авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Теоретические проблемы гражданско-правового регулирования банковских кредитных отношений

-- [ Страница 5 ] --

По мнению диссертанта, законодательно предусмотренное право на отказ в предоставлении кредита не может быть ограничено договором, что следует из существа оснований, позволяющих учинить такой отказ. В свою очередь, само право на отказ в предоставлении кредита выступает примером исключения из общего правила о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения условий договора, поскольку такое исключение установлено законом.

В работе представлен критический анализ ситуаций, которые в правовой литературе названы основаниями отказа кредитора в предоставлении кредита. В ходе проведенного анализа автором раскрывается существо законодательно установленного основания для отказа в предоставлении кредита или его части, а именно – существо обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что сумма кредита не будет возвращена в срок. Делается вывод о том, что такие обстоятельства выступают частным случаем существенного изменения обстоятельств, являющихся основанием для изменения или расторжения договора. Включение в главу 42 ГК РФ правил об одностороннем изменении условия о предмете кредитного договора или его расторжении в силу существенного изменения обстоятельств, по мнению автора, имеют целью ограничить сферу применения таких обстоятельств. Определено, что требование о досрочном возврате кредита по основаниям, предусмотренным для отказа в его предоставлении, не допускается, поскольку это противоречит существу кредитного договора.

В работе доказывается, что право на отказ от предоставления кредита не может быть предусмотрено договором. Любой немотивированный отказ от предоставления кредита, даже если право на такой отказ предусмотрено договором, должен рассматриваться как не соответствующий закону. Данная позиция аргументируется тем, что возможность включения в кредитный договор условия о немотивированном отказе может быть обеспечена только ст. 310 ГК РФ. Данная статья определяет два необходимых признака такой возможности: во-первых, характер исполнения договора должен быть предпринимательским и стороны договора должны выступать субъектами предпринимательской деятельности; во-вторых, иное не должно вытекать из закона или существа обязательства. По мнению диссертанта, предоставление банковского кредита реализуется в рамках предпринимательской (банковской) деятельности только для одной стороны кредитного договора – банка. Возможная принадлежность заемщика к субъектам предпринимательской деятельности не может повлиять на характер кредитной сделки, поскольку заемщик не является субъектом банковской деятельности.

Второй параграф «Гражданско-правовой механизм принудительной реализации банковского кредитного правоотношения» освещает вопрос о возможности понуждения банка к исполнению его обязанности предоставить кредит.

Основываясь на том, что заемщик вправе требовать предоставления оговоренной в договоре денежной суммы, диссертант критикует подход, согласно которому исключается возможность не только начисления процентов на сумму не предоставленного кредита, но и в принципе возможность истребования суммы такого кредита. В работе показано, что в основу такого подхода положено мнение судебных органов о том, что первичное банковское кредитное обязательство не признается денежным обязательством. Несостоятельность данного подхода была доказана диссертантом в предыдущих главах работы. Денежные средства выступают материальным объектом обязательства по предоставлению кредита и в этом смысле ничем не отличаются от материального объекта денежного обязательства. И в том и в другом обязательстве деньги выступают в качестве средства платежа.

В работе в полной мере прослеживается проявление существа денежного обязательства на характере первичного банковского кредитного обязательства. Автором доказано, что для банка отсутствует возможность неисполнения этого обязательства. В отличие от заемщика, у которого в силу тех или иных негативных обстоятельств фактически могут отсутствовать деньги, подлежащие возврату по кредитному договору, у банка деньги присутствуют всегда как фактически, так и юридически.

Автором определено, что признание за первичным банковским кредитным обязательством качества денежного обязательства оказывает влияние на процесс исполнения такого обязательства, которое в силу денежного характера предмета исполнения не может быть не исполнено. В то же время требование заемщика к банку о предоставлении кредита обеспечивается не денежным характером первичного банковского кредитного обязательства, а консенсуальной конструкцией кредитного договора. По мнению диссертанта, возможность понуждения к совершению того или иного действия обеспечивается не характером материального объекта обязательства, а возникшим в силу договора обязательством. При этом «ослабить» право кредитора (заемщика) на принудительное исполнение обязательства может только закон.

По мнению автора, обеспеченное консенсуальной конструкцией кредитного договора право заемщика требовать предоставления суммы кредита при его нарушении может быть исполнено в принудительном порядке с возложением на банк негативных последствий в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами (законной неустойки) или уплаты договорной неустойки, если таковая предусмотрена соглашением сторон.

Третий параграф «Пределы реализации права на досрочный возврат кредита» посвящен исследованию особенностей исполнения заемщиком вторичного банковского кредитного обязательства и обязательства по уплате процентов.

Принципиальным, по мнению автора, для обязательств по возврату кредита и уплате процентов является вопрос о пределах реализации права банка на требование о досрочном возврате кредита и о праве заемщика на досрочное исполнение обязательства по возврату полученных в качестве кредита денежных средств и уплате на них процентов.

Автором установлено, что в качестве оснований досрочного возврата кредита могут выступать обстоятельства, которые прямо названы в законе, а также обстоятельства, специально предусмотренные кредитным договором, соотносящиеся с его существом и не выходящие за его предмет, а равно за объект вторичного банковского кредитного обязательства. Иные основания для досрочного возврата кредита должны рассматриваться как не соответствующие существу кредитного соглашения. В работе доказывается, что включение подобных оснований в кредитный договор ведет к установлению иного порядка определения срока действия кредитного договора, чем установление конкретной даты или периода времени. Вместе с тем, автором определяется, что срок кредитного договора является его существенным условием, что исключает установление момента прекращения действия договора путем отсылки к наступлению того или иного случая (обстоятельства). Кредитный договор не может существовать в режиме условной сделки.

При исследовании вопроса допустимости досрочного возврата суммы основного долга (кредита) и процентов за кредит диссертант критически оценивает возможность определения досрочного исполнения обязательства как ненадлежащего исполнения. Проведенный анализ позволил прийти к выводу, согласно которому любое принятое кредитором досрочное исполнение обязательства подлежит квалификации как надлежащее исполнение, что исключает всякие последующие возражения не только со стороны кредитора, но и должника. Банк-кредитор, принявший до срока исполнения сумму денежного долга, не вправе впоследствии требовать уплату процентов, на которые он мог рассчитывать, если бы денежное обязательство было бы исполнено в установленный срок, в том числе не вправе требовать комиссионного вознаграждения за досрочное погашение долга. В свою очередь, должник не вправе рассчитывать на возврат досрочно исполненного: имущество, полученное кредитором до срока исполнения обязательства, является имуществом кредитора.

В работе обосновывается, что досрочное исполнение обязательств по возврату кредита и уплате процентов не может быть поставлено в зависимость от наличия в кредитном договоре условия о необходимости получения согласия банка-кредитора на досрочный возврат долга, а равно от наличия такого запрета. Не может быть обременено досрочное исполнение обязательств заемщика и уплатой комиссионного вознаграждения в пользу банка-кредитора. Любое ограничение (обременение) права заемщика на досрочный возврат кредита и уплату процентов должно, по мнению автора, рассматриваться как не соответствующее закону, противоречащее существу кредитного договора.

Четвертый параграф «Пределы применения цессии в банковских кредитных правоотношениях» раскрывает вопросы о возможности уступки права требования предоставления кредита и уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов.

В отношении уступки права требования предоставления кредита в правовой науке высказывается мнение о недопустимости таковой применительно к первичному банковскому кредитному обязательству. Такой подход обосновывается либо фидуциарностью отношений, складывающихся между банком и заемщиком, либо личностью кредитора (заемщика), которая, как считают, имеет существенное значение для банка. При этом последний довод используется как для обоснования ограничения уступки права требования предоставления кредита, так и для запрета такой уступки.

Проведенный диссертантом анализ позволил признать подобный подход несостоятельным. Оборот прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, ограничен возможностью их принадлежности только одному лицу, что в принципе не характеризует требование заемщика о предоставлении кредита. Кроме того, категории «личность кредитора» и «лично-доверительный характер» несопоставимы. В правовой науке категория «лично-доверительный характер» используется для раскрытия природы фидуциарной сделки, что исключает ее применение к кредитному договору, являющемуся по своей природе коммерческой сделкой. Более того, категория «лично-доверительный характер» используется не для ограничения субъективного права, а, напротив, для установления запрета на любое возможное ограничение.

В работе подвергается критике подход к пониманию отношений, связанных с уступкой права требования предоставления кредита, в соответствии с которым переход указанного права к новому заемщику не влияет на правовое положение заемщика, заключившего кредитный договор с банком. Диссертант доказывает, что перемена лица на стороне кредитора в обязательстве по предоставлению кредита, соответственно, влечет замену должника в обязательстве по возврату кредита и уплате процентов, что, в конечном счете, влечет замену заемщика непосредственно в кредитном договоре. Такая уступка права требования, влекущая замену стороны кредитного договора, не может зависеть от согласия банка. В работе определяется, что в силу своей неопределенности обязательство по возврату кредита и уплате процентов не подпадает под существо будущего обязательства, которое должно обязательно возникнуть, что исключает его влияние не только на процесс уступки права требования предоставления кредита, но и на замену лица на стороне заемщика в кредитном договоре.

Автором обосновывается вывод, в соответствии с которым право требования получения кредита не имеет реальной стоимости. Практическое значение данного вывода заключается в том, что уступка права требования получения кредита другому лицу исключает необходимость встречного предоставления от такого лица.

Далее в параграфе исследуется вопрос о возможности уступки права требования возврата долга другим субъектам права. По мнению автора, уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов, осуществленная кредитной организацией в пользу некредитной организации, по сути, является ничтожной как противоречащая требованиям закона. Замена кредитора во вторичном банковском кредитном обязательстве и в обязательстве по уплате процентов возможна лишь в случае, если новый кредитор также является кредитной организацией. Доказывается недопустимость реализации подхода, согласно которому уступка права требования возврата кредита субъектам небанковской сферы признается действительной.

Аргументируется вывод о том, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, предъявляющему требования лицензирования банковских операций. Предоставление кредита и его последующий возврат с уплатой процентов годовых выступают примером однопорядковых действий, находящихся в одной цепи действий, совершаемых в рамках заключенного кредитного договора. Установление режима лицензирования для одного из действий, совершаемого в силу кредитного договора, определяет режим осуществления и других действий, а равно и самого кредитного договора.

По мнению автора, при уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы банк передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства. Информация, включающая сведения об операциях, счетах, вкладах клиента и самом клиенте, относится к объектам ограниченным в обороте, что исключает право банка-кредитора изменить правовой режим такой информации и обеспечить к ней свободный доступ в нарушение требований закона.

Далее при исследовании вопроса уступки права требования акцентируется внимание на возможности уступки части требования. Автор приходит к выводу, в соответствии с которым при передаче права требования кредитора в полном объеме одновременно передаются права требования уплаты процентов, составляющих плату за кредит, а также процентов, начисленных за просрочку возврата кредита (в случае уступки права требования в отношении кредита, возврат которого просрочен). В тех случаях, когда уступается лишь часть основного долга, требование в отношении уплаты процентов может уступаться лишь в размере, соответствующем части этого долга.

Параграф пятый «Реализация охранительно-восстановительных мер в банковских кредитных правоотношениях» посвящен исследованию вопроса об ответственности за неисполнение обязательств, возникающих из кредитного договора.

Как на стороне банка, так и заемщика может возникнуть просрочка в выполнении лежащих на них обязанностей. Банк будет считаться просрочившим в случае не предоставления заемщику в установленный срок суммы кредита, а равно предоставления денежной суммы в меньшем размере. В свою очередь, заемщик будет считаться просрочившим в случае не выполнения обязательств по возврату кредита и уплате процентов за кредит в полном объеме или в объеме меньшем, чем это предусмотрено договором. Во всех указанных случаях, по мнению автора, речь идет о невыполнении (ненадлежащем выполнении) обязательства по передаче определенной денежной суммы, то есть о невыполнении денежного обязательства, объектом которого выступает передача денег с целью погашения долга, возникшего на стороне должника (банка или заемщика) в силу заключенного кредитного договора.

Далее в параграфе исследуется природа процентов за пользование чужими денежными средствами. Сопоставив положения ст. 395 ГК РФ с другими нормами ГК РФ, а также выявив существо отношений, опосредуемых применением правил указанной статьи, автор приходит к выводу, согласно которому проценты за пользование чужими денежными средствами применяются ко всем случаям, когда на стороне должника находятся денежные средства, подлежащие передаче кредитору, либо полученные должником с тем, чтобы совершить действия как в отношении этих денежных средств, так и другого имущества, составляющего объект встречного предоставления.

Проведенный анализ позволил диссертанту не согласиться с существующим подходом судебной практики к определению процентов за пользование чужими денежными средствами как нетипичной меры гражданско-правовой ответственности. Данные проценты, по мнению автора, укладываются в конструкцию неустойки, являясь разновидностью последней. Такой подход к определению природы процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, не только разрешил бы большинство существующих вопросов, связанных с их применением, но соответствовал бы принципам доступности права, требованиям добросовестности, разумности и справедливости.

По мнению диссертанта, исполнение обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами и уплате процентов как платы за кредит должно либо предшествовать исполнению обязательства по возврату основной суммы долга (кредита), либо совпадать с ним.

Автор критически оценивает возможность определения размера процентов за пользование чужими денежными средствами через ставку рефинансирования. Ни статья 395 ГК РФ, ни существо процентов годовых, которыми следует определять размер законной неустойки, не позволяют принимать за основу исчисления процентов годовых непосредственно ставку рефинансирования. Данная статья оперирует понятием учетная ставка банковского процента, определяемой учетной политикой коммерческого банка, местонахождение которого совпадает с местонахождением кредитора. Следовательно, если кредитором выступает непосредственно банк, то и размер законной неустойки соответствует учетной ставке банковского процента, соответствующей учетной политике данного банка.

Глава четвертая «Правовой механизм и проблемы прекращения банковских кредитных обязательств» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Механизм прекращения банковских кредитных обязательств» исследуются границы применения специальных оснований прекращения гражданско-правового обязательства относительно обязательств, возникающих из кредитного договора.

По мнению автора, применение того или иного специального основания прекращения гражданско-правовых обязательств к банковскому кредитному обязательству зависит от того, какое место оно занимает в процессе продвижения денег от банка-кредитора к заемщику и обратно.

Диссертант приходит к выводу, в соответствии с которым существо первичного банковского кредитного обязательства исключает применение каких-либо иных оснований прекращения гражданско-правового обязательства, подпадающих под понятие надлежащего исполнения, кроме тех, которые соответствуют существу кредитной сделки, каковым является предоставление обусловленной соглашением сторон суммы кредита на платной, срочной и возвратной основе. Без совершения действия по перемещению кредита от банка к заемщику, в принципе, не может быть достигнута цель кредитного договора.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.