авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Криминалистическое обеспечение доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики

-- [ Страница 3 ] --

Обосновывается значение криминалистической модели способа при формулировании содержания уголовно-правового запрета для целого ряда уголовно-правовых деликтов, как наиболее отвечающей по своему содержанию требованиям оптимальности и практической применяемости уголовно-правовой нормы.

Второй параграф посвящен рассмотрению значения «способа» и «механизма» преступления в формулировании рекомендаций по оптимизации процесса доказывания.

Аккумулируя разностороннюю и важную информацию, способ совершения в конкретном преступлении – индивидуален и неповторим. Выступая носителем идентификационной, поисковой и иной информации, используется в решении криминалистических задач доказывания, основанных на том, что деяние определенным способом может быть совершено лишь конкретным человеком, обладающим соответствующими личностными данными.

Криминалистический аспект позволяет классифицировать поведенческие акты, по степени сложности доказывания. Автором обосновывается вывод о наличии у преступного деяния, наряду, с признаками общественной опасности, - признаков, позволяющих оценивать его с точки зрения сложности доказывания в ходе уголовного преследования. При этом, деяние, относимое к тяжким или особо тяжким (п.4,5 ст.15 УК РФ), может не представлять трудности для раскрытия, изобличения виновного лица, установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, и наоборот.

Автором предложена классификация, подразделяющая деяния в зависимости от криминалистических свойств и сложности доказывания, на три категории:

1) с низким рейтингом сложности при очевидности преступления; при деятельном раскаянии виновного лица; при отсутствии противодействия обвинению со стороны виновного лица и иных участников уголовного судопроизводства;

2) со средним рейтингом сложности с высокой преступной квалификацией субъектов деяния, сформированной на основе предметной специализации, повторяемости или серийности совершения криминальных действий, внутренней организованности ее субъектов, активного использования для достижения преступных целей различных средств противодействия, а также специальных знаний, профессиональных навыков и научно-технических средств;

3) с высоким рейтингом сложности – характеризуемым:

- интеллектуальностью, высокой технологичностью, многоэтапностью и разветвленностью системы преступных действий; растянутостью их в пространстве и во времени;

- тщательной маскировкой криминальных действий, в том числе в массиве законных операций; созданием предпосылок для формирования доказательств, которые на момент осуществления уголовного преследования, могут быть оценены как оправдательные улики и использованы субъектом преступления в целях самосохранения;

- множественностью субъектов преступного посягательства и иных участников, включенных в преступную схему, на разных ее этапах и уровнях (как физических, так и юридических лиц; как рядовых граждан, так и должностных лиц, часть из которых используется нередко в слепую);

- высоким уровнем организационной структуры построения преступного сообщества, функционирующего на принципах многоступенчатости, иерархичности и секретности, с выполнением определенных ролевых функций; выстраиванием межрегиональных и транснациональных взаимоотношений;

- повышенным ресурсом противодействия уголовному преследованию.

Кроме того, выделена группа универсальных поведенческих актов, к которой отнесены действия, приемы, уловки, взятые на вооружение при совершении разных деяний, в виду их криминальной рациональности по противодействию обвинению и уходу от уголовной ответственности. Такие поведенческие акты обнаруживаются при анализе фактических действий (способов) и орудийных средств, используемых виновными лицами. Они находят выражение также в уголовно-правовых нормах, на что обращает внимание В.Н.Кудрявцев. А представление об их содержании дополняется за счет понятия базового элемента организованной преступной деятельности, сформулированного В.И. Куликовым. Переориентация субъектов на другие предметы посягательства и уход в иные сферы криминальной деятельности, сопровождается перенесением в совершение новых деяний, знаний, опыта, навыков, орудийных средств, апробированных ранее.

Знания о криминалистических признаках и структуре деяния, а также о свойствах, препятствующих осуществлению доказывания, позволяет:

- обеспечить сбор максимального числа доказательств;

- использовать схожие признаки действий для идентификации аналогичных деяний и на их основе объединять разрозненные эпизоды серии преступлений;

- проверять причастность конкретных лиц к совершению определенных действий, использованию характерных способов и средств, выполнению ролевых функций;

- использовать в тактических целях сведения о поведенческих актах, находящихся вне рамок преступного деяния и отстоящих от него во времени.

Анализ различных точек зрения о содержании механизма преступления, приводит к выводу о том, что наиболее важными и существенными для процесса доказывания, являются такие свойства, как взаимодействие и взаимообусловленность его элементов. Эти свойства, выражая характер контактов материальных объектов, вовлекаемых в сферу преступления, а также явлений и процессов, его сопровождающих, определяют возникновение источников уголовно-правовой, уголовно-процессуальной и криминалистической информации о преступлении (Н.П. Яблоков).

Обосновывается вывод о взаимозависимости результативности доказывания и механизма преступления. Выявлены следующие негативные факторы механизма, препятствующие установлению обстоятельств совершенного преступления:

- быстротечность деяния;

- большой временной разрыв между исполнением и наступлением последствий, а также между исполнением и обнаружением признаков преступления;

- особенности материальных объектов преступления и процессов его сопровождающих, которые приводят к сбору лишь минимальных и нестабильных доказательственных сведений;

- совершение действий, направленных на ликвидацию следов преступления, маскировку, утаивание, сокрытие фактов события деяния; дезинформацию лиц, ведущих расследование, и иных участников судопроизводства;

- использование орудий преступления, приводящих к деформации или утрате источников информации о совершенном деянии и др.

В целях повышения уровня раскрываемости преступлений, рассмотрена возможность использования закономерностей, основанных на взаимообусловленности элементов механизма преступления, и их выражения не только в качественных, но и в количественных показателях. По мнению соискателя, с образованием общероссийского государственного информационного центра, данный аспект становится одним из приоритетных направлений криминалистического обеспечения доказывания.

Анализ сложившейся практики расследования свидетельствует о тенденции к апробированным методам работы с доказательствами в типичных ситуациях, а также к некоторой методической "стандартизации". А именно, к установлению наиболее рациональной системы правил (стандартов) работы с доказательствами, соответствующих закону и современному характеру преступности. Таким образом, эффективность избираемой тактики доказывания обеспечивается правильным учетом уголовно правовых и криминалистических признаков деяния, а также использованием адекватных стандартов доказывания и соответствующего криминалистического обеспечения.

Глава 3 «Особенности криминалистического обеспечения доказывания по группам однородных преступлений».

В данной главе комплексно исследуются особенности тактики доказывания по ряду актуальных деяний, в сопоставлении с их уголовно-правовым и криминалистическим содержанием, а также с учетом факторов, воздействующих на ход доказывания.

Обосновывается деление преступлений на «традиционные» и «новые» типы. «Традиционные преступления» отличает большая распространенность и глубокое историческое толкование в сфере законодательства и правоприменения, наличие значительного арсенала апробированных средств противодействия. К «новым» видам отнесены деяния, не подвергавшиеся ранее криминализации, и не имеющие еще сложившейся системы оптимальных стандартов доказывания.

Анализируются стандарты доказывания, используемые в ходе расследования отдельных групп деяний, с точки зрения их соответствия:

- обстоятельствам, подлежащим исследованию, согласно уголовно-правовым и криминалистическим особенностям деяния;

- криминалистическим задачам доказывания в его типичных ситуациях;

- перечню типичных доказательств, используемых стороной обвинения и защиты;

- требованиям оптимальности и эффективности, и др.

В первом параграфе рассматриваются особенности совершения и тактики доказывания краж. «Биография» кражи позволяет считать ее своеобразным полигоном, где аккумулируется криминальный опыт субъектов преступлений, где формируются действия с высоким рейтингом сложности доказывания и универсальным содержанием. Именно по кражам, как наиболее распространенному виду преступлений (наряду с грабежами и убийствами), формировались стандарты доказывания и его криминалистическое обеспечение, ставшие позднее базовыми для других деяний.

Криминалисты прошлого обратили внимание на то, что при совершении аналогичных поведенческих актов по завладению чужим имуществом, формируются специальные навыки и преступная специализация, что определяет высокую квалификацию субъекта преступной деятельности. Смена специализации может трактоваться как приспособляемость преступного элемента к изменяющейся криминальной обстановке, нацеленность на доходные объекты посягательства.

Обусловленность тактики доказывания уголовно-правовым и криминалистическим содержанием деяния, характером его следовой картины, наиболее ярко проявляется при рассмотрении однородных групп и видов деяний. (Исходя из того, что кража и убийство включают несколько самостоятельных криминалистических групп деяний, их исследование наиболее конструктивно на групповом уровне).

Так, кража (ст.158 УК РФ) включает следующие группы: кражи из квартир, из хранилищ и карманные; кражи грузов на транспорте; кражи автомашин и деталей и др. При делении кражи на группы, за основу берется специализация исполнителя. Вид «воровской специализации» определяется исходя из способа и места совершения деяния; предмета посягательства и средств его охраны; места сбыта похищенного и др. При этом, знания о характере типичных действий лица, об их направленности и логике, а также о содержании механизма деяния, служат определению адекватной тактики доказывания. В работе рассмотрены основные средства криминалистического обеспечения доказывания по делам о краже.

Второй параграф посвящен рассмотрению наиболее актуальных групп убийств: на сексуальной почве, по найму и серийные. Эти группы убийств занимают существенное место в современной структуре преступности, именуются «резонансными» и «знаковыми», по их значимости для оценки криминальной обстановки и эффективности уголовного преследования.

Каждая группа характеризуется комплексом собственных проблем, требующих своего разрешения, использованием адекватных стандартов доказывания, соответствующего криминалистического сопровождения, обеспечивающих эффективность уголовного преследования.

У убийств на сексуальной почве - психосексуальная патология и многовариантность социального статуса его субъектов; минимальность и специфичность следов-последствий деяния, правильная расшифровка и прочтение которых невозможна без привлечения специальных знаний в области сексопатологии и медицины; сложность получения сведений о деянии, прежде всего, об обстоятельствах интимной сферы его участников, и др.

У заказных убийств - высококвалифицированное исполнение; как правило, отсутствие каких-либо связей и непосредственного контакта между исполнителем и жертвой; минимальность, фрагментарность, противоречивость сведений о совершенном деянии; сложность при установлении относимости тех или иных объектов и процессов к расследуемому деянию, в том числе взаимосвязи его соучастников (заказчика, посредника и исполнителя / исполнителей) и др.

Рассмотрены особенности осмотра места происшествия и работы «по горячим следам», а также практика оперативного сопровождения судебного разбирательства заказанных убийств. Обращается внимание на необходимость учета типовой криминалистической модели заказного убийства; на более эффективное использование оперативных учетов и информационно-поисковых систем, а также дополнительных источников сведений о преступлении, основанных на новых технических разработках (средства мобильной связи, системы видео-наблюдения и др.).

Рассмотрена практика «сделок с правосудием» и «защиты свидетелей», создающие предпосылки для более эффективного противодействия деятельности преступных сообществ, в том числе, заказным убийствам, путем увеличения доказательственного ресурса обвинения и обеспечения защиты тех, кто идет на сотрудничество со следствием. Проанализирована российская практика, а также зарубежный опыт уголовного преследования заказных убийств.

У серийных убийств – тайность совершения, отсутствие очевидцев; минимальность вещественных доказательств и скудность следовой картины места преступления; наличие преступных навыков, криминального опыта у виновного и др. Тактика доказывания серийных убийств исследуется применительно к группе сексуально-садистских убийств, в контексте с иными деяниями, имеющими тенденцию к серийности, а также исходя из зарубежной практики.

Формулируется типовые признаки серийности; содержание и структура типовых действий виновного лица. Предложена технология (алгоритм) доказывания серийного деяния, предусматривающая решение трех задач: 1) криминалистический анализ оперативной обстановки в регионе за определенный период; 2) диагностирование (распознание) серии, путем определения и использования признаков-совпадений деяния, образующих индивидуальный почерк конкретного преступника; 3) установление причастности лица к совершению одного из эпизодов деяния и к совершению всех эпизодов серии. [Криминалистически значимыми являются лишь признаки-совпадения деяния, характеризующие отдельные специфические элементы либо комплексы элементов поведения лица, которые можно отнести к числу его уникальных и неповторимых черт. При наращивании числа эпизодов, где присутствуют подобного рода признаки, меняется качественное содержание сведений о преступнике, способе его действий и других обстоятельствах деяния, что повышает эффективность решения поисковых, тактических и идентификационных задач расследования].

Анализ укоренившейся практики изобличения лица в совершении инкриминируемых эпизодов убийств, позволил выявить следующий стереотип действий. Как правило, бесспорно доказанными являются лишь 13 эпизода, по другим же эпизодам серии не собирается достаточной совокупности доказательств, позволяющей разрешить дело постановлением обвинительного приговора. Именно по этим эпизодам, обвинение базировалось лишь на признательных показаниях, полученных незаконными средствами воздействия на лицо. Подобный стереотип доказывания широко применялся в дореформенном российском судопроизводстве (6090 годы XX века). Действующий УПК РФ препятствует его использованию и инициирует разработку новых стандартов доказывания серии преступлений.

В четвертом разделе § 2 исследуется тактика доказывания направленности умысла по делам об убийствах, связанная с квалификацией преступлений против личности, когда наступает смертельный исход. Особенности тактики доказывания, связанные с ней трудности и ошибки обусловлены тем, что смерть является объективным последствием преступных действий по целому ряду составов. Поэтому установление обстоятельств, характеризующих лишь объективную сторону состава, для правовой оценки содеянного, оказывается недостаточным. Доказывание же субъективной стороны состава нуждается в соответствующем криминалистическом обеспечении.

Отображение признаков субъективной стороны состава убийства в его следовой картине чрезвычайно своеобразное. Возможность выявления, расшифровки, фиксации, оценки и использования фактических данных, характеризующих субъективную сторону, возникает лишь при соблюдении определенных правил. При разрешении уголовных дел указанной категории исходят из того, что предвидение субъектом преступления неизбежности наступления определенных общественно опасных последствий, свидетельствует и о желании их наступления, т. е. о прямом умысле на причинение конкретных последствий, в частности смерти. Это правило приобретает особенное значение в ситуациях, когда потерпевший умер, очевидцы причинения ранения отсутствуют, виновный стремится скрыть или смягчить свою вину, то есть при дефиците доказательств, свидетельствующих о направленности умысла.

Уголовно-правовая формула, указывающая на взаимосвязь объективных
и субъективных признаков состава преступления, имеет криминалистическое выражение, которое заключается в следующем. Установление интеллектуального и волевого элементов вины возможно, если исходить из определенных данных о личности исполнителя и жертвы; основываться на сведениях о содержании способа, о характере орудия и механизме причинения смерти, об обстановке совершения убийства. (См. Программу установления направленности умысла по делам об убийствах).

Третий параграф посвящен рассмотрению вымогательства и сосредоточен на вопросах криминалистического обеспечения доказывания, состоящих в определении обстоятельств, подлежащих исследованию, типичных доказательствах обвинения, а также на средствах доказывания, позволяющих повысить эффективность уголовного преследования. В этой связи анализируется ОРД. По мнению соискателя, прежде всего по делам о вымогательстве с учетом содержания их совершения и расследования, шло формирование оптимального использования средств ОРД. Это обусловлено тем, что жертва насилия располагает достаточно полной информацией о вымогателе и его действиях, идет на деятельное содействие правоохранительным органам в его изобличении, в том числе, путем участия в специальных оперативных мероприятиях по его задержанию в момент исполнения одного из этапов преступного деяния.

В четвертом параграфе исследованы правовые и криминалистические особенности наркопреступлений. Правовая специфика, определяющая тактику доказывания данного вида деяний, заключается: 1) в осуществлении противодействия не только в рамках уголовно-процессуальных отношений, но также в ходе оперативно-розыскной и административной деятельности; 2) в установлении дифференцированного подхода к жертвам - потребителям, с одной стороны, и к сбытчикам наркотиков, с другой, и соответственным применением административных либо уголовно-правовых мер ответственности.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.