авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

-- [ Страница 3 ] --

В третьем параграфе первой главы диссертации исследуются пределы уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма в свете обеспечения права на свободу слова. Подчеркивая важнейший характер и основополагающее значение права на свободу слова, международные стандарты (Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод) в то же время допускают возможность ограничения этого права, устанавливают принципы и пределы такого ограничения, а также определяют наиболее опасные формы злоупотребления этим правом, предписывая государствам необходимость их прямого запрета в национальном законодательстве. Аналогичный подход к определению права на свободу слова и пределов его допустимого ограничения отражен в Конституции России, которая гарантирует каждому свободу мысли и слова (ч. 1 ст. 29 Конституции РФ), но в то же самое время устанавливает прямой запрет на злоупотребление свободой слова (ч. 2 ст. 29 Конституции РФ).

Предусмотренные в ст. 2052 УК РФ ограничения свободы слова в полной мере соответствуют предписаниям Конституции России. Устанавливая уголовную ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, ст. 2052 УК РФ не отменяет право на свободу слова; она лишь определяет принятые в демократическом обществе границы (пределы) его использования. Поэтому уголовно-наказуемым деянием является не сама реализация права на свободу слова, а злоупотребление этим правом, выход за его пределы.

Хотя ограничение свободы слова, установленное ст. 2052 УК РФ, полностью соответствует Конституции России, предписания соответствующей уголовно-правовой нормы являются недостаточно определенными, что создает предпосылки для ее противоречивого толкования и произвольного правоприменения и ослабляет, тем самым, конституционные гарантии права на свободу слова. Для того чтобы устранить неопределенность предписаний ст. 2052 УК РФ и возможность ее произвольного применения, а также создать надежные гарантии от необоснованного уголовно-правового ограничения свободы слова, представляется необходимым признать цель склонения к осуществлению террористической деятельности обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 2052 УК РФ, как это сделано в ст. 5 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма.

Вторая глава диссертации – «Уголовно-правовая характеристика публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма» – состоит из трех параграфов. В первом из них рассматривается основной состав публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма. Автор приходит к выводу, что непосредственный объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2052 УК РФ, имеет сложную структуру: его основным непосредственным объектом является общественная безопасность, а дополнительным непосредственным объектом – иные общественные отношения и интересы, охраняемые ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ.

Рассматривая признаки публичных призывов к осуществлению террористической деятельности, соискатель отмечает, что понятие «террористическая деятельность» допускает два варианта толкования, ни один из которых полностью не удовлетворяет потребностям уголовно-правовой борьбы с террористической пропагандой. Если руководствоваться предписаниями п. 2 ст. 3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», то за рамками террористической деятельности остаются преступления, предусмотренные ст. 206, 211, 277-279, 360 УК РФ, что не позволяет применить ст. 2052 УК РФ к лицам, которые публично призывают к совершению указанных преступлений. Более предпочтительным является второй вариант понимания террористической деятельности, основанный на предписаниях ч. 1 ст. 2051 УК РФ, в которой содержится более широкий перечень преступлений (преступления, предусмотренные ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ). Однако в этом перечне не указана сама ст. 2051 УК РФ, а значит, при такой трактовке невозможно применить ст. 2052 УК РФ к лицу, которое публично призывает к вооружению, обучению, финансированию террористов. Исходя из этого, диссертант считает необходимым изложить в диспозиции ч. 1 ст. 2052 УК РФ исчерпывающий перечень преступлений, публичные призывы к совершению которых влекут уголовную ответственность, указав среди них и преступление, предусмотренное ст. 2051 УК РФ.

Под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности предложено понимать информационное воздействие на персонально неопределенный круг лиц с целью склонить их к совершению хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 2051, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, осуществляемое посредством распространения сведений о целесообразности, необходимости либо желательности террористической деятельности. Поскольку состав преступления, предусмотренного ст. 2052 УК РФ, имеет формальную конструкцию, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности являются юридически оконченным преступлением с момента их распространения, вне зависимости от того, достигли ли такие призывы предполагаемых адресатов и их фактической результативности.

Анализируя признаки публичного оправдания терроризма, диссертант приходит к выводу о необходимости замены этого понятия понятием «публичное оправдание террористической деятельности», что позволит: во-первых, добиться терминологического единообразия в рамках состава преступления, предусмотренного ст. 2052 УК РФ; во-вторых, избежать использования в тексте уголовного закона понятия «терроризм», которое допускает неоднозначное толкование; в-третьих, оставить за рамками состава рассматриваемого преступления публичное оправдание идеологии терроризма.

Выделяя в примечании к ст. 2052 УК РФ две разновидности оправдания терроризма (оправдание террористической практики и идеологии терроризма), законодатель упускает из вида такое проявление террористической пропаганды, как одобрение и прославление (героизация) лиц, осуществляющих террористическую деятельность. При буквальном толковании уголовного закона одобрение и прославление террористов не вписывается в рамки легальной дефиниции оправдания терроризма, поскольку подобные заявления оправдывают не идеологию или практику терроризма, а носителей такой идеологии и субъектов террористической практики. Учитывая значительный пропагандистский эффект таких заявлений, их высокую общественную опасность и достаточную распространенность, предлагается предусмотреть публичное одобрение и прославление лиц, осуществляющих террористическую деятельность, в качестве самостоятельного преступного деяния в диспозиции ч. 1 ст. 2052 УК РФ.

Основываясь на предписаниях ст. 5 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма, изучении материалов правоприменительной практики и результатах опроса экспертов, диссертант приходит к выводу, что обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 2052 УК РФ, является специальная цель, в качестве которой выступает побуждение других лиц к совершению преступлений террористического характера. По мнению автора, указанная цель должна быть отражена непосредственно в тексте уголовного закона, а не выводиться из него путем толкования.

Второй параграф второй главы диссертации посвящен изучению дифференциации уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 2052 УК РФ, имеет место в случаях, когда публичные призывы к террористической деятельности и (или) публичное оправдание терроризма осуществляются (публикуются, демонстрируются, воспроизводятся, транслируются) в периодическом печатном издании, радио-, теле-, видеопрограмме, кинохроникальной программе, иной форме периодического распространения массовой информации, которые: а) официально зарегистрированы в качестве средства массовой информации; б) освобождены от регистрации; в) не проходили такую регистрацию, хотя и требовали ее.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или заявления о публичном оправдании терроризма, совершенные с использованием сети Интернет, могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 2052 УК РФ только при условии, что Интернет-ресурс, на котором размещена соответствующая информация, зарегистрирован в качестве СМИ; в противном случае, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 2052 УК РФ. Однако Интернет-ресурсы имеют огромное число пользователей, вполне сопоставимое с аудиторией СМИ: по данным на июль 2010 г., сетью Интернет пользуется 42,8 % населения России, тогда как газеты практически ежедневно читают лишь 36 % россиян, часто – 43%, никогда – 21%. Таким образом, террористическая пропаганда с использованием сети Интернет по своей общественной опасности ничуть не уступает ее осуществлению с использованием СМИ, что дает основание для признания факта использования сети Интернет самостоятельным квалифицирующим признаком рассматриваемого преступления.

Общественную опасность публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма значительно повышает направленность подобных деяний на несовершеннолетних, так как, во-первых, террористическая пропаганда, рассчитанная на подростковую аудиторию, обладает более высоким побудительным потенциалом, а во-вторых, указанные деяния дополнительно посягают на интересы нормального развития несовершеннолетних. С учетом этих обстоятельств, представляется необходимым дополнить ч. 2 ст. 2052 УК РФ самостоятельным квалифицирующим признаком, повышающим ответственность за террористическую пропаганду, направленную на несовершеннолетних либо осуществляемую на территории образовательных организаций.

Предусмотрев в ч. 1 ст. 2052 УК РФ более строгую санкцию, чем в ч. 1 ст. 280 УК РФ, законодатель дифференцировал уголовную ответственность в зависимости от общественной опасности деятельности, к совершению которой призывает виновный. К сожалению, законодателю не удалось последовательно реализовать эту идею в санкции ч. 2 ст. 2052 УК РФ, которая является более мягкой, чем санкция ч. 2 ст. 280 УК РФ, так как в ней предусмотрен альтернативный вид наказания в виде штрафа, отсутствующий в ч. 2 ст. 280 УК РФ. В целях устранения отмеченного просчета предлагается исключить из санкции ч. 2 ст. 2052 УК РФ наказание в виде штрафа.

В третьем параграфе второй главы диссертации исследуются проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма. К их числу относится проблема разграничения публичных призывов к осуществлению террористической деятельности и подстрекательства к совершению преступлений террористического характера (вовлечения в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ), для разрешения которой предложено использовать следующие критерии:

а) адресная направленность соответствующих действий: публичные призывы обращены к персонально неопределенному кругу лиц, т.е. имеют безличный характер, тогда как подстрекательство нацелено на конкретное, персонально определенное лицо (группу лиц);

б) степень конкретизации обращений, направленных на побуждение других лиц к осуществлению террористической деятельности: обязательным признаком подстрекательства является его нацеленность на склонение другого лица (группы лиц) к совершению конкретного, определенного преступления, в то время как публичные призывы имеют общий характер и не конкретизируют место, время, способы осуществления террористической деятельности.

Анализируя конкуренцию ст. 2052 и 280 УК РФ, возникающую при квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности, диссертант приходит к выводу, что она должна разрешаться в пользу ст. 2052 УК РФ, которая как специальная норма имеет безусловный приоритет в применении. Что же касается ст. 280 УК РФ, то по ней могут быть квалифицированы публичные призывы только к тем проявлениям экстремистской деятельности, которые не относятся к деятельности террористической. Если же виновный публично призывает к осуществлению как террористической, так и иной экстремистской деятельности, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. 2052 и 280 УК РФ.

В работе подчеркивается, что публичные обращения (заявления) могут быть квалифицированы по ст. 2052 УК РФ только в том случае, если лицо, их распространяющее, склоняет персонально неопределенный круг лиц именно к террористической, а не какой-либо иной деятельности. В этой связи обязательным этапом применения рассматриваемой нормы является предварительная уголовно-правовая оценка деяний, к совершению которых публично призывает виновный или которые он публично оправдывает. К сожалению, судебно-следственные органы далеко не всегда учитывают направленность призывов, что приводит к принятию ошибочных решений.

Рассматривая проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, совершенных в соучастии, соискатель приходит к следующим выводам:

- в ситуации, когда один из соучастников является автором текста, содержащего публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, а другой – распространяет соответствующий текст (посредством выступления на митинге, путем расклеивания или раздачи листовок и т.п.), осознавая его содержание, действия обоих соучастников следует квалифицировать как соисполнительство в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2052 УК РФ;

- аналогичным образом следует квалифицировать умышленное совместное совершение рассматриваемого преступления с использованием печатных СМИ: и автор статьи, призывающей к осуществлению террористической деятельности (оправдывающей терроризм), и главный редактор периодического печатного издания, давший разрешение на ее публикацию, являются соисполнителями преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 2052 УК РФ.

По мнению соискателя, внедрение указанных рекомендаций в правоприменительную практику позволит повысить эффективность уголовно-правового противодействия террористической пропаганде.

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сформулированы его основные положения и выводы, обобщение которых позволило в порядке de lege ferenda предложить новую редакцию ст. 2052 УК РФ.

Статья 2052. Пропаганда террористической деятельности

1. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание террористической деятельности, а равно одобрение или прославление лиц, осуществляющих террористическую деятельность, совершенные с целью склонить персонально неопределенный круг лиц к совершению хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, –

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет";

б) в отношении несовершеннолетних либо на территории образовательных организаций, –

наказываются лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Примечание. В настоящей статье под публичным оправданием террористической деятельности понимается адресованное персонально неопределенному кругу лиц заявление о признании террористической деятельности допустимой, правильной, нуждающейся в поддержке и подражании.

Основные положения диссертационного

исследования опубликованы в следующих работах:

Монография:

1. Шибзухов, З.А. Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: монография / З.А. Шибзухов. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2011. (9,25 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии России:

2. Шибзухов, З.А. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием средств массовой информации / З.А. Шибзухов // Российский криминологический взгляд. – 2010. – № 4. (0,35 п.л.).

3. Шибзухов, З. Проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, совершенных в соучастии / З.А. Шибзухов // Общество и право. – 2011. – № 2. (0,3 п.л.).

Статьи в иных изданиях:

4. Шибзухов, З.А. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: уголовно-правовой анализ / З.А. Шибзухов // Вопросы юриспруденции: Сборник научных статей. Вып. 1 / Редкол.: Некрасов Е.Е. – М.: ООО "ИРИС ГРУПП", 2007. (0,3 п.л.).

5. Шибзухов, З.А. Понятие и признаки публичных призывов к осуществлению террористической деятельности / З.А. Шибзухов // Актуальные проблемы юридической науки и практики: взгляд молодых ученых: сб. ст. (по материалам научно-практической конференции молодых ученых Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, проведенной 28 июня 2011 г.): [в 2 ч.] / [под ред. О.С. Капинус]; Аккад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2011. – Ч. II. (0,3 п.л.).

6. Шибзухов, З.А. Криминализация публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма и обеспечение свободы слова / З.А. Шибзухов // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы IX Международной научно-практической конференции (26-27 января 2012 г.). – М.: Проспект, 2012. (0,3 п.л.).

7. Шибзухов, З.А. Уголовная ответственность за публичное подстрекательство к совершению террористического преступления по международному уголовному праву / З.А. Шибзухов // Закон Есть. – 2012. – № 1. (0,5 п.л.).

____________________________________________________________________

Подписано в печать 19.11.2012

Усл. печ. л. 1,4 Уч.-изд. л. 1,5

Тираж 150 экз. Наряд №

____________________________________________________________________

УОП РИЛ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

123022, г. Москва, 2-я Звенигородская ул., д. 15.


1 Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 // Российская газета. – 2009, 19 мая.

2 Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 20. – Ст. 2393.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.