских родов, включенных в XVII в. в единое централизованное Русское государство, вызывало еще в дореволюционной литературе значительный интерес. Примерно с 1876 г. фактом опубликования памятников обычного права сибирских инородцев в известном сборнике Д.Я.Самоквасова было положено начало научным изысканиям в этой области. Так, по библиографическим данным Е.И.Якушкина, начиная с 1823 г. по начало ХХ века в самых разных изданиях было опубликовано не менее 40 статей, содержащих сведения об обычном праве бурят9. Для всех этих публикаций характерно преобладание этнографического аспекта освещения проблемы, отсутствие серьезного анализа наблюдаемых правовых явлений. Это было следствием распространенности точки зрения на обычное право аборигенов вообще как на примитивное и варварское и потому малоинтересное с точки зрения юридической науки явление.

Некоторые памятники правотворчества бурят оказались предметом специального изучения в исследованиях Ф.И.Леонтовича и И.Я. Гурлянда, посвященных разработкам в области монгольского и общеойратского феодального права. Однако ученые не признавали самостоятельного значения правотворчества бурят, считая его в основном заимствованием ойратского устава взысканий «Цааджин бичиг» 1640 г., других монгольских источников. Причиной таких представлений (помимо тех, что связаны с уровнем развития науки того периода) является недостаток правового материала. Кроме этнографических заметок ученые располагали только материалами уже упомянутого сборника Д.Я. Самоквасова, в котором были опубликованы сведения, собранные в первой четверти XVIII в. в рамках программы по реформированию управления Сибирским краем. В издание вошли официальные отчеты четырех прибайкальских и фрагменты переводов степных уложений двух забайкальских родов. С источниковедческих позиций материалы имеют недостатки, уже отмеченные в литературе: очевидная неточность перевода, примерная передача смысла правовой нормы, неполнота текста и др.

Новым явлением в описании юридического быта бурят конца ХIХ - начала ХХ в. был приход в науку национальных исследователей: М.Н. Хангалова, А.Турунова, Ц.Жамцарано, Д.Банзарова и др. Получив гуманитарное образование в научных центрах Петербурга, Москвы и Казани, молодые ученые слабость теоретико-правовой подготовки компенсировали прекрасным знанием особенностей изучаемого предмета. Благодаря их своевременным усилиям были сохранены, записаны, опубликованы и переведены на русский язык уникальные материалы, фундаментальная эмпирическая база для всех направлений современного краеведения.

К принципиально новому этапу в изучении обычного права бурят следует отнести труды известного цивилиста, профессора Петербургского университета В.А. Рязановского. Находясь в эмиграции в Харбине, ученый посвятил несколько исследований изучению китайского и монгольского права. В этой связи обычное право бурят оказалось в сфере интересов ученого и было рассмотрено как составная часть обычного права монгольских племен. Исследования В.А.Рязановского основаны на привлечении нормативного материала в переводе Ц.Жамцарано. Им впервые применен метод, основанный на разделении материала по отраслевому принципу, что давало возможность системного анализа. Важным отличительным достоинством работы следует признать доктринальное по своему характеру толкование отдельных норм и правовых институтов в тесной связи с общемонгольскими правовыми принципами. Вместе с тем, ограниченность источниковой базы, отказ от четких хронологических рамок обусловили пробелы в исследовании и спорность некоторых его частных выводов.

В советский период обычное право бурят стало предметом изучения не столько юридической, сколько исторической науки, которая разрабатывала в основном проблемы, связанные с особенностями общественного развития республики. Эта направленность научных изысканий в работах советских историков И.А.Асалханова, М.Н.Богданова, Н.Н.Козьмина, П.Т.Хаптаева и других характеризовалась острой идеологической борьбой против буржуазной русской и зарубежной историографии. Общий вывод первого поколения советских историков, содержащий официально принятую советской наукой концепцию общественного развития Бурятии, был изложен в фундаментальном двухтомном издании «История Бурят-Монгольской АССР» в 1954 г. Показательно, что в авторитетном историческом труде практически полностью отсутствует упоминание об обычном праве как о социальном феномене.

Начиная примерно с 1960-х гг. советская наука обратилась к более основательному изучению своего документального прошлого, архивных материалов, стала осуществляться работа по переводу и опубликованию летописных материалов, памятников обычного права.

Вышедшая в 1970 г. работа советского историка Е.М.Залкинда «Общественный строй бурят XVII- первой четверти XIX вв.» отразила важнейшую тенденцию в исторических разработках – обращение к документальной истории народа. Автор развил новую концепцию общественного развития Бурятии на основе обширнейшего архивного материала. Привлечение документов судебной, административной практики в тесной взаимосвязи с памятниками обычного права делает работу одной из первых монографических работ, содержащих анализ общественных отношений в тесной взаимосвязи с нормативной культурой. Монография содержит анализ важнейших социальных аспектов брачно-семейных, административных, имущественных отношений в бурятском обществе после присоединения к России до реформ начала XIX в. Характерное для советской науки акцентирование на классовой сущности с марксистских позиций расширило представление о социальной основе обычного права бурят.

В 1970 г. известным историком Бурятии Б.Д.Цибиковым был обнаружен и опубликован полный текст «Селенгинского уложения» 1775 г. В дальнейшем ученым была продолжена работа по поиску, транслитерации, переводу и систематизации других памятников обычного права бурят10. И, наконец, наиболее полное собрание переводов памятников обычного права бурят было опубликовано в сборнике «Обычное право сибирских народов (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы)» в 1997 г. Сборник сопровождается статьями известных российских этнологов и антропологов Ю.И.Семенова и В.В.Карлова. Ученые признают обычное право сибирских народов важным эмпирическим материалом для анализа проблемы правогенеза. Ю.И.Семенов в очерке обычного права выделяет главным образом процесс формирования обычного права - нормативной системы, отличной от первоначального табуитета и первобытной морали, и видит в нем прежде всего институт межсоциорных отношений. В.В.Карлов анализирует исследования обычного права народов Сибири в аспекте практической значимости обычноправовых институтов в решении актуальных задач правового регулирования. Вместе с тем, обращает внимание на себя тот факт, что общие и частные выводы ученых базируются в основном на нормах северных народов. Нормы обычного права бурят в приведенных исследованиях рассматриваются лишь фрагментарно, в основном в аспекте особенного и нетипичного.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.