авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Обычное право бурят: историко-правовое исследование

-- [ Страница 2 ] --

1. Обычное право бурят в рассматриваемый период – это образованная в результате реализации права бурятских родов на самоуправление и сохранившая преемственность с периода возникновения бурятских родов системная совокупность правовых норм, регулировавших равноправные отношения внутри бурятского общества в период с конца XVII по начало ХIХ в. внутри бурятских родов. Регулятивная система, традиционно определяемая в российской науке как обычное право бурят, представляет собой системную совокупность санкционированных (признанных) Российским государством общеобязательных социальных норм, направленных на регулирование прежде всего имущественных, брачно-семейных, уголовно-правовых, административных отношений, выработанных бурятскими родами и обеспечиваемых деятельностью органов родового самоуправления.

2. Происхождение обычного права бурят как социального феномена связано с возникновением родовой общины как дуальной организации. Первобытные социальные запреты на инцест и связанное с ними требование экзогамности (запрет вступать в брак внутри рода) брака в совокупности предопределили генезис первичной дуальной организации, представленной в виде двух организационно самостоятельных и экзогамных родовых общин, объединенных в эндогамную (т.е. запрещающую браки во вне) группу на основе обменного брака.

3. Базовые отношения внутри родовой общины регулировались на основе обычаев – системы социальных норм, общеобязательность которых была обеспечена такой санкцией, как возможность изгнания из общины, реализуемого институтом изгоев (отсутствие механизма приема в родовую общину чужака). Внутриродовые обычаи регулировали совместный труд и распределение продуктов по потребностям всем участникам родовой общины, имели локальный характер, распространялись на членов своей группы, которые не являлись субъектами права.

Взаимоотношения членов родовой общины с представителями другого входящего в дуальную организацию социума носили равноправный характер и регламентировались на основе норм обычного права.

4. Возникновение обычного права бурят как универсальной системы социального регулирования предопределяется развитием межобщинных отношений, которые формируются в результате исторического перехода бурятских родов от присваивающей формы хозяйствования к производящей, т.е. в результате неолитической революции. Особая взаимосвязь природы и первобытной общины обусловливает форму и содержание исторического процесса, выступившего поворотным моментом в социальном развитии.

В Восточной Сибири в силу природно-климатических условий региона переход от присваивающей экономики к производящей в определенной мере связан с развитием такой формы коллективной охоты как облавной и формированием на ее основе скотоводческой культуры. Облавная охота формировала коллективную собственность, которой противопоставлялась рожденная освоением скотоводства частная собственность общинников на домашних животных. Последовательное падение значения коллективной охоты в жизни бурятской общины вызывалось возрастающим значением скотоводства на основе частной собственности. Этот процесс следует рассматривать как содержание неолитической революции в Восточной Сибири, оказавшей определяющее влияние на формирование обычного права бурят.

5. Начиная с облавной охоты, формируются постоянные внешние связи родовой общины. Община выступает как наделенный волей самостоятельный и равноправный коллективный участник общественных отношений, имеющий право на обусловленную коллективным участием в общем деле, долю в совместном продукте. На этой основе формируется особый социальный институт – правовой обычай как социально-правовая норма, регулирующая волевые и равноправные отношения, которая обеспечивалась первоначально родовой местью, реализующей равное воздаяние (талион). Расширение межобщинных экономических связей приводит к институализации норм обычного права и межродовых институтов власти, сосредоточивших в своих руках функцию их обеспечения и защиты, проявившуюся в отмене института родовой мести и возникновении системы композиции (системы материальных штрафов).

6. В результате обособления органов межобщинной власти социорегулятивная система получает новое качество: наряду со стихийно складывающейся системой обычноправовых норм возникает действенный механизм изменения и развития общественных отношений на основе рационального по своей природе правотворческого акта. Борьба за территорию облавной охоты между союзами родов приводит к формированию племени как союза, основанного на даннических отношениях. Дань как результат войны являлась собственностью казны, с укреплением которой органы межобщинной власти получают материальную независимость от общин. Это выразилось в возможности этих органов от своего имени внести с целью социального преобразования изменения в существующий обычноправовой порядок. Взаимодействие норм правовых актов с нормами обычного права приводит к завершению процесса формирования такого регулятивного феномена как право – эффективного механизма упорядочения общественных отношений и одновременно инструмента социального преобразования на основе правового равенства и справедливости.

7. Возникновение права и предгосударства знаменует собой завершение процесса формирования нового типа социума, имеющего качественно новый характер взаимодействия с природой. Преодоление зависимости и появившаяся относительная свобода людей от природной среды выражались в миграции организованного этноса. Этот процесс закономерно приводил к установлению принципиально новых межэтнических связей. Содержание новых связей включало обмен продуктами хозяйствования, техническими достижениями, социальными институтами, приводивший в конечном итоге к закономерному ускорению развития материального производства, формированию города и полисной культуры. В условиях полиэтнического общества значение закона как источника правовых норм возрастает, а значение обычного права разных этнических групп в условиях полиса ограничивается. Эти общие исторические тенденции в полной мере проявились и применительно к обычному праву бурят.

8. Частная собственность на стадо, которое передавалось во владение семьям на праве арендного пользования, создавала особую форму экономической зависимости бывших общинников. Имущественная дифференциация приводила к углублению противоречий между социальными группами, стратификации населения и формированию классового общества. С развитием института частной собственности на домашний скот возникла государственность со специфической монархической формой правления и с политическим режимом в виде восточной деспотии. Это, в свою очередь, привело к соединению норм обычного права с нормами нормотворческих актов. Затем законодательная система вытеснила обычное право, и постепенно обычное право бурят отошло на второй план.

9. Монгольская правовая система – это основанная на идее единства степного народа и рожденная правотворческой и правоприменительной практикой Монгольской империи совокупность нормативных правовых актов монгольских ханов и обычного права монгольских народов. Санкционирование норм обычного права осуществлялось установлением единого размера древней «андзы» (штраф, выраженный в определенном количестве скота) на территории страны. Андза является основой системы композиции.

10. Основой законодательной системы явилась Великая Яса. Принятый в 1206 году акт волеизъявления монгольского хагана содержал публично-правовые нормы, направленные на защиту интересов Монгольского государства. Основополагающий характер этого документа выражался в том, что все последующие акты не отменяли действие Ясы, а вносили дополнения и изменения в ее нормативное содержание. Правовая традиция преемственности монгольского законодательства была прервана только в 1789 г. фактом принятия Монгольского уложения палатой внешних сношений Китайской династии Цин.

11. Селенгинское уложение 1775 г. является важнейшим в поздней истории монголов актом коммуляции обычного права кочевых народов. Его содержание стало основным источником актов правотворчества хоринских, балаганских, идинских, кударинских бурят и других кочевых народов Сибири. Кроме того, Селенгинское уложение 1775 г. наряду с Хоринским уложением 1808 г. и Приговором 1818 г. хоринских бурят явились основой создания «Устава о управлении инородцев» (1822 г.), выдающегося документа в системе управления Российской Империей туземными народами.

12. Реформирование судебной системы России в первой четверти XIX в. и организация в 1822 г. системы инородческих судов вызвали необходимость законодательного регулирования специфических в целом для страны общественных отношений. Обобщение обычноправовых норм и их законодательное закрепление в отрыве от обычноправового порядка их защиты привели к тому, что официальные нормы фактически перестали быть эффективным средством для социального регулирования.

13. Брачно-семейное право бурят в период XVIII и XIX веков являлось реализацией отцовского права (выражающегося в том, что волей отца определяется вступление детей брак, выделение сына в самостоятельное хозяйство, размер выдела и т.д.), основанного на признании семейной формы собственности и экзогамности калымного брака.

14. Особенностью регулирования обычным правом бурят имущественных отношений является признание двух сущностей домашних животных (мал). Мал по обычному праву бурят имеет специальную характеристику не просто индивидуально-определенной вещи, но и одновременно всеобщего эквивалента.

15. Развитие обычного права бурят (XVII и XVIII вв.) соответствует стадии правового развития общества, характеризующейся принципиальным отходом от системы чистой композиции, который выражался в разграничении деликтных обязательств, влекущих выплату андзы (штрафа, выплачиваемого в определенном правовой нормой количестве домашних животных) от уголовного наказания, осуществляемого в виде яалы (штрафа в размере трех или четырехкратного возмещения ущерба, виновно причиненного уголовно-наказуемым деянием).

16. Современное законодательство индустриального общества ограничено в возможности эффективного регулирования традиционных форм хозяйствования. Игнорирование социальной ценности обычая и обычного права, перекладывание регулятивных функций одних норм на другие привели и продолжают приводить к их деградации и атрофии, девальвации их регулятивных возможностей, нарушению системных связей различных видов социальных норм, развалу единого механизма социальной регуляции и неизбежному распаду традиционного общества.

17. В аспекте соотношения традиционного и индустриального обществ взаимодействие обычного права и закона определяется особенностями национальной правовой системы, связанными с мерой динамичности социальных процессов. Обычное право поддерживает статическую функцию права, в то время как закон поддерживает динамическую функцию. Многообразие обычного права определяется противоречиями старого и нового в содержании права. Социальное назначение обычного права бурят выражается в регулировании равноправных отношений в сфере права. Основная социальная ценность обычного права бурят заключается в сохранении преемственности правового развития традиционного общества.

Теоретическое значение работы состоит в том, что в ней разработан понятийно-категориальный аппарат, который может быть использован в качестве научного инструментария познания историко-правовых процессов возникновения и развития обычного права в Азии и их сопоставления с аналогичными процессами в Европе.

Практическое значение работы. Положения и выводы исследования могут представлять интерес для судебной системы Республики Бурятия, Хакасии, Тувы, Алтая, Иркутской и Читинской областей и других субъектов Российской Федерации (и, прежде всего, в контексте действия статьи 5 ГК РФ, которая открывает возможности для более широкого привлечения норм обычного права в гражданском судопроизводстве). Результаты диссертационного исследования значимы и для законотворческого процесса в вышеназванных регионах, поскольку ориентируют законодателя на более полное использование правового опыта народа.

Материалы исследования могут быть использованы в высших учебных заведениях для преподавания истории и теории государства и права, а также антропологии, культурологи, социологии и общей истории в части, относящейся к проблеме обычного права.

Апробация результатов исследования. Выводы и основные положения диссертационного исследования явились предметом обсуждения на общероссийских, международных конференциях, симпозиумах, семинарах, отражены в научных публикациях, в том числе в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ; используются при разработке курса лекций по истории государства и права, теории государства и права на юридическом факультете и спецкурсов на историческом и восточном факультетах Бурятского государственного университета.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложения в виде словаря бурятских слов и архаичных терминов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы, показаны степень ее разработанности и круг использованных источников, определены цели и задачи исследования, раскрыты его методология и научная новизна, сформулированы основные положения и выводы, выносимые на защиту, охарактеризованы теоретическое и практическое значение работы и ее апробация.

В главе I «Обычное право как объект междисциплинарного исследования», включающей три параграфа, излагаются методологические основы диссертации, рассматриваемые через призму конкуренции позитивистского и социологического подходов к пониманию права.

В первом параграфе «Методологическая концепция исследования обычного права», на основе обобщения и анализа широкого спектра современных взглядов на природу обычного права, обосновываются выводы о целесообразности концептуального изменения подхода к определению обычного права.

Термин «обычное право» закрепился в российской правовой науке примерно с середины XIX века. В настоящее время понятие, обозначаемое данным термином, стало (в разных своих аспектах) основой для формирования целого ряда самостоятельных научных направлений, условно объединенных использованием общего термина «обычное право».

Взгляд на обычное право как на явление, свойственное периоду формирования государства и права и определяемое как совокупность санкционированных раннеклассовым государством обычаев, сформировал самостоятельное направление в теории и истории государства и права и имеет давние традиции, поддерживаемые широким кругом последователей.

В дореволюционной социологической и юридической литературе под обычным правом понималась совокупность социальных норм, имеющих автономный от государства характер и регулирующих имущественные и иные отношения в сфере действия права. Данное направление, имеющее наиболее устойчивые научные традиции, в настоящее время стало фундаментом юридической социологии, нового направления в юридической науке, имеющего актуальное значение как для теории, так и для практики.

В 1960 – 1970-е гг. в Советском Союзе начало складываться и окончательно оформилось направление компаративистских исследований правовых систем развивающихся стран и стран, освободившихся от колониальной зависимости. В рамках советского сравнительного правоведения, в частности юридической африканистики, были сделаны выводы о правовой природе и интегрированности обычного права в правовую систему, о его способности формировать правосознание и быть источником естественных прав.

В российской правовой науке обычным правом традиционно определяли предмет исследований в области социальных норм, характерных для сообществ, которые находились до периода советского строительства на догосударственных формах социального развития.

И, наконец, существует еще один аспект понимания обычного права. Российские провинции до революции 1917 г. в рамках самоуправления имели автономно функционирующие судебные системы. Нормативные системы, образующиеся в обществе в результате такой деятельности, в российской юридической этнографии также принято определять как обычное право. В этом значении исследуются правовые системы народов Российской империи, регулировавшие в период до октября 1917 г. общественные отношения на основе собственных правовых обычаев.

Как видно из приведенного перечня, обычное право – это явление сложное и многослойное, уходящее корнями в глубокую древность и включающее широкий диапазон современных социальных процессов. Задача выработки предельно широкого определения, охватывающего все выявленные наукой и общественной практикой явления, может быть решена только на основе нового концепта права.

Традиционное для российской науки определение обычного права как совокупности санкционированных государством обычаев (Г.В. Мальцев и др.) дополнено в диссертации более широким пониманием термина «обычай». Согласно такому подходу обычай представляет собой сопутствующий развитию человечества от его древнего состояния до современности социальный институт, выполняющий регулятивные функции в человеческих сообществах и группах в целях упорядочения отношений между людьми. Наряду с традициями обычай «осуществляет культурно-историческую трансмиссию и обеспечивает преемственность в процессе бесконечной смены поколений»4. Передавая через обычай правовой опыт, накопленный поколениями, обычное право формирует традиционное общество как единство не только географическое, политическое, этническое и т.д., но и эволюционное, где позитивное развитие опирается на богатство накопленного опыта социального регулирования. Полностью разделяя взгляд на научную и практическую значимость данного подхода, все же нельзя не заметить один недостаток: здесь отсутствует разграничение понятия «обычай» на собственно правовой обычай и иной обычай.

Во втором параграфе «Понятие обычного права» предпринята попытка рассмотреть обычное право на основе развития вышеизложенного теоретического подхода. Дается определение обычного права, предлагаются критерии разграничения обычного права от других правовых явлений, а также формулируются его назначение и функции внутри правовой системы.

Современный правопорядок в постиндустриальных обществах является результатом законодательного регулирования. Предельно формализованное, постоянно меняющее свое содержание, основанное исключительно на реконструирующем волеизъявлении государства, законодательство предопределяет неактуальное значение обычного права. Однако в доиндустриальных обществах, к числу которых относится большинство стран Востока, обычное право является главным источником и формой права, что и определяет своеобразие их правовых систем.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.