авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Германскому праву: методология гражданско-правового регулирования

-- [ Страница 2 ] --
  1. рассмотрение субъектного состава и предписываемой законом
    формы вещного договора;
  2. проведение классификации вещных сделок, характеристики ее
    принципов и основных критериев;
  3. выделение основных моделей вещной сделки по передаче права
    собственности на движимые вещи;
  4. рассмотрение вещно-прагювого механизма перехода права соб­
    ственности от неправомочного лица;
  5. раскрытие особенностей вещной сделки но передаче права соб­
    ственности на недвижимость;
  6. выявление общего и особенного в государственной регистрации
    прав на недвижимое имущество в двух национально-правовых системах;
  7. выделение основных принципов вещно-правового установления
    ограниченных вещных прав и проведения классификации последних;
  8. рассмотрение доктринальных положений и основ нормативного
    регулирования конструкции «право на право» в механизме установления
    ограниченных вещных прав;
  9. выявление особенностей вещно-правовой регламентации ограни­
    ченных вещных прав: узуфрукта, земельного и ограниченного личного сер-
    витутов, вещного обременения, наследственного права застройки, права
    последующего приобретения собственности и преимущественного права
    покупки;
  10. проведение сравнительно-правового анализа регулирования за­
    лога в Германии и России; рассмотрение общего и особенного в двух наци­
    онально-правовых системах регулирования залоговых отношений.

Научная новизна диссертационного исследования и основные поло­жения, выносимые на защиту. Диссертационная работа представляет со­бой первый в отечественной юриспруденции опыт комплексного системно­го исследования вещных сделок по германскому праву. Такой замысел обусловливается прежде всего тем, что вещно-правовой механизм переда­чи права собственности и установления ограниченных вещных прав по гер­манскому законодательству не изучен в нашей юридической литературе.

На основе обширного теоретического и практического материала, включая ранее не использованные в отечественной цивилистике оригиналь­ные германские источники, рассматривается общее и особенное в двух национально-правовых системах регулирования вещных правоотношений. Значительное место в работе отводится концептуальному подходу к ана­лизу вещных сделок, реализация которого в современных условиях озна­чает применение интеграционного, предполагающего использование дан­ных других наук метода, с помощью которого достигаются устранение фрагментарности и обеспечение системности исследования заявленной темы. Такой методологический прием дал возможность автору при рас­смотрении вещных сделок опираться на материал других отраслей знания: логики, философии, истории философии, теории и истории права и госу­дарства, истории правовых учений, что в свою очередь позволило создать целостное представление о механизме вещно-правового регулирования имущественных отношений, основным элементом которого и является вещ­ный договор.

Комплексный анализ вещных сделок дал автору диссертационного исследования возможность выявить не только их юридическую природу,

10

признаки и особенности правового регулирования, но и методы, приемы, средства, с помощью которых германским законодателем и был сформи­рован вещно-правовой механизм регулирования имущественных отноше­ний. Таким образом, в работе стало возможно представить методологию гражданско-правового регулирования вещных сделок, которая и позволя­ет выделить общее и особенное в функционировании вещно-правового механизма, выявить универсальные принципы правового регулирования (вещных отношений), независящие от специфики германской и российской правовых систем.

Автором настоящего исследования обоснована и предложена систе­ма регулирования вещных правоотношений, которую можно рассматри­вать как новшество в развитии российской науки гражданского права. Использование этой системы позволит преодолеть противоречия, устра­нить пробелы в регулировании вещных отношений и придать им более оп­тимальную форму.

Избранное новое научное направление исследования дало возмож­ность выявить сущность и особенности правовой регламентации вещных прав по германскому законодательству; показать место вещного догово­ра в механизме передачи, установления, обременения и прекращения этих прав; представить теоретико-правовые модели перехода права собствен­ности и установления ограниченных вещных прав, позволяющие приме­нить новые подходы в регулировании вещных правоотношений и предло­жить практические рекомендации по совершенствованию российского за­конодательства в этой сфере.

В настоящей работе в ходе перечисленных ниже видов исследования сформулированы и обоснованы следующие выносимые на защиту поло­жения и выводы, обладающие научной новизной и имеющие практическое значение:

1. Впервые в отечественной цивилист икс на основе обширного ис­точниковедческого материала Германии автором работы проанализиро­ваны гносеологические и социальные предпосылки, послужившие основой теоретического обоснования необходимости внедрения в имущественный оборот принципов разделения и абстракции, и, как следствие, - вещного договора, конструкция которого нашла отражение в Германском граж­данском уложении. Игнорирование данных концептуальных оснований, на которых базируется вещно-правовое регулирование имущественных отношений, приводит к искажению механизма установления и передачи вещных прав по германскому законодательству.

11

  1. В диссертации представлена целостная концепция вещного дого­
    вора. Анализ норм о вещном договоре в ГГУ дает возможность рассматри­
    вать его двояко: с одной стороны, в узком смысле слова, - как юридико-
    техническое средство, которое наряду с передачей вещи (traditio) является
    элементом вещной сделки, а с другой стороны, в широком смысле слова, -
    как вещную сделку, когда вещный договор независимо от передачи вещи
    приводит к вещно-правовому результату - переходу права собственности
    на движимую вещь. Такое рассмотрение правовой конструкции вещной
    сделки дает возможность лучше уяснить юридическую природу ее основ­
    ных компонентов (вещный договор, передача вещи).
  2. В работе обосновывается вывод о том, что понимание традиции в
    германском нраве существенно отличается от известной римской модели:
    вынеся волевой момент и согласование воль субъектов за рамки традиции
    и предусмотрев их специфическое договорное оформление (заключение
    вещного договора), традиция потеряла свое самостоятельное вещно-пра-
    вовое значение в механизме перехода вещных прав и стала рассматри­
    ваться лишь как элемент юридического состава, неспособный без вещного
    договора породить правовые последствия. Свое волевое содержание тра­
    диция по германскому нраву получает извне - из вещного договора, в рам­
    ках которого и происходит согласование воль сторон. Вот почему в лите­
    ратуре передачу в механизме перехода вещных прав и рассматривают как
    Realakt (реальные, фактические действия), как разновидность юридичес­
    кого поступка.
  3. С точки зрения представителей германского концептуализма
    (Begriefsjurisprudenz) в процессе профессиональной рефлексии юридичес­
    кой практики, специального теоретического конструирования невозможно
    адекватное отражение сути общественных явлений в понятии. Этим, види­
    мо, и можно объяснить отсутствие в законодательстве Германии четких
    определений таких понятий, как «сделка», «договор». На основе норма­
    тивных предписаний, доктринальных положений и судебной практики ФРГ
    в работе дается определение вещного договора как соглашения двух или
    нескольких субъектов гражданского права об отчуждении и обременении
    (вещного) права. Таким образом, вещный договор представляет собой
    двух- или многостороннюю сделку, с помощью которой непосредственно
    вещное право переносится, обременяется, претерпевает изменения в своем
    содержании или прекращается. Рассмотрены признаки, юридическая при­
    рода и особенности правовой конструкции вещного договора.

12

  1. Впервые в германской и отечественной цивилистике рассмотрена
    классификация вещных сделок (по германскому нраву). Сформулирована
    и обоснована авторская позиция но вопросу их классификации, выделены
    основные критерии и принципы ее построения. В работе сделан вывод о
    том, что системный подход, основанный на приоритете признака направ­
    ленности, предусматривает вместе с тем и классификацию вещных сделок
    но предметному признаку. В диссертации выявлены субъектные особенно­
    сти вещных сделок в зависимости от предметного признака и признака
    направленности. Логический принцип многоступенчатого построения клас­
    сификации нашел отражение в ГГУ. Это выразилось в наличии четкой
    иерархии системных признаков вещных сделок и классификаций (сделок
    на промежуточных ступенях), разработанных на основании этих призна­
    ков. При этом иерархичнаязначимость каждого системного признака, как
    показал анализ норм ГГУ, дает возможность выявить специфику правово­
    го регулирования различных вещных сделок. В работе подробно исследу­
    ется действующее гражданское законодательство ФРГ в данном аспекте, а
    также вещно-правовой механизм установления всех вещных прав, поиме­
    нованных в ГГУ.
  2. Исследованы проблемы, связанные с формой вещного договора.
    В результате проведенной в ФРГ реформы обязательственного права в пред-
    нисанныс законодателем нормы о форме сделок были внесены существен­
    ные изменения и дополнения. В работе рассмотрена суть этих нововведе­
    ний. В частности, текстовая и электронная формы признаются новыми до­
    говорными формами, которые следует отличать от письменной формы до­
    говора. Анализ соответствующих норм ГГУ позволил сделать вывод о том,
    что если законом предусмотрена письменная форма, сделка не может быть
    совершена в текстовой форме, т.
    е. путем обмена документами посредством
    телекоммуникационной и почтовой связи. Так, по ГГУ сделки с недвижи­
    мостью должны заключаться путем составления одного письменного доку­
    мента, подписанного сторонами собственноручно или снабженного зна­
    ком, исполненным от руки каждой из сторон и засвидетельствованным но­
    тариально (письменная форма договора), а не путем обмена письмами,
    сообщениями посредством телекоммуникационной связи.
  3. Применительно к теме исследования раскрыто содержание поня­
    тий непосредственного и опосредованного владения. При рассмотрении
    владения как самостоятельного института гражданского права, во мно­
    гом отличного от права собственности, в работе выявлен и специфический
    набор средств правовой защиты владения. Обоснован вывод о том, что

13

определенную ценность германская конструкция владения могла бы иметь и в российском праве. Практическая польза и значимость закрепления на законодательном уровне двойного владения состоит исключительно в усо­вершенствовании юридико-технического инструментария, подлежащего применению, в частности, при конструировании норм о владельческой за­щите в гражданском и гражданском процессуальном законодательстве.

8. В работе выделены и рассмотрены модели вещной сделки по пере­
даче права собственности на движимые вещи, которые позволили автору
выявить общее и особенное в их нормативном регулировании. Анализиру­
ются основная и специфические модели перехода права собственности,
отличия которых обусловлены таким элементом юридического состава
вещной сделки, как передача вещи или ее замена (суррогат). Особое вни­
мание уделено характеристике суррогатов передачи вещи - владельческо­
му конституту и уступке собственником требования о выдаче вещи. Обо­
сновывается вывод о том, что особенности перехода права собственности
при установлении владельческого конститута определяются его видом -
конкретным, абстрактным, ступенчатым или конститутом через сделку на
себя (Insichgeschaft), а при уступке - статусом самого отчуждателя, т.е.
является ли он опосредованным владельцем или нет.

В зависимости от моделей перехода права собственности на движи­мые вещи выявлено различие подходов в российском и германском праве к моменту возникновения права собственности у приобретателя по договору.

9. Сформулирована и обоснована авторская позиция но пробле­
мам приобретения права собственности от неправомочного отчуждате-
ля. Основные предпосылки добросовестного приобретения права соб­
ственности по германскому праву анализируются в сопоставлении с ана­
логичными нормами российского Гражданского кодекса. Обоснован вы­
вод о том, что проблема добросовестного приобретения решается гер­
манским законодателем в отличие от российского на иных концептуаль­
ных основаниях: I) добросовестное приобретение права собственности
от неправомочного лица осуществляется с использованием механизма вещ-
но-правового регулирования, т.е. невозможно без заключения вещного
договора между приобретателем и неправомочным отчуждателем; 2) по
общему правилу (при условиях добросовестности приобретателя и види­
мости нрава владения отчуждателя) вещная сделка между приобретателем
и неправомочным отчуждателем признается действительной независимо
от недействительности обязательственного договора между ними (принцип
разделения); 3) вещная сделка при условиях ее действительности (учиты-

14

вая относительный и абсолютный запреты на отчуждение) приводи! к опре­деленному правовому результату -добросовестному приобретению от не­правомочного лица, когда добросовестный приобретатель становится соб­ственником движимой вещи; 4) вместе с тем законодатель рассматривает проблему добросовестного приобретения в зависимости от тех моделей вещных сделок, которые предусмотрены законом в случае приобретения нрава собственности от правомочного лица. Рассмотрение особенностей добросовестного приобретения права собственности от неправомочного лица по германскому праву позволило автору работы сделать вывод о том, что законодатель моделирует несколько юридических конструкций, отли­чающихся между собой элементами фактического состава, приводящего к переходу права собственности от одного лица к другому. Принцип абст­рактности распорядительных сделок и здесь - в вещно-правовом механиз­ме добросовестного приобретения от неправомочного лица - по сути вы­полняет функцию защиты интересов добросовестного приобретателя. Вот почему принцип «Hand wahre Hand», несмотря на то, что он в истории цивилистики неоднократно подвергался ожесточенной критике и остракиз­му, заслуживает, на наш взгляд, иного к себе отношения.

10. При рассмотрении особенностей правовой регламентации пере­хода права собственности на недвижимость автором были выявлены раз­личные правовые режимы движимых вещей в зависимости от прочности и устойчивости их связей с земельными участками, отсюда последовал вы­вод о невозможности отчуждения одного без другого (земельного участка без соответствующего объекта, и наоборот). Таким образом, смысл едино­го правового режима земельного участка и движимых вещей, квалифици­руемых законодателем как части или принадлежности конкретного земель­ного участка, состоит не только и не столько в характерном для вещного права принципе следования, сколько в наличии прочной правовой связи земельного участка с определенным объектом. Такой подход дает возмож­ность уточнить, почему помещения (жилые и нежилые), а также объекты незавершенного строительства отнесены законодателем к недвижимости.

Выявляя специфику нормативного регулирования перехода права собственности на недвижимость, анализируются нормы ГГУ И ГК РФ об отказе от вещного права. Обосновывается вывод о том, что в отличие от российского ГК отказ от вещного права по ГГУ всегда рассматривается в вещно-правовом механизме отмены права, это - во-первых. Во-вторых, отказ по германскому праву всегда имеет сделочную природу, чего нельзя сказать об отказе от права собственности по ГК РФ. Отказ от нрава соб-

15

ственности собственником согласно ст. 236 ГК РФ не означает прекраще­ния его правомочий, поэтому данное действие нельзя рассматривать как дереликцию. В-третьих, германский законодатель само понятие отказа рас­сматривает дифференцированно, в зависимости от подлежащего отмене права на земельный участок. При этом отказ от права собственности (дере-ликция) после подачи заявления в орган, в котором ведутся поземельные книги, фиксируется в поземельной книге (п. 1 § 928, § 875 ГГУ). Право на завладение земельным участком, от которого отказался собственник, при­надлежит казне той федеральной земли, на территории которой располо­жен земельный участок. Казна приобретает право собственности посред­ством внесения в поземельную книгу записи о ней в качестве собственника (п. 2 § 928 ГГУ). В-четвертых, в отличие от российского права отмена пра­ва собственности (как и отмена иного ограниченного вещного права) пред­ставляет особый вид распорядительной (отменительной) вещной сделки, элементный состав которой разнообразен и определяется юридической ква­лификацией самого права - обремененного или необремененного.

11. При рассмотрении общего и особенного в государственной реги­страции прав на недвижимое имущество в двух национально-правовых системах выделяются отличительные признаки, характерные для регистра­ции в поземельных книгах в ФРГ и государственной регистрации в РФ. Анализирую гея основополагающие принципы системы регисл рации в Гер­мании. В частности, обосновывается вывод о том, что в российском праве не нашел закрепления один из основополагающих принципов системы ре­гистрации, характерный для германского законодательства, -принцип бес­поворотности. Согласно этому принципу добросовестное лицо, приобрет­шее право на недвижимое имущество лица, чье право зарегистрировано в поземельной книге, становится правообладателем даже в случае, если от-чуждатель имущества в действительности (несмотря на ошибку, допущен­ную при регистрации) эти правом не обладал. Если даже имеет место ди­вергенция между вещным договором и регистрацией в поземельной книге (когда вещный договор был заключен после внесения соответствующей записи в поземельную книгу), являющаяся исключением из общего прави­ла, существует законодательная презумпция достоверности записи в позе­мельной книге. Это выражается в том, что внесение упомянутой записи является определяющим для установления очередности при множестве прав, обременяющих земельный участок, и в том случае, когда вещный договор, необходимый согласно § 873 ГГУ для приобретения права, был заключен лишь после внесения соответствующей записи в поземельную книгу.

16



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.