авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Противодействие латентной преступности в республике дагестан

-- [ Страница 3 ] --

Одной из серьезных организационно-управленческих проблем борьбы с латентной преступностью, решение которой в значительной мере может привести к сокращению масштабов искусственно-латентной преступности и одновременно обеспечить полноту и достоверность уголовно-правовой статистики, является состояние первичной регистрации и статистического учета преступлений. Между тем изучение научных публикаций по данному вопросу свидетельствует о том, что данная задача по-прежнему остается нерешенной как у нас в стране, так и за рубежом. И это несмотря на существенное обновление законодательства, регулирующего вопросы регистрации и учета преступлений, которое пока не оказало сколь-нибудь позитивное воздействие на улучшение ситуации в этой сфере. Более того, ситуация с первичной регистрацией и учетом преступлений в исследуемом регионе ухудшилась. Из года в год снижается количество официально регистрируемых преступлений на фоне ежегодного роста количества выявляемых органами прокуратуры незаконных «отказных материалов» и аналогичного рода «прекращенных уголовных дел». Так, в 2008 г. в Республике Дагестан вынесено всего 11 870 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, из них прокурорами республики отменено 3 346. Кроме того, в адрес руководства следственного органа направлено 1 455 постановлений для решения вопроса об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. 2010 г. характеризовался заметным ростом числа материалов об отказе в возбуждении уголовного дела (12 081) и, соответственно, вынесенных по результатам прокурорских проверок решений об отмене подобных решений – 3 811. За этот же период руководству следственного органа направлен 1 431 материал для решения вопроса об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела5.

Исследуя вопрос о взаимосвязи преступлений террористической направленности с детерминантами искусственной латентности преступлений в их региональном преломлении, диссертант отмечает, что за первое полугодие 2011 г. на территории Республики Дагестан совершено 110 преступлений террористической направленности, что составляет 65% от всех совершенных в Российской Федерации преступлений данной категории. При этом за указанный период число жертв терактов в республике составило 246 человек (74 погибло и 172 ранено), т.е. почти столько же, сколько пострадало в результате терактов за тот же период во всех других субъектах Северо-Кавказского федерального округа вместе взятых6.

Не стоит отрицать существенное влияние всего перечисленного не только на криминогенную, но и в значительной степени на всю социально-политическую обстановку в республике. Кроме того, преступления террористической направленности косвенным образом могут выступить и в качестве детерминант искусственной латентности преступлений, поскольку у правоохранительных органов, занятых расследованием сложных уголовных дел по преступлениям, имеющим большой общественный резонанс (похищения людей, террористические акты, посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, государственных и общественных деятелей), не доходят руки до изобличения лиц, виновных в менее резонансных, но гораздо более многочисленных (по частоте проявлений) преступлений. Отсутствие должной реакции на относительно широко распространенные преступления, к числу которых относятся посягательства на собственность, преступления коррупционного характера, экологические преступления и т.д., с которыми рядовым гражданам приходится не только чаще сталкиваться, но порой становиться их жертвами, может создать у них ложное представление о бездеятельности правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью.

На примере конкретных уголовных дел и статистических данных автор показывает такие детерминанты искусственной латентности преступлений, как необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела путем фальсификации материалов предварительной проверки, распространенные факты банальных отписок сотрудниками правоохранительных органов. Критикуются существующие критерии оценки их деятельности, основанные на формальных показателях роста или снижения преступности на соответствующей территории, что непосредственно сказывается и на оценке деятельности конкретного сотрудника правоохранительного органа.

Среди факторов искусственной латентности преступлений выделяются и такие из них, которые способствуют субъектно-латентным преступлениям, т.е. нераскрытию или неполноте раскрытия преступлений. Довольствоваться малым, обозначающим «раскрытие» преступления, даже в тех случаях, когда не все соучастники группового преступления изобличены, ограничиваться лишь очевидными и, как правило, единичными эпизодами и лицами в погоне за показателями раскрываемости преступлений – застарелый недостаток правоохранительных органов. Во многом этим объясняется тот факт, что среди лиц, нарушающих закон, распространено убеждение в низкой раскрываемости преступлений и неэффективности работы органов дознания и предварительного расследования, что, по их мнению, сводит до минимума риск их задержания и привлечения к ответственности.

Обращается внимание и на такой фактор искусственной латентности преступлений, как недостаточная материально-техническая оснащенность соответствующих служб и подразделений правоохранительных органов, слабая координация деятельности по борьбе с преступностью всех правоохранительных органов. В этой связи диссертант рассматривает экспертную деятельность, от которой порой в значительной мере зависит вопрос о том, будет ли лицо привлечено к уголовной ответственности. Более подробно анализируются проблемы, возникающие при производстве судебно-психиатрической экспертизы и которые рассматривались на одном из координационных совещаний правоохранительных органов.

Третья глава «Региональный опыт противодействия латентной преступности в Республике Дагестан» содержит три параграфа. В первом «Характеристика субъектов профилактики латентности преступлений в Республике Дагестан» анализируются наиболее значимые специальные субъекты криминологической профилактики латентности преступлений в Республике Дагестан. Всех их «роднит» то, что борьба с преступностью, ее предупреждение – одно из основных, профилирующих направлений их деятельности, обусловленных реализацией соответствующих функций и решением тех задач, которые стоят перед ними. В этой группе также можно выделить государственные и негосударственные субъекты профилактики. К последним – специализированным субъектам предупреждения латентности преступлений – можно отнести общественные пункты охраны общественного порядка, товарищеские суды, добровольные народные дружины (рабочие отряды) по охране общественного порядка, комиссии предприятий по борьбе с пьянством, советы профилактики трудовых коллективов, общественных помощников прокуроров и следователей, внештатных сотрудников полиции и некоторые иные общественные объединения. В настоящее время большинство из указанных формирований практически прекратили свое существование, деятельность других в значительной мере трансформировалась, включая организацию и стимулирование деятельности. Бесспорно, это объективный процесс, вызванный глобальными изменениями в обществе, сменой курса общественного и государственного развития. Поэтому в современных условиях необходим поиск качественно новых форм участия граждан в охране правопорядка, выявлении совершаемых преступлений и доведении соответствующей информации до компетентных государственных органов.

Характерным статусным признаком государственной группы субъектов специально-криминологического предупреждения латентности преступлений является их принадлежность к системе правоохранительных органов государства и судебной власти. Это органы прокуратуры, ряд подразделений и служб единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, в первую очередь полиция; органы дознания и следствия, федеральная служба безопасности, федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, суды общей юрисдикции, мировые судьи и другие органы юстиции. В диссертации дается их характеристика в качестве субъектов профилактики латентности преступлений в регионе.

Во втором параграфе «Противодействие естественной латентности преступлений в Республике Дагестан» автор приходит к выводу, что реализация практических мер, направленных на профилактику естественной латентности преступлений, должна осуществляться по двум тесно взаимосвязанным между собой направлениям. Первое из них связано с необходимостью более активного вовлечения населения в борьбу с преступностью. В частности, это касается своевременного информирования правоохранительных органов о совершенных правонарушениях, оказания посильной помощи в расследовании и раскрытии преступлений, дачи показаний, изобличающих виновных в совершении преступлений лиц. Второе направление профилактики естественной латентности преступлений предполагает дальнейшее совершенствование деятельности самих правоохранительных органов. В первую очередь, это относится к такой области их деятельности, как установление (выявление) преступлений, их своевременная регистрация и учет. Кроме того, работа правоохранителей должна быть нацелена на обеспечение неотвратимости уголовной ответственности виновных лиц за совершенное преступление, что, с одной стороны, приведет к снижению уровня латентной преступности, а с другой – к повышению доверия к ним со стороны жителей республики. Второе из указанных направлений противодействия латентной преступности хотя и имеет определенное значение для профилактики естественно-латентных преступлений, но в большей степени связано с профилактикой их искусственной латентности.

Диссертант отмечает, что серьезным препятствием для активизации граждан в борьбе с преступностью служит специфика сложившегося веками менталитета кавказских народностей. Суть ее в том, что даже простые контакты, не говоря уже о тесном сотрудничестве граждан с правоохранительными органами, воспринимаются коренными жителями с неодобрением и могут послужить поводом для осуждения и преследований. Во многом по этой причине здесь наиболее остро, чем в других регионах Российской Федерации, ощущается дефицит доказательств по уголовным делам (как называют это сами правоохранители, «слабость свидетельской базы»).

Имеющее место в республике в последние годы возрождение национального и религиозного самосознания граждан также не способствует активизации сотрудничества граждан с правоохранительными органами. Особенно это касается лиц, приверженных идеям религиозного экстремизма, для которых представителями ненавистного им государственного строя выступают прежде всего сотрудники правоохранительных органов.

По мнению автора, в сложившихся условиях не стоит уповать лишь на воспитательные меры воздействия, а необходимо задуматься о восстановлении уголовно-правовой ответственности за недонесение о преступлении, а именно за недонесение о готовящихся или совершенных тяжких или особо тяжких преступлениях. При этом должны быть соблюдены гарантии от необоснованного привлечения к ответственности тех категорий лиц, которые указаны в ст. 51 Конституции Российской Федерации и в соответствующих федеральных законах. Кстати, такое предложение содержится в законопроекте, внесенном парламентом Кабардино-Балкарской Республики в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, предусматривающем дополнение Уголовного кодекса РФ ст. 316.1 «Недонесение о преступлениях».

Однако приемлемым в этом смысле может оказаться метод не только кнута, но и пряника, т.е. метод поощрения информатора. В этом плане, особенно с позиций необходимости активизации наступательной борьбы с коррупционными преступлениями, в первую очередь совершаемыми высокопоставленными должностными лицами, заслуживает внимания ряд предложений, разработанных специальной рабочей группой под эгидой Министерства юстиции Российской Федерации, которые, в частности, предусматривают введение рейтинга чиновников, создание «индекса коррупционности» отраслей, обнародование «реестра коррупционеров» (лиц, привлекаемых к ответственности за такие преступления). Среди этих инициатив особенно выделяется своей оригинальностью предложение выплачивать вознаграждение за сигналы о коррупции, при условии, если коррупционер впоследствии будет осужден. Речь идет о выплате вознаграждения, исчисляемого от определенного процента от суммы, возвращенной в бюджет.

Эффективность в случае реализации подобной инициативы очевидна. Поскольку информатор о коррупционном преступлении будет получать определенный процент от суммы взятки (коммерческого подкупа), то он будет заинтересован в изобличении не мелких мздоимцев, а крупных взяточников – чиновников, наживающих целые состояния за счет крупных «откатов» от заключенных договоров и «распилов» соответствующих бюджетов. При этом, разумеется, в законе должны быть прописаны все материально-правовые и процессуальные условия, связанные с необходимостью эффективного применения предполагаемой правовой нормы, с тем чтобы исключить возможность провокаций и иных злоупотреблений своим правом.

Включение в действующее законодательство норм-стимулов, направленных на активизацию граждан в борьбе с коррупционными и иными правонарушениями с одновременным восстановлением уголовной ответственности за недонесение о тяжком или особо тяжком преступлении, поможет сформировать у определенной части граждан правопослушное поведение. Именно позитивная ответственность может послужить ощутимым подспорьем для налаживания сотрудничества граждан с правоохранительными органами.

Вопросы противодействия естественно-латентным преступлениям непосредственно связаны и с внедрением гласных, демократичных процедур принятия решений. Особенно это относится к решениям, связанным с управлением или перераспределением собственности, изменением ее организационно-правовых форм, проведением всевозможных аукционов, конкурсов, торгов; назначением или избранием лиц на ответственные государственные или муниципальные должности.

Противодействию естественно-латентной преступности может способствовать и устранение пробелов в уголовном законодательстве. Давно назрела необходимость в специальной криминализации таких коррупционных проявлений, как лоббизм и протекционизм; обучение детей государственных служащих за границей или проведение их отдыха за счет коммерческих организаций и ряд иных латентных технологий коррупционной деятельности, которые имеют широкое распространение, но еще не получили должной оценки со стороны законодателя.

В третьем параграфе «Особенности противодействия искусственной латентности преступлений» обращается внимание на то, что эффективная и наступательная деятельность органов внутренних дел во многом определяет конечный результат противодействия латентной преступности.

Исходя из положений Указа Президента Российской Федерации от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции» и других нормативных правовых актов, можно сделать вывод, что основные задачи полиции по профилактике латентности преступлений сводятся к следующему: а) обеспечить полноту первичной регистрации заявлений и сообщений о преступлениях и принять по ним меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации; б) в соответствии с подследственностью, установленной уголовно-процессуальным законодательством, возбуждать уголовные дела, производить дознание по уголовным делам, выполнять неотложные следственные действия по уголовным делам, производство предварительного следствия по которым обязательно; в) задерживать лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; г) осуществлять оперативно-разыскную деятельность в целях выявления и раскрытия преступлений; д) осуществлять розыск лиц, совершивших преступления или подозреваемых и обвиняемых в их совершении; розыск лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия или суда; е) осуществлять в соответствии с федеральным законом государственную защиту потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, а также соответствующую категорию должностных лиц, нуждающихся в защите. В соответствии с этим делаются выводы о том, насколько эти нормативные предписания находят адекватное практическое применение.

Особое внимание уделяется изменениям, внесенным 07.02.2011 в ст. 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с которыми на Генеральную прокуратуру Российской Федерации возложены полномочия по ведению государственного единого статистического учета заявлений и сообщений о преступлениях, состояния преступности, раскрываемости преступлений, состояния и результатов следственной работы и прокурорского надзора. По мнению диссертанта, данные нововведения будут не в полной мере способствовать обеспечению полноты статистического учета преступлений, поскольку они не затрагивают первичную регистрацию и не устраняют одну из основных причин сокрытия преступлений от учета – сосредоточение в одном ведомстве двух взаимоисключающих функций: осуществление регистрации и учета преступлений и уголовное преследование виновных лиц. Следовательно, суть решения данной проблемы заключается в необходимости разделить между разными ведомствами функцию регистрации сообщений о преступлении и функцию осуществления преследования и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.

Оптимальным вариантом решения указанной проблемы в сложившихся условиях явилось бы выведение службы регистрации сообщений о преступлениях из подчинения рай(гор)отделов внутренних дел с передачей осуществления этой функции органам прокуратуры. При этом сама служба регистрации могла бы располагаться либо в соответствующем отделе полиции (но с переподчинением ее органам прокуратуры), либо поблизости от отдела полиции в качестве самостоятельного структурного подразделения территориального органа прокуратуры. Месторасположение этой службы, особенно на первых порах ее работы, имеет принципиальное значение, поскольку потерпевшим от преступлений и иным заявителям привычнее обращаться в соответствующие отделы полиции, а не к какому-либо иному органу.

Предлагаемое ведомственное переподчинение службы по осуществлению функции регистрации сообщений о преступлениях из органов внутренних дел в органы прокуратуры способно повысить показатели состояния, структуры и динамики преступности, приблизив их к более реальным и достоверным данным.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.