авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом

-- [ Страница 2 ] --

Основным недостатком ДУ по модели перехода права является ограничение возможностей учредителя по защите своих интересов, что наиболее ярко проявляется в том, что на полученные управляющим от учредителя права может быть обращено взыскание по собственным долгам этого управляющего, а также по его долгам, связанным с ДУ правами других лиц. Таким образом, не обеспечивается один из важных аспектов ДУ – бронирование управляемого имущества от взыскания по долгам управляющего, не связанным с ДУ этим имуществом. Ограничение в рамках ДУ по модели перехода права возможностей учредителя по защите от недобросовестных действий управляющего выражается еще и в том, что ограничения, установленные в договоре ДУ в отношении правомочий управляющего по осуществлению и распоряжению управляемыми правами, не будут действовать в отношении третьих лиц, а значит при отчуждении, например, управляющим управляемого права вопреки требованиям договора ДУ третьему лицу учредитель сможет потребовать от управляющего возмещения убытков, но не сможет потребовать признания недействительной этой сделки.

В связи с отмеченными недостатками неудивительно, что в Германии на практике преобладает управление имуществом по модели представительства; эта модель рассматривается в § 3 гл. 1 "ДУ по конструкции представительства". Несмотря на то, что ГК РФ в настоящее время предполагает, что управляющий действует от своего имени, в диссертации приводится ряд случаев, когда в отечественной литературе (и в законодательстве, и в судебной практике) можно встретить указания на выступление управляющего в отдельных случаях от имени учредителя (в качестве его представителя, на основании доверенности).

Основные достоинства ДУ по конструкции представительства вытекают как раз из признания принадлежности управляемого имущества учредителю: во-первых, при отчуждении этого имущества управляющий действует от имени учредителя, благодаря чему соблюдает принцип невозможности передачи больших прав, нежели имеется, ибо представитель замещает в глазах всех третьих лиц фигуру самого представляемого, во-вторых, управляемое имущество защищено от взыскания по долгам управляющего, ибо оно последнему не принадлежит, в-третьих, ограничения управляющего обязательны для всех третьих лиц, которые знают, что он представитель. Однако у этой конструкции есть и свои недостатки: во-первых, как раз знание контрагентов о представительском характере деятельности управляющего заставляет их нести дополнительные издержки по определению полномочий управляющего, а во-вторых, невозможно обосновать ограничение для учредителя возможности самому осуществлять управляемые права и отчуждать их.

Опираясь на выводы, сделанные в гл. 1, в гл. 2 "Общая характеристика ДУ ПИФом" – мы рассматриваем самым общим образом конструкцию ДУ ПИФом с точки зрения общей модели ДУ.

В § 1 гл. 2 "Выбор конструкции для ДУ ПИФом" – отмечается, что, Закон об инвестиционных фондах, устанавливая, что отношения между управляющей и пайщиками являются договором ДУ (п. 1 ст. 112), следует общей модели ДУ, закрепляя те же внутренне противоречивые требования о том, что УК действует от своего имени, но обязана указывать свой статус и название ПИФа (п. 4 ст. 11), однако титулом в отношении входящего в ПИФ имущества обладают пайщики (абз. 2 ст. 1 и п. 2 ст. 11). В связи с этим следует признать, что и ДУ ПИФами также может быть построено как на основе конструкции перехода права, так и на основе конструкции представительства. Поэтому представляется неточным говорить о несоответствии ДУ ПИФами общей конструкции ДУ, поскольку, во-первых, обе конструкции внутренне противоречивы, а во-вторых, эта внутренняя противоречивость одного плана. В отечественной литературе существуют сторонники ДУ ПИФами по конструкции перехода права, настаивающие на признании УК собственником ПИФа и соответственно возражающие против общей собственности на него пайщиков, сторонников же ДУ ПИФом по конструкции представительства нам обнаружить не удалось. В связи с этим вначале рассматривается применение конструкции перехода права к ДУ ПИФами. ДУ ПИФами по конструкции перехода права будет означать, что все права, составляющие ПИФ, принадлежат УК, а не пайщикам, и обязанным лицом по договорам во исполнение ДУ ПИФом является УК, пайщики же обладают только правами требования в отношении УК. Соответственно в данном случае работают такие достоинства ДУ по модели перехода права как отсутствие у управляющего каких-либо проблем с легитимацией и невозможность для учредителя осуществлять управляемые права и распоряжаться ими. Однако проблему создают те же недостатки, которые присущи в общем этой конструкции. Выступление управляющего от своего имени, присущее ДУ по модели перехода права, означает, что УК не будет указывать на свой статус управляющего и тем более не будет указывать название ПИФа, как этого сейчас требует п. 4 ст. 11, ибо в противном случае нельзя будет вести речь о выступлении от своего имени. Между тем, поскольку у УК есть, помимо ПИФа, и свое имущество, и имущество других ПИФов, и имущество, находящееся у нее в ДУ по другим договорам (п. 1 ст. 15), при заключении УК договоров от своего имени без указания ее статуса и названия ПИФа возникала бы для пайщиков и контрагентов УК та же неопределенность, которая существует для договора комиссии – до заявления УК о том, для какого ПИФа заключен договор, это невозможно было бы определить, а значит, до этого момента права по этому договору принадлежали бы УК лично (а не в составе какого-то ПИФа). Также, если хотеть, чтобы ограничения, содержащиеся в правилах ДУ ПИФом, были действительны для третьих лиц, они, вступая в отношения с УК, должны знать о ее статусе и о названии ПИФа, в связи с ДУ которым она выступает – но это означает, что УК не будет действовать от своего имени.

ДУ ПИФами по конструкции представительства ближе к закрепленной в настоящее время Законом об инвестиционных фондах модели, а главное, лучше защищает интересы пайщиков, ибо именно эта конструкция позволяет обосновать действительность ограничений УК в отношении третьих лиц, обязательное обособление ПИФа от другого имущества УК, бронирование ПИФа от взыскания по долгам УК, не связанным с ДУ ПИФом. Поскольку ПИФ основан на объединении имущества многих лиц, которое ранее принадлежало им порознь, в единый имущественный комплекс, специфика ДУ ПИФами по модели представительства неизбежным образом влечет признание учредителей такого ДУ не просто собственниками имущества, входящего в ПИФ, а его общими долевыми собственниками, что и закрепляют абз. 2 ст. 1 и абз. 2 п. 2 ст. 11. Поскольку в состав ПИФа могут входить не только вещи, но и иные объекты – и, прежде всего, права требования, то, поскольку никакие другие объекты, кроме вещей, не могут быть объектами права общей собственности, следует признать, что право общей долевой собственности принадлежит пайщикам только в отношении вещей, входящих в состав ПИФа, другие же объекты, хотя и принадлежат пайщикам сообща, не являются их общей собственностью.

Один из недостатков ДУ по модели представительства – отсутствие действительных для третьих лиц ограничений по осуществлению и распоряжению управляемыми правами учредителем лично, а не в лице управляющего. В ситуации с единственным учредителем ДУ такое ограничение обосновать трудно. Однако при множественности лиц на стороне учредителя ДУ (что и имеет место в ПИФе), напротив, такое ограничение напрашивается само собой. Ситуация общей собственности (в том числе складывающаяся при множественности лиц на стороне учредителя ДУ) не может в принципе допускать, что каждый из сособственников сможет лично осуществлять права на общее имущество. В связи с этим для общей собственности характерно то, что владение, пользование и распоряжение ею осуществляется в порядке, определяемом соглашением сособственников (п. 1 ст. 246 и п. 1 ст. 247 ГК РФ), а не обязательно самими сособственниками. В той ситуации, когда лица объединяют свои имущества в единый общий пул для ДУ им, логично, что они достигнут соглашения о том, что владение, пользование и распоряжение им будет осуществлять только управляющий как представитель учредителей, но не учредители лично.

В § 2 гл. 2 "Структура договорных связей в ПИФе" рассматривается вопрос о том, лежит ли в основе ПИФа единый договор УК со всеми пайщиками, либо множество отдельных договоров между УК и каждым из пайщиков. Мнения исследователей по данной проблеме разделились – одни придерживаются первой концепции (назовем ее концепцией единого договора), большинство же – второй (соответственно концепции множества договоров).

Концепция множества договоров означает, что объектом договора ДУ между пайщиком и УК должен быть не весь ПИФ, а только его часть – при этом, если стоять на позиции, что ПИФ является общим имуществом пайщиков, то соответственно доля в этом общем имуществе. Однако если считать, что УК осуществляет ДУ не ПИФом как таковым, а всеми долями в праве на него, то тогда она должна совершать действия по осуществлению и распоряжению именно долями, но на деле этого не происходит: напротив, УК осуществляет и распоряжается непосредственно всеми правами, входящими в ПИФ. Возникает вопрос, как может отдельный договор ДУ с отдельным пайщиком регулировать правомочия УК по ДУ всем ПИФом, а не только долей этого пайщика, как может он устанавливать обязанность пайщика участвовать во всех расходах, связанных с ДУ всем ПИФом – очевидно, что это возможно только в рамках единого договора ДУ ПИФом. Кроме того, только концепция единого договора позволяет обосновать единство условий договора ДУ ПИФом для всех пайщиков как раз потому, что это единое правоотношение.

Путям преодоления противоречий ГК РФ и Закона об инвестиционных фондах посвящен § 3 гл. 2 "Соотношение ГК РФ и Закона об инвестиционных фондах". По нашему мнению, успешно разрешить коллизии между Законом об инвестиционных фондах и ГК РФ может только один способ – внесение изменений и дополнений в ГК РФ, устанавливающих приоритет первого над вторым.

Поскольку многие особенности ДУ ПИФами связаны с особенностями ПИФа как объекта ДУ, им посвящена отдельная гл. 3 "ПИФ как объект ДУ".

В § 1 гл. 3 "ПИФ как имущественный комплекс" – рассматривается значение ч. 2 ст. 1 и п. 1 ст. 10, которые прямо называют ПИФ имущественным комплексом. ПИФ формально вполне подпадает под определение предприятия (ст. 132 ГК РФ), поскольку он как раз и используется для осуществления УК предпринимательской деятельности по ДУ им, в связи с чем с формальных позиций трудно согласиться с противоположным мнением Н.Г. Дорониной и Н.Г. Семилютиной. Другое дело, что если рассматривать ПИФ как предприятие, то неизбежно возникнет необходимость применять предусмотренный для последнего правовой режим недвижимости, что очевидным образом непригодно для ПИФа. В связи с этим представляется необходимым, если будет сохранена в ГК РФ квалификация предприятия как недвижимого имущества, дополнить п. 1 ст. 132 ГК РФ указанием на то, что ПИФ не является предприятием.

§ 2 гл. 3 "Обособление имущества в составе ПИФа и его персонификация" – посвящен обособлению активов ПИФа. В отличие от ГК РФ, ст. 1018 которого исходит из того, что обособление имущества осуществляется управляющим, Закон об инвестиционных фондах идет дальше, и предусматривает, что обязательное участие в обособлении ПИФа должен принимать специализированный депозитарий (далее – спецдепозитарий): согласно ст. 42 имущество, составляющее ПИФ, должно учитываться и храниться в спецдепозитарии. Во-первых, спецдепозитарий осуществляет хранение тех активов ПИФа, которые можно хранить – таковыми являются только движимые вещи, каковыми из числа активов ПИФа являются документарные ценные бумаги и проектно-сметная документация. Во-вторых, спецдепозитарий осуществляет учет прав на ценные бумаги, входящие в состав ПИФа (п. 2 ст. 18 и п. 3 ст. 42), для чего открываются отдельные счета депо на имя УК с указанием на то, что она действует в качестве управляющего, и названия ПИФа. Формулировка п. 3 ст. 42 создает впечатление, что права на все ценные бумаги, входящие в состав ПИФа, должны учитываться у депозитария, однако это не так, ибо на самом деле некоторые ценные бумаги депозитарий только хранит, но не учитывает права на них. Это связано с тем, что системное толкование ст.ст. 1, 7 и 29 Федерального закона от 22.04.96 г. № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" позволяет прийти к выводу о том, что депозитарный учет ценных бумаг возможен только в отношении эмиссионных ценных бумаг, а возможность депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг должна быть прямо предусмотрена законом. Из числа ценных бумаг, которые могут входить в состав ПИФа, эмиссионными являются облигации российских эмитентов, в том числе облигации с ипотечным покрытием, и акции российских эмитентов, а не эмиссионными - закладные, векселя, паи ПИФов и ипотечные сертификаты участия. В отношении паев ПИФов и ипотечных сертификатов участия возможность их депозитарного учета предусматривается соответственно п. 5 ст. 14 Закона об инвестиционных фондах и п. 5 ст. 20 Федерального закона от 11.11.03 г. N 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах". Депозитарный же учет векселей и закладных законом не предусмотрен, в связи с чем он спецдепозитарием не осуществляется. В отношении некоторых категорий активов ПИФов (прежде всего, прав требования) ввиду их природы невозможно обеспечить обособление ни путем учета их на отдельном банковском счете или счете депо, ни путем хранения их у спецдепозитария. Для этих объектов в связи с этим особенное значение имеет общее требование п. 1 ст. 15 о том, что имущество, составляющее ПИФ, учитывается УК на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет.

С обособлением имущества в составе ПИФа тесно связан вопрос о так называемой "персонификации" ПИФа. Несмотря на то, что абз. 2 п. 1 ст. 10 прямо устанавливает, что ПИФ не является юридическим лицом, из чего можно сделать вывод о том, что он не является вообще субъектом гражданского права (очевидно, что он не относится к числу никаких других, кроме юридических лиц, субъектов гражданского права), в литературе можно встретить упоминания о персонификации ПИФа или о том, что ПИФ является субъектом со смешанным статусом. С подобным подходом трудно согласиться, ибо ПИФ как совокупность объектов гражданских прав никак не может быть их субъектом.

Изучению круга объектов, которые вправе приобретать УК в состав ПИФов, посвящен § 3 гл. 3 "Состав ПИФа". В п. 1 § 3 гл. 3 "Виды имущества, которое может входить в состав ПИФа" отмечается, что, согласно п. 1 ст. 33, в состав активов ПИФов могут входить денежные средства, в том числе в иностранной валюте, а также соответствующие требованиям, установленным нормативными правовыми актами ФСФР, ряд прямо предусмотренных этим пунктом ценных бумаг, а также иные ценные бумаги, предусмотренные нормативными правовыми актами ФСРФ. В то же время деньгами и ценными бумагами состав активов ПИФов не ограничивается: п. 2 той же статьи допускает, что в состав активов интервальных и закрытых ПИФов наряду с имуществом, указанным в п. 1 указанной статьи, может входить иное имущество в соответствии с нормативными правовыми актами ФСФР, однако недвижимое имущество и имущественные права на недвижимое имущество могут входить только в состав закрытых ПИФов. В соответствии с п. 3 ст. 33, до окончания формирования ПИФа в его активы может входить только имущество, переданное учредителями ДУ. Соглашаясь с обоснованностью исключения возможности приобретения УК новых активов до окончания формирования ПИФа, тем не менее приходится признать, что п. 3 ст. 33 излишне категоричен в отношении закрытых ПИФов. Это связано с тем, что уже в период формирования закрытого ПИФа, раз в ДУ им могут быть переданы не только денежные средства, но и иные активы (ч. 2 ст. 13), их состав может измениться независимо от деятельности УК: так, акционерное общество, акции которого были переданы в ДУ закрытым ПИФом, может быть реорганизовано, в связи с чем УК получит возможность приобрести те акции, в которые прежние были конвертированы. Если исходить из п. 3 ст. 33, то такие новые активы не могут быть до окончания формирования ПИФа включены в его состав, но в то же время очевидно, что они не могут не быть в него включены, ибо они приобретены за счет активов, уже переданных в ДУ ПИФом.

В п.п. 3-7 § 3 гл. 3 рассматриваются отдельные виды активов, которые могут входить в состав ПИФов (соответственно ценные бумаги, права требования, доли в уставном капитале, недвижимость и проектно-сметная документация). При этом в отношении прав требования отмечается, что, несмотря на то, что помимо денежных средств и прав, удостоверенных ценными бумагами, Положение о составе и структуре активов акционерных инвестиционных фондов и активов паевых инвестиционных фондов3 допускает нахождение прав требования только в составе закрытых ПИФов двух категорий, на самом деле ПИФы всех типов и категорий неизбежно включают права требования. Это связано с тем, что для осуществления ДУ ПИФами УК приходится постоянно заключать договоры (в основном это договоры об отчуждении имеющихся в ПИФе активов и о приобретении новых), из которых соответственно возникают права требования – и эти права принадлежат пайщикам, а не УК. Однако эти договоры порождают и обязанности, которые также следует признать лежащими на пайщиках и соответственно входящими в ПИФ, на что указывается в п. 8 § 3 гл. 3 "Обязательства".

Для обеспечения диверсификации активов ПИФа законодатель регламентирует не только состав активов ПИФа, но и его структуру, которой посвящен § 4 гл. 3 "Структура ПИФа". Основной характеристикой структуры активов ПИФа является то, какую часть от общей стоимости его активов составляет стоимость активов разных видов. Согласно ст. 34, требования к структуре активов ПИФов устанавливаются ФСФР, но при этом инвестиционная декларация ПИФа может устанавливать более высокие требования к структуре активов, чем требования, установленные ФСФР. Предусмотренную ст. 34 возможность установления правилами ДУ ПИФом более высоких требований к структуре активов следует трактовать не только как возможность изменения в соответствующую сторону размеров долей, предусмотренных актами ФСФР, но и как допустимость использования таких методов регулирования структуры активов, которые не предусмотрены актами ФСФР, которые, конечно же, не должны им противоречить.

Гл. 4 "Стороны договора ДУ ПИФом" – посвящена изучению субъектного состава участников этого договора (пайщиков – в § 1 и УК – в § 2).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.