авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Мировой суд в российской империи в 1864—1889 гг. (на примере калужской губернии)

-- [ Страница 3 ] --

Количество жителей, приходившихся на одного участкового судью, довольно сильно разнилось по округам. Однако следует сказать, что наиболее загруженными являлись мировые судьи самого губернского города. Значительный удельный вес числа жителей в отдельных уездах в расчете на одного судью не означал автоматически большей его загруженности делами. Дополнительная нагрузка ложилась и на мировых судей, чей участок приходился на уездный город. Все это говорит об отсутствии равномерности в нагрузке участковых мировых судей, но не означает наличия особых просчетов в организации географии участков. Эффективность работы мирового судьи сельского участка зависела и от того, где географически находится его камера на территории соответствующего участка. Здесь проблема заключалась в том, что для получения и обустройства надлежащего помещения требовались значительные расходы. Менее состоятельные землевладельцы, являвшиеся участковыми мировыми судьями, старались по возможности иметь камеры в своих имениях, т. е. селах, принадлежащих им
и имевших малую численность населения. Это в полной мере подтверждается калужской практикой.

Порядок формирования состава мировых судей был, пожалуй, во время подготовки реформы одним из самых спорных вопросов. Для лиц, желающих быть избранными в мировые судьи и включенных в список, требовались два основных условия — образование и материальная независимость. Для мировых судей образовательный ценз разумно был ограничен требованием среднего образования. Калужская практика доказала верность данного решения. Так, в Калужской губернии в дореформенный период людей, обеспеченных и в то же время юридически образованных или имеющих высшее образование, было слишком мало.

Важным условием для занятия должности мирового судьи являлась материальная независимость. Это привело к законодательному закреплению серьезного имущественного ценза, предъявляемого к кандидатам на должность мирового судьи. Он, с одной стороны, должен был «возвысить звание мирового судьи» и сделать его более независимым, а с другой — препятствовать превращению мирового суда в «либеральный орган», обеспечить сильные позиции дворянства. Такой ценз определялся либо количеством земли, которой владели сам кандидат, его родители или жена (в разных губерниях, в том числе и Калужской, это количество было равно 400 десятинам), либо другим недвижимым имуществом ценою не ниже 15 тыс. руб.

Калужская практика позволяет получить более глубокое представление о том, насколько были оправданы мотивы реформаторов
в области создания модели выборного мирового суда с весьма высоким имущественным цензом. Действительность требовала снижения размеров имущественного ценза. Но нельзя забывать и о положительном моменте данного решения, о чем свидетельствует и калужский опыт. Дворянство составляло самую образованную часть российского общества, и эту часть надо было использовать в системе мировой юстиции при столь острой нехватке квалифицированных юридических кадров.

Следует отметить, что среди участковых мировых судей в данном регионе практически отсутствовали лица, достигшие высоких гражданских (например, в 1881 г. — один человек) и воинских чинов, а также имеющие дворянские титулы (в 1881 г. — два человека, в 1869 г. — один человек). Эти категории не были заинтересованы в отправлении весьма хлопотных функций участковых мировых судей, проживали, как правило, вне Калужской губернии, где находились их имения. И это говорит о том, что участковые мировые судьи формировались из элементов, близко знакомых с местной спецификой, местными условиями. Среди почетных мировых судей процент титулованного дворянства значительно выше, но особенно много здесь встречается выходцев из среды высших военных чинов. Лица, имеющие военные чины, вообще составляют значительную часть корпуса участковых (около половины всего состава) и почетных мировых судей (более половины в 1869 г. и около половины в 1881 г.). Относительно высокий процент лиц, имеющих военные чины, можно отнести к характерным особенностям Калужской губернии.

Огромное значение для организации мировой юстиции в Калужской губернии имел и институт почетных мировых судей. Он позволял решить проблему пополнения состава съезда мировых судей. Так, большая часть состава председателей съездов мировых судей избиралась именно из почетных мировых судей, они же бывали и непременными членами съездов (например, в 1881 г. из 11 членов трое являлись почетными мировыми судьями). Калужский опыт наглядно свидетельствует о том, что институт почетных мировых судей со всеми присущими ему недостатками является необходимым элементом мировой юстиции.

В Калужской губернии действовало 11 съездов мировых судей. Анализируя состав судей, избиравшихся непременными членами съездов, можно выделить следующую тенденцию: как правило, непременным членом съезда избирался участковый мировой судья, имевший участок в уездном городе и наибольшую нагрузку. Так, в Калужской губернии, из 11 непременных членов съездов первого трехлетия деятельности мировых судов шесть непременных членов были участковыми мировыми судьями, имевшими свои камеры в уездных городах, а в 1882 г. таких непременных членов съезда было пять. Это объясняется требованиями удобства рассмотрения: так как мировые съезды в уездах проходили в уездных городах, то, естественно, именно участковому мировому судье уездного города было легче вести всю подготовительную работу.

Съезды мировых судей, их организация и работа являются важным показателем значения для всей системы мировой юстиции не только института участковых, но и института почетных мировых судей. Доказательством же высокой степени доверия к составу участковых мировых судей Калужской губернии является весьма высокий процент неоднократности их переизбрания.

Необходимо сказать, что статья расходов, направленная на содержание мировых учреждений Калужской губернии, была самой затратной для местного самоуправления. В абсолютных цифрах она оставалась неизменной на всем протяжении существования мировой юстиции в Калужской губернии, но относительно общих расходов она сократилась примерно с 25 % от всех бюджетных расходов в начальный период до 14—15 % ко второй половине 80-х гг. XIX в.

В Калужской губернии сформировалась сложная система отношений между мировым судом и органами местного самоуправления. Они позволяли удовлетворять все необходимые потребности мировой юстиции, носили деловой и конструктивный характер. В губернии удалось создать весьма эффективный местный суд. Особенности социального происхождения большей части калужских мировых судей имели следствием их близость
к избирателям — органам местного самоуправления (земствам); последнее, однако, не ставили их в прямую зависимость от данных учреждений.

Третья глава «Деятельность мировых судов в Калужской губернии», состоящая их двух параграфов, раскрывает особенности судопроизводства по уголовным и гражданским делам в мировых судах названной губернии.

В первом параграфе «Производство в мировых судах по уголовным делам» анализируется практическая деятельность местной мировой юстиции в сфере осуществления функций по уголовному судопроизводству.

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, содержал
в себе значительное число относившихся к ведомству мирового суда проступков, за которые следовали следующие виды наказаний: 1) выговоры, замечания и внушения; 2) денежные взыскания не свыше
300 руб.; 3) арест на срок не свыше трех месяцев; 4) заключение
в тюрьме сроком не свыше одного года. Кроме того, к данным наказаниям могло в означенных случаях присоединяется и отбирание орудий, употребляемых для совершения проступка, или принадлежащих виновному вещей (дополнительное наказание). Сюда относилось и запрещение заниматься определенным видом деятельности.

Важная категория проступков содержится в гл. 2 Устава о проступках против порядка управления. Ее ст. 31 вводила ответственность за оскорбление полицейских или других должностных лиц. Передача указанных проступков на рассмотрение мировых судей означала, что должностным лицам административной власти приходилось теперь доказывать в суде факт оскорбления. И эта статья, как свидетельствует местная практика, имела реальное применение.

В особую группу можно объединить статьи о проступках против общественного благоустройства и народного здравия, уставов строительного, путей сообщения, пожарного, врачебного и др. (ст. 52—58, 65—129). Прогрессирующее увеличение численности городского люда, главным образом за счет неимущего населения, обострило санитарно-эпидемиологическую ситуацию. Так, в Калужской губернии
в 1860—1864 гг. весьма высокой (55 на 1 тыс. человек) смертность была у мещан. Поэтому серьезное значение для данной губернии имела практика применения статей, содержащих наказание за проступки против общественного благоустройства и народного здоровья.

В дореволюционной России имелись разнообразные ограничения в выборе места проживания для различных категорий лиц, и передача дел о паспортах, о несоблюдении правил о месте проживания на рассмотрение мировым судьям ограничила произвол полицейских властей. Дела о нарушении паспортного режима, а также требования крестьян и рабочих о возврате им паспортов составляли в практике мировых судей довольно большую часть: так, из 766 сохранившихся в архиве мирового судьи 1-го участка Малоярославецкого округа за период
с 1866 по 1888 г. дел их было 125, что составило 16,3 %.

Используя материалы Государственного архива Калужской области по участковым мировым судьям Медынского округа, можно выделить некоторые тенденции, имевшие место при рассмотрении отдельных категорий дел.

Так, относительно малое количество (от 13 до 20 % от общего количества подсудимых) составляли лица, привлекаемые за проступки против собственности (кражи, мошенничества, обманы и присвоение чужого имущества). Объяснялось это тем, что по данной категории дел привлекались мировым судом к ответственности только непривилегированные сословия. Кроме того, значительное количество лиц привлекалось по делам об оскорблении чести, угрозах и насилии (от 11 до 51 % от общего количества подсудимых). Показательно по данной категории дел и количество оправданных лиц: их количество составляло от 11 до 50 % от числа привлеченных к суду по данной категории дел.

Количество оправданных и освобожденных от суда в Калужской губернии составляло 42 %. Для сравнения: в среднем по России процент оправданий колебался от 48 до 49 %. В старом же суде количество оправданных и освобожденных подсудимых составляло в целом по России 37,6 %. При этом более «мягкими» в отношении уголовной репрессии мировые судьи были в начале своей деятельности: так, в отдельных участках Калужской губернии процент оправданных в 1868—1869 гг. составлял 75 %, а к 1884 г. понизился до 17 %.

Деятельность калужских мировых судов по рассмотрению уголовных дел имела две основные тенденции. С одной стороны, Калужская губерния представляла собой достаточно типичный образец деятельности мировых установлений во внутренних губерниях России. Так, в вопросе наложения штрафных санкций на лиц, уклоняющихся от суда и затягивающих дело, калужская практика в целом сопоставима
с практикой других губерний указанного региона. Здесь, как и в целом, наложение штрафных санкций не приносило должного эффекта. Сравнивая статистику рассмотренных дел, можно сделать вывод о том, что не выделялись сильно калужские мировые суды и по основаниям возбуждения уголовных дел. Замечательно лишь то, что по собственному усмотрению судьи дела возбуждались крайне редко.

С другой стороны, изучение калужской практики позволяет говорить об отдельных специфических чертах местной уголовной юстиции в мировых судах. Например, в ранний период (1866—1869 гг.) своей деятельности, мировые суды Калужской губернии значительно реже выносили оправдательные приговоры и освобождали от суда. Отличием калужской практики стал высокий процент уголовных дел, закончившихся примирением сторон, — 15 %. Тем самым выполнялась одна из основных задач мирового правосудия — примирение сторон. Процент нерешенных дел у мировых судей Калужской губернии (1884 г.) в период окончательно сложившийся, отработанной мировой юстиции составил всего лишь 2 %. Этот показатель является одним из лучших по округам Московской судебной палаты. Низким был процент (8 %)
и дел, не решенных по причинам, не зависящим от мировых судей.
И здесь необходимо сделать вывод о том, что деятельность калужской мировой юстиции на поприще рассмотрения уголовных дел оказалась достаточно успешной.

Параграф второй «Особенности производства в мировых судах гражданских дел» раскрывает особенности местной практики рассмотрения гражданских дел.

Судебное разбирательство по гражданским делам после судебной реформы 1864 г. основывалось на Уставе гражданского судопроизводства, который, предусматривал для мировых судей особый порядок судопроизводства в мировых судебных установлениях.

В отличие от общего гражданского судопроизводства разбирательство в мировом суде проходило публично и на словах (могло быть и негласным, если об этом просили стороны), в упрощенном порядке, без разделения на стадии.

Решения мировых судей по гражданскому делу подразделялись на окончательные и неокончательные. Окончательные решения не подлежали апелляции, а могли быть обжалованы только в кассационном порядке мировому съезду. Неокончательные решения могли пройти весь путь по инстанциям: апелляция в мировой съезд, затем кассация.

Разбирательство дела в мировом съезде происходило лично, на словах и начиналось с чтения обжалованного решения мирового судьи и принесенной на него жалобы. Решение съезда мировых судей могло быть обжаловано в кассационный департамент Правительствующего сената в четырехмесячный срок со дня провозглашения решения.

Анализ архивных материалов показал, что из всей массы гражданских дел, рассматриваемых местными мировыми судьями, наиболее показательными следует признать дела о взыскании жалования и о принудительном возврате на работу рабочих и крестьян. Большой объем как непосредственно рассматриваемых участковыми мировыми судьями таких дел, так и апелляций в съезд мировых судей свидетельствует
о том, что разрешаемые ранее сугубо административными методами трудовые споры теперь можно было разрешить в судебном порядке
и межсословные, социальные противоречия рассматривались с применением правил состязательности и гласности. Так, из 766 дел, сохранившихся в архиве мирового судьи 1-го участка Малоярославецкого округа, дел «о возврате на работу» — 145, или 19 %. При этом мировой суд использовался для защиты прав как работодателей, так и работников.

Установлено, что гражданские дела, которые представляли собой споры между целыми крестьянскими общинами и крупными землевладельцами, обычно велись через представителей, включали в себя обращение в апелляционную инстанцию и свидетельствовали о высокой культуре ведения процесса со стороны крестьянских сообществ,
а также о том, что землевладельцы теперь вынуждены были предъявлять свои требования к общинам через суд, в котором они находились с ними в равном процессуальном положении. Крестьяне и землевладельцы, как свидетельствует местная практика, теперь активно использовали мировой суд для решения земельных споров.

Подтверждением доверия населения и успешности деятельности мировой юстиции явились многочисленные попытки добиться расширения юрисдикции мировых судей. В 1870 г., давая отзыв о степени удовлетворительности нового судопроизводства, почти каждый председатель съезда мировых судей Центральной России заявил о необходимости расширить юрисдикцию мировой юстиции. Многие председатели съездов Московского судебного округа, в том числе и Калужской губернии, предлагали волостные суды упразднить совсем, передав их функции мировым судьям.

В среднем процент гражданских дел, оконченных примирением, был тот же, что и по уголовным делам, однако если по уголовным делам он был сравнительно больше в Калужской губернии, то по гражданским, скорее, чуть меньше.

Одним из основных средств упрощения производства по гражданским делам в мировых судах Калужской губернии было вынесение заочных решений, хотя применялись и другие упрощения общей формы производства.

Согласно местным данным, процент не решенных в течение года гражданских дел был у мировых судей Калужской губернии невелик
и вдвое меньше, чем средний показатель по центральным губерниям, что позволяет сделать вывод о том, что калужским мировым судьям удалось действительно предоставить населению скорый суд по малозначительным гражданским делам. Однако в целом в области разрешения гражданских дел успехи калужской мировой юстиции относительно статистики по внутренним губерниям были несколько ниже. Последние можно объяснить спецификой гражданских дел и самого гражданского судопроизводства. Они имели более сложный характер и требовали от судей достаточно высокого уровня профессиональной подготовки и значительных усилий.

В заключении подведены итоги проведенной работы и обобщены важнейшие результаты, достигнутые в ходе диссертационного исследования.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные

в ведущих рецензируемых научных журналах,

рекомендованных Высшей аттестационной комиссией

1. Общие принципы организации мирового суда в Калужской губернии по реформе 1864 г. / В. В. Виноградов // Вестник Моск. гос. обл. ун-та. — Сер. «Юриспруденция». — 2009. — Вып. 3. — 0,3 п. л.

2. Уровень образования и имущественного ценза корпуса мировых судей Калужской губернии / В. В. Виноградов // Закон и право. — 2010. — Вып. 2. — 0,3 п. л.

Иные публикации

3. Подготовка проектов реформы местного суда / В. В. Виноградов // Четвертые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 3—4 декабря 2008 года) : сб. ст. : в 7 кн. Кн. 1. Проблемы теории и истории государства и права, философии и социально-экономических дисциплин / отв. ред. М. М. Рассолов ; РПА Минюста России. — М. : РПА Минюста России, 2009. — 0,3 п. л.

4. Соотношение русского мирового суда с западноевропейскими судами / В. В. Виноградов // V Державинские чтения в Республике Мордовия : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Саранск, 23—24 апреля 2009 г.) / редкол.: В. А. Адушкин [и др.] ; РПА Минюста России, Средне-Волжский филиал. — Саранск : Изд-во ООО «Вектор-Принт», 2009. —
Т. 1. — 0,3 п. л.

5. Положение предреформенного местного суда / В. В. Виноградов // Тенденции развития государства, права и политики в России
и мире : материалы Второй Международной научно-практической конференции / отв. ред. В. М. Быченков ; КФ РПА Минюста России. — Калуга : Полиграф-Информ, 2009. — 0,6 п. л.

Подписано в печать 06.05.2010.

Формат 60х90 1/16. Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз.

Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Российская правовая академия
Министерства юстиции Российской Федерации».

117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.