авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Возвращение судом уголовного дела прокурору: генезис, современное состояние, пути совершенствования

-- [ Страница 3 ] --

Отмечается, что к настоящему времени не нашел законодательного разрешения вопрос о действиях и решениях суда в случаях, когда: а) органом расследования допущена ошибка в квалификации, устранение которой требует применения закона о более тяжком преступлении; б) судом установлены новые фактические обстоятельства, требующие применения закона о более тяжком преступлении; в) при разбирательстве дела выявлены обстоятельства, требующие изменения обвинения на иное, существенно отличающиеся по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного. Отсутствие правовых механизмов, позволяющих разрешать подобного рода проблемы, нарушает конституционные права и ущемляет интересы всех участников процесса.

Анализируя деятельность прокурора в связи с возвращением уголовного дела, автор пришел к убеждению, что функция контроля за исполнением требований суда об устранении нарушений, препятствующих рассмотрению уголовного дела, должна быть возложена на прокурора. Такая позиция аргументирована в работе тем, что прокурор выступает в качестве гаранта обеспечения законности как в судебном производстве путем непосредственного участия в разбирательстве уголовного дела, так и в досудебном производстве, осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов расследования при производстве по возвращенному уголовному делу. В связи с этим диссертант не разделяет высказанное в литературе мнение о том, что только суд, осуществляющий правосудие, может прекратить ранее возвращенное им уголовное дело. На взгляд автора, до тех пор, пока органы уголовного преследования данного полномочия не лишены, они при наличии оснований вправе прекратить уголовное дело, не направляя его повторно в суд. Обратное означало бы ограничение судом органов, осуществляющих уголовное преследование, процессуальной самостоятельности. В работе обосновано предложение, наделить прокурора полномочием давать по возвращенному уголовному делу письменные указания, обязательные для исполнения следователем; предлагается внести соответствующие изменения в ст. 37 УПК РФ.

Рассуждения по поводу пределов полномочий прокурора по возвращенному уголовному делу позволили диссертанту придти к выводу о том, что по уголовному делу, поступившему к прокурору с устраненными недостатками, он вправе принять любое из решений, предусмотренных статьями 221, 222 и 226 УПК РФ, за исключением решения о возвращении дела следователю (дознавателю) для восполнения неполноты проведенного дознания или предварительного следствия.

Соответственно следователь (дознаватель) при производстве по возвращенному уголовному делу вправе проводить любые следственные действия, кроме тех, которые направлены на восполнение неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. Направленными же на восполнение неполноты предварительного расследования являются следственные действия, связанные с доказыванием обстоятельств, которые не были установлены в ходе досудебного производства, но должны были быть установлены в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Законодатель, признав Федеральным законом РФ от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ утратившими силу положения ч. 2 ст. 237 УПК РФ (о пятисуточном сроке устранения процессуальных нарушений) и ч. 4 этой же статьи (о запрете на производство следственных действий по возвращенному уголовному делу), другие варианты регулирования названных вопросов не предусмотрел и не уточнил, какие последствия повлечет отмена указанных норм. В связи с этим автор полагает, что отсутствие конкретного срока устранения нарушений с одновременным отказом от признания недопустимыми доказательств, полученных путем производства следственных действий, ставят законодателя перед необходимостью либо признать, что фактически возрождено дополнительное расследование, либо дополнить институт возвращения уголовного дела прокурору недостающими нормами, которые позволят сформировать полноценный правовой институт, способный всесторонне и полно регулировать вопросы, связанные с устранением препятствий рассмотрения дела судом.

Четвертый параграф «Пути совершенствования механизма устранения процессуальных нарушений, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом» содержит предложения по созданию действенного механизма устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, повлекших возвращение уголовного дела прокурору.

Проведенное соискателем системное исследование положений ст. 237 УПК РФ показало, что регламентируемый ею порядок возвращения уголовного дела прокурору своего назначения не выполняет. Связано это с тем, что институт возвращения уголовного дела прокурору по своей природе и назначению не в полной мере соответствует типологической характеристике современного российского уголовного процесса. Отказ от дополнительного расследования в стадии судебного производства оказался преждевременным для российского уголовного процесса начала ХХI века. Более приемлемый для исключительно состязательного судопроизводства, он «не вписался» в российскую правовую систему смешанного типа, в связи с чем вызывает многочисленные предложения по его изменению. Автором такие предложения подразделяются на четыре направления: 1) внести изменения и дополнения в ст. 237 УПК РФ с целью урегулирования тех вопросов, которые в настоящее время не имеют законодательного разрешения; 2) использовать опыт Республики Беларусь, уголовно-процессуальное законодательство которой позволяет государственному обвинителю в судебном заседании изменить предъявленное подсудимому обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, а в случае необходимости - ходатайствовать о приостановлении производства по делу с целью проведения дополнительных следственных действий для получения новых доказательств без возвращения уголовного дела прокурору; 3) восстановить институт дополнительного расследования в том виде и объеме, в котором он существовал по УПК РСФСР; 4) создать новый механизм исправления процессуальных нарушений, соответствующий типу современного российского уголовного процесса.

В работе проанализированы все названные предложения. Аргументирована позиция автора о неприемлемости для российского уголовного процесса «косметического ремонта» путем внесения изменений в действующую редакцию ст. 237 УПК РФ, а также возможности использования белорусского опыта по причинам, подробно приведенным автором в работе. Что касается предложения о восстановлении дополнительного расследования, то, по мнению автора, оно возможно было бы лишь при условии возвращения в российский уголовный процесс розыскной модели судопроизводства.

Вопрос о природе современного российского уголовного процесса исследован в работе. Автор соглашается с теми процессуалистами, которые относят его к судопроизводству смешанного типа.

Поскольку в судопроизводстве смешанного типа досудебное производство носит розыскной характер, а судебное производство - состязательный, то это, по мнению автора, требует обязательного промежуточного судебного контроля между предварительным расследованием и разрешением дела по существу. Исходя из этого, предлагается изменить существующую процедуру подготовки уголовного дела к судебному разбирательству и ввести дополнительную стадию, занимающую промежуточное положение между досудебным и судебным производством и имеющую своим назначением обязательную предварительную проверку законности проведенного расследования и независимую судебную оценку фактической стороны обвинения как необходимых условий для обеспечения качественного отправления правосудия.

С этой целью предлагается организационно отделить от правосудия судебный контроль и поручить его специально для этого созданному судебному органу (следственному судье), не занятому рассмотрением уголовных дел по существу, с наделением их полномочиями по проверке качества проведенного следствия, обоснованности выдвинутого обвинения и достаточности оснований для предания обвиняемого суду.

Такой механизм обеспечит соблюдение установленных процедур в досудебном производстве, реализацию сторонами права представлять доказательства и отстаивать свою позицию в состязательном судебном разбирательстве.

Современное состояние следствия таково, что его результаты нуждаются в проверке. Автор убежден, что порядок, в котором должна осуществляться эта проверка, должен быть не только ведомственным и надзорным при ограниченных прокурорских полномочиях, но и иметь судебную природу. Кроме того, она должна предшествовать разбирательству дела. Суд, осуществляющий правосудие, не может выполнять эту функцию, так как в дальнейшем, при рассмотрении дела по существу, он будет связан предварительными выводами о фактической доказанности обвинения, что ведет к утрате такого фундаментального признака состязательности как независимость суда. В связи с этим и обосновывается целесообразность создания в российском уголовном процессе института следственных судей. Предлагается поручить следственным судьям выполнение задач, традиционно решаемых в стадии предания суду. В этой связи отмечается, что стадия предания суду, хотя и занимает промежуточное положение между расследованием и разрешением дела, тем не менее, замыкает именно обвинительную деятельность при производстве по делу, имея конечной целью лишь «передачу» (предание) обвиняемого в судебные стадии, без решения главного вопроса, разрешаемого на этих стадиях, - вопроса о виновности. Эта стадия не относится к собственно судебным стадиям, как не является правосудием и осуществляемая в ее рамках функция.

Введение в уголовный процесс института следственных судей с возложением на них контрольных функций в досудебном производстве укладывается в существующую тенденцию дифференциации судебных органов (судья общей юрисдикции, мировой судья, следственный судья) при четком разграничении компетенции каждого из указанных направлений судебной власти.

В предмет ведения вновь созданного судебного органа, кроме традиционных форм судебного контроля (ч. 2 ст. 29 УПК РФ) предлагается ввести вопросы, связанные с проверкой качества оконченного предварительного следствия и преданием обвиняемого суду либо возвращением уголовного дела прокурору для производства дополнительного расследования. Для реализации указанных полномочий предлагается установить порядок, в соответствии с которым оконченное производством уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением направляется следственному судье соответствующего административно-территориального образования. При этом решение прокурора о направлении уголовного дела с утвержденным обвинительным заключением следственному судье должно рассматриваться как правовое основание, свидетельствующее о его готовности вступить в процесс в качестве стороны обвинения.

Следственный судья должен быть наделен правом: 1) устранять выявленные процессуальные нарушения самостоятельно в рамках предварительных слушаний, 2) истребовать дополнительные материалы либо 3) возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования.

Полномочие следственного судьи возвращать уголовное дело прокурору для дополнительного расследования предполагает полное восстановление данного института, включая возможность обращения дела к доследованию по основаниям: а) неполноты и односторонности проведенного предварительного следствия; б) необходимости изменения обвинения, связанного с предъявлением более тяжкого либо не соответствующего по фактическим обстоятельствам обвинению, содержащемуся в обвинительном заключении; в) существенного нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующего рассмотрению дела судом.

В законодательном порядке следует закрепить и положение о недопустимости на данной стадии процесса обсуждения вопроса о виновности обвиняемого.

Изменение порядка подготовки уголовного дела к судебному разбирательству позволит в полной мере реализовать заложенную в концепцию идею полного отказа от института дополнительного расследования в стадии судебного разбирательства как чуждого для состязательного процесса элемента и установить положение, согласно которому суд, разрешающий дело, вправе принять единственное решение – постановить приговор (обвинительный либо оправдательный).

В обоснование выдвинутого автором предложения приводится отечественный опыт судебных реформ 1864 г. В качестве примера успешного применения в контрольной деятельности суда правовых институтов подобного типа приводится также опыт Франции.

В подтверждение вывода о целесообразности введения следственных судей для решения задач, связанных с устранением допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, автор ссылается на результаты анкетирования судей, согласно которым 92% респондентов считают необходимым восстановить дополнительное расследование, при этом 34 % поддержали идею создания для этого специального судебного органа (приложение 1).

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и рекомендации, а также вносятся предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

В приложении представлены результаты анкетирования судей, сводные данные об уголовных делах, изученных в процессе диссертационного исследования, обобщенные сведения о количестве дел, возвращенных прокурору в 2003-2008 гг., а также о сроках повторного направления в суд таких уголовных дел.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Тришева, А.А. Дополнительное расследование: возникновение и становление / А.А. Тришева // Законность. - 2008. - № 10. - С. 40-43. - 0,5 п.л.

2. Тришева, А.А. Образуют ли нормы статьи 237 УПК РФ самостоятельный правовой институт / А.А. Тришева // Законы России. - 2008. - № 10. - С. 80-86. - 0,8 п.л.

3. Тришева, А.А. Институт следственных судей – необходимое условие состязательного судопроизводства / А.А. Тришева // Законность. - 2009. - № 7. - С. 3-9. - 0,7 п.л.

Публикации в иных изданиях:

4.Тришева, А.А. Механизм устранения нарушений уголовно-процессуального закона по УПК Российской Федерации / А.А. Тришева // Вестник Московского государственного областного университета. – Серия «Юриспруденция». - 2010. - Выпуск № 2. - С. 12-14. - 0,3 п.л.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.