авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Общие признаки хищения в составе кражи

-- [ Страница 2 ] --

Научный материал может быть использован в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего уголовного закона, в правоприменительной деятельности правоохранительных и судебных органов, для издания научной и методической литературы по теме диссертационного исследования, для преподавания по дисциплине «уголовное право», в том числе на курсах повышения квалификации судебно-следственных работников; в научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем уголовной ответственности за хищения и кражи.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Результаты исследования и основанные на них выводы, положения и рекомендации прошли апробацию в процессе обсуждения на заседании кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Отдельные результаты исследования использованы автором в докладе на международном российско-французском семинаре «Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства» в рамках международного проекта «Tacis» для судей. Ключевые тезисы работы стали предметом выступления на научно-практической конференции молодых ученых в Санкт-Петербурге в 2007 году, а также нашли отражение в 11 опубликованных работах автора.

Выводы исследования и рекомендации были освещены автором в докладе на годовом совещании судей Псковской области в 2007 году. Основные результаты работы регулярно освещаются автором в ходе проводимой Псковским областным судом учебы мировых и федеральных судей (2006-2010 гг.). Отдельные аспекты научной работы использовались для дачи консультаций практическим работникам судов и прокуратуры и внедрены в их деятельность.

Структура работы определена с учетом целей и задач исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав (с выделением параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы, актуальность исследования, теоретическая и практическая значимость, цели, задачи и предмет научного исследования, методология работы и эмпирическая база, аргументируются научная новизна, положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении в практику результатов работы.

Первая глава «Российское уголовное законодательство о краже: генезис и современное состояние» состоит из 3-х параграфов.

Первый параграф посвящен вопросам установления ответственности за кражу. Отмечается, что кража является одним из древнейших преступлений, формирование которого прошло длинный исторический путь – от гражданского деликта по римскому праву, обязательств вследствие причинения вреда воровством по торговым договорам Руси с Византией до преступного деяния («обиды»), понятие которого в письменном праве впервые было предусмотрено в Русской Правде XI-XII вв. При этом кража («татьба») рассматривалась как более опасное поведение, чем открытое хищение имущества, поскольку тайность завладения свидетельствовала о коварстве и низости лица, его совершившего.

Дальнейшее развитие законодательства связано с понятием неоднократной или повторной кражи, с усилением наказания за ее совершение вплоть до смертной казни, выделении церковной кражи и кражи государственного имущества из Кремля.

Автор отмечает, что в Псковской и Новгородской судной грамоте (XV век) в отличие от Русской правды, в которой перечень «обид» ограничивался «частными преступлениями», преступление уже начинает обретать смысл «лихого дела», причиняющего ущерб государству. В Судебниках 1497 и 1550 г. г. эти нормы получают дальнейшее закрепление, причем расширяется круг субъектов кражи и уголовного наказания, появляется понятие «головной кражи» (сопряженной с убийством).

В отличие от законов периода феодальной раздробленности, где преступное действие рассматривалось в основном с точки зрения потерпевшего и считалось возможным его погашение, Соборное Уложение 1649 года устанавливало, что преступлением признается деяние, запрещенное законом под страхом наказания. Впервые было дано законодательное определение кражи как тайного похищения чужих вещей, денег или иного движимого имущества.

Характерной чертой уголовного законодательства о кражах периода от абсолютизма до революции 1917 года является попытка систематизации норм, предусматривающих различные способы завладения имуществом, выработка общего понятия преступлений против собственности. Таким понятием сначала становится «воровство», которое подразделяется на кражу, грабеж и мошенничество, а с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (с 1849 года) термин «похищение», которое объединило кражу, грабеж, разбой и мошенничество.

Во втором параграфе «Ответственность за кражу по уголовному законодательству Советского государства» отмечается, что именно этот период отечественной истории отражает зависимость и обусловленность уголовного законодательства, и в особенности норм о хищении, от политического и экономического строя государства.

После Октябрьской революции в 1917 году в стране была национализирована вся собственность, что обусловило острую борьбу не просто с любыми хищениями, а с хищениями собственности, принадлежащей государству. Первоначально борьба с хищениями отличалась отсутствием четких понятий и форм хищения: в декретах Совета Народных Комиссаров РСФСР и ВЦИК, устанавливающих уголовную ответственность, использовались обобщенные понятия – «хищничество», «расхищение». Только в УК РСФСР 1922 года было дано определение кражи как тайного похищения имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения. Это определение было повторено и в УК РСФСР 1926 года. Для этого периода характерно наличие правовых актов, устанавливающих уголовное наказание за хищения, действовавших наряду с УК РСФСР, например, постановление ЦИК и СНК РСФСР 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В этих актах не указывалось, в каких случаях они подлежат применению, а не УК РСФСР, что порождало разноречивую практику.

Послевоенное положение страны вновь заставило провозгласить курс на охрану, прежде всего, государственной собственности. В этих целях 4 июня 1947 года Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», в котором устанавливались единые для всех союзных республик нормы об ответственности за хищение социалистической собственности в двух ее видах (государственного и общественного имущества) и Указ «Об усилении охраны личной собственности граждан». В этом Указе на основе единого понятия хищения законодательно были созданы несколько составов преступлений: кража, присвоение, растрата или иное хищение имущества. Причем кража включала в себя и открытое хищение имущества.

Дифференциация норм о хищениях по предмету с приоритетной охраной прежде всего социалистической собственности сохранилась и в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года. Кража уже была отделена от грабежа и определялась как тайное похищение государственного или общественного имущества или личного имущества граждан.

В третьем параграфе анализируется уголовное законодательство России периода с 1990 года по настоящее время. Автором отмечается, что существенные изменения в стране после распада СССР, обусловившие новый подход к равной защите всех форм собственности, повлекли и изменение уголовного законодательства о хищениях – все формы хищения были объединены в одну главу УК РФ. Впервые законодательно в примечании к статье 144 УК РСФСР было закреплено понятие хищения, общее для всех его форм. Нормы закона, предусматривающие ответственность за кражу чужого имущества по сравнению с нормами, предусматривающими ответственность за другие хищения, продолжают и в настоящее время претерпевать наиболее значительные изменения.

На основании анализа истории законодательства о краже в работе делается вывод об исторической давности появления кражи, об обусловленности криминализации видов кражи и ее предмета социально-экономическим строем государства и его уголовной политикой.

Вторая глава «Отражение основных признаков хищения в составе кражи» состоит из 4-х параграфов. В параграфе первом «Объект и предмет хищения, особенности предмета кражи» дается анализ объекта хищения и кражи, рассматривается предмет хищения и его признаки, а также специфические признаки предмета кражи, обосновывается необходимость переосмысления традиционного понимания предмета кражи. Предмет хищений, в том числе и кражи, в значительной мере определяет наличие преступного деяния, его общественную опасность и ее степень.

Отмечается, что предмет кражи уже предмета хищений, так как не включает право на имущество и, как правило, исключает тайное завладение недвижимым имуществом.

На примерах из судебной практики рассматриваются общие признаки предмета хищения: вещный признак, экономический и юридический.

Несмотря на то, что автором предложен традиционный подход к признакам предмета хищений, вместе с тем, делается вывод о том, что развитие экономических отношений, вовлечение в промышленный оборот новых объектов собственности требуют уголовно-правовой защиты новых общественных отношений по поводу объектов, которые ранее не рассматривались в качестве предмета хищения и кражи. Это относится к таким предметам как информация и газ в трубопроводе. Например, предметом кражи может быть информационный продукт, который имеет материальную форму (содержится на каком-либо носителе), имеет цену на рынке и может быть продан. При этом умысел виновного направлен именно на хищение информации. Если же интеллектуальный продукт не является и не может являться объектом купли-продажи либо практически не подлежит стоимостной оценке, то действия по его завладению, при наличии предусмотренных в законе оснований, могут быть квалифицированы лишь по ст. 146 УК РФ как нарушение авторских и смежных прав.

При рассмотрении вещного признака предмета хищения обозначается проблема уголовно-правовой ответственности за незаконное пользование ресурсами телефонной и иной связи, оплаченными услугами. В настоящее время такие действия хищением не признаются, поскольку сами по себе услуги не обладают вещным признаком. Автор считает, что предметом завладения в таких случаях являются не сами услуги, а денежные средства по их оплате, которые могут и должны рассматриваться как предмет корыстного завладения. С этой точки зрения действия по незаконному пользованию оплаченными услугами (телефонной связью, Интернетом и т.п.) имеют признаки хищения.

Тема обмана рассматривается автором применительно к хищению банковских расчетных, кредитных карт, получивших в последнее время широкое распространение.

Юридический признак предмета кражи исследуется через понятие чужого имущества и сквозь призму проблем признания таковым имущества в семейных отношениях. Делается вывод о том, что похищение таких предметов, как похищенное имущество, контрафактная продукция, угнанный автотранспорт и т.п., не может рассматриваться как хищение (кража), поскольку объектом кражи, как и любого хищения, являются отношения по поводу собственности, а последние, согласно ст. 209, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, возникают на основании закона или договора, из чего следует, что защите подлежат только полученные законным путем правомочия собственника. Кроме того, необходимо учитывать, что первое хищение уже окончено, ущерб законному собственнику причинен, а ущерб незаконному владельцу имущества нельзя отождествлять с первым.

В параграфе втором рассматриваются такие объективные признаки хищения как противоправность, безвозмездность изъятия чужого имущества, причинение ущерба хищением. Противоправность означает: во-первых, запрещенный законом способ завладения имуществом; во-вторых, отсутствие действительного (то есть основанного на законе или нормативном акте) либо предполагаемого права на это имущество у виновного; в-третьих, противоправность означает изъятие или обращение имущества у собственника или его владельца помимо его воли или вопреки ей.

В работе обосновывается необходимость указанного признака в понятии хищения, а также его связь с другим признаком хищения, характеризующим его предмет – понятием имущества как чужого для виновного. Чужое имущество характеризуется, его нахождением в чьей-либо собственности (законном владении) и отсутствием правомочий лица на распоряжение этим имуществом по своему усмотрению.

В исследовании обозначаются и рассматриваются проблемы, связанные с понятием чужого имущества: кражи в семье, решением которой могло бы стать введение привилегированного состава кражи, а также проблема завладения имуществом в качестве компенсации долга, при котором чаще всего признаки хищения (кражи) отсутствуют.

Отмечается, что признак безвозмездности буквально обозначает завладение чужим имуществом без предоставления за него эквивалентного возмещения в денежной, натуральной форме или трудом. Однако судебная практика признает безвозмездным и такое завладение, которое сопровождалось каким-либо возмещением. Автор предлагает отказаться от расширительного толкования «безвозмездного изъятия» и признавать таковым все случаи, когда изъятие чужого имущества не возмещается в денежном эквиваленте либо аналогичным имуществом.

Объективная сторона хищения рассматривается автором через призму исторического опыта, когда общее определение хищения в законе отсутствовало, а в теории уголовного права имелось многообразие точек зрения по этому вопросу: действия при хищении определялись как незаконное изъятие имущества; как незаконное завладение; как незаконное или преступное приобретение имущества; как обращение имущества в свою собственность или в свою пользу; как захват имущества.

Несмотря на законодательное закрепление понятия хищения, в котором определено, что объективная сторона любого хищения состоит в изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, использование законодателем указания на «изъятие» и «обращение» продолжает оставаться предметом дискуссий среди ученых. При этом споры ведутся как по поводу содержания действий в разных формах хищения, так и о терминологическом значении понятий «изъятие» и «обращение». Например, «изъятие» рассматривается и как физический акт по удалению имущества из владения собственника, перемещение его виновным по своему усмотрению, и в более широком смысле – как фактический переход права собственности, лишение права владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Есть также мнение, что изъятие и обращение присутствуют в любом хищении и символизируют разные стадии его процесса.

Для кражи и грабежа объективную сторону составляет изъятие имущества (по мнению многих ученых – с обращением имущества в свою пользу или в пользу других лиц), для мошенничества – изъятие или обращение похищенного в свою пользу или в пользу третьих лиц, для присвоения и растраты – обращение похищенного в свою пользу или в пользу третьих лиц, для разбоя таким действием является нападение.

Приведенный спектр мнений по поводу объективной стороны хищения свидетельствует о том, что в общем определении хищения невозможно указать конкретное действие, составляющее объективную сторону любой из его форм. Этим в диссертации обосновывается вывод о том, что в общем определении хищения необходимо указать обобщенную характеристику действия, свойственного любой форме хищения. Такой обобщенной характеристике действия при совершении хищения отвечает термин «завладение». Не являясь способом хищения, он в обобщенном виде отражает противоправный характер действий виновного, посягающего на собственность. По своему содержанию завладение включает в себя и изъятие, и любые другие идентичные действия, а также и их результат – возможность распоряжаться похищенным.

Для отдельных составов хищения описание объективной стороны может быть раскрыто в соответствующих разъяснениях Верховным Судом – так, как это сделано, например, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в пункте 2 которого прямо указано, что объективная сторона кражи состоит в изъятии чужого имущества. Значение изъятия состоит в нарушении полномочий собственника или владельца на имущество. С момента изъятия собственник (владелец) утрачивает возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению и в своих интересах. Характерное для кражи изъятие имущества, как указано в законе, должно быть в пользу виновного или других лиц, однако указание на данный признак представляется излишним; его сочетание с корыстной целью предлагается заменить указанием на то, что целью виновного является распоряжение похищенным как своим собственным.

Обязательным условием для признания завладения чужим имуществом хищением является причинение ущерба собственнику (владельцу) имущества, который исчисляется стоимостью похищенного на момент совершения преступления. При определении стоимости учитывается реальный ущерб, а не убытки. Автором обосновывается вывод о том, что причиненный ущерб в хищении является категорией не только объективной, но и субъективной, связанной с оценкой его размера потерпевшим.

В этом же параграфе рассмотрен такой специфический признак кражи как тайность изъятия и момент окончания кражи. Наличие либо отсутствие признака тайности изъятия решается на основе объективных и субъективных критериев оценки обстоятельств совершения кражи. Автором приводятся примеры из судебной практики, когда завладение имуществом признавалось тайным, несмотря на то, что оно совершалось в присутствии собственника (владельца) либо посторонних лиц. Предопределяющим тайность в таких случаях являлось то, что изъятие, хотя и происходило в присутствии указанных лиц, было для них незаметно, либо они не понимали характера совершаемых действий, находились без сознания, в сильном алкогольном опьянении, либо расценивали действия виновного как правомерные.

Однако по сравнению с объективным критерием тайности преимущественное значение имеет субъективный критерий. В связи с этим автором критикуется разъяснение, данное в п. 4 Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором указывается, что присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо, на молчание которого рассчитывает виновный, не исключает тайности, если это лицо является близким родственником виновного. Однако, помимо близких родственников, такими лицами являются супруг (-а), сожитель (-ница), друзья и т.д. Важным в данном случае является не их статус по отношению к преступнику, а отношения, позволяющие виновному расценивать свои действия как тайные.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.