авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Испытание в уголовном праве российской федерации

-- [ Страница 4 ] --

В конце главы отмечается, что, исходя из понимания содержания уголовного испытания как совокупности правоограничений некарательного характера и анализа законотворческих процессов, можно прогнозировать, каким будет результат снятия противоречия между содержанием и формой испытания. Как содержание наказания проявляется в конкретных, законодательно установленных сочетаниях различных тягот и лишений, именуемых видами наказания, так и содержание испытания должно выражаться в отдельных его видах. Специфика таких видов испытания должна состоять в том, что их количество и объем заключенных в них запретов и предписаний будет зависеть от того, какие наказания законодатель сочтет возможным заменять при определенных условиях испытанием.

Третья глава «Последствия законодательного закрепления идеи условности наказания в России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Позитивное влияние идеи условности наказания на деятельность системы уголовной юстиции» отмечается, что внедрение идеи условности наказания в уголовное законодательство позволило достичь большей гибкости в уголовной политике, чем та, которая была бы доступна в случае, если наказание являлось единственной формой реализации уголовной ответственности.

Положительные результаты внедрения идеи условности наказания в уголовное законодательство России, по мнению автора, таковы:

1. Классическая система уголовной юстиции избежала распада.

2. Было найдено компромиссное решение выхода из кризиса системы наказаний, позволившее сохранить институт наказания в качестве уголовно-правового средства воздействия на преступность.

3. Снизилась острота уголовной репрессии в отношении некоторых категорий преступников, не представляющих большой общественной опасности.

4. Снятие на достаточно длительный период остроты кризиса системы наказаний позволило сосредоточить усилия на планомерном поиске и апробировании новых видов наказания, альтернативных лишению свободы.

5. Законодательное экспериментирование с формами реализации идеи условности наказания позволило обнаружить дополнительные возможности для совершенствования системы наказаний.

6. Система уголовной юстиции стала экономически менее обременительной для государства с учетом сокращения расходов, сопряженных с исполнением наказаний.

7. Уголовно-правовая политика стала более гибкой и избирательной, поскольку анализ применения различных форм реализации идеи условности наказания позволил законодателю достаточно оперативно реагировать на избыточность или недостаточность репрессии в отношении лиц, совершающих те или иные виды преступлений.

Во втором параграфе «Отрицательные последствия внедрения идеи условности наказания в уголовное законодательство» анализируются различные негативные правовые процессы, которые находятся в причинной связи с существованием законодательных форм реализации идеи условности наказания. В суммарном виде отрицательные последствия, по мнению диссертанта, сводятся к следующему:

1. В силу того, что принцип неотвратимости уголовного наказания был заменен на более «мягкий» принцип неотвратимости уголовной ответственности, система уголовной юстиции перешла в иное качественное состояние, которое характеризуется: а) лишением наказания статуса основного средства реагирования на факт совершения преступления и снижением стимулов к совершенствованию данного уголовно-правового института; б) широким усмотрением правоприменительных органов при осуществлении уголовной политики; в) сменой целевых приоритетов с общепредупредительных на специально-предупредительные и, как следствие этого, смещением акцентов в механизме уголовно-правового принуждения с общественно опасного деяния на личность преступника.

2. Многие аргументы сторонников введения идеи условности наказания в уголовное законодательство не выдержали проверку временем: а) не оправдался расчет на низкий рецидив условно осужденных и условно-досрочно освобожденных; б) испытание стало правилом не только для осужденных за преступления небольшой и средней тяжести, но и для лиц, осужденных за тяжкие преступления; в) не является исключением применение испытания к лицам, имеющим судимость.

3. Экономические издержки от введения испытания оказались гораздо более значительными, поскольку первоначально не был ясен масштаб его применения, не учитывались затраты, связанные с ослаблением контроля за осужденными, а также с подготовкой, принятием и исполнением решений в отношении лиц, находящихся на испытании.

4. Усиление неопределенности правоприменительного результата при функционировании системы уголовной юстиции негативным образом сказалось на уровне солидаризации населения с уголовным законом и наряду с другими факторами способствовало наращиванию правового нигилизма и негативизма в обществе.

Подводя итог исследованию последствий введения идеи условности наказания в уголовное законодательство, автор отмечает, что выявление просчетов и недоработок, ставших достаточно очевидными лишь спустя более ста лет с момента возникновения данного правового феномена, позволяет полнее осознать настоятельную необходимость идентификации его как самостоятельного уголовно-правового института.

Раздел второй «Испытание в системе мер уголовно-правового принуждения», состоящий из двух глав, посвящен исследованию предпосылок формирования института испытания в уголовном законодательстве России и перспектив его включения в систему уголовно-правового принуждения.

Глава четвертая «Теоретические предпосылки институционализации уголовного испытания» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Проблема систематизации мер уголовно-правового принуждения» анализируются точки зрения ученых по данному вопросу и обосновывается тезис о том, что весьма затруднительно, если вообще возможно, прийти к однозначному пониманию системы уголовно-правового принуждения, используя для ее обозначения такие неоднозначные термины, как «меры уголовно-правового характера» и «меры уголовно-правового воздействия». Именно противоречивость их восприятия теорией уголовного права не позволила сформулировать в Уголовном кодексе Российской Федерации определения всех закрепленных в нем мер, применяемых государством к лицу, нарушившему уголовно-правовой запрет, помимо его воли и вынуждающих претерпевать какие-либо ущемления правового статуса.

Отмечается, что при всем многообразии точек зрения на классификацию уголовно-правового принуждения основная дискуссия разворачивается по поводу того, какие принудительные меры следует относить к уголовной ответственности, а какие – к мерам уголовной безопасности.

Во втором параграфе «Судимость как содержательный компонент уголовной ответственности» рассмотрена история возникновения института судимости в России, показана уникальность его становления и развития из такого дополнительного наказания, как лишение и ограничение прав.

Аргументируется точка зрения, что основой для разграничения всей совокупности мер уголовно-правового принуждения служит механизм их применения. По этому критерию можно выделить меры уголовной ответственности, которые применяются только в рамках осуждения, и меры безопасности, которые не связаны этими пределами, имеют гораздо более широкую сферу действия и могут применяться как наряду с осуждением, так и без него. Механизм осуждения включает в себя два обязательных компонента: обвинительный приговор как единственно возможную форму осуждения и судимость как минимальную совокупность правоограничений, распространяющуюся на любого осужденного. Анализ действующего уголовного законодательства дает основание для категорического заключения о том, что вне правового поля судимости в настоящее время не могут применяться только две разновидности мер принуждения: наказание и испытание. Именно они наряду с судимостью и являются мерами уголовной ответственности.

Обосновывается мнение, что в настоящее время именно судимость выступает тем равнопораженным состоянием всех лиц, признанных по приговору суда виновными в совершении преступления, которое наполняет уравнивающий аспект справедливости конкретным содержанием. При этом реализация распределяющего аспекта справедливости достигается путем применения иных содержательных компонентов осуждения: наказания и испытания.

В третьем параграфе «Цели уголовной ответственности и подходы к измерению ее эффективности» констатируется, что, поставив восстановление социальной справедливости на первое место среди целей наказания, российский законодатель тем самым наметил стратегию отступления от утилитарных взглядов на роль уголовной ответственности в регулировании общественных отношений, дал однозначно понять, что соображения пользы, материальной выгоды от обращения с преступником в российском уголовном праве вторичны по сравнению с духовными приобретениями.

На важность смены приоритетов в уголовно-правовой политике указывают, в частности, данные, полученные автором спустя 10 лет после вступления в действие Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. при опросе 317 работников правоприменительных органов (судьи, следователи органов внутренних дел, сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний).

Из всех опрошенных главенство цели восстановления социальной справедливости при применении наказания признали лишь 22,4% (71 из 317 чел.). Применительно к опрошенным судьям наблюдалась практически такая же ситуация (13 из 59 чел., или 22,0%). Противоречивая позиция респондентов не могла не проявиться и при ответах на другие вопросы, касающиеся целей применения наказания. Например, 77,9% опрошенных (среди судей – 56,0%) допустили применение чрезмерно сурового наказания и 71,0% респондентов (среди судей – 78,0%) – чрезмерно мягкого наказания, если оно направлено на предупреждение преступлений. Более того, неверно обозначенный законодателем в ч. 1 ст. 73 УК РФ приоритет цели исправления над другими целями при применении условного осуждения признают 71,3% правоприменителей. Позиция судей по этому вопросу оказалась еще более категоричной (78,0%). Результаты опроса свидетельствуют об устойчивости стереотипа понимания главенства утилитарных целей применения наказания над нравственными даже в профессиональном правосознании.

Далее подчеркивается, что, прислушавшись к аргументам ученых, предлагающих исключить исправление не только из числа целей применения уголовного наказания, но и из уголовной ответственности вообще, и указав в Уголовном кодексе только две цели уголовной ответственности: восстановление социальной справедливости и предупреждение преступлений, российский законодатель тем самым признал бы обязательность их учета при применении как наказания, так и испытания и судимости.

Анализируя существующие подходы к изучению эффективности целей уголовной ответственности, диссертант приходит к заключению, что наиболее перспективен тот, в основе которого лежат формирование у граждан реальных уголовно-правовых представлений и их корректировка в желаемом направлении путем изменений в уголовно-правовой политике, опирающихся на углубленное изучение уголовно-правовых процессов и явлений. Дается перечень таких уголовно-правовых представлений.

В конце данной главы делается вывод о том, что теория российского уголовного права постепенно, пусть и весьма противоречиво, преодолевает инерцию отождествления уголовной ответственности с назначением и применением наказания. Привнесение идеи условности наказания в теорию уголовного права привело к постепенной замене принципа неотвратимости наказания принципом неотвратимости уголовной ответственности и послужило катализатором для осмысления места уголовной ответственности в системе уголовно-правового принуждения. Все более очевидным становится наличие у уголовной ответственности атрибутов самостоятельного уголовно-правового явления: сущности, заключающейся в государственном осуждении лица, признанного судом виновным в совершении преступления; содержания в виде карательных и некарательных правоограничений, налагаемых на осужденного; форм реализации, представленных судимостью, наказанием и испытанием; целей, первичных по сравнению с целями наказания.

Пятая глава «Идентификация испытания как уголовно-правового института» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Современные тенденции применения уголовного испытания» на обширном материале судебной статистики за 1986-2007 гг. проводится системный анализ современной практики уголовного испытания в России, который сопровождается ссылками на 20 приложений, содержащих таблицы и диаграммы.

Констатируется, что период расширения практики уголовного испытания был пройден в 1999-2003 гг. и в последующем наблюдается ее снижение по многим показателям до более приемлемых значений. Приводится социально-политическое обоснование закономерности таких изменений в деятельности системы уголовной юстиции.

В то же время диссертант приходит к выводу, что резервы для снижения практики применения условного осуждения во многом уже исчерпаны. Удельный вес условно осужденных несовершеннолетних в общей массе осужденных близок к оптимальному и в дальнейшем вряд ли будет существенно сокращаться. Это же можно сказать и относительно доли условно осужденных женщин, условно осужденных к исправительным работам и условно осужденных за неосторожные преступления в общем числе осужденных по каждой из указанных категорий. К тому же доли указанных категорий условно осужденных в общем числе условно осужденных незначительны (например, в 2007 г. статистическая картина была следующая: несовершеннолетние – 11,5%; женщины – 14,1; осужденные к исправительным работам – 6,9; осужденные за неосторожные преступления – 2,3%), и, следовательно, дальнейшего ощутимого снижения практики условного осуждения можно добиться лишь за счет существенного уменьшения доли условно осужденных совершеннолетних, мужчин, а также условно осужденных к лишению свободы и за умышленные преступления в общем числе осужденных по каждой из указанных категорий. Темпы же снижения практики условного осуждения этих категорий осужденных значительно ниже, чем названных выше.

Как наиболее тревожная тенденция отмечается продолжающийся рост применения условного осуждения к ранее судимым. Негативные изменения здесь особенно очевидны при сравнении показателей до реформы уголовного законодательства и в последние годы. Если в 1996 г. доля условно осужденных, имеющих неснятую и непогашенную судимость, в общем числе условно осужденных составляла всего 3,6%, то, постоянно увеличиваясь, в 2007 г. она составила уже 12,8%, т. е. за десять лет возросла в 3,56 раза.

Продолжает расти и удельный вес ранее судимых, совершивших преступление в период испытания (условное осуждение и условно-досрочное освобождение), в общем числе осужденных, имеющих судимость (с 17,3% в 1991 г. до 53,6% в 2007 г.). Характерно и то, что этот рост обеспечивается в основном за счет увеличения числа условно-досрочно освобожденных, совершающих преступления в период неотбытой части наказания.

Во втором параграфе «Совершенствование практики уголовного испытания» предлагается существенная корректировка механизма применения уголовного испытания посредством информирования судейского сообщества об оптимальной доле условно осужденных среди всех осужденных и путях достижения такого положения.

Особое внимание уделяется соотношению удельного веса условно осужденных несовершеннолетних и совершеннолетних в общем числе осужденных по каждой категории, поскольку оно представляется диссертанту базовым для установления устойчивого баланса между реальным и условным осуждением в целом. На основе анализа законодательных решений, устанавливающих в целом ряде случаев вдвое более мягкую уголовную ответственность для несовершеннолетних по сравнению со взрослыми осужденными, предлагается признать наиболее взвешенным соотношение 2:1 и применительно к условному осуждению несовершеннолетних и совершеннолетних (60 и 30% соответственно). Приводится формула, позволяющая вычислить оптимальный уровень условного осуждения на основе судебной статистики за тот или иной период. Делается вывод, что при соотношении практики применения условного осуждения несовершеннолетних и совершеннолетних, близком к оптимальному, доля всех условно осужденных в общем числе осужденных должна находиться в пределах от 30 до 35%.

Далее анализируются трудности, с которыми сталкиваются суды при применении условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, и обосновывается целесообразность руководящих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, способных оптимизировать практику условного осуждения и условно-досрочного освобождения, не меняя на этом этапе норм уголовного законодательства. Приводится примерное содержание таких разъяснений.

В третьем параграфе «Возможности законодательной регламентации института уголовного испытания» предлагается включить в будущий Уголовный кодекс Российской Федерации самостоятельный раздел «Уголовно-правовое принуждение», в котором бы наряду с другими нашли отражение положения, позволяющие уголовному испытанию, уже давно ставшему фактически одним из основных средств уголовно-правового воздействия на преступность, стать таковым юридически. Приводится перечень из двенадцати положений, содержание которых вытекает из авторской позиции, изложенной в предыдущей части диссертации.

Некоторые шаги в указанном направлении диссертант считает возможным предпринять уже в рамках действующего уголовного законодательства. При этом предлагается все вопросы, которые следует решать путем внесения изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, разделить на три группы:

– относящиеся к регламентации системы уголовно-правового принуждения в целом;

– относящиеся к идентификации уголовной ответственности как меры уголовно-правового принуждения;

– относящиеся к формированию испытания как уголовно-правового института.

Применительно к каждому блоку вопросов дается развернутое обоснование изменений, которые следует внести в уголовное законодательство.

Решение первого блока проблем предполагает:

1. Придание законодательно сложившейся системе мер уголовно-правового принуждения большей стройности путем закрепления следующей редакции части второй ст. 2 УК РФ:

«Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации

2. Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает за их совершение меры уголовной ответственности, включающие судимость, наказание и испытание, а также предусматривает иные меры уголовно-правового принуждения: принудительные меры воспитательного характера, принудительные меры медицинского характера и конфискацию имущества».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.