авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Криминалистическое обеспечение доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики

-- [ Страница 4 ] --

Рассмотрены дискуссионные вопросы тактики доказывания, связанные с правомерностью «пробных» и «повторных» закупок, проводимых оперативными подразделениями ФСКН. Проанализированы приемы и уловки по противодействию расследованию данных деяний, сформулированы рекомендации по рациональному сбору и распоряжению доказательствами, в условиях состязательных начал уголовного процесса и др.

Пятый параграф посвящен особенностям совершения и доказывания взяточничества. Эти особенности обусловлены взаимозависимостью получения и дачи взятки, как особого случая соучастия в преступлении, а также приспособляемости его субъектов к применяемым мерам и средствам уголовного преследования. В силу этого ресурс доказательственной базы взяточничества дефицитен, отличается преобладанием косвенных доказательств и минимальностью прямых; преобладанием в их совокупности «личных» доказательств, что влечет их уязвимость и нестабильность. Рассмотрены криминалистические подходы, способствующие расширению доказательственного ресурса обвинения по данному виду деяний, в частности основанные на положениях закона об освобождении от уголовной ответственности лица, давшего взятку.

Результаты исследования особенностей совершения и доказывания ряда однородных групп деяний позволили следующее.

Во-первых, выявить приспособляемость субъектов преступной деятельности к мерам социального и уголовно-правового контроля, путем смены предметов посягательства, совершенствования способов исполнения, применения достижений науки и техники. Отмеченное обстоятельство инициирует ревизию используемых стандартов доказывания на их соответствие новым характеристикам деяний.

Во-вторых, необходимость проведения по неочевидным и замаскированным деяниям административных действий и оперативно-розыскных мероприятий, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В-третьих, выявить своеобразие следовой картины деяния, при использовании высокотехнологических орудийных средств. В силу энергозависимости, быстродействия, анонимности, отсутствия личного визуального контакта, в частности отсутствия границ в киберпространстве, специфики выявления и фиксации следов-последствий, возникают препятствия при установлении юридически значимых признаков таких посягательств, в том числе при их оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. [Так, для всех преступлений в сфере высоких технологий характерно то, что место и время совершения противоправных действий не совпадают с местом и временем неправомерного доступа к информации, и с наступлением вредных последствий. Это означает, что действия, совершаемые в одной местности, могут повлечь доступ к информации в нескольких других местах, значительно удаленных; а вредные последствия могут наступить в третьем, еще более удаленном от первых двух].

В-четвертых, сформулировать подходы по разрешению типичных ситуаций доказывания.

В-пятых, возможность использования по «новым преступлениям» универсальных криминалистических средств, которые разработаны для «традиционных преступлений».

Глава 4. «Криминалистическое обеспечение процесса оценки и распоряжения доказательствами по уголовному делу».

При рассмотрении вопросов данной главы следует иметь в виду три существенных момента:

- исходные фактические данные, собранные по уголовному делу, представляют собой единую базу, позволяющую обосновать выводы, соответствующие интересам, как обвинения, так и защиты;

- доказательственные материалы по уголовному делу характеризуются нестабильностью обвинительных и оправдательных улик; количественные и качественные показатели собранных доказательств могут меняться в зависимости от результатов их оценки и использования сторонами процесса;

- при нескольких конкурирующих выводах, которые строятся на одном и том же исходном материале, повышение достоверности и доказанности одного вывода понижает обоснованность другого, и наоборот.

В первом параграфе рассмотрены негативные последствия нарушения правил оценки доказательств. С этой целью исследованы негативные явления в уголовном судопроизводстве СССР (6090 г.г. ХХ в.), повлекшие многочисленные «судебные ошибки» - вынесение обвинительных приговоров невиновным лицам, в том числе к смертной казни. Анализ практики уголовного преследования указанного периода позволил выявить порочные стереотипы доказывания, укоренившиеся под воздействием идеологии тоталитаризма и функционирования розыскного, с репрессивной направленностью типа уголовного процесса.

Исследование факторов, воздействующих на процесс оценки доказательств, позволил выявить психологический барьер у практических работников, не позволяющий им признать и разрешить коллизию обвинительных и оправдательных сведений, обозначить и устранить содержащиеся в них противоречия. Это приводит к тому, что имеющиеся противоречия «прячутся», то есть не отражаются в процессуальных документах.

Для практических работников, прежде всего для следователей, данный стереотип доказывания продолжает быть комфортным и экономичным. В настоящее время он используется не только из-за отсутствия навыков по рациональному распоряжению доказательствами, но также в связи с выбором момента представления обвиняемому и защите полного объема улик, устанавливающих виновность лица.

Мотивация подобной тактики стороны обвинения следующая: только в суде формируется окончательный, вывод по делу, который является основой приговора. Поэтому полное и детальное представление и исследование обвинительных улик, наиболее оптимально в ходе судебного разбирательства. В силу этого субъект уголовного преследования стремится максимально сохранить тайну следствия: не раскрывать содержание всех, установленных на досудебных стадиях фактов, и логических схем распоряжения ими; засекретить наиболее ценные и уязвимые обвинительные доказательства. Данный стандарт доказывания рассматривается исходя из интересов, как обвинения, так и защиты, а также с учетом соответствующих решений Верховного суда РФ и Европейского суда по правам человека.

Во втором параграфе рассматриваются криминалистические аспекты процесса оценки доказательств.

Выделены следующие ситуации, по которым процесс оценки затруднен:

- минимальность собранных доказательств, наличие лишь косвенных улик;

- коллизия обвинительных и оправдательных сведений, содержащихся в доказательствах;

- при применении уполномоченными субъектами уголовного судопроизводства «внутреннего убеждения» в качестве метода оценки доказательств;

- установление относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств;

- установление степени доказанности исследуемого деяния и виновности лица в совершении инкриминируемого преступления, согласно статьям 17 и 299 УПК РФ.

Обосновывается тезис о применении количественных и качественных показателей для оценки совокупного доказательственного материала по уголовному делу. Отмечается, что понятия «количество», «ценность», «сила» доказательств, «главное/опорное доказательство», применяемые в теории и на практике, не имеют легального определения, что вносит смысловую неопределенность при их толковании и использовании субъектами уголовного процесса. Автором рассмотрены указанные понятия, предложен алгоритм их практического применения - см. Приложение 3.

Третий параграф посвящен рассмотрению внутреннего убеждения как метода оценки доказательств. Отмечается, что следует различать внутреннее убеждение - при оценке доказательств и при юридической оценке деяния; иначе, доказывание фактических обстоятельств дела и доказывание юридических фактов. [Действующий УПК РФ суд присяжных делит на судей факта и судей права, воплощая данное различие в процедуре функционирования суда. Присяжные исключаются из процесса обсуждения допустимости доказательств, отстраняются от выражения своего отношения к применению норм права, так как эти вопросы отнесены к юридической оценке деяния].

Использование внутреннего убеждения как метода оценки доказательств и обоснования выводов о доказанности зависит от степени формализованности правил, регламентирующих этот процесс, и наличия критериев, необходимых для установления свойств доказательств.

В процессуальном законе оценка свойств доказательств выражена с различной степенью определенности. Наиболее формализованы признаки, указывающие на свойства недопустимости доказательства. Свойства относимости, достоверности и достаточности - не имеют столь определенных критериев, что затрудняет их оценку.

При установлении свойств доказательств, используются два подхода: при наличии определенных нормативных критериев, и при их отсутствии; то есть, исходя из закона, и исходя из совести (свободная оценка доказательств), когда отсутствует алгоритм процесса оценки, выраженный в законе. В первом случае, субъект доказывания подводит уже установленные фактические данные под норму закона, в которой содержится их готовая оценка. При втором, оценка осуществляется по внутреннему убеждению субъекта, исходя из свободной оценки доказательств.

Как известно, в теории доказательств существует две альтернативные системы оценки доказательств: формальная система оценки доказательств и сменившая ее система свободы оценки доказательств, исходя из внутреннего убеждения. Каждая из систем имеет в своей основе концептуальную совокупность идей, положений и аргументов, их обосновывающих. При определении путей совершенствования судопроизводства, полезен исторический опыт применения указанных систем, уяснение того, что может быть использовано современной теорией и практикой, и каких крайностей необходимо избегать.

Формальная система нормативно установила критерии силы и ценности доказательства, которыми должны были руководствоваться судьи. Пришедшая ей на смену система, отказалась от какой-либо регламентации оценки доказательств, то есть от всех формализованных правил и критериев, применявшихся ранее. Принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей возник одновременно с судом присяжных заседателей. Этот принцип выражал новую идеологию судопроизводства, соответствовал новому уровню развития общества. Согласно этому принципу, вердикту суда присяжных не требовалось каких-либо обоснований, так как принятое ими решение признавалось безотчетным велением разума, «выражением народной совести».

В 30-х годах ХХ века многие отечественные процессуалисты считали «крайностями» как теорию формальных доказательств, так и принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей. Известный процессуалист М. М. Гродзинский отмечал, что, освободившись от оков формальных доказательств, теория и практика «ударились в другую крайность и объявили судью, совершенно свободным от каких бы то ни было правил и указаний». Сторонники этой позиции обосновывали потребность судьи в указаниях о ценности отдельных видов доказательств, как вещественных, так и личных. В связи с этим было высказано предложение о разработке обязательных для судей объективных критериев ценности доказательств. Однако в уголовно-процессуальной науке на тот момент восторжествовала точка зрения о необходимости значительно сократить область правового регулирования доказывания, ограничившись указанием в законе одних лишь процессуальных принципов и общих положений (Н.В.Крыленко).

Исторический анализ положений, регламентирующих исследование и эксплуатацию доказательств, свидетельствует о тенденции к частичной формализации этой деятельности. Указанная тенденция присутствует в российском и зарубежном законодательстве.

Автором обосновывается необходимость формализации метода свободной оценки доказательств, путем разработки соответствующих криминалистических средств, позволяющих оптимизировать установление достоверности и достаточности, силы и ценности доказательств.

Четвертый и пятый параграфы посвящены особенностям криминалистического обеспечения оценки относимости и допустимости доказательств, при минимальности и противоречивости собранного доказательственного материала.

Результаты сравнительного анализа процесса оценки различных свойств доказательств, позволили сделать вывод о том, что установление каждого из них имеет соответствующую процедуру и собственные правила оценки, установленные законом, и должны осуществляться по собственной технологии (алгоритму).

В шестом параграфе исследуются проблемы доказывания при дефиците и избыточности доказательств. Отмечается, что установление достаточности, актуализируется в двух полярных ситуациях: при избытке доказательственного ресурса и при его дефиците.

Дополнительные сложности возникают, когда косвенные улики становятся основным, а нередко, единственным средством доказывания для наиболее тяжких и квалифицированных преступлений. Эффективность работы с косвенными уликами зависит от правильной постановки криминалистических задач, которые обусловлены: 1) особенностями их выявления и сбора (метод «случайного поиска»); 2) спецификой их взаимосвязей с обстоятельствами, подлежащими доказыванию; 3) особенностями исследования и использования, путем построения определенной системы, позволяющей максимально и убедительно реализовать их обвинительный потенциал.

Сформулированы средства криминалистического обеспечения процесса оценки и использования косвенных доказательств. (Автор основывался при этом на исследованиях А.А. Эйсмана, Г.М. Резника, А.А. Хмырова, В.В. Мельника, и др.).

При особом порядке судебного разбирательства вопросы оценки доказательств решены путем применения института компромисса с правосудием, что повлекло изменение традиционной процедуры доказывания: сокращение бремя доказывания, сужение его пределов, упрощение правил оценки доказательств, но возрастание значения гарантий от самооговора (ст.314 УПК РФ).

В заключительном разделе § 6 анализируется понятие силы и достаточности доказательств. Рассмотрены различные предложения о наделении большей ценностью одних доказательств по сравнению с другими (И.Н. Якимов, Н.Д. Вороновский, В.И. Громов, А.Я. Вышинский, Л.Н. Корнеева, А.Р. Белкин, В.Н. Махов).

Результаты анализа подтвердили тезис о том, что попытки отдать предпочтение одному из доказательств путем нормативного установления в законе универсальных правил и критериев, единых для всех категорий дел и любых случаев, не находят положительного решения.

Вместе с тем, результаты анализа позволили прийти к следующему выводу: сила и ценность доказательств, а также их достаточность, могут быть установлены по конкретному уголовному делу, путем их анализа и сопоставления между собой, а также с обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Обосновывается тезис о том, что криминалистическое обеспечение установления доказанности деяния заключается в определении формальных критериев оценки доказательств, с точки зрения их достаточности, а также в разработке методики оценки ресурса обвинительных улик.

Седьмой параграф посвящен рассмотрению средств, направленных на формализацию процесса оценки доказательств, позволивших выявить два важных момента. Во-первых, ряд существенных операций по оценке доказательств, может быть нормативно формализован, путем установления соответствующих правил, оснований, критериев, ограничений. При этом, может быть использован зарубежный опыт дополнительных нормативных критериев при установлении достаточности доказательств, которые отсутствуют в российском праве. В диссертации анализируется практика применения правила минимума в сочетании с правилом подтверждения и правилом предустановленных доказательств, установленных в ряде зарубежных правовых систем. Во-вторых, для отдельных характеристик доказательств, не поддающихся детальной нормативной регламентации, возможна частичная формализация процесса оценки, путем разработки соответствующих методов криминалистического обеспечения. Автором предложены количественные и качественные критерии оценки доказательств, сформулирован алгоритм установления силы, ценности и достаточности доказательств (см. Приложение 3).

Во втором разделе § 7 рассматривается технология установления доказанности деяния, инкриминируемого подсудимому, включающая - количественные и качественные показатели оценки доказательств, а также - алгоритм оценки доказательственного ресурса обвинения по уголовному делу. С учетом проведенного исследования, автор приходит к выводу о том, что оценка достоверности и достаточности доказательств носит преимущественно содержательный характер, не имеет пока необходимого инструментария для построения адекватной, полноценной модели данного процесса и его результатов.

Указанные выше препятствия не позволяют в формализованном, достаточно конкретизированном виде, регламентировать эту деятельность, путем нормативного установления соответствующего правила. Вместе с тем с развитием научно-технической революции, появлением новых видов экспертиз, методов сбора, фиксации и исследования доказательств, наряду с особым порядком судебного разбирательства, должно осуществляться дальнейшее развитие теории доказательств в части научного обоснования особой процедуры использования, проверки и оценки доказательств.

В настоящее время, по мнению диссертанта, разработка и использование методов криминалистического обеспечения способствует повышению эффективности процесса оценки доказательств. В частности, позволяют приблизиться к оценке достаточности доказательств, при их остром дефиците; наметить вектор поиска, направленного на создание оптимальной тактики доказывания, адекватной характеру современной преступности.

В заключении изложены основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

Монографии, научно-практические и учебные пособия:

1. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики. Монография. СПб.: Изд. Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. 30,0 п.л.

2. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. Монография. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2004. 15,5 п.л.

3.Способ совершения преступления (уголовно-правовой и криминалистический аспекты). Монография. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2002. 5,75 п.л.

4. Криминалистические признаки личности виновного по делу о краже. Научно-практическое пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Л., 1985. 0,7 п.л.

5. Доказывание направленности умысла виновного по делам об умышленных убийствах. Учебное пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Л. 1988. 0,8 п.л. (в соавторстве).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.