авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Противодействие латентной преступности в республике дагестан

-- [ Страница 2 ] --

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли свое отражение в опубликованных автором 16 научных статьях, в том числе и в 6 рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России, тезисах докладов на научно-практических конференциях: «Теоретические и правовые проблемы укрепления российской государственности» (Махачкала, сентябрь 2007 г.); «Основные направления совершенствования законодательства Российской Федерации на современном этапе становления гражданского общества» (Махачкала, ноябрь 2009 г.); «Актуальные проблемы и перспективы экономики, права и культуры региона» (Махачкала, декабрь 2009 г.); «Актуальные проблемы юридической науки и практики: взгляд молодых ученых» (Москва, июнь 2012 г.). Отдельные положения диссертации используются в учебном процессе юридического факультета Дагестанского государственного университета при чтении основных курсов по криминологии и специальных курсов «Проблемы латентной преступности» и «Профилактика преступлений». Отдельные положения диссертации используются в работе органов прокуратуры Республики Дагестан.

Структура диссертации. Исследованная проблема, объект, предмет, цель и задачи исследования предопределили внутреннюю логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его методологическая основа, теоретическая и практическая значимость работы, научная новизна, положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Криминологическая характеристика латентной преступности в Республике Дагестан» содержит два параграфа.

В первом параграфе «Понятие латентной преступности» проанализированы основные научные подходы к определению данного понятия. На основе изучения и обобщения взглядов ведущих криминологов страны выработан авторский подход к определению понятия латентной преступности. По мнению диссертанта, латентной преступности присуща двойственная природа, которая определяется соответствующей реакцией на преступление государственных органов и должностных лиц, призванных бороться с преступностью. Такого рода дуализм проявляется в том, что в одном случае информация о совершенном преступлении не разглашается как потерпевшим от преступления, так и иными лицами (свидетелями и др.). Вместе с тем не проявляют должной заинтересованности и активности в установлении преступления и компетентные правоохранительные органы. В конечном счете, это приводит к так называемой естественной латентности преступлений, совокупность которых и образует естественно-латентную преступность, являющуюся составной частью латентной преступности.

В другом случае, информация о преступлении доводится до компетентных правоохранительных и государственных органов либо соответствующие подразделения (службы) этих органов сами устанавливают факт совершенного преступления. Однако латентность этих преступлений образуется в результате того, что и в первом, и во втором случаях они не принимают законные меры реагирования на эту информацию. В своей совокупности эти сокрытые компетентными органами от учета преступления образуют искусственно-латентную преступность. К последним следует также отнести случаи, когда законные меры реагирования правоохранительными органами были приняты, но преступление было не раскрыто либо не обеспечена полнота его раскрытия (например, когда не все соучастники преступления изобличены и привлечены к уголовной ответственности).

По мнению автора, общественная опасность искусственно-латентных преступлений заключается не только в том, что сведения о них не попадают в сводные данные уголовной статистики. Не меньший социальный негатив и общественное негодование вызывают случаи, когда работники правоохранительных органов, призванные бороться с преступностью, по сути, потворствуют преступникам, занимаясь сокрытием преступлений, тем самым не обеспечивая реализацию принципа неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление. Таким образом, к искусственно-латентным преступлениям следует относить и нераскрытые, а также неполно раскрытые преступления. По существу они образуют самостоятельную подгруппу искусственно-латентной преступности, которую принято называть совокупностью субъектно-латентных преступлений.

Общее определение латентной преступности можно сформулировать следующим образом. Латентная преступность представляет собой единую совокупность неизвестных (неустановленных) компетентным органам и не учтенных уголовной статистикой преступлений, а также совокупность преступлений и лиц, их совершивших, в отношении которых не приняты законные меры реагирования и воздействия со стороны органов, осуществляющих уголовное преследование и привлечение виновных лиц к ответственности. Из этого следует, что характерными признаками латентной преступности являются невыявленность (неустановленность) и неучтенность совокупности преступлений органами, осуществляющими уголовное преследование и привлечение виновных лиц к ответственности, ведущими их регистрацию и учет, а также нераскрытие (неполнота раскрытия) преступлений.

Во втором параграфе «Методы исследования латентной преступности, ее состояние и динамика в регионе» предложены конкретные методы исследования латентной преступности и их возможная классификация. Автор с некоторыми уточнениями придерживается точки зрения, согласно которой все методы выявления латентных преступлений могут быть классифицированы в социологическую и оперативно-следственную группы (Р.М. Акутаев).

Первая группа включает многие приемы и способы измерения латентной преступности и определения состояния латентности отдельных видов преступлений, которые успешно применяются в социологической науке. К ним, в частности, относятся: наблюдение, в том числе и включенное наблюдение, опросы, анкетирование, интервьюирование, экспертные оценки, обзор виктимизации населения, контент-анализ материалов прессы и некоторые другие. К этой же группе могут быть отнесены метод факторного анализа латентной преступности, а также метод анализа отклонений от нормальной (средней) величины корреляционной зависимости.

Вторая классификационная группа включает совокупность приемов и способов выявления скрытых преступлений, применяемых в оперативной и следственной деятельности правоохранительных органов. Среди них принято выделять способы установления латентных преступлений, так или иначе связанные с анализом хозяйственной деятельности предприятий, которые образуют подгруппу методов экономико-правового анализа.

Предложенная классификация в известной мере носит условный характер, тем не менее она дает возможность распределить весь массив разнообразных методик, способов и приемов их измерения, установления и выявления латентных преступлений не только по характеру и сферам потенциального применения, но и их целям.

Автор считает, что ничем иным, кроме как высоким уровнем латентной преступности, нельзя объяснить рекордно низкий коэффициент преступности в Республике Дагестан по сравнению с другими субъектами Российской Федерации и общероссийским показателем. За 2012 г. в расчете на 100 тыс. населения он составил 465,7 преступлений, что в 3,5 раза ниже, чем аналогичный показатель по Российской Федерации в целом – 1609,3 преступлений3.

Таким образом, использование многочисленных методов измерения состояния латентной преступности и выявления (установления) латентных преступлений, результаты и потенциальные возможности применения которых изложены в диссертации, убеждают и приводят автора к общему выводу о том, что низкому уровню коэффициента преступности в Республике Дагестан соответствует (корреспондирует) высокий уровень латентной преступности, который составляет от 80 до 90% всех совершаемых на территории республики преступлений. При этом относительно высокая стабильность «раскрываемости» преступлений по данным официальной статистики – отличительная черта анализируемого периода. Ее состояние не опускалось ниже 70%, порой достигая отметки в 80,9% (как это наблюдалось в 2008 г.4), тогда как, по оценкам специалистов (В.В. Лунеев), в наиболее развитых демократических государствах Западной Европы процент раскрываемости преступлений в последние годы колеблется в пределах от 20 до 45%.

Во второй главе «Детерминанты латентной преступности в Республике Дагестан» содержится два параграфа.

В первом параграфе «Особенности причинного комплекса. Естественная латентность преступлений: казуальный анализ» проанализирована группа детерминант, способствующих естественной латентности преступлений, в том числе выявленных на основе изучения региональной судебной и следственной практики. При этом под детерминантами (факторами) латентности преступлений диссертант понимает совокупность социальных, экономических, организационно-управленческих, политических, правовых и иных обстоятельств, в том числе и личностных качеств определенной категории лиц (в первую очередь – участников уголовно-правовых отношений), которые затрудняют, препятствуют, а иногда делают и вовсе невозможным обнаружение (выявление, установление) преступления, обнародование информации о нем, способствуют сокрытию преступлений от их официальной регистрации и учета, а также нераскрытию или неполноте раскрытия преступлений. Кроме того, при освещении детерминант латентности преступлений автор акцентирует внимание на их региональных особенностях. Это относится к факторам как естественной, так и искусственной латентности преступлений.

Криминологическое и практическое значение исследования региональной составляющей детерминант латентности преступлений наряду со многими другими обстоятельствами связано и с тем, что общие факторы латентности преступлений под воздействием этнических и иных сложившихся в данной местности форм поведения могут приобретать и некоторые специфические черты. В силу исторически сформировавшихся особенностей социально-экономического, нравственно-психологического, этно-конфессионального и культурного развития региона, отличных от иных социальных и природно-географических условий, в ряде регионов Российской Федерации наблюдается относительно стойкое сохранение и воздействие на преступность стародавних норм поведения, местных обычаев, адатов и традиций. Уяснение криминогенного потенциала и механизма воздействия этих явлений традиционной этнической, а в наши дни, учитывая повышение роли религиозного самосознания граждан, и конфессиональной составляющей общественного бытия, представляется важным и для объяснения факторов, способствующих латентности преступлений. Также серьезное значение приобретает содержательная сторона взаимоотношений между различными социальными группами, характер и динамика межэтнических и межконфессиональных отношений, особенно если они содержат конфликтные друг другу нормы либо могут привести к подобной трансформации. Следует учитывать и отношение этих социальных групп к официальным органам и институтам государственной власти, прежде всего к правоохранительным и судебным органам, органам местного самоуправления, авторитет и доверие к последним со стороны граждан муниципального сообщества. Вполне очевидно, что все перечисленные обстоятельства с той или иной степенью интенсивности и широты воздействия оказывают влияние на региональные особенности факторов, обусловливающих латентность преступлений.

Учитывая повышенный интерес общественности к такому фактору латентности, как незаявление об известных случаях совершения преступлений со стороны граждан в компетентные органы по причине незаконного, антигуманного ведения следствия, уделено внимание его анализу. В процессе исследования выдвинута гипотеза о том, что в общественном мнении представление о правоохранительных и судебных органах складывается исходя из трех показателей их деятельности: справедливость принимаемых ими решений, их доступность и эффективность (результативность) проделанной работы. Очевидно, что если в общественном мнении укоренилось представление о принятии решений об ответственности и наказании виновных не по закону, а «по понятиям», в зависимости от материального состояния противоборствующих сторон, то об уважении и доверии к этим органам не может быть и речи. Между тем анализ практики и многие исследования показывают, что коррупционные мотивы в деятельности правоохранительных органов стали едва ли не основной движущей силой их поведения. По всей видимости, здесь сказалось общее «окорыствование» экономических, социальных и духовных отношений, что для данной сферы государственной деятельности является крайне тревожным и опасным явлением.

Утрата доверия граждан к правоохранительным органам, неверие в их способность справедливо разрешать социальные, в том числе и криминального характера, конфликты нередко потворствует, вынуждает потерпевших и их окружение к учинению самосудов, которые в современных условиях уже носят не эпизодический характер, а все чаще выступают средством самозащиты или мести.

Недоверие к правоохранительным органам со стороны потерпевших, свидетелей и прочих прикосновенных к преступлению лиц как детерминанта естественной латентности преступлений в значительной мере определяется безнаказанностью тех, кто совершает преступление. При этом уверенность в безнаказанности виновных в преступлении лиц имеет под собой реальную почву. Достаточно отметить, что ежегодно миллионы преступлений остаются нераскрытыми, причем среди них немалую долю (удельный вес) составляют тяжкие и особо тяжкие преступления.

В силу ряда обстоятельств в современных условиях эта борьба еще более усложняется, что связано с тремя взаимосвязанными обстоятельствами. Во-первых, с тем, что преступный мир приобретает все более организованный характер. Во-вторых, для достижения своих преступных целей им используются самые новейшие научные достижения (в области информационных, иных технологий и т.п.). В-третьих, латентный период деятельности организованных преступных формирований был бы недолог, если бы не хорошо налаженные ими коррупционные связи с представителями власти, чиновниками разного уровня, включая, в первую очередь, сотрудников правоохранительных и судебных органов.

В республиках Северо-Кавказского региона и, прежде всего, в Дагестане как наиболее крупной, многочисленной и самой полиэтнической из них под влиянием исторических, социально-психологических, этнических, конфессиональных и иных факторов, а также сложившихся на сегодня геополитических, экономических, социальных, демографических и криминологических обстоятельств многие общие факторы естественной латентности преступлений приобретают особенные региональные черты. Сама модель социума, сложившиеся неформальные общественные связи коренятся в традициях землячества и местничества, которые основаны на клановых (тейповых), родственных (тухумных) отношениях. С точки зрения криминологической характеристики движущим мотивом действий для представителей этого землячества является постулат, который можно сформулировать следующим образом: «Не выдавать своего правоохранительным органам, не свидетельствовать против него ни при каких обстоятельствах!». В этом заключен основной психологический мотив поведения, сложившийся за многие сотни лет, которым руководствуются и многие наши современники. При этом термин «свой» в современных условиях приобрел значительно более широкое социальное содержание. К ним в первую очередь относятся члены семьи, близкие родственники, порой весь тухум (род), близкие друзья и сослуживцы (кунаки). Зачастую в качестве «своих» рассматривают представителей собственной этнической общности (аварской, даргинской, кумыкской, лезгинской, лакской и т.д.). Постоять за своих, помочь им избежать ответственности, замять следы, а то и открыто выступить в качестве протеже считается делом чести. С помощью таких способов разрешения конфликтов завоевывается авторитет, почитание и уважение среди членов своего рода, аула, а то и района в целом. В той или иной степени этот психологический феномен, имеющий, как видно, определенное криминологическое значение, характерен для всех этносов, проживающих на Северном Кавказе.

В диссертации на конкретных примерах и с учетом их региональной специфики рассматриваются такие детерминанты латентной преступности, как примирение виновного с потерпевшим, месть со стороны виновного и его окружения в сочетании с недостаточной гарантированностью охраны и защиты законных прав потерпевшего. В связи с этим рассматривается актуальная для исследуемого региона проблема нового вида вымогательства – подбрасывание флешек членами незаконных вооруженных формирований, содержащих видеозаписи с требованиями передачи денежных средств «на джихад». С учетом распространенности в Республике Дагестан подобных фактов вымогательства денежных средств, иного имущества у коммерсантов и других лиц с высоким уровнем достатка, для осуществления террористической деятельности предлагается оптимизировать уголовно-правовые средства противодействия данному виду преступности, а именно установить ответственность за сам факт требования передачи средств или оказания финансовых услуг в целях финансирования терроризма (террористической деятельности). Данная норма будет являться специальной по отношению к норме о вымогательстве (ст. 163 УК РФ), однако в ней не должно указываться в качестве обязательного признака состава применение насилия (угроза его применения), а также совершение в отношении потерпевшего иных неблагоприятных для него действий.

Во втором параграфе «Детерминанты искусственной латентности преступлений» предлагается авторское определение данного понятия как обстоятельств, непосредственно связанных с деятельностью органов уголовной юстиции, которые способствуют сокрытию преступлений от их официальной регистрации и учета, препятствуют их раскрытию, в том числе обеспечению полноты раскрытия преступлений.

По мнению автора, совокупность детерминант искусственной латентности преступлений в первую очередь связана с упущениями и недостатками в деятельности органов уголовной юстиции, а также с работой соответствующих надзорных и контрольных органов, к полномочиям которых относится установление разного рода правонарушений, в том числе и преступлений.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.